• ЭНЦИКЛОПЕДИИ

    Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    «Господь бог говорил со мной»

    Когда Марку исполнилось шестнадцать, он покончил с марихуаной и зая-
    вил: «В моей жизни произошло событие, намного значительнее всего, что я
    пережил до этого. Господь Бог говорил со мной и дал мне понять, что я
    должен проявить все лучшее, что заложено во мне». Чапмен стал помощником
    директора летнего лагеря Христианского союза молодежи. Тони Адаме, босс
    Марка, вспоминал: «Он обладал всеми качествами лидера, был очень внима-
    тельным, чутким, в его лексиконе не было даже слова «ненависть». Он при-
    знался, что в юности употреблял наркотики, но потом почувствовал, что к
    нему прикоснулся Бог и вся его жизнь перевернулась. Я думаю, что годы
    работы в летнем лагере были лучшими годами в его жизни. Возможно, здесь
    он в последний раз испытал счастье».
    Дети были им очарованы. Он знал множество сказок и всегда надолго ов-
    ладевал их вниманием.
    Но в 1974 году Марк прочитал произведение, которому суждено было из-
    менить его жизнь. Кто-то дал ему книгу «Над пропастью во ржи» Дж. Д. Сэ-
    линджера. Эта повесть о том, как восприимчивый к красоте, мечтательный
    подросток Холден Коулфилд в одиночку выступает против жестокого и враж-
    дебного мира, глубоко затронула обнаженные нервы Чапмена. Он сравнивал
    себя с главным героем и каждому, кто соглашался слушать его, цитировал
    свой любимый отрывок из книги: «Я рисую всех этих маленьких детей, иг-
    рающих в какую-то игру на этом большом поле ржи. Тысячи малышей и ни од-
    ного взрослого человека, за исключением меня». Книга стала гимном, сим-
    волом для утративших иллюзии, разочарованных подростков во всем мире. Но
    никто не воспринял ее так близко к сердцу и никто не исказил ее смысл
    так сильно, как Марк Чапмен.
    Где-то в это время в его запутанную жизнь ворвалась рок-музыка. Тод
    Рундгрен, Джимми Хендрикс и Боб Дилан стали его любимцами. Но «Битлз»
    оставались на вершине его почитания, а любимым певцом по-прежнему был
    Джон Леннон. Нет, он обожал не музыку Леннона, он любил его философию,
    его откровения в вопросах мира, любви и справедливости. Марк даже играл
    на гитаре и старался во всем поражать своему кумиру, хотя и понимал, что
    ему далеко до гениальности Леннона. И тогда он сосредоточился на учебе,
    надеясь впоследствии получить полную оплачиваемую ставку в Христианском
    союзе молодежи. В 1975 году, прослушав курс лекций в колледже, Марк Чап-
    мен по заданию союза уехал в Бейрут. Но его миссия вскоре завершилась,
    поскольку в Ливане началась гражданская война.
    После Ливана Чапмен уехал в штат Арканзас, куда переместился лагерь
    Христианского союза молодежи для оказания помощи вьетнамским беженцам. И
    вновь он добился популярности, на сей раз среди азиатских иммигрантов, и
    заслужил глубокую благодарность людей, ради которых работал.
    Происходят изменения и в личной жизни — Марк знакомится с девушкой по
    имени Джессика Блэнкеншип. Он обожал ее, но после отъезда в декабре 1975
    года из Форт-Чаффи настроение его резко изменилось. Джессика вспоминала,
    что все чаще Марк стал заговаривать о смерти, о том, что история рода
    человеческого — это история борьбы. Он впал в состояние длительной деп-
    рессии и постоянно говорил о самоубийстве.

    В поисках любви и добра

    Джессика убедила Марка продолжить учебу на гуманитарном факультете.
    Ему просто необходимо было образование, чтобы осуществить свою мечту —
    возглавить Христианский союз молодежи. Но, проучившись один семестр,
    Чапмен бросил колледж. Вскоре от него ушла и Джессика. Лето 1976 года он
    провел в лагере, но осенью устроился на работу охранником и стал отлич-
    ным стрелком. Охранникам окружной технической школы в Атланте на испыта-
    тельных стрельбищах требовалось выбивать хотя бы шестьдесят очков из
    пистолета. Чапмен выбил восемьдесят восемь.
    Казалось бы, все складывалось удачно. Но неожиданно для самого себя
    Марк стал быстро полнеть. Собственный внешний вид раздражал его, и с
    каждым днем он все больше озлоблялся.
    В 1977 году после развода родителей Чапмен улетел в Гонолулу, на Га-
    вайские острова. Однажды, взяв напрокат машину, он отправился в живопис-
    ное место, с которого открывалась великолепная панорама Тихого океана,
    прикрепил один конец шланга к выхлопной трубе автомобиля, а другой вывел
    в салон. Его спас прохожий, постучавший в окно. Чапмен находился в зага-
    зованном салоне пятнадцать минут и потом все удивлялся, почему не умер.
    Понял он это, осмотрев наружную часть шланга: горячий выхлопной газ про-
    жег в нем дыру. Чапмен разозлился, что его план самоубийства не удался.
    Но после этого инцидента он обратился в клинику, где ему посоветовали
    пройти продолжительный курс лечения у психиатров.
    Чтобы быть рядом с ним, на Гавайи прилетела его мать, но и она не
    смогла облегчить душевное состояние Марка. Он был удручен тем, что с за-
    писью в документах о попытке самоубийства никогда не получит приличную
    работу в Христианском союзе молодежи.
    В 1978 году, скопив немного денег, он отправился в кругосветное путе-
    шествие по маршруту Токио — Сеул — Сингапур — Катманду — Дели —
    Тель-Авив — Париж — Лондон. После возвращения в Гонолулу работал в гос-
    питале. Потребность видеть рядом близкого человека становится столь ост-
    рой, что он решается официально оформить отношения с Глорией Абе, амери-
    канкой японского происхождения. Они поженились в июне 1979 года, за во-
    семнадцать месяцев до убийства Джона Леннона.
    Но из-за сумасбродного поведения Марка вскоре их брак дал серьезную
    трещину: он тратил сотни долларов на приобретение дорогостоящих произве-
    дений искусства, что едва ли мог позволить себе. Именно в это время бу-
    дущий убийца начал вести разговоры о «предательстве» Джона Леннона. Гло-
    рия выслушивала его напыщенные монологи, в которых он обвинял певца за
    его богатство и взгляды на жизнь, на мир, на любовь.
    23 октября над своим рабочим местом он прикрепил листок с надписью
    «Джон Леннон», а четыре дня спустя купил короткоствольный пистолет.
    Через несколько дней Марк Чапмен был уже в Нью-Йорке. Затем посетил
    свой родной город Атланту, где рассказал местному священнику, что в его
    душе постоянно происходит борьба между добром и злом, но сообщить ка-
    кие-то подробности отказался. Навестил он и Джессику. Позднее она ска-

    жет, что Марк выглядел весьма удрученным.
    Чапмен вернулся в Нью-Йорк еще более угнетенным, так как визит в
    Христианский союз молодежи, где он провел несколько счастливых летних
    сезонов, показал, что там его окончательно забыли.
    Чапмен стал околачиваться возле дома, в котором жил Леннон, стараясь
    затеряться в толпе зевак и прохожих, мечтавших хоть мельком, хоть разок
    взглянуть на своего кумира. После ареста Марка один мужчина воскликнул:
    «Да я же видел его в день убийства! Я живу здесь недалеко и припоминаю,
    что видел этого парня несколькими днями раньше. Здесь всегда полно лю-
    дей, поджидающих Джона. Но этот малый выделялся среди них. Он сновал ту-
    да и обратно, словно сгорал от нетерпения».
    Чапмен остановился в Христианском союзе молодежи Нью-Йорка. 7 декаб-
    ря, в воскресенье, он отметился там и перебрался в дорогую гостиницу.
    Весь следующий день он снова бродил перед домом Леннона с четырнадцатича-
    совой кассетой песен «Битлз» в руках и с новым альбомом Леннона и Йоко
    под мышкой. При нем были также пистолет и постоянный спутник его жизни —
    книга «Над пропастью во ржи».
    В толпе фанов Марк разговорился с юной блондинкой. Вместе они переку-
    сили в ресторане, а после обеда к ним присоединился Пол Гореш, фотог-
    раф-любитель, также горячий поклонник музыканта. Через несколько минут,
    ровно в 16.30, на улицу вышел Леннон, сопровождаемый Иоко. Он направился
    к лимузину, и в это время из толпы вышел Чапмен и протянул ему альбом.
    «Автограф, пожалуйста», — попросил он прерывающимся от волнения голосом.
    Джон на мгновение остановился, и в это время Гореш сфотографировал его.

    «Я только что застрелил Джона Леннона»

    Джон Леннон вернулся домой в 11.30 вечера. Марк Чапмен поджидал его
    спрятавшись в тени. «Мистер Леннон!» — позвал он. Джон повернулся, чтобы
    посмотреть, кто его окликнул, и тогда, раздираемый самыми противоречивы-
    ми чувствами, Чапмен выпустил в музыканта пять пуль. Йоко Оно опустилась
    на колени и, обхватив руками голову мужа, как бы укачивала его, а швей-
    цар кричал Чапмену: «Да знаешь ли ты, что наделал?» — «Я только что
    застрелил Джона Леннона», спокойно ответил Марк.
    Его арестовали тут же, возле дома, а Леннона срочно отправили в
    больницу имени Рузвельта. Он был в полубессознательном состоянии, но все
    еще жив, хотя и потерял очень много крови. «Его невозможно было спасти
    никакими средствами, — скажет несколькими часами позже доктор Стивен
    Линн, руководитель службы «скорой помощи». — Он потерял слишком много
    крови, около восьмидесяти процентов от общего объема. Йоко уже сообщили
    о его смерти».
    Новость распространилась по ночному Нью-Йорку с быстротой молнии.
    Примерно за час возле дома, в котором жил Джон Леннон, собрались тысячи
    людей. Они стояли с зажженными свечами в память о нем. Толпа пела песни
    Леннона, а телеграфы передавали во все газеты мира подробности этого
    ужасного убийства. Президент Джимми Картер говорил об иронии судьбы, о
    том, что «Леннон пал жертвой насилия, хотя сам всегда боролся за мир», а
    новый президент Соединенных Штатов Рональд Рейган назвал это убийство
    «величайшей трагедией». Мир погрузился в траур.
    Чапмену предъявили обвинение в убийстве и предписали пройти тридца-
    тидневное психиатрическое обследование.
    Под усиленной охраной Чапмена поместили в отдельно расположенной па-
    лате одной из больниц, где с него не спускали глаз все двадцать четыре
    часа в сутки, чтобы не дать ему покончить жизнь самоубийством. Но пос-
    кольку возникло опасение, что Чапмена могут убить поклонники Леннона из
    чувства мести, его перевели в городскую тюрьму. Второй адвокат — первый
    отказался вести дело, так как день ото дня росло возмущение людей, а с
    ним и угроза расправы над убийцей, — заявил, что на суде обвиняемый будет
    оправдан, так как медики признают его душевнобольным.
    Когда в августе 1981 года дело слушалось в суде, адвокат Джонатан
    Маркс выступил против утверждений, что Марк выслеживал Леннона, как бы
    подкрадывался к нему, а после убийства не испытывал раскаяния. Он харак-
    теризовал его как человека с глубоко расстроенной психикой, особо под-
    черкнув: «Все отчеты содержат одно и то же заключение: Марк Дэвид Чапмен
    — ненормальный человек. Это не было обдуманное преступление. Оно было
    совершено в состоянии безумия».
    Но сам Чапмен признал себя виновным в убийстве. Тем не менее одноз-
    начно сказать, что он человек со здоровой психикой, нельзя. Когда в суде
    ему предоставили возможность сказать несколько слов, он просто процити-
    ровал отрывок из книги «Над пропастью во ржи», которая стала его еванге-
    лием.
    В телестудии Нью-Йорка собрались психиатры, чтобы попытаться объяс-
    нить Америке, почему погиб Леннон. Наиболее убедительную версию мотивов
    преступления выдвинул гавайский психиатр Роберт Марвит. Он сказал: «Марк
    начал подписываться именем Леннона. Можно с уверенностью утверждать,
    что он верил в то, что был Ленноном или превращался в него. В критичес-
    кий момент Чапмен мог сказать себе: «Господи, Леннон знает, что нас
    двое. Я должен уменьшить их до одного». Но если рассматривать феномен
    Марка Дэвида Чапмена в комплексе, я не уверен, что мы когда-либо узнаем,
    что же в действительности управляло им, что привело в движение этот
    дьявольский механизм».

    Одержимый демонами

    Прошло много лет, прежде чем безумный убийца Леннона впервые загово-
    рил о демонах, которые привели его к убийству, о том, как он вымаливает
    у Бога прощение за это страшное преступление.
    В 1991 году Марк Чапмен согласился дать интервью о событиях, которые
    привели его к роковым выстрелам. Он утверждал, что слышал зловещий ше-
    пот: «Сделай это! Сделай это! Сделай это!» Он заявил, что тренировался
    три дня в гостиничном номере, прежде чем подстеречь Леннона у входа в
    его нью-йоркскую квартиру.
    За время пребывания в тюрьме Чапмен получил больше смертельных угроз,
    чем любой другой заключенный в Америке. Поклонники «Битлз» не простили
    ему убийства певца мира и свободы Джона Леннона. Даже отец не смог прос-
    тить его и ни разу не навестил в тюрьме. Однако Чапмен надеется со вре-
    менем вымолить прощение у Бога и у людей.
    Он рассказывает: «Я чувствовал себя совершенно разбитым. Меня бесило
    сознание того, что я буду лже-Ленноном. Я рассматривал его фотографии.
    Поставьте же себя на мое место. Вот он стоит на крыше роскошного здания.
    Так молод и прекрасен! Он призывал нас развивать воображение, не быть

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

  • ЭНЦИКЛОПЕДИИ

    Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    наружен в реке недалеко от железнодорожного полотна, против объединения
    этих двух дел в одно был очень веский аргумент: «насильник» прежде ни-
    когда не убивал. Тем не менее у обеих гругпт появилась догадка, что по-
    дозреваемый и убийца — одно и то же лицо.
    В это же время была убита пятнадцатилетняя школьница Мартье Тамбезер.
    Мартье была дочерью богатого голландского промышленника, приехавшего в
    Англию. В тот день Мартье возвращалась домой на велосипеде по тропинке,
    идущей вдоль железной дороги. Даффи внезапно напал на нее, затащил на
    пустырь и, связав ей руки за спиной, изнасиловал, а затем задушил своей
    «испанской лебедкой». После этого сжег нижнюю часть ее тела, чтобы унич-
    тожить следы спермы. Но, сам того не желая, он все же оставил улики:
    сломал девушке шейный позвонок ударом, которым владеют только люди, за-
    нимающиеся боевыми искусствами. Убийца оставил едва различимый след ноги
    рядом с трупом и кусок веревки шведского производства.
    Затем произошло еще одно изнасилование. На этот раз жертвой стала че-
    тырнадцатилетняя девочка, чью жизнь Даффи пощадил. Ее показания во время
    суда никого не оставили равнодушным. Она все время плакала, ибо ужас,
    пережитый тогда, все еще не покидал ее.
    Вот что она рассказала: «Я стояла на остановке, когда ко мне подошел
    человек в форме железнодорожника с накинутым капюшоном. Он приставил нож
    и потащил в кусты, пригрозив, что перережет горло, если я буду сопротив-
    ляться и кричать. Я не могла даже шевельнуться. Потом он обнял меня,
    словно мы были влюбленной парочкой, но нож все еще держал возле шеи. Я
    думала, что он вот-вот убьет меня.
    Перед тем как изнасиловать, он сказал: «Тебе же будет лучше, если все
    сделаешь как надо». Когда все кончилось, он казался довольным. Я была в
    шоке и совсем не понимала, что происходит. Я думала, что он хочет пере-
    резать мне горло или что-то в этом роде».
    В мае произошло еще одно убийство, в котором обвинялся Даффи. В ходе
    судебного разбирательства в «Олд Бейли» по настоянию судьи преступник
    был оправдан по этому эпизоду ввиду отсутствия улик.
    Убийство, по которому Джон Даффи был оправдан, вызвало широкий об-
    щественный резонанс в стране. Анне Локк, двадцати девяти лет, была жиз-
    нерадостной, счастливой новобрачной, работала секретарем в лондонской
    телевизионной компании «Уикэнд». Она была убита в мае 1986 года, после
    возвращения из свадебного путешествия. Убийца затащил ее в малоосвещен-
    ную часть парка за железнодорожным полотном, связал и заткнул рот чул-
    ком. Тело не могли найти три месяца.
    За шесть дней до того как тело миссис Локк было найдено, полиция доп-
    рашивала Даффи как одного из подозреваемых. Он был включен в группу под
    кодовым названием «Мужчины Z», потому что его кровь была обнаружена на
    теле Мартье Тамбезер. Детективы Лондона, графств Саррей и Хертфордшир
    объединили свои усилия для проведения широкомасштабных поисков и соста-
    вили список из пяти тысяч подозреваемых в преступлениях на почве секса,
    выявленных в ходе операции «Олень». Специальная команда с помощью
    компьютера проанализировала пять тысяч дел по следующим параметрам: под-
    робное описание преступников, возраст и способы нападения. Профессор Дэ-
    вид Кантор, ведущий психолог университета в Саррее, помог полиции вос-
    создать психологический портрет подозреваемого. Он же предположил, что
    убийца-насильник живет в районе Лондона, особо подчеркнув, что каким-то
    образом он связан с железной дорогой. После этого все данные были введе-
    ны в компьютер. 1999 мужчин, чьи психологические портреты укладывались в
    схему, получили номера и были опрошены офицерами полиции. Джон Даффи был
    зарегистрирован под номером N 05. Если бы он не издевался над своей же-
    ной, его имя никогда бы не ввели в компьютерную систему.
    Однако Даффи оказался искусным лжецом. На ту ночь, когда было совер-
    шено нападение на Элисон Дей, он придумал правдоподобное алиби. Ему уда-
    лось также убедить офицеров, что он не страдает повышенным потоотделени-
    ем. Дело в том, что несколько жертв насилия указывали именно на это. Но
    Даффи отвечал, что потеет только в моменты высочайшего перенапряжения.
    Полицию не совсем устраивали его ответы, но не было хоть какой-нибудь
    зацепки, улики, чтобы увязать поведение Даффи на допросах с нападениями.
    Подозреваемый отказывался сдать кровь на анализ, потребовав сначала сви-
    дания с адвокатом. А когда в полиции его предупредили, что, возможно,
    вызовут для повторного допроса, Даффи обратился к товарищу, с которым
    занимался каратэ, и за плату тот сделал ему несколько порезов на груди.
    Эта авантюра закончилась клиникой для душевнобольных, куда Даффи попал,
    заявив, что после нападения и пережитого потрясения потерял память. Это
    была последняя отчаянная попытка уйти от правосудия, так как сеть, расс-
    тавленная полицией, медленно, но неотвратимо опутывала его.
    В октябре 1986 года, когда полиция «прорабатывала» последних подозре-
    ваемых по списку, Джон Даффи покидает клинику для душевнобольных и снова
    отдается своей неистовой страсти. Он выбирает еще одну четырнадцатилет-
    нюю школьницу и, завязав ей глаза, привязывает к дереву и насилует. По-
    вязка спадает с ее глаз, и он, пораженный молодостью и красотой, вдруг
    начинает колебаться — убивать ее или нет, затем смягчается и решает:
    пусть живет.

    Компьютер называет единственное имя

    В это время компьютеры завершали аналитическую работу. Изнасилование
    в Коптхолл-парке, в северной части Лондона, совершенное в прошлом году,
    удивительно напоминало изнасилование и убийство голландской девочки-под-
    ростка Мартье Тамбезер.
    Детали нападения и все данные о преступниках — группа крови, возраст,
    рост, вес и методы нападения — были введены в компьютер, и машина выдала
    одно-единственное имя — Джон Даффи. Профессор Кантор, разработавший
    программу, известную как «Психологический портрет преступника», объяс-
    нял: «След преступника — в деталях, которыми он обставляет свои преступ-
    ления. Поведение любого человека высвечивает черты, присущие только ему
    и никому больше. Возьмем простой пример: преступления, совершенные в ра-
    бочее время, наиболее типичны для людей, которые в это время не работа-
    ют. Однако мы не делаем выводов, исходя из какой-то одной частной улики.
    Мы выстраиваем систему характеристик, присущих данному типу. Например,
    людям весьма трудно скрыть определенные аспекты сексуального поведения.
    По ним можно определить тип человека. Ведь существуют разнообразные спо-

    собы изнасиловании. Мы анализируем, как насильник приближается к жертве,
    как ведет себя во время нападения и после. Из всех этих факторов, соб-
    ранных воедино, мы и создаем целостную картину».
    Две недели детективы под руководством Джона Херста наблюдали за Джо-
    ном Даффи. За ним следовали буквально по пятам, ни одно его движение не
    ускользнуло от их внимания, и наконец ночью, когда он в форме железнодо-
    рожника вышел на поиски очередной жертвы с «набором насильника» в карма-
    не, его арестовали.

    Цель — слава, средство — убийство

    Во время допроса Даффи сохранял ледяное спокойствие. Один из юристов,
    принимавших участие в процессе, сказал в интервью: «Он мог ничего не де-
    лать, только смотреть на вас этими немигающими глазами. Они напоминали
    огромную черную бездну, в них не было ничего — ни души, ни эмоций. Я
    представляю на месте жертвы свою жену, и мое сердце сжимается от жалости
    к тем бедным женщинам, которые в последние минуты своей жизни видели эти
    дьявольские глаза. Он ничего не говорил и только иногда, когда чувство-
    вал, что дело оборачивается плохо для него, шептал: «Ну и что они могут
    дать мне, а? Тридцать лет? Нет проблем, я отсижу и тридцать лет. Ничего
    страшного».
    Полиция провела обыск в его квартире и нашла одежду, в которой он на-
    пал на Мартье. Судебные эксперты исследовали волокна и установили их
    идентичность с уже имевшимися в их распоряжении. Они нашли также клубок
    шведской веревки, кусок которой он оставил возле тела Мартье, и ботинки.
    Подошвы соответствовали отпечатку на месте преступления. Изъяты были и
    другие предметы: видеокассеты с кровавыми сценами, «Справочник анархис-
    та» — руководство по террору, порнографические журналы, ножи и тренажер,
    используемый для накачивания мускулов, столь необходимых ему в схватках
    с жертвами.
    Даффи ничего не сказал на суде. Его глаза не мигая смотрели на судью,
    когда тот зачитывал перечень жутких преступлений. Он был признан винов-
    ным в двух изнасилованиях и двух убийствах.
    26 февраля 1988 года был оглашен приговор: сорок лет тюремного заклю-
    чения. Даффи повернулся и посмотрел на Джона Херста. Этот взгляд как
    будто говорил: «Вот видишь — всего лишь сорок лет. Нет проблем».
    Но душу его разрывали страдания, правда, не потому что он убивал лю-
    дей, отнимал жизни и разбивал семьи, а потому что было вдребезги разбито
    его собственное «я» и его преступления не стали сенсациями века. Пресса
    не баловала его своим вниманием. Находясь в тюрьме, Даффи хвастал перед
    сокамерниками, что имя его станет в один ряд с именами таких известных
    бандитов, как Джек Потрошитель, Черная Пантера, Иэн Бренди и Майра Хинд-
    ли. Особенно взбесило его, что в один день с ним начиналось судебное
    разбирательство по делу Кеннета Эрскина, стокуэльского душителя, который
    убил семерых престарелых людей во время сна. И этот процесс затмевал его
    дело.
    После приговора, вынесенного Даффи, один из полицейских сказал: «Воз-
    можно, осознание того, что он не дьявол, что он не самый кровавый и
    ужасный из всех преступников (а ведь таковым он был в действительности),
    и является самым страшным наказанием для него. Ведь болезненное самомне-
    ние Даффи ставило его в один ряд с самыми отъявленными преступниками
    страны. Он мечтал о статусе «звезды» в созвездии убийц и очень пережи-
    вал, что дело Эрскина вызвало больший резонанс, чем его, Джона Даффи.
    Охота за убийцей обошлась в три миллиона фунтов стерлингов и в тысячи
    человеко-часов. Но теперь, по крайней мере на сорок лет вперед, женщины
    избавлены от одного из самых жестоких насильников-убийц последнего време-
    ни — «убийцы с лазерным взглядом».

    МАРК ЧАПМЕН: Лавры Герострата

    Марк Чапмен был одержим манией величия. Он возомнил себя Джоном Лен-
    ноном и застрелил знаменитого музыканта, чтобы избавиться от «двойника».

    В семидесятые годы знаменитый и обожаемый всеми Джон Леннон жил почти
    отшельником в одном из нью-йоркских домов, фасадом обращенном на Цент-
    ральный парк. Хотя ему нравились свобода нравов, бурная, беспечная жизнь
    Нью-Йорка, он с параноидальной настойчивостью оберегал свое уединение и
    заботился о собственной безопасности. Первый раз ему угрожали смертью в
    1964 году, когда знаменитая четверка, известная миру как «Битлз», высту-
    пала во Франции. Во время концерта Джону Леннону вручили записку, в ко-
    торой сообщалось, что он умрет этой ночью.
    Однако эта угроза, равно как и несколько других, последовавших за
    ней, не была приведена в исполнение. Очевидно, певца решили просто попу-
    гать.
    И все же Джон осознавал свою уязвимость и предпочитал проводить время
    в огромной кровати с Йоко Оно, отгородившись от полного опасностей внеш-
    него мира и от завистливой публики.
    Но в шести тысячах миль и четырех временных поясах от него жил чело-
    век, чье желание убить Джона Леннона стало всепоглощающей страстью. Марк
    Чапмен был горячим поклонником Леннона с тех пор, как музыкант начал
    свой звездный путь в составе легендарной четверки. Чапмен любил филосо-
    фию его песен, боготворил Леннона как проповедника любви и мира.
    Но где-то в глубине души искра любви угасала и разгоралось пламя за-
    висти и ненависти. Чтобы лучше понять причины превращения Марка Дэвида
    Чапмена в будущего убийцу Джона Леннона, нужно ознакомиться с некоторыми
    эпизодами его детства и кругом интересов, которыми он жил.
    Марк родился в семье Дэвида и Дианы Чапменов в Атланте, столице одно-
    го из южных штатов, в октябре 1955 года. Его отец, бывший сержант воен-
    но-воздушных сил, был банковским служащим, мать — домашняя хозяйка — за-
    нималась благотворительностью. Ничего необычного в его детстве не было.
    Такую жизнь вели миллионы его сверстников во всем мире: обычные удачи и
    разочарования в любовных делах, пара затяжек дурманом наркотической
    травки, в соответствующем возрасте — несколько банок пива.
    В четырнадцать лет он сбежал из дома на целую неделю, в пятнадцать
    стал «последователем Христа» — с длинными волосами, в рубашке, подвязан-
    ной веревкой, с большим крестом на шее и неизменной Библией под мышкой.
    Всегда впечатлительный, в состоянии постоянного высочайшего напряжения и
    с острым желанием самоутвердиться, он бросался от одной прихоти к дру-
    гой, включая и наркотики.
    Одурманенный марихуаной, он любил погружаться в призрачный сон.

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

  • ЭНЦИКЛОПЕДИИ

    Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    бавиться кое от кого?»
    Однако и в прессе, и на суде поднялась буря протестов в связи с ис-
    пользованием показаний детей против матери. Правда, их сбивчивые и про-
    тиворечивые показания значения не имели.
    Горячие глаза Кейт впились в бывшего любовника, когда его ввели в суд
    для дачи показаний. Но Мосс говорил только о своей привязанности к ней.
    Тем не менее он припомнил разговор о банке с гербицидом: «Я стоял за ку-
    хонной дверью и слышал, как мистер Брайан спросил жену: «Что это та-
    кое?» — «Это гербицид», — ответила она». Так Мосс попытался внушить суду,
    что Кейт Килларни сначала собиралась покончить с мужем с помощью герби-
    цида, а уж потом выбрала более сильный яд — мышьяк.
    Показания эксперта из министерства внутренних дел довольно убеди-
    тельно подтвердили возможность долгого и тщательно подготовленного поку-
    шения подозреваемой на жизнь мужа. Доктор Линч заявил, что пробы, взятые
    из трупа Брайана, свидетельствуют о систематическом применении яда малы-
    ми дозами в течение нескольких месяцев. Речь шла о человеке, который не
    сделал жене ничего плохого, но тем не менее вынужден был расстаться с
    жизнью. Он медленно умирал от болезни, причин которой не знал и бороться
    с которой не мог.

    Суровый вердикт

    Показания против Кейт дали тридцать свидетелей. Ни один человек не
    выступил в защиту отравительницы. На скамье подсудимых она выглядела
    жалко. Женщина, совершившая злодейское убийство, проиграла дело по всем
    статьям. Воля ее была подавлена помпезностью судебных процедур, развер-
    нувшихся перед ней. Она как могла отрицала свою причастность к смерти
    мужа, чтобы вернуть Мосса. При дальнейшем допросе она назвала отношения
    с миссис Остлер просто дружбой и больше ни в какие детали по этому пово-
    ду не вдавалась.
    Все, что могла сделать Кейт, это отрицать свою вину. Но дело в том,
    что ни у кого другого не было мотивов для этого убиййва. Мосс вернулся к
    своей жене; миссис Остлер оставалась в доме Фреда всего на одну ночь и
    не могла давать ему ад продолжительное время.
    Суд в Дорчестере продолжался две недели. Однако присяжным для вынесе-
    ния вердикта понадобился всего лишь час. После него старейшина присяжных
    произнес единственное слово: «Виновна». Кейт восприняла это поначалу
    спокойно, но через минуту впала в истерику, когда судья Маккинон
    объявил, что она умрет на виселице в тюрьме Экзетер. В шоковом состоянии
    приговоренную женщину увели в камеру, размещенную в подвале здания суда.
    Была подана апелляция. Защита представила заключение профессора из
    Лондона, специалиста по ядам. Однако это свидетельство изменить уже ни-
    чего не могло. Верховный судья лорд Хьюарт заявил: «Суд решительно выс-
    тупает против попыток представить доказательства, которые должны были
    фигурировать во время слушания дела. Более того, совершенно очевидно,
    что в этом деле не было допущено ошибки. Суд не будет прислушиваться к
    мнению ученых мужей, ломающих головы над уликами, о которых они не имеют
    представления».
    Отклонение апелляции вызвало новую волну общественного возмущения.
    Многие требовали пересмотра дела, вопрос об этом был поднят и в парла-
    менте. Пресса писала о возможной судьбе несчастных детей. Сообщалось,
    что Кейт настаивает на своей невиновности. Протесты против несправедли-
    вого суда звучали так громко, что лидер кампании за полную отмену смерт-
    ной казни публично пообещал выделить 50 тысяч фунтов стерлингов на защи-
    ту бедной женщины.

    «Не позволяй им убивать меня!»

    Кейт кое-как удалось составить прошение на имя короля Эдуарда VIII, в
    котором она умоляла: «Могущественный король! Смилуйся над своей несчаст-
    ной подданной! Не позволяй им убивать меня». Но это отчаянное послание
    осталось без ответа.
    В восемь часов утра 15 июля 1936 года Кейт Килларни в последний раз
    увидела солнце. На эшафоте женщина выслушала последнюю молитву священни-
    ка. Через пять минут врач констатировал смерть.
    Была ли она виновна? Этот вопрос до сих пор возникает в среде юрис-
    тов. Ясно, что у ее любовника Мосса-Парсонса никаких мотивов к убийству
    Фреда не было. Поскольку яд применялся довольно долгое время, отпадает и
    подозрение в причастности к этому делу миссис Остлер. Американский кри-
    миналист Чарльз Скипп, специализирующийся на изучении сомнительных при-
    говоров, придерживается такого мнения: «Думаю, что сделала это она. Кейт
    защищалась по схеме, известной во всем мире: «Я невиновна». Но доказать
    свою невиновность не смогла. А присяжные без каких-либо сомнений повери-
    ли представленным доказательствам. Так уж устроен мир, в котором мы жи-
    вем».

    ДЖОН ДАФФИ: Пойманный компьютером

    Джон Даффи использовал график движения поездов для разработки планов
    мгновенного исчезновения с мест своих варварских преступлений. И не кто
    иной, как его жена, помогла полиции задержать неуловимого убийцу.

    Жена Джона Даффи с ужасом следила за его превращением в холодного,
    угрюмого монстра, чей взгляд, словно лазерный луч, гипнотизировал обезу-
    мевшие жертвы…
    Старинное здание лондонского суда «Олд Бейли». За его толстыми стена-
    ми выслушивали приговор самые опасные преступники в истории Британской
    империи. Зал суда, под сводами которого, казалось, еще витал дух средне-
    векового поклонения Его Величеству Закону, был молчаливым свидетелем
    множества ужасающих трагедий. В их ряду оказалось и дело Джона Даффи.
    «Убийца с лазерным взглядом» — так назвал подсудимого в своем вступи-
    тельном слове государственный обвинитель Энтони Хупер. Газеты тут же
    подхватили это меткое определение, соревнуясь в описании биографических
    подробностей маньяка-убийцы.

    В детстве Джон Даффи прислуживал у церковного алтаря, однако жажда
    насилия привела его к преступлению. Во время судебного процесса в 1988
    году этому молодому человеку исполнилось тридцать лет, и он уже два года
    содержался в тюрьме. Джона Даффи подозревали по крайней мере в трех
    убийствах с отягчающими обстоятельствами, еще два оставались недоказан-
    ными. Он представлял собой самый гнусный тип сексуального преступника —
    ненасытного, жестокого и абсолютно безжалостного. Ознакомившись с пред-
    варительным приговором суда о пожизненном заключении преступника и с
    предложением судьи снизить меру наказания минимум до сорока лет заключе-
    ния, шеф полиции графства Саррей Джон Херст, руководивший операцией по
    поимке сексуального маньяка, скажет: «Это хладнокровный и проницательный
    убийца. За двадцать два года борьбы с преступностью я ни разу не встре-
    чал столь расчетливого и хитрого человека. Он очень умный и ловкий. У
    меня сложилось впечатление, что он способен найти выход из любой ситуа-
    ции. Это сущий дьявол».
    Джон Даффи родился в многодетной католической ирландской семье — де-
    тей было шестеро. Еще в детском возрасте попал в Англию, учился в школе,
    затем, бросив ее, работал в разных местах. В 1980 году женился на Марга-
    рет Митчелл, невысокой тучной женщине, но их брак оказался несчастливым.
    Именно жестокость преступника по отношению к жене вывела полицию на его
    след.
    Они жили в квартире на Барлоу-роуд в Килбурне, где на глазах жены,
    которая поначалу считала его добрым и тихим парнем, Джон превращался в
    холодного, угрюмого монстра. Его безумный взгляд, казалось, проникал
    внутрь и вселял ужас. Позже на суде Маргарет Митчелл скажет: «Симпатич-
    ный мужчина, за которого я выходила замуж, превратился в неистового
    монстра с невероятно жуткими глазами. Он говорил ужасные вещи: что любит
    издеваться над людьми и что насилие совершенно естественно для любого
    мужчины».
    Даффи болезненно воспринимал свой малый рост (около 160 см) и воспол-
    нял этот недостаток уроками каратэ и другими видами боевых искусств. В
    спортивном центре, расположенном недалеко от дома, он проводил три ночи
    в неделю, накачивая мускулы и оттачивая приемы всевозможных захватов и
    ударов.
    Несколько часов в день Джон Даффи читал книги. В основном ему нрави-
    лись произведения, воспевавшие «подвиги» нацистов, насилие, жестокость.
    С особым рвением он штудировал «Справочник анархиста» — своеобразное по-
    собие для террориста с описанием различных способов убийств. Именно из
    этой книги он узнал, что успех любого преступления — в умении замести
    следы. Поэтому-то, несмотря на многочисленные злодеяния, ему довольно
    долго удавалось водить полицию за нос.
    Два года после женитьбы Даффи работал плотником на железной дороге.
    Он досконально изучил сеть железных дорог как в самом Лондоне, так и в
    его окрестностях, и это помогало ему безошибочно ориентироваться и выби-
    рать оптимальные варианты, чтобы скрываться с мест преступлений.
    Позже, давая свидетельские показания на суде, Маргарет Митчелл (она
    ушла от него еще в 1986 году) скажет об этом периоде их жизни следующее:
    «Первые два года мы жили неплохо, но когда решили завести ребенка и
    обнаружилось, что отцом он стать не может, жизнь резко изменилась. И са-
    мым странным образом это проявилось в сексе. Ему вдруг захотелось связы-
    вать меня перед тем, как мы начинали заниматься любовью. Особое удо-
    вольствие Джон испытывал, когда я сопротивлялась. Если же я не двига-
    лась, не протестовала, его интерес улетучивался. Чем больше я сопротив-
    лялась, тем больше он возбуждался. Иногда он приносил домой видеофильмы
    с кровавыми сценами. Понимаете, кровь от начала и до конца. А он наслаж-
    дался всем этим кошмаром».
    Заключение психиатров гласило: «Даффи возненавидел женщин, вбив себе
    в голову, будто они виноваты в его бесплодии». И эта ненависть вылилась
    в жестокие расправы над женщинами.

    Операция «олень»

    По данным полиции, Даффи совершил первое преступление в июне 1982 го-
    да неподалеку от станции Хэмпстед. Тогда у него был сообщник. Двадцати-
    четырехлетнюю женщину затащили в заброшенное здание, связали и заткнули
    кляпом рот. Она была первой жертвой в серии из двадцати семи нападений.
    Все их полиция вменила в вину Джону Даффи, констатируя, что некоторые
    преступления он совершал в одиночку, некоторые — с сообщником. Расследуя
    это первое изнасилование, полиция выдвинула предположение, что преступ-
    ник, вероятно, скрылся с места преступления на одном из поездов лондонс-
    кого направления. В дальнейшем использование железной дороги для бегства
    стало отличительной чертой, «почерком» насильника.
    С 1985 года Даффи стал убивать свои жертвы. А поводом послужила одна
    неожиданная встреча. В хендонском суде, ожидая разбирательства по обви-
    нению в избиении своей жены, он увидел женщину, которую изнасиловал нес-
    колько месяцев назад. Она не узнала его, но Даффи понял, что не должен
    рисковать. В его извращенном уме созрела мысль, что все его будущие
    жертвы должны хранить вечное молчание.
    Отправляясь на поиски очередной жертвы, Даффи обычно надевал униформу
    железнодорожника, в карман клал складной нож с острым как бритва лезви-
    ем, а также специальный «набор насильника», который в конечном итоге
    послужит уликой против него: коробку спичек, кусок бечевки или тряпку и
    кусок дерева, точнее — специальное устройство под названием «испанская
    лебедка», которое Даффи надевал на шею выбранной им для насилия женщины.
    Еще до того как Джон совершил первое убийство, он уже значился в по-
    лицейских досье. Во время операции под кодовым названием «Олень» полиция
    внесла в компьютер всех известных в Британии сексуальных правонарушите-
    лей. В этом списке фигурировал и Даффи, только не как Джон Даффи, а как
    «насильник», т.к. именно изнасилование послужило поводом к проведению
    операции «Олень».
    Через двадцать семь дней после пережитого волнения в суде Хендона и
    принятого им решения не рисковать Даффи загубил первую человеческую
    жизнь. 29 декабря 1985 года он пристал к Элйсон Дей, девятнадцатилетней
    блондинке, ехавшей поездом из Алминстера в Хакни Уик, но Даффи вынудил
    ее сойти раньше. Угрожая ножом и грязными ругательствами, он затащил
    Элйсон в гараж, изнасиловал и задушил с помощью «испанской лебедки». По-
    том, прикрепив к телу груз, выбросил труп в реку. Элйсон не могли найти
    семнадцать дней, и время сделало свое дело — все улики исчезли.
    Единственное, что нашла полиция, — это несколько волокон ткани от желез-
    нодорожной униформы.
    Сотрудники Скотленд-Ярда не сразу связали этот случай с преступлени-
    ем, зафиксированным в ходе операции «Олень». И хотя труп девушки был об-

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

  • ЭНЦИКЛОПЕДИИ

    Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    сделки, однако семейство Хит, как стало известно, тоже готово подписать
    подобный контракт с агентами какой-нибудь компании в Голливуде.

    Вместо послесловия

    Шенна не ходит в школу. Друзья говорят, что Амбер отказалась от учас-
    тия в группе ведущих. Верна, ее мать, до сих пор не может оправиться от
    пережитого потрясения.
    Родагеди и учителя обратили наконец внимание на ненормальную роль
    «чиэрлидерства» в школьной жизни. Городская общественность была сильно
    напугана происшедшим. «Карта веса» исчезла из школьных стен. Девочки,
    прибегающие к диете, находятся под постоянным наблюдением врачей. Вред
    от неумеренного потребления таблеток стал предметом озабоченности врачей
    и родителей.
    Возможно, кому-то из читателей эта нелепая история, недавно происшед-
    шая в Техасе — «самом американском» из пятидесяти штатов США, — покажется
    слишком мелким событием для книги под названием «Преступления века». Но
    именно нелепость, несуразность, истинно техасское «своеобразие» характе-
    ра и поступка Ванды Холлоуэй сделали это судебное дело единственным в
    своем роде. С известной долей уверенности можно предположить, что ничего
    подобного в нашем веке не было и уже, по всей вероятности, не будет.
    Впрочем, бессмысленные преступления — не редкость в сегодняшней Аме-
    рике. Весной 1995 года мир потрясла трагедия в Оклахома Сига, когда на-
    чиненный взрывчаткой автомобиль, припаркованный к многоэтажному адми-
    нистративному зданию, унес более сотни человеческих жизней. По своим ре-
    зультатам эта диверсия признана крупнейшей на территории Соединенных
    Штатов. Конечно, по сравнению с ней преступление Ванды Холдоуэй может
    показаться невинной шуткой…

    ШАРЛОТТА БРАЙАНТ: Сердце, начиненное ядом

    Ирландская красотка Кейт щедро делилась своими прелестями с мужчина-
    ми. Солдаты обожали ее. Но сексуальная одержимость привела ее к странно-
    му замужеству, а потом и к дебюту в роли отравительницы.

    Ее настоящее имя Шарлотта Макхыо. Но в британских воинских частях,
    расположенных в ее родной Ирландии, она была известна под именем Кeирр
    Килларни. Шарлотта, уроженка Лондондерри, имела незавидную репутацию
    женщины, которая своим телом обслуживала солдат ненавистной армии, запо-
    лонившей ее родину. Происходило это в начале двадцатых годов, когда мно-
    гие кварталы Дублина еще лежали в руинах после разрушительной и кровоп-
    ролитной гражданской войны.
    Профессия Кейт была весьма опасной. Опасность эта исходила не только
    от нескончаемой череды клиентов. Ирланские боевики были полны решимости
    избавихъся от власти Вестминстера и сделать Ирландию свободной страной.
    Они сурово относились к тем, кто сотрудничал с оккупантами, и считали
    таких людей врагами нации. Но Кейт была своевольной девицей. Она не тер-
    пела ничьих советов и спала с любым, кого выбирала. А выбирала Кейт бри-
    танских военных по очень простой причине — у них водились деньги.

    Особые качества

    Природа и родители одарили Кейт иссиня-черными волосами, молочно-бе-
    лой кожей, полной грудью и ярко-зелеными глазами. Она возбуждала в своих
    многочисленных поклонниках откровенную похоть. Кейт Килларни поразила
    воображение не одного мужчины, и память о ней долго жила в сердцах мно-
    гих, даже после того как ее не стало в живых. Игнорируя угрозы сооте-
    чественников, она бравировала своей профессией. «Добром это не кончит-
    ся», — перешептывались ирландские кумушки, наблюдая, как растет ее попу-
    лярность среди солдат.
    Многие военные становились на «обслуживание» у Кейт Кипларни. Но то,
    чем занималась эта зеленоглазая обольстительница у себя на родине, ее не
    вполне устраивало. И красотка боялась, что до конца своих дней обречена
    заниматься опасным ремеслом. Кейт стала мечтать о том единственном сол-
    дате, который когда-нибудь увезет ее в Англию. А там она навсегда похо-
    ронит свое прошлое — и да здравствует новая, счастливая жизнь!

    Утраченные надежды

    Встретив добродушного весельчака Фредерика Брайана, служащего военной
    полиции Дорсетского полка, расквартированного в соседней деревеньке,
    Кейт решила, что ее мечта сбылась. В одном из сражений первой мировой
    войны Брайан был ранен. Забегая вперед, скажем, что эти раны беспокоили
    его всю жизнь. Но все физические страдания и душевные неурядицы были за-
    быты, как только он встретил красавицу Кейт. Она без труда завоевала его
    сердце. В нем она прежде всего увидела надежду, дающую возможность по-
    пасть в мир ее грез, поселившись где-нибудь в Лондоне или Манчестере.
    В 1925 году Фредерик уволился из армии. В одном из небольших городков
    Южного Уэльса состоялась их свадьба. Совместную жизнь они начали на од-
    ной из местных ферм, где Фредерик получил место управляющего. Первые ме-
    сяцы все шло неплохо, но вскоре выяснилось, что деревенская жизнь в Анг-
    лии ничем не отличается от деревенской жизни в Ирландии. Они сняли дом
    без электричества и водопровода, скудно питались, денег хватало лишь на
    самое необходимое. Короче говоря, реальность оказалась весьма далекой от
    той роскошной жизни, которую Кейт видела в мечтах.
    И она снова ударилась в проституцию. А муж в это время не разгибал
    спины по двенадцать часов в день, частенько вдали от дома. Клиенты вру-
    чали ей ценные подарки в виде сочных кусков мяса и бутылок шампанского.
    У Кейт появились деньги, и она стала желанной покупательницей в ма-
    леньком магазинчике деревни Овер Комптон. Родив пятерых детей для бедно-
    го рогоносца Фреда, она никогда не смешивала материнские обязанности со
    своей профессией. Местные старожилы утверждали, что сама Кейт любила за-
    ниматься сексом ничуть не меньше, чем те мужчины, которые к ней наведы-

    вались. Конечно же, соседи болтали о ней невесть что, но она не обращала
    внимания на злые языки. Фред знал о похождениях своей жены, но ценил ее
    вклад в совместный бюджет.
    Однако эта сладкая, а точнее, странная жизнь внезапно кончилась. Кейт
    страстно влюбилась в одного из своих многочисленных клиентов. В ее жизни
    появился бродяга по имени Билл Мосс. Она поверила, что человек этот —
    такой же таинственный и чувственный, как и она сама. Мосс отличался
    классической красотой и был к тому же обаятельным человеком. Она говори-
    ла о нем: «Билл оказался лучшим мужчиной, чем все остальные вместе взя-
    тые. То, что между нами происходило, было чудом. Знаете, что-то вроде
    попытки удержать море во время высокого прилива. Я не могла отказаться
    от того, что происходило между нами, даже если бы и хотела». Прилив
    подхватил влюбленных и оставил в стороне Фреда, который, видимо желая
    ублажить распутную жену, сам впустил бездельника в дом.
    Как только Фред по утрам уходил на работу, Мосс перепрыгивал со свое-
    го дивана на супружескую кровать. Очень скоро в этих перебежках не стало
    нужды: Кейт заявила, что любит бродягу-цыгана, и Фред был отправлен на
    диван.
    Хозяин Фреда, услышав деревенские пересуды об этом «тройственном сою-
    зе», выгнал их из дома, который они снимали. Им никто не хотел сдавать
    жилье. Однажды Фред ушел от Кейт, однако вскоре вернулся, и странное со-
    жительство троих взрослых людей продолжалось.
    Но через два года у Фреда появились симптомы какой-то загадочной бо-
    лезни. Поначалу он считал, что его беспокоят осколки войны, засевшие в
    теле и дававшие о себе знать. Он лежал скрючившись, не имея сил пошеве-
    лить ни рукой, ни ногой. Тело сводили мучительные судороги. Врачи приз-
    нали острый приступ гастроэнтерита, вызванного неустроенной жизнью и
    беспорядочным питанием. Фред начал подозревать, что все его страдания
    как-то связаны с Биллом Моссом, но цыган внезапно исчез, видимо, разлю-
    бив Кейт. Однако в доме Фреда вскоре появился другой непрошеный кварти-
    рант.

    Подруга-любовница

    У Кейт появилась подруга по имени Люси Остлер, вдова с шестью детьми.
    Фред подозревал, что сексуальные потребности жены подтолкнули ее к лес-
    биянству. Но он и не предполагал, что эта новая подруга займет место
    сбежавшего цыгана. Миссис Остлер провела ночь в его доме вместе с Кейт.
    Однако Фреду было не до них. В ту ночь у него опять появились страш-
    ные судороги. «Скорая» отвезла его в больницу, и на следующее утро Фред
    умер. Дежурный врач не смог установить причину болей в животе, которые
    привели к скоропостижной смерти здорового, крепко скроенного мужчину.
    Врач распорядился произвести вскрытие, после которого стало ясно, что
    старый солдат, выживший под пулями и бомбами на Западном фронте, был от-
    равлен мышьяком.
    Кейт и ее дети находились под надзором местных властей, пока полиция
    обыскивала дом и опрашивала соседей о супружеской жизни Кейт и Фреда.
    Расследование длилось не одну неделю, но найти доказательства отравления
    не удавалось. Однако когда Кейт и ее новой подруге устроили очную ставку
    с аптекарем, который припомнил, что продавал мышьяк какой-то женщине за
    несколько недель до смерти Фреда, миссис Остлер «раскололась».

    Зеленая банка

    Несмотря на то, что аптекарь не смог опознать ни Кейт, ни ее, Остлер
    явилась в полицию и все выложила: «В шкафу у Кейт стояла зеленая банка.
    Она показала мне ее и предупредила: «Эту банку не трогай. Я должна от
    нее избавиться». Я спросила, что в ней, но Кейт не ответила. Через нес-
    колько дней я чистила котел и в золе увидела эту банку, обгоревшую и ис-
    кореженную. Я выбросила ее во двор, потому что золу мы ссыпаем на ком-
    постную кучу. Наверное, банка и теперь там».
    Полицейским повезло — банка нашлась. Несмотря на то, что она была
    изуродована, аптекарь легко опознал ее и заявил, что именно такую банку
    он продал какой-то женщине. Банку послали на экспертизу в Лондон и полу-
    чили подтверждение, что в ней хранился мышьяк.
    Кейт арестовали, обвинили в умышленном убийстве и предупредили: если
    суд признает ее виновной, вполне возможно максимальное наказание —
    смертная казнь через повешение. Обвинение, конечно же, не прошло мимо
    странного сожительства Кейт с мужем Фредом Брайаном, с Биллом Моссом и,
    наконец, с миссис Ост-лер. Последние предстали перед судом в качестве
    главных свидетелей обвинения. Возможно, они боялись, что в противном
    случае тоже могут оказаться на скамье подсудимых — как соучастники прес-
    тупления. К тому же Мосс (его настоящее имя — Леонард Эдвард Парсонс)
    раньше уже имел дело с полицией по ряду мелких делишек. 27 мая 1936 года
    начался судебный процесс. Кейт вдруг увидела, что Мосс и Остлер свиде-
    тельствуют против нее. К ним присоединились и двое ее старших детей —
    десятилетняя Лили и двенадцатилетний Эрнест, которые очень любили отца и
    не могли простить матери ее поступка.
    Да, несчастной Кейт Килларни не приходилось ждать помощи ниоткуда.
    Генеральный прокурор Теренс О’Коннор, возглавлявший обвинение, задал тон
    процессу, заявив: «Обвинение утверждает, что подсудимая убила своего му-
    жа, чтобы избавиться от него… За такое преступление следует лишь одно
    наказание, и мы настаиваем на нем: смертная казнь».

    История с мышьяком

    Первой давала свидетельские показания Остлер. Она сообщила, что
    ночью, когда умер Фред, она слышала, как он кашлял в спальне. Кейт спала
    на диване в гостиной, где разместилась и Остлер. Позже она слышала, как
    Кейт пыталась напоить его мясным бульоном. «Через несколько минут его
    вырвало, — сказала Остлер. — Позже ему стало совсем плохо, и его отправили
    в больницу». Кейт плакала, когда узнала, что муж умер. Но Остлер отмети-
    ла, что это показалось ей странным, поскольку Кейт призналась ей, что
    ненавидит мужа. «В таком случае, — рассказывала Остлер, — почему ты не уй-
    дешь от него, спросила я… Она ответила, что не сможет прокормить де-
    тей, а бросать их не хочет». Пожалуй, самым убийственным показанием ста-
    ло свидетельство Остлер о том, что она вслух читала неграмотной Кейт де-
    шевые журналы с описаниями различных преступлений. В одном из них была
    история о том, как женщина в Америке отравила своего мужа. По словам
    Остлер, Кейт насторожилась и спросила ее: «Как ты думаешь, а я смогу из-

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

  • ЭНЦИКЛОПЕДИИ

    Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    ничего подобного не видела. Вацда Энн Уэбб была очень впечатлительной
    девочкой, обостренно воспринимала мнение других людей и никогда не имела
    шансов стать членом команды «чиэрлвдеров» в своей школе. Она проводила
    дни наедине с фортепьяно и смотрела на свою будущую жизнь с точки зрения
    взрослого человека: например, она не возражала бы стать личным секрета-
    рем директора какой-нибудь корпорации. Вацда росла и воспитывалась в
    Чаннелвью, поэтому связывала свое будущее с городскими нефтехимическими
    предприятиями. Но тайное желание выделиться среда сверстников ее никогда
    не покидало, а «чиэрлцдерство» было вершиной общественного положения в
    среде подростков. Однако отец Ванды считал, что униформа, которую носили
    девочки, была слишком откровенной и они выглядели в чей немногим лучше
    проституток. Поэтому Вацда даже не заикалась о своем желании.
    После неудачного брака с бывшим футболистом Тони Харпером, отцом Шей-
    на и Шегаш, Ванда устроилась секретаршей в небольшую промышленную компа-
    нию. Бывшие коллеги вспоминают ее как экстравагантную, ярко накрашенную
    женщину, сорившую деньгами и обожавшую свою крошку Шенну.
    В 1981 году она снова вышла замуж, на этот раз за разведенного Гордо-
    на Инглхарта, работавшего в той же фирме. Она оставила работу, переехала
    с детьми в большой дом на окраине Чаннелвью и полностью посвятила
    себя… «чиэрлвдерству» дочери.

    Крах второго замужества

    Друзья вспоминают, как это ее увлечение постепенно превращалось в на-
    вязчивую идею. Даже когда Шенна была совсем маленькой девочкой, Ванда
    одевала ее в крошечный спортивный костюмчик и вела смотреть, как играет
    ее брат в детской футбольной команде. Первый муж Ванды вспоминает: «Для
    Шенны это было целым событием: костюм, украшения, шум и крики вокруг…
    Порой сама Вацда выбегала на край футбольного поля с мегафоном в руках,
    чтобы руководить эмоциями болельщиков. Шейн частенько попадал в неловкое
    положение — выходило, что у него персональный ведущий, а у других ребят
    нет».
    Второй брак Ванды распался в 1983 году. Примерно в то же время нефтя-
    ная промышленность переживала спад, что повлияло и на дела мужа. Когда
    Гордон и Ванда развелись, она переехала в более скромный домик. Среди ее
    новых соседей оказались Верна и Джек Хит. Их дочь Амбер была великолеп-
    ным «чиэрлидером».
    Вскоре Ванда познакомилась с местным банкиром Чарльзом Холлоуэем. В
    1986 году он стал ее третьим мужем. Однажды к ней зашел бывший коллега
    из фирмы, где она работала раньше, и пригласил на вечеринку со старыми
    друзьями. В ответ Ванда только презрительно усмехнулась: «Теперь я жена
    богатого человека, у меня нет времени на вас». Холлоуэй перевез Ванду с
    детьми в больший дом, но соседи остались те же.
    Каждый вечер после школьных занятий Шенна со своими подружками повто-
    ряла выкрики и жесты старших девочек, которые активно руководили болель-
    щиками футбола на окружных матчах. Она тенью следовала за Амбер, своей
    подружкой и идолом. Шенна хорошо исполняла сложные движения и отлично
    владела жезлом, но ей было далеко до Амбер, которая изучала эти приемы с
    двухлетнего возраста. Ее мать была когда-то чемпионкой среди «чиэрлиде-
    ров», а бабушка обучала танцам и чечетке два поколения школьников.
    Амбер и Шенна были неразлучны, несмотря на то что Амбер шла впереди
    подруги и в учебе, и в спорте. Во время предрождественских школьных вы-
    боров 1990 года обе девочки претендовали на пост президента школьного
    совета. Победила Амбер. За два месяца до выборов в совет они соревнова-
    лись за титул «самой популярной» в классе. И вновь победила Амбер. Обе
    они страстно хотели попасть в команду «чиэрлидеров» средней школы Чан-
    нелвью, куда поступили в сентябре 1991 года. Такой чести могла удосто-
    иться только одна из них.

    И опять победила Амбер

    Перед поступлением в среднюю школу Амбер и Шенна уже претендовали на
    одно место в команде «чиэрлвдеров» школы Элис Джонсон, где обе учились.
    И Амбер выиграла это состязание, несмотря на шумную кампанию в пользу
    Шенны, устроенную ее матерью, миссис Холпоуэй. Ванда заплатила пятьдесят
    долларов компании по производству канцелярских принадлежностей и заказа-
    ла карандаши с надписью: «Изберите Шенну Холпоуэй чиэрлидером!». Она
    раздавала ребятам пеналы с той же надписью, специальные значки родите-
    лям, встречая их у школьных ворот.
    Но все ее усилия пропали даром: дочь проиграла Амбер. Полиция пришла
    к выводу, что именно с этого момента Вацда решила во что бы то ни стало
    добиться своего и устроить дочку в команду «чиэрлидеров». Вот что сказал
    об этом помощник окружного прокурора Мальоло: «Полагаю, ее без колебаний
    можно назвать женщиной, которую материнские чувства подвели к последней
    черте. Она пыталась компенсировать свою неудавшуюся жизнь заботой об
    отпрысках. Нег сомнений, что мысль об убийстве появилась у нее после не-
    удачной попытки дочери победить в дружеском соревновании».

    Ванда нанимает убийцу

    Вацда отказывалась верить, что у Шенны были такие же шансы получить
    место в команде, как и у других. Она потребовала от руководства школы
    пересчитать голоса судей и была поражена, увидев, что дочь заняла всего
    лишь третье место среди тридцати девочек, принявших участие в соревнова-
    нии.
    Она не была знакома с матерью девочки, занявшей второе место, но мать
    победительницы знала хорошо. Энн Гудсон, мать девочки, которая встреча-
    лась с сыном Ванды Шейном, сказала: «Ванда считала себя жертвой мошенни-
    чества и страдала от этого. Она подозревала, что Амбер и Верна устроили
    против нее заговор. Об этом она говорила все время. Другой темы для раз-
    говора у нее не было».
    В повседневной жизни Вацда Холлоуэй вела себя как обычная домохозяй-
    ка: смотрела днем «мыльные оперы», готовила еду для мужа и детей, устра-
    ивала вечеринки. Но ни на минуту ее не покидали мысли о судьбе дочери.

    Она мучительно искала возможность устроить Шенну в команду ведущих в но-
    вой школе.
    4 января 1991 года Ванда встретилась с братом бывшего мужа Терри Хар-
    пером. С ее точки зрения, Терри идеально подходил на роль соучастника
    преступления. За ним тянулся шлейф неблаговидных поступков, в том числе
    и распространение наркотиков. В 1985 году он получил условное наказание
    за управление автомобилем в нетрезвом виде, позже его обвинили и неза-
    конном хранении пистолета. Ванда знала, что у Терри есть охотничье
    ружье. Детективы были убеждены, что именно этот факт натолкнул Ванду на
    мысль использовать Терри в роли наемного убийцы. Прокурор объяснил это
    так: «Она была уверена, что Терри Харпер или кто-либо, кого знал Терри,
    охотно согласится за деньги убить миссис Хит. Сначала она просила его
    нанести двойной удар» — убить и мать, и дочь. Мистер Харпер объяснил,
    что это, пожалуй, обойдется слишком дорого для нее, а вот одно убийство
    потянет примерно на 2,5 тысячи долларов. Она сказала, что такая сумма
    вполне устраивает ее, поскольку можно достать сразу все деньги».
    У Терри Линна Харпера не было ни малейшего желания участвовать в та-
    ком грязном деле, как убийство. Он сразу же отправился к полицейскому
    Джорджу Хелтону. Хелтон был старшим офицером в подразделении, боровшемся
    с наркобизнесом и организованной преступностью в округе Харрис. Хелтон
    рассказывал: «Этот парень был замечен в сомнительных делишках, не очень,
    правда, серьезных для обвинения. Я не поверил ему, когда он сказал, что
    бывшая жена его брата обратилась с просьбой совершить убийство или найти
    подходящего для этого человека. Это насторожило парня. Он правильно сде-
    лал, что пришел к нам». Xелтон снабдил Харпера магнитофоном для записи
    следующего разговора, который мог бы послужить доказательством преступ-
    ных намерений Вавды Холлоуэй.

    Аванс — серьги с бриллиантами

    От кассет, прокрученных позднее в суде, любого слушателя могло бро-
    сить в дрожь. На них были записаны и телефонные разговоры, и беседы меж-
    ду Харпером и Вандой при встречах. Звучали такие тирады: «Это решающий
    год. Если она не добьется своей цели в этом году, она никогда не достиг-
    нет ее!» Когда Харпер заметил, что трудно будет найти кого-нибудь для
    убийства ребенка, Ванда холодно возразила: «Но Терри, ты ведь не знаком
    с этой маленькой девочкой. Если бы ты знал ее! Я ее не выношу. Она суч-
    ка! Меня тошнит от нее».
    Во время одной из последующих встреч Ванда подробно описала Харперу
    образ жизни матери и дочери Хит. (Теперь, благодаря донесению Харпера,
    эта семья находилась под постоянным наблюдением и охраной полиции) Вав-
    да сказала тогда Харперу: «От матери гораздо больше вреда, чем от дочери.
    Она обложила меня со всех сторон. Мне все равно, пусть ее увезут на Кубу
    или еще куда-нибудь лет на пятнадцать, главное, чтобы ее здесь не было,
    о’кей? Я хочу, чтобы она убралась отсюда». В качестве аванса она протя-
    нула ему бриллиантовые серьги стоимостью около двух тысяч долларов.
    Затем снова послышался ее голос: «Сделай это как можно быстрее. Я хо-
    чу убрать эту сучку с дороги еще до конца недели… Сожги автомобиль,
    разнеси дом, сделай так, будто в дом забрались грабители, словом, делай
    что хочешь. Знаешь, Терри, не думаю, что я могла бы сама застрелить ко-
    го-нибудь. Но я согласна, чтобы это сделал кто-либо другой».
    Вот оно; ядовитое шипение «свихнувшейся Вацды», которая хотела, чтобы
    женщину убили до конца недели, до очередного выступления претендентов на
    титул «чиэрлвдера». Она рассчитывала, что если миссис Хит будет убита,
    Амбер откажется от выступления и Шенна получит возможность блеснуть пе-
    ред публикой.
    Состоялась еще одна встреча Ванды с Харпером, в результате которой
    было записано сорок пять минут разговора. На пленке нет ни слова, кото-
    рое свидетельствовало бы, что ее муж был осведомлен об этих дьявольских
    намерениях. Это был исключительно ее замысел. Для Вавды убийство стало
    навязчивой идеей.
    После предварительного слушания Ванде Холлоуэй, которая заявила о
    своей невиновности, разрешено было внести залог в 10 тысяч долларов и до
    суда оставаться на свободе.
    Нужно сказать, что у миссис Холпоуэй нашлись в городке друзья. Они
    утверждали, что Ванда попалась в ловушку, подстроенную бывшим мужем. В
    качестве доказательства они приводили тот факт, что сразу после ареста
    Ванды он попытался оформить опекунство над «осиротевшими» детьми.
    Тони Харпер, первый муж Ванды, заявил по этому поводу: «Я очень бес-
    покоился за безопасность детей, их эмоциональное состояние после случив-
    шегося. При таких обстоятельствах им было бы спокойнее в моем доме. Дети
    жили в стрессовом состоянии, их травили соседские ребята, выкрикивая,
    что их мамочка оказалась боевиком мафии. В этом году сын заканчивает
    школу, но вся эта история лишила его покоя. Было бы идиотизмом предпола-
    гать, что я как-то связан с этим. Ванда — очень волевая женщина. Это
    полностью ее затея».

    «Шенна обязательно пробилась бы в команду»

    Многие жители Чаннелвью не восприняли всерьез утверждения Ванды о ее
    невиновности. Они говорили: «Все это просто чудовищно. Ей нужно было ос-
    тавить эти детские проблемы самой Шенне. Девочка умеет принимать пораже-
    ние намного легче, чем мать».
    Верна Хит, до такой степени потрясенная случившимся, что находилась
    под наблюдением врача, не могла поверить, что человеческую жизнь можно
    принести в жертву такой чепухе, как «чиэрлидерство».
    Судебный процесс по делу Ванды Холлоуэй состоялся летом 1991 года. О
    нем писали все газеты Америки, а телевидение отвело репортажам из зала
    суда самое лучшее время. Главным аргументом своей защиты Ванда избрала
    утверждение, что слова об убийстве дочери и матери Хит были всего лишь
    словами. Их нельзя воспринимать буквально, так как приводить в действие
    свои угрозы она не собиралась. Суд присяжных признал ее виновной и вынес
    приговор — пятнадцать лет лишения свободы. Ее выпустили на поруки до
    рассмотрения апелляции. Однако через месяц судебное решение было отмене-
    но, так как один из присяжных скрыл свою судимость за хранение кокаина.
    Он не имел права входить в состав присяжных и выносить вердикт о чьей-ли-
    бо виновности или невиновности.
    Повторный судебный процесс был перенесен на два года, но опытные
    юристы считают, что вердикт останется тем же. Отсрочка повторного суда
    дала «свихнувшейся» Ванде возможность дорого продать свою «историю» те-
    левидению и кинокомпании. Ее адвокаты отказываются комментировать такие

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

  • ЭНЦИКЛОПЕДИИ

    Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    дящее, наверняка решил, что городские власти наконец-то собрались посе-
    ять тут траву. На самом деле рабочие были снайперами КРИПО, а торф был
    нужен, чтобы в случае необходимости быстро сделать укрытие, так как по-
    лиции стало известно, что в одном из гаражей террористы устроили склад
    оружия. После долгого и безрезультатного ожидания полиция обыскала гара-
    жи и действительно обнаружила в одном из них склад оружия. Заменив
    взрывчатку и оружие муляжами, оперативники из КРИПО решили все-таки дож-
    даться появления террористов.
    На улице, где сидели в засаде снайперы, рано утром притормозил «пор-
    ше». Из него вышли два человека и направились к гаражу. Третий —
    Жан-Карл Распэ, любовник Ульрики, — остался ждать в машине, нервно пог-
    лядывая в сторону ближайших садов. Многолетний опыт и чутье террориста
    подсказывали ему, что здесь что-то не так. И когда полицейские окружили
    его и предложили сдаться, он ответил градом пуль, но был мгновенно схва-
    чен.
    Андреас Баадер и Хольгер Майнс успели укрыться в гараже, но туда были
    брошены гранаты со слезоточивым газом. Террористы начали отстреливаться,
    однако Баадер был ранен в ногу. Через несколько минут они сдались.

    Последнее убежище

    Через неделю в гамбургском салоне одежды случайно попалась Гудрун
    Эннслин.
    Из всего руководства группы на свободе оставалась только Ульрика. Ее
    любовник был арестован, второй лидер группы тоже, «семья» распалась:
    кто-то оказался за решеткой, кто-то был убит. Даже друзья из «левых» от-
    вернулись от нее, возмущенные той волной насилия и грабежей, которую
    подняла ее группа.
    После того как надежный дом в Берлине попал под наблюдение полиции,
    Ульрика нашла новое убежище. Она и Герхард Мюллер обосновались в доме
    школьного учителя из «левых» Фритца Родевальда, который поначалу симпа-
    тизировал ее идеям. Но Родевальд был социалистом, а не террористом. Он
    был уважаемым человеком, президентом союза учителей, у него были семья и
    стабильное положение в обществе, том самом, которое она стремилась раз-
    рушить. По совету друзей Родевальд позвонил в полицию.
    Когда группа захвата ворвалась в квартиру, Ульрика распаковывала ве-
    щи. Среди тряпок в чемоданах оказались три пистолета, две ручные грана-
    ты, автомат и одна из ее «бэби-бомб». Герхард Мюллер сдался сразу и дол-
    жен был стать важным свидетелем. Но надеть наручники на Ульрику оказа-
    лось нелегким делом: она дралась как дикая кошка.
    На фотографиях, сделанных в следственном изоляторе, лицо Ульрики выг-
    лядит одутловатым. Но это не результат применения транквилизаторов —
    просто жизнь в бегах наложила на нее свой отпечаток. За последние месяцы
    террористка похудела и весила чуть более 45 килограммов.
    Арест Ульрики Майнхоф был последним гвоздем, вбитым в крышку гроба
    «Красной армии». Она была движущей силой всех операций, обладала уни-
    кальными способностями и пользовалась несомненным авторитетом среди еди-
    номышленников. Одни подпольные группы пытались освободить ее, другие в
    ответ на ее арест провели ряд террористических актов.
    21 мая 1975 года начался судебный процесс над Майнхоф, Баадером,
    Эннслин и Распэ. Вместе с ними на скамье подсудимых должен был сидеть и
    Майнс, но он объявил голодовку и умер в заключении.

    Четыре тысячи человек шли за ее гробом

    Судебный процесс тянулся целый год. Обвиняемые не говорили ни слова,
    заявив, что не признают этот суд. Но в конце концов Эннслин «сломалась».
    Она подтвердила, что банда совершила целую серию убийств. Через четыре
    дня Ульрика разорвала тюремное полотенце на полоски, сделала веревку,
    привязала се к решетке окна своей камеры и повесилась.
    Ее смерть подняла новую волну террора. Кульминацией стало убийство
    промышленника Ганса-Мартина Шлейера и захват самолета «Люфтганзы» в ок-
    тябре 1977 года. При освобождении пассажиров группой специального назна-
    чения трое из четырех террористов были убиты на месте, а один ранен.
    Эта новость так ошеломила Распэ, Баадера и Эннслин, которые были при-
    говорены к пожизненному заключению, что мужчины застрелились из тайно
    переданных им пистолетов, а Эннслин повесилась.
    Когда полиция еще раз внимательно пересмотрела список разыскиваемых
    террористов, «примеряя» его к взбудоражившему весь мир убийству Ган-
    са-Мартина Шлейера (известный западногерманский промышленник, незадолго
    до этого похищенный «Красной армией», был умерщвлен через несколько ча-
    сов после провала террористической операции по захвату самолета в аэро-
    порту столицы Сомали), экспертам бросилось в глаза то обстоятельство,
    что по крайней мере половину этого списка составляли террористки с
    явственным «почерком» Ульрики Майнхоф.
    Джиллиан Бейкер, автор биографической хроники переполненной кровавыми
    событиями жизни Ульрики Майнхоф, пишет: «Иногда она вела себя как взбал-
    мошный подросток, в котором вдруг проснулась неуемная любовная жажда. В
    ней непримиримо пытались сосуществовать пуританка и бунтарь, одинаково
    увлеченные и обманутые коммунистической утопией».
    Но те, кто хорошо знал Ульрику Майнхоф, утверждают, что где-то на дне
    ее души, вытеснив оттуда любовь, таилась черная ненависть, которая и
    сделала эту женщину «королевой террора».

    ВАНДА ХОЛЛОУЭЙ: Техасская бестия

    В тихом техасском городке творилось нечто невообразимое. Школьницы
    морили себя голодом, чтобы стать стройнее. Их мамы, конечно, не видели
    ничего плохого в том, что девочки заботятся о своей внешности. Но случи-
    лось невозможное: Ванда Холлоуэй, мать одной из учениц, решила нанять
    убийцу.

    Нечасто что-либо экстраординарное происходит в техасском городке Чан-
    нелвью. Он не привлекает внимания проезжих автомобилистов, его не заме-

    чают богатые соседа из большого Хьюстона, расположенного в получасе езды
    по той же магистрали. Городок удобно и малоприметно вписался в эту
    «главную улицу Америки», которую местные остряки пренебрежительно назы-
    вают дорогой в никуда».
    И тем не менее жители Чаннелвью гордятся своим небольшим тихим город-
    ком, который сами техасцы окрестили «задним двором Господа». Со времен
    американо-мексиканской войны, когда в 1836 году генерал Сантана и его ар-
    мия разгромили янки в битве при расположенном неподалеку Сан-Хасинго,
    ничто происходящее в Чаннелвью не привлекало внимания окружающего мира.
    Во всяком случае, так было до 1991 года, когда безмятежную жизнь захо-
    лустного городка вдруг всколыхнуло сенсационное дело Вавды Холлоуэй.
    Эта женщина вынашивала дьявольский замысел убийства матери девочки,
    которая считалась лучшей подружкой ее дочери. Ванда рассчитывала, что
    тринадцатилетняя красавица Амбер Хит будет так потрясена смертью матери,
    что не сможет оставаться членом школьной команды девочек — «группы под-
    держки», которая подогревает пыл болельщиков во время различных спортив-
    ных состязаний. В Америке членов таких команд называют «чиэрлидерами». В
    изощренном мозгу Ванда созрела «блестящая мысль», что уход Амбер из ко-
    манды откроет путь ее дочери Шенне, тоже тринадцатилетней, на футбольные
    игры штата, где она, надев коротенькую, плотно облегающую юбочку, будет
    красоваться на трибунах стадиона как член команды «чаннслеток», то есть
    юных жительниц Чаннелвью. Больше всего на свете Ванда желала, чтобы ее
    дочь стала таким вот «чиэрлцдаром».
    Вскоре ей удалось уговорить брата бывшего мужа убить миссис Хит. В
    качестве аванса она дала ему серьги с бриллиантами и сказала: «Сделай
    это как можно быстрее. Я хочу убрать эту сучку до конца неделю». Но быв-
    ший родственник, взяв серьги, помчался в полицию и выложил там все под-
    робности злодейского замысла. После этого он вновь встретился с Вандой,
    якобы для того чтобы уточнить детали операции. На этот раз у него под
    рубашкой был спрятан магнитофон. Сорок семь минут из уст женщины, замыс-
    лившей убийство, изливался поток злобной ненависти. Этого было достаточ-
    но, чтобы полиция арестовала Ванду, а ее намерение лишить жизни ни в чем
    не повинную женщину стало достоянием гласности.
    В городок со всех сторон слетелись репортеры, чтобы убедиться, правда
    ли, что одна мать может желать смерти другой матери лишь потому, что их
    дочери соперничают в борьбе за место «чиэрлидера» школьной команды. Га-
    зетчики обнаружили, что жизнь в этом городке с населением в семнадцать с
    половиной тысяч человек далеко не так проста, какой видится с «главной
    улицы Америки». И особенно там, где замешано пресловутое «чиэрли-
    дерство».

    Жажда лидерства

    Как выяснилось, школьники Чаннелвью оказались жертвами глупой идеи
    своих родителей, которой ловко пользовались дельцы от медицины. Некото-
    рые взрослые с не меньшим фанатизмом, чем у Ванды, жаждали видеть своих
    дочерей в роли лидеров среди сверстников.
    Девочки страстно желали похудеть, и многие из них, сгоняя, как им ка-
    залось, «лишний» вес, принимали опасные для юного организма таблетки.
    Чего только не сделаешь, чтобы приобрести славу лучшего «чиэрлидера»
    твоей футбольной команды! Арест Вавды Холлоуэй и ее безумная вдея
    убийства вынудили полицию заняться изучением безобидного на первый
    взгляд спортивного мира средней школы. Таким образом открылась разветв-
    ленная и процветающая сеть торговли медицинскими препаратами, которые
    покупали дети, преследуемые желанием соответствовать требованиям «карты
    веса», разработанной в школе. Эта карта устанавливала «подходящие» раз-
    меры для девочек, которые хотели стать членами «группы поддержки»
    спортсменов. В школе необычайно много девочек страдало от заболеваний,
    вызванных голоданием.
    Миссис Барбара Блэксток, мать двоих дочерей — Лауры и Лоретты, членов
    команды болельщиков средней школы Чаннелвью, рассказала: «Многие девочки
    после еды вызывали искусственную рвоту, принимали слабительные и моче-
    гонные средства, чтобы избавиться от «лишней» жидкости. Повсюду только и
    говорили что о диетических препаратах и о том, как их достать. Здоровье
    детей оказалось под угрозой». И тем не менее никто не пытался предотвра-
    тить ее.
    Дочь Барбары Лаура тоже пострадала, поддавшись общему безумию. Она
    глотала по пятнадцать таблеток в день, по вечерам бегала, надев два
    спортивных костюма, чтобы хорошенько пропотеть, пока не попала в больни-
    цу. После ареста Вавды учительница Джулия Дансфорд, которая проводила
    отборочные конкурсы в «группу поддержки», уволилась. На прощание она за-
    явила: «Родители оказывали на детей огромное давление, чтобы те непре-
    менно участвовали в конкурсе. Невероятно, но дети охотно шли на это. Я
    слышала, как одна девушка сказала: «Я готова убить кого-нибудь, чтобы
    попасть в эту команду». Печально, что у юного создания такие мысли. Но
    еще более отвратительно, когда так же думает мать».
    Помощник окружного прокурора Джо Мальоло, который поддерживал обвине-
    ние против Ванды Холлоуэй, сказал: «Это невероятная история, но когда
    думаешь, что у нас есть родители, которые могут ударить учителя или
    бейсбольного судью за то, что те якобы обижают их чадо, когда знаешь,
    что тщеславные палаши и мамаши ради собственных амбиций выжимают из де-
    тей все соки, стоит ли удивляться, что эти люди способны переступить
    грань дозволенного и готовы совершить убийство ради своих детей?»
    Горькое откровение…

    Ванда была помешана на своей дочери

    Ванда Холлоуэй жила с третьим мужем и с детьми от первого брака — до-
    черью Шенной и сыном Шейном в собственном особняке. Этот приземистый до-
    мик типа бунгало с крепкими воротами и небольшим бассейном в саду стоял
    в окружении мохнатых елей и сосен. Система кондиционеров поддерживала
    прохладу в течение всего долгого горячего техасского лета.
    Ванда хотела всего сразу — и для себя, и для дочери, в которой души
    не чаяла. Чувство это крепло по мере того, как Шенна подрастала.
    Врач-психолог, изучавший душевное состояние Ванды, пришел к выводу, что
    она смотрела на мир глазами дочери, стремясь не упускать ни единой мело-
    чи в ее жизни. В сферу интересов матери попали и школьные отметки доче-
    ри, и приятели-мальчики, и платья, и, наконец, любимые занятия Шенны по
    «чюрлндерству». А в эту школьную команду Шенне хотелось попасть больше
    всего на свете.
    Дочь была окружена вниманием и любовью матери. Сама Ванда в детстве

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

  • ЭНЦИКЛОПЕДИИ

    Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    повысить студенческие стипендии. В 1967 году убежденная коммунистка Гуд-
    рун Эннслин бросила мужа с маленьким ребенком и сошлась с Баадером, с
    которым познакомилась на студенческой демонстрации. Как раз в то время
    Андреас Баадер стал яростно проповедовать свою философию классовой нена-
    висти. Он стал призывать к вооруженной партизанской борьбе против госу-
    дарства, к так называемой «народной войне».

    На пути к террору

    Самый первый акт вооруженной борьбы оказался неудачным. Баадер и
    Эннслин подложили зажигательные устройства во франкфуртский универмаг в
    знак протеста против войны во Вьетнаме, но были схвачены на месте прес-
    тупления и отданы под суд. Во время этого процесса Ульрика Майнхоф была
    на стороне Баадера и его действий. Убежденная пацифистка сделала первый
    шаг к новой роли — террористки, готовой принести в жертву человеческие
    жизни для достижения своих целей.
    Баадер, Эннспин и два других «партизана» были приговорены за поджог
    универмага к трем годам каждый. В июне 1969 года, после того как они от-
    сидели четырнадцать месяцев, по ходатайству адвокатов их выпустили на
    свободу до пересмотра дела. Но Баадер, его любовница и один из сообщни-
    ков не стали ждать нового суда и сбежали во Францию. Ими занялся Ингер-
    пол, и в 1970 году они были вновь арестованы, доставлены в Германию и
    посажены в тюрьму. Ульрика Майнхоф была возмущена этим до глубины души.
    Теперь она жила в Западном Берлине, ее связи с «левыми» укрепились, а
    квартира стала местом встреч политических единомышленников. В 1970 году
    Ульрика окончательно встала на путь террора. Вместе с несколькими сорат-
    никами Баадера она решила вызволить его из тюрьмы.
    В Германии сформировалась группа людей, симпатизирующих Баадеру и его
    делу. Она была известна как фракция «Красная армия». Создал ее Хорст Ма-
    лер, адвокат, защищавший Баадера на судебном процессе, ярый сторонник
    насильственного свержения государственного строя в Западной Германии.
    «Красная армия» была связана не только с местными подпольщиками-экстре-
    мистами, но имела также контакты с террористическими группами на Ближнем
    Востоке.
    Сипами этой организации был устроен побег из тюрьмы Баадера и его
    единомышленников. После побега Малер, Майнхоф, Баадер и Эннслин отправи-
    лись в Иорданию, где в учебном лагере намеревались пополнить свое терро-
    ристическое «образование».

    Учеба у палестинцев

    Майнхоф оказалась способной ученицей. Она успешно постигала премуд-
    рости терроризма: как выпрыгнуть на ходу из мчащейся машины и при этом
    не пострадать, как поражать цель из пистолета новейшего образца. Но от-
    ношения между арабскими хозяевами и их немецкими гостями были прохладны-
    ми; каждая из сторон обвиняла другую в высокомерии. Арабов, похоже, осо-
    бенно раздражал Баадер, который отказывался участвовать в групповых за-
    нятиях, заявив, что они «не подходят» для той войны, которую он планиру-
    ет вест в Европе.
    Когда разногласия между двумя группами достигли предела, немцам было
    предложено покинуть учебный лагерь. Ульрика решила задержаться — ее
    очень интересовали бомбы, и она хотела научиться правильно их применять.
    Но палестинцы ничего не хотели слушать. Группа тайно вернулась в Герма-
    нию. Там им пришлось скрываться на квартирах и в домах радикалов, друзей
    Ульрики, оставшихся со времен ее бурной политической деятельности.

    Ульрика посылает сыновей в лагерь террористов

    Ульрика была настолько убеждена в справедливости дела «Красной ар-
    мии», что послала своих семилетних сыновей-близнецов в Иорданию, в тот
    самый учебный лагерь террористов, который недавно покинула. Она хотела,
    чтобы в будущем они вместе с палестинцами сражались против Израиля. Это
    желание, как она объясняла, было истинным выражением ее любви к детям.
    Мальчики доехали только до Сицилии, где были задержаны полицией. Сопро-
    вождавшего их террориста арестовали. Через несколько недель лагерь, в
    который они направлялись, был превращен в руины авиацией короля Хусейна.
    Тем временем Ульрика и ее единомышленники принялись разрабатывать
    план «народной войны». Выяснилось, что прежде всего необходимо позабо-
    титься о главном — деньгах. Малер организовал серию налетов на банки,
    чтобы добыть сумму, необходимую для приобретения взрывчатки, фальшивых
    документов, оружия и складов, где можно было бы все это хранить. В один
    из дней они умудрились ограбить сразу три банка, но Ульрика была недо-
    вольна, поскольку добыча оказалась ничтожной. С тех пор ограбления вошли
    в привычку. Безрассудная смелость в сочетании с тщательной подготовкой
    акций во многом обеспечивала успех задуманных операций.
    Рабочий-автомеханик Карл-Хайнц Руланд тоже попал в эту группу, так
    как имел возможность снабжать налетчиков машинами. Интеллектуалы-заговор-
    щики смотрели на новичка свысока, но именно его из всех мужчин «Красной
    армии» Ульрика выбрала себе в любовники. Поговаривали, что ее сексу-
    альный выбор демонстрировал убеждение в том, что классовая система отми-
    рает и что она, Ульрика, не признает никаких классовых предрассудков.
    Однако Рулавд считал иначе. «Я простой рабочий, которого она учила, —
    сказал он позже. — И хотя она интеллектуально намного выше меня, она ни-
    когда не напоминала об этом».
    Ульрика была интендантом группы. Она обеспечивала ее оружием через
    палестинские контакты, разрабатывала планы налетов на государственные
    учреждения, чтобы добыть официальные бланки и печати. Потом их использо-
    вали для изготовления фальшивых документов, которые открывали доступ к
    таким местам, как военные лагеря и исследовательские центры. Налеты на
    банки продолжались. Таким образом удалось добыть сотни тысяч марок.
    Но подобные акции, по мнению террористов, были недостаточно эффектив-
    ны, для того чтобы разрушить «антинародную» государственную систему.
    Нужно было ясно и точно определить цели «народной войны».
    В октябре 1970 года Малер совершил грубую ошибку и угодил в полицейс-

    кую ловушку.
    Руководство группой легло на плечи Баадера. Неуравновешенный, склон-
    ный к сумасбродству, Баадер нуждался в трезвом аналитическом уме Ульрики
    Майнхоф, чтобы держать свою «партизанскую армию» в руках.
    После ограбления преступниками двух банков в Касселе полиция активи-
    зировала свои поиски. Немецкая криминальная полиция — КРИПО — сформиро-
    вала специальное подразделение, чтобы раз и навсегда покончить с этой
    преступной группой. Многие члены «Красной армии» оказались за решеткой.
    Был момент, когда только Баадер, Майнхоф и еще несколько боевиков оста-
    вались на свободе. Однако недостатка в желающих вступить вместе с ними
    на преступный путь не было. Скоро банда переключилась с ограбления бан-
    ков на уничтожение людей, и кровь полилась рекой.
    «Банда сумасшедших» — одно из подразделений «Красной армии» — была
    порождением извращенного ума доктора Вольфганга Хубера из Гей-
    дельбергского университета. Этот деятель утверждал, что психические бо-
    лезни провоцирует государство; измените политическую систему — и психи-
    ческие заболевания исчезнут. Он учил своих пациентов подрывному делу,
    искусству наблюдения, дзюдо и прочим способам рукопашного боя. Жена Ур-
    сула была его верной помощницей. К середине 1971 года группа убийц-пси-
    хопатов решила, что «Красная армия» очень близка им по духу, и присоеди-
    нилась к ней. Сыщики из КРИПО прозвали эту группу «бандой сумасшедших».
    22 октября 1971 года экипаж патрульной машины в Гамбурге опознал чле-
    на «банды сумасшедших» Маргрит Шиллер, когда она выходила из здания вок-
    зала. Она встретилась с двумя сообщниками. Патрульные офицеры Хельмут
    Шмид и Генрих Лемке попытались взять террористов, но троица была хорошо
    вооружена, и полицейские оказались отличными мишенями для «сумасшедших».
    Шмвд умер с шестью пулями в груда, а Лемке повезло — он отделался легким
    ранением.

    Ликвидация «отступников»

    Убийство полицейского прибавило блюстителям закона решимости разгро-
    мить «Красную армию». Маргрит Шиллер была арестована через два дня после
    убийства. При ней оказались оружие и «Церковная черная книга», написан-
    ная Майнхоф. В книге обнаружили список священнослужителей, врачей, жур-
    налистов, адвокатов, на которых «Красная армия» могла положиться в труд-
    ную минуту. Эта книга вызвала в обществе бурю возмущения деятельностью
    проповедников насилия и террористов.
    Тем не менее убийства продолжались. 22 декабря 1971 года был застре-
    лен полицейский Герберт Шонер, когда банда грабила банк в прирейнском
    городке Кайзерлаутерн. Ему было 32 года, у него остались жена и ма-
    ленькие дети.
    Участвовавшая в налете 19-летняя Ингеборг Барц, недавно присоединив-
    шаяся к банде, была потрясена видом крови и детским криком. Она решила
    уехать в Берлин к матери, устроиться на работу машинисткой в какую-ни-
    будь маленькую фирму и постараться забыть жизнь революционерки и крики
    детей, до смерти напуганных налетчиками.
    Но Майнхоф издала приказ о «ликвидации» любого члена «Красной армии»,
    который решил «завязать».
    Член банды Герхарт Мюллер позже будет свидетельствовать против своих
    бывших сообщников и расскажет, что Майнхоф пришла в ярость, когда услы-
    шала, что Ингеборг хочет уехать. Мюллер показал на следствии, что Ульри-
    ка Майнхоф и Баадер отвезли Ингеборг в заброшенный каменный карьер и там
    расстреляли «отступницу».

    «Бэби-бомба» Ульрики

    Полицейских погибало все больше. Один из них был убит пулями
    «дум-дум» — варварским средством умерщвления, запрещенным международной
    конвенцией. Майнхоф совершенствовала серию бомб, изготавливаемых из на-
    чиненных взрывчаткой обрезков трубы. Такое устройство называли «бэ-
    би-бомба». Оно подвешивалось на ремнях через плечо так, что лежало на
    животе, и женщина казалась беременной.
    Майнхоф была мозговым центром «бомбовой» кампании. Она планировала
    акции, намечала в качестве целей государственные учреждения в районе
    Гамбурга, Гейдельберга, Аугсбурга, Мюнхена и Франкфурта.
    Во Франкфурте Жан-Карл Распэ, очередной любовник Ульрики и лидер
    группы, Баадер и Эннслин заложили несколько бомб в штаб-квартиру 5-го
    американского армейского корпуса. От взрыва погиб американский полков-
    ник, тринадцать гражданских и военных сотрудников были ранены. Амери-
    канскую армию Ульрика определила как одну из целей борьбы. Она считала,
    что именно Америка повинна во всех европейских неурядицах. Кроме того,
    это была месть за войну во Вьетнаме, войну, к которой «Красная армия»
    относилась резко отрицательно по известным идеологическим причинам.
    В следующем году «Красная армия» продолжала свою кровавую кампанию.
    Пять человек были ранены в помещениях мюнхенских полицейских участков,
    где взорвались бомбы с часовыми механизмами, оставленные в чемоданах.
    Жена судьи, который подписал ордера на арест террористов, была тяжело
    ранена взорвавшейся бомбой в своей машине, когда повернула ключ зажига-
    ния. Ульрика лично подложила бомбы в офисы крупнейшего издательства Ак-
    селя Шпрингера во Франкфурте. Еще три американца погибли неделю спустя
    от взрыва бомбы в казармах города Гейдельберга. Бомбы Ульрики были срабо-
    таны талантливым механиком Дьерком Хоффом, который сменил прежний род
    занятий на политический террор. Он делал такие чувствительные таймеры,
    что оружейные фирмы впоследствии искали его чертежи, чтобы использовать
    в производственных целях.

    Засада

    Легкость, с которой действовали террористы, кровавые следы, которые они
    оставляли, вызывали сильное беспокойство правительства Западной Германии.
    Стало известно, что Ульрика Майнхоф часто наведывается в Восточную Герма-
    нию, чтобы пополнить запасы оружия. Однако выследить ее было очень трудно
    — она часто меняла и внешность, и документы. Но именно она больше всех
    интересовала полицию и спецслужбы, поскольку была мозговым центром «крас-
    ноармейского» террора.
    Спустя неделю после преступления «Красной армии» в Гейдельберге жите-
    ли франкфуртского пригорода, отправляясь на работу, вряд ли обращали
    внимание на группу рабочих, разгружавших торф возле гаражей в стороне от
    жилого массива. Вокруг гаражей была голая земля. Тот, кто видел происхо-

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

  • ЭНЦИКЛОПЕДИИ

    Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    преступников, но они выстрелили первыми. Шериф рухнул на дорогу мертвым.
    Для Баркеров пришла пора смываться и найти где-нибудь безопасное место,
    пока шум, поднятый этим убийством, не утихнет.
    Ма покинула фермерский дом в Миссури и перебралась в городок
    Сент-Пол, штат Миннесота, известный как место, где гангстеры скрывались
    от закона. И вновь она организовала здесь убежище для бандитов. Кроме
    того, известные налетчики Джек Пфайфер и Гарри Сойер стали ее близкими
    друзьями. Ма составляла планы ограбления грузовиков, перевозивших това-
    ры на дальние расстояния, а Фредди и Карпис осуществляли их. Пфайфер и
    Сойер продавали награбленное, а Ма получала свою долю и тратила ее на
    адвокатов, надеясь с их помощью освободить остальных сыновей.
    Семья преступников ненавидела бедного Артура Данлопа, когда-то женив-
    шегося на Ма, и не хотела больше терпеть его присутствие. Тело несчаст-
    ного супруга, продырявленное пулями, было найдено плавающим в ледяной
    воде озера Фристед в штате Висконсин в конце 1931 года. Застрелил своего
    отчима Фредди Баркер.
    Фредди и Карпис провернули к тому времени несколько дел самостоя-
    тельно и не хотели больше зависеть от Пфайфера и Сойера. Многие отчаян-
    ные головы были согласны работать на Фредди и Карписа. Эта парочка орга-
    низовала собственную банду. Между 1931 и 1933 годами они ограбили дюжину
    банков, убили немало людей, в том числе начальника полицейского участка
    Мэнли Джексона, нескольких охранников и полицейских. Ма Баркер и Фредди
    стали самыми опасными из всех разыскиваемых в Америке преступников. На
    их кровавом счету были десятки трупов.
    В октябре 1932 года Артур Баркер был освобожден под честное слово.
    Теперь уже двое сыновей Ма были на свободе и «трудились» на ниве прес-
    тупности. В мае 1932 года Ма осенило: «Хватит грабить банки, пора за-
    няться похищением людей с целью получения выкупа». Преступница рассудила
    так: раз уж она тратит огромные суммы денег, используя любую возмож-
    ность, чтобы вызволить из тюрьмы своего сына, богатая семья тем более не
    постоит за ценой, чтобы вернуть своих детей. Объединившись с Фредом Гот-
    цем, бывшим сообщником пресловутого чикагского мафиози Аль Капоне, ко-
    варная Ма Баркер подготовила план похищения Уильяма Хамма, главы богатой
    династии пивоваров.

    Первое похищение

    15 июня 1933 года по дороге из своей пивоварни в Сент-Поле Хамм был
    похищен Фредди и Карписом. Его заставили подписать бумагу с требованием
    выкупа, завязали глаза, несколько часов возили по дороге, прежде чем
    доставить в логово Ма Баркер, где и держали под охраной. Три дня члены
    семьи пивовара консультировались с полицией и спорили между собой, пока
    не решили отдать выкуп. Пакет с деньгами был выброшен на ходу из машины
    на пустынной дороге в пригороде Сент-Пола. План Ма Баркер сработал, и
    Уильяма Хамма, целого и невредимого, вернули семье.
    Братья Баркеры и Ма, их мозговой центр, не забывали и про старый про-
    мысел — ограбление банков. В августе 1933 года гангстеры напали на маши-
    ну, перевозившую деньги. Их добыча составила 30 тысяч долларов. В завя-
    завшейся перестрелке один полицейский был убит, а другой тяжело ранен.
    Еще одного «копа» они убили месяцем позже — во время неудачного налета
    на банк в Чикаго.

    Мозговой центр

    И все-таки похищения привлекали Ма гораздо больше. Легкость, с кото-
    рой они взяли выкуп за Хамма, убедила ее, что это дело более выгодное и
    менее опасное, чем налеты на банки с выносом сейфов, перестрелками и по-
    гонями. Чувствуя, что после ряда убийств атмосфера вокруг Баркеров стала
    накаляться (повсюду висели плакаты с их портретами и надписью «Разыски-
    ваются ФБР»), Ма предложила на время затаиться, а потом выкрасть видного
    банкира из Миннеаполиса Эдварда Бремера.
    Несколько месяцев Ма разрабатывала план похищения, прежде чем послала
    своих «мальчиков» на дело.
    Утром 17 января 1934 года Бремер высадил свою восьмилетнюю дочь около
    школы и поехал в офис. Он попал в ловушку, когда машина остановилась пе-
    ред светофором. Артур подбежал к ней и приставил к виску банкира ре-
    вольвер.
    Бремера заставили подписать просьбу к семье о выкупе на сумму 200 ты-
    сяч долларов. Семья Бремеров в полицию не обращалась, но их попытки от-
    дать выкуп несколько раз срывались по разным причинам. Слишком нервный
    Артур Баркер хотел убить Бремера, но Фредди остановил его словами: «Ко-
    нечно, ты можешь вышибить из него мозги, но ты же знаешь, что скажет Ма!
    » Одно упоминание этого имени заставило Артура опустить револьвер. Эд-
    варда Бремера вернули семье после того, как 17 февраля 1934 года выкуп
    был передан бандитам.

    Пластическая операция не удалась

    Карпис и Фредди вместе с Ма решили сделать пластическую операцию,
    чтобы изменить внешность и ускользнуть от преследования. Они нашли врача
    по имени Джозеф Моран, который, как оказалось, был алкоголиком. Моран
    дал им морфия, прежде аем приступить к своей неуклюжей работе. Ма еще
    только готовилась к операции, когда увидела, что Моран проделал с Фред-
    ди. На этом хирургическая деятельность Морана закончилась: по приказу Ма
    Фредди и Артур пристрелили его.
    Ма настояла, чтобы банда разделилась, и первым делом отправила Артура
    жить в Чикаго. Сама она арендовала дом в малонаселенной местности в шта-
    те Флорида. Карпис и другие члены банды регулярно туда наведывались. В
    1935 году кто-то донес на Артура, и он был арестован агентами ФБР, как
    только вышел из своей чикагской квартиры. При других обстоятельствах он
    непременно выхватил бы револьвер и стал стрелять. А туг как назло он ос-
    тавил оружие дома.
    Во время обыска на квартире Артура обнаружили карту с подобными ука-
    заниями, как найти то место во Флориде, где скрывались Ма и Фредди. О

    такой удаче ФБР могло только мечтать! Теперь полиции оставалось лишь
    тщательно спланировать свои действия, чтобы ликвидировать бандитское ло-
    гово, — и успех операции был обеспечен.

    Конец банды мамаши Баркер

    16 января 1935 года агенты ФБР окружили дом. Один из них, надев пуле-
    непробиваемый жилет, предложил Ма сдаться. Увидев его, она приоткрыла
    дверь и прошипела сквозь зубы: «Пошли бы вы все к черту!» Когда дверь
    захлопнулась, инспектор услышал ее слова сыну: «Врежь этим проклятым ко-
    пам — стреляй!».
    Сохраняя полное спокойствие, Ма поднялась наверх и открыла из окна
    огонь из автоматической винтовки по людям, обложившим их берлогу. Фредди
    поддерживал мамашу огнем из автомата. Агенты ФБР ответили тем же, а по-
    том пустили в ход слезоточивый газ. Ожесточенная пальба продолжалась
    около часа. Когда наконец стрельба прекратилась, местный парень добро-
    вольно согласился заглянуть в дом. Он нашел Ма без признаков жизни.
    Фредди умер, получив четырнадцать пуль.
    Оба ее оставшихся сына тоже погибли. Артур был убит охраной в тюрьме
    Алькатрас в Сан-Франциско при попытке к бегству. Ллойд отсидел двадцать
    пять лет за убийство и был освобожден в 1947 году. Вскоре он женился, но
    два года спустя жена зарезала его.
    Таким был конец истории «мальчиков» Баркер, попавших под злой гипноз
    матери, которая стала виновницей трагедии.

    УЛЬРИКА МАЙНХОФ: Философия убийства

    Ульрика Майнхоф была прекрасно образованной и яркой личностью, люби-
    мицей журналистов. Но она предпочла стать фанатичной и жестокой терро-
    ристкой. Ее история во многом таинственна и необъяснима.

    В среде послевоенной немецкой молодежи не все верили в экономическое
    чудо, которое может возродить разрушенную экономику, поднять города из
    руин и сделать Германию еще более сильной и процветающей, чем при дово-
    енном «третьем рейхе». Идеи новой революции зрели в школьной, универси-
    тетской, академической среде, в некоторых слоях интеллигенции. Эти люди
    с надеждой смотрели на Восток, особенно на Восточную Германию, скрытую
    за каменной стеной и колючей проволокой. Они всерьез рассматривали ГДР
    как модель государства будущего.
    Эти «кухонные радикалы», представители среднего класса, верили, что
    концепция капитализма изжила себя и пришло время истинно пролетарской
    революции. Но они были убеждены, что реализовать эту идею мирным путем
    невозможно — новый Иерусалим должен быть воздвигнут на крови. В неистовом
    потоке насилия имя Ульрики Марии Майнхоф оказалось неразрывно связанным с
    именем Андреаса Баадера. Созданная ими организация была одной из самых
    известных террористических групп в Германии.

    Живой ум и природное обаяние

    Ульрика родилась в Нижней Саксонии 7 октября 1934 года и принадлежала
    к тому «потерянному поколению», которое было искалечено войной. Рожден-
    ная в период восхождения фюрера к власти, достаточно взрослая, чтобы
    понять, что он поставил страну на колени, она рано столкнулась с труд-
    ностями реальной жизни. Ее отец умер от рака в конце войны, а мать скон-
    чалась в 1948 году. Приемная мать позаботилась о том, чтобы Ульрика по-
    лучила образование. Интеллигентная, высокоодаренная молодая женщина,
    Ульрика обладала живым умом и природным обаянием. Ее привлекали паци-
    фистские идеи, труды Бертрана Рассела и Веры Бриттен. Бурная эпоха оста-
    вила свой след в ее юном сознании.
    К двадцати трем годам она поступила в докторантуру Мюнстерского уни-
    верситета. Ульрика была активным членом различных левых движений, высту-
    пала за запрещение ядерного оружия, призывала бороться с растущей угро-
    зой милитаризма в Германии со стороны правых — в то время это было ос-
    новное политическое направление. Даже социал-демократ Вилли Брандт, ко-
    торый стал впоследствии канцлером Федеративной Республики, не оставался
    в стороне от этих идей.
    К 1959 году Ульрика приобрела устойчивую репутацию радикала и передо-
    вого ученого. Она мастерски владела аудиторией, поэтому ее постоянно
    приглашали выступать. На антиядерной конференции в Бонне она познакоми-
    лась с редактором студенческой газеты «Конкрет» Клаусом Райнером Ролем.
    Они полюбили друг друга и в 1962 году стали мужем и женой. Через год
    Ульрика родила близнецов. Хотя теперь она стала много времени уделять
    семье, ее увлечение политикой не ослабло. В 60-х годах, когда в Англии
    появились «битники», а слова «свободная любовь» были на устах у всех,
    Ульрика пришла к выводу, что старый капиталистический строй должен быть
    разрушен. Однако все глубже погружаясь в пучину «левой» идеологии, она
    неплохо жила в той системе, которую презирала.
    Ульрика и Клаус были обеспеченными людьми. Роль с немалой выгодой пе-
    реводил порнографические шведские книги на немецкий язык, а доходы
    Ульрики росли по мере увеличения тиража газеты «Конкрет», редактором ко-
    торой она стала. Вокруг них сформировалась группа разных по социальному
    статусу людей, объединенных стремлением изменить окружающий мир. Ульрика
    стала постоянным и популярным гостем политических радиопередач, при лю-
    бой возможности пропагандируя «альтернативные» взгляды на текущие собы-
    тия. В течение всех этих лет обеспеченной жизни — с «мерседесом» возле
    собственного дома и подвалом, наполненным отличными винами, — Ульрика
    Майнхоф продолжала утверждать, что лишь насильственный переворот может
    излечить современное общество от всех его болезней.
    В конце 60-х произошли два события, которые изрядно пошатнули ее упо-
    рядоченный мир. Во-первых, в 1968 году она развелась с мужем, который
    постоянно ей изменял и в конце концов перешел все границы приличия.
    Во-вторых, состоялся судебный процесс по делу молодого революционера
    Андреаса Баадера.
    Баадер родился в Мюнхене в 1943 году. Он был приверженцем на-
    сильственных методов классовой борьбы, которая, как он считал, необходи-
    ма в современном немецком обществе. Красивый бездельник, никогда не ра-
    ботавший, любимец женщин, он приехал в Берлин и регулярно участвовал во
    всевозможных демонстрациях, которые происходили ежедневно в старой сто-
    лице империи. Тут протестовали по любому поводу и боролись за что угодно
    — от защиты прав людей, незаконно вселившихся в квартиры, до требования

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

  • ЭНЦИКЛОПЕДИИ

    Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    МА БАРКЕР: Мамаша-пулемет

    Это была редкая личность — женщина, которая возглавляла банды голово-
    резов и воспитала своих сыновей в духе злостного неповиновения закону.
    Ма Баркер обеспечила себе место в анналах преступности, поскольку исто-
    рия ее жизни — это цепь поистине дьявольских деяний.

    Ма Баркер учила своих сыновей трем премудростям: читать, писать и
    стрелять. Она была родом из тех самых мест, по которым шастал известный
    головорез Джесси Джеймс. Четыре сына под ее руководством стали одной из
    самых опасных и жестоких банд в истории Америки. Она научила их следо-
    вать правилу, которое гласило: все законы созданы для того, чтобы их на-
    рушать. В отличие от своих современников — Красавчика Флейца и Джона
    Дилливджера, которые хотя и были отъявленными негодяями, не смогли раз-
    житься и разбогатеть на своих преступлениях, — парни Баркер добыли огром-
    ные суммы денег, оставаясь при этом неуловимыми. На своем пути по всей
    стране — от Среднего Запада до далекого южного Техаса — они действовали
    дерзко, хладнокровно и убивали безо всяких колебаний. Это были отбросы
    общества, наученные собственной матерью жить по законам преступного ми-
    ра.
    Настоящее имя М. Баркер — Аризона Донни Кларк. Она родилась в Сиринг-
    филде, штат Миссури, в 1872 году в семье безграмотного фермера-алкоголи-
    ка и богобоязненной матери, которая учила ее читать Библию и играть на
    скрипке. Девочка бросила школу, когда ей было десять лет, и всю жизнь
    питала страсть к чтению дешевых книжек о преступлениях злодеев подобных
    Джесси Джеймсу. Арри, как она себя называла, была потрясена, когда уви-
    дела Джесси верхом на лошади во главе банды. В 1892 году, когда банда
    Далтона погибла под полицейскими пулями во время ограбления банка в Коф-
    февилле, штат Канзас, Арри носила траур. Было ей тогда 20 лет.

    «Всадники апокалипсиса»

    Ее печаль несколько поутихла, когда она вышла замуж за Джорджа Барке-
    ра, чернорабочего, такого же необразованного, как и сама. Слабый и нере-
    шительный, он сразу оказался «под каблуком» у жены. Особенно ему доста-
    валось, когда она налегала на виски. Однако они умудрились произвести на
    свет четырех здоровых сыновей: Германа, Ллойда, Артура и Фреда. Все дети
    выросли бандитами, и все, так же как их мать, погибли от пули. В своем
    штате они были известны как «четыре всадника Апокалипсиса» (именно так,
    с горькой иронией, их прозвали учителя местной школы). В 1908 году, под
    влиянием соседей, которые считали, что она родила сыновей дьявола, Ма со
    своим выводком и мужем переехала в Уэбб-Сиги. Она выбрала этот город,
    так как недавно в его окрестностях обнаружили золото. Желание разбога-
    теть оставалось единственной надеждой этой семьи. Баркеры продолжали
    жить в крайней бедности в своей хибаре без воды и электричества. Житейс-
    кие невзгоды и обиды копились год от года и толкали молодых людей на
    преступления.

    «Мои мальчики отмечены богом»

    Ма патологически ненавидела любую власть и тех, кто позволял себе хо-
    тя бы малейшее замечание по поводу ее жуликоватого выводка. Она считала,
    что все полицейские настроены против ее сыновей. В 1910 году Герман Бар-
    кер стал первым, кого арестовали за воровство. Вместо того чтобы отру-
    гать сына, она накинулась на полицейских: «Мои мальчики отмечены Богом!
    Вы будете гореть в аду, если еще раз тронете своими грязными руками ко-
    го-нибудь из Баркеров!».
    В 1915 году после многочисленных столкновений с законом семья собра-
    лась и двинулась в город Талса, штат Оклахома, где муж нашел работу на
    железной дороге. Они жили все в той же нищете, а сыновья продолжали на-
    рушать закон. Мальчишки прошли через весь набор подростковых преступле-
    ний — от квартирных краж до угона машин и грабежа.

    Новые друзья

    Ма Баркер быстро наладила дружеские связи с пестрой публикой, состоя-
    щей из бездельников, оборванцев, наркоманов, убийц и грабителей. Она
    очень привязалась к типу по имени Херб Фармер, который скрывался непода-
    леку от местечка Джоплин, штат Миссури. Она познакомилась со многими из-
    вестными преступниками того времени, грабителями и вооруженными налетчи-
    ками. Скоро ее дом стал пристанищем для беглых преступников и бандитов,
    которым нужно было отсидеться. Эти постоянные гости потчевали впечатли-
    тельных мальчишек «романтическими историями» об убийствах, грабежах и
    насилии. Психиатр Джеймс Аллен, который изучал дело Ма Баркер, сказал:
    «Эта женщина видела в хулиганах и грабителях, которые постоянно болта-
    лись в ее доме, воплощение тех бандитов, которых она боготворила еще в
    детстве. Она не могла внушить своим отпрыскам уважение к правилам и за-
    конам, которые существовали в обществе. Она рассказывала им о жизни
    преступников как о своего рода романтическом приключении в стиле Робин
    Гуда. Мальчишки с весьма условным образованием и ограниченным кругозором
    слышали то, что хотели услышать».
    Братья Баркер к моменту совершеннолетия уже полностью принадлежали к
    преступному миру. Ма Баркер с восхищением слушала рассказы своих сыновей
    об их подвигах и с готовностью давала советы, как лучше ограбить челове-
    ка или ювелирную лавку.
    В 1917 году Баркеры стали членами крупной банды, объединявшей прес-
    тупников, которые грабили банки, почтовые отделения и местные заправоч-
    ные станции. Рэй Террилл, который много часов проводил с Ма, планируя
    налеты на банки, взял Германа на очередной грабеж. После этой «прогулки»
    Ма вывернула карманы сына, чтобы убедиться, что он не присвоил ее долю.
    Однажды она нашла в носке Германа 50 долларов и отлупила сына рукояткой
    револьвера.
    В 1922 году ей пришлось надолго расстаться со старшим сыном. Ллойд

    был схвачен во время налета на почту, когда стрелял и ранил охранника.
    Что она могла сделать или сказать, чтобы убедить суд в невиновности
    мальчика? Ма была безутешна, когда Ллойда приговорили к двадцати пяти
    годам каторжных работ. Артур был следующим, кто попал на скамью подсуди-
    мых. В 1922 году он был признан виновным в убийстве ночного сторожа
    больницы, когда пытался украсть наркотики. Он получил двадцать лет
    тюрьмы, несмотря на попытку Ма Баркер подкупить другого человека, чтобы
    тот согласился взять на себя вину Артура.
    Когда Артура посадили за решетку, Ма Баркер бросила мужа, увлекшись
    «прелестями» однополого секса. «Когда Фредди и другие парни не чистили
    банки, они бегали в поисках девчонок для Ма, — рассказывал бывший граби-
    тель банков, который в свое время был связан с бандой Баркеров. — Они
    приводили несовершеннолетних девочек, а старуха, вдоволь натешившись,
    приказывала Фредди и другому члену банды избавиться от них. Эти идиоты
    убивали несчастных и бросали их в окрестные озера. Все они погибли из-за
    выжившей из ума старухи Баркер. Отвратительно! Эта компания была мне так
    противна, что я только дважды ходил с ними на дело. Да и вообще профес-
    сионалы в этой мерзкой банде не задерживались».

    «Все они были сумасшедшими»

    «Половые извращенцы — так можно назвать это сборище, — говорил бывший
    грабитель Одетт. — Ма стала лесбиянкой, а все парни, за исключением Ар-
    тура, были гомосексуалистами. Нет ничего хуже, чем грабитель банка,
    убийца и гомосексуалист в одном лице. Понимаете, если кто-нибудь из них
    видел приближающегося вооруженного копа, он сразу стрелял, потому что
    опасался за жизнь своего любовника. Они защищали любовников так же, как
    себя. Фредди убил многих из-за своего возлюбленного Карписа. Все они бы-
    ли сумасшедшими любовниками-убийцами».
    В 1926 году Фредди получил пятнадцать лет за вооруженное ограбление
    банка в Уиндфилде, штат Канзас. Налет организовала Ма. Единственным, кто
    оставался на свободе, был Герман. Ма переживала за сыновей, однако даже
    и не подумала отговорить Германа от пагубного дела. Болев того, настояла
    на том, чтобы он присоединился к банде Каймса-Террипла, которая специа-
    лизировалась на краже банковских сейфов. Грабители вытаскивали многопу-
    довые бронированные ящики с помощью лебедки, а потом взрывали, чтобы
    открыть. Как правило, успех сопутствовал им. Но в 1926 году во время
    очередного налета на банк, когда отряд полицейских окружил бандитов,
    Герман был ранен. Ему удалось бежать домой в Талсу, под крылышко Ма. Да-
    же перевязывая сыну раны, она учила его новым способам налета на банки и
    магазины. 18 сентября Герман ограбил бакалейный магазин в Ньютоне, штат
    Канзас, и спешил покинуть город на угнанной машине со своими сообщника-
    ми. На окраине города шериф Джон Маршалл поднял руку, чтобы остановить
    мчащуюся машину, но Герман срезал его очередью из автомата. Маршалл был
    убит наповал.
    На следующий день в городке Вичита Герман попал в полицейскую ловуш-
    ку. Отстреливаясь, он разрядил и автомат, и пистолет, потом вынул из
    нагрудного кармана пиджака талисман — патрон, который называл «счастли-
    вым». Это был его последний выстрел, которым он свел счеты с жизнью.

    Она посвятила жизнь освобождению сыновей

    Ма Баркер была убеждена, что Германа убили полицейские. Она говорила:
    «Баркеры так не поступают. Баркеры выросли не для того чтобы убивать се-
    бя в угоду свиньям». Но судебная экспертиза подтвердила, что он действи-
    тельно сам поставил точку в своей короткой преступной жизни.
    Страсть к молоденьким девушкам у Ма не утихла, но она понимала, что
    необходим мужчина, который бы заботился о ней, пока сыновья сидят за ре-
    шеткой. Она связалась с алкоголиком, у которого за душой не было ни гро-
    ша, заявив при этом: «Лучше пьющий мужик, чем никакого». Звали его Артур
    Данлоп. Теперь Ма Баркер делила свое время между составлением посланий
    губернаторам и комендантам тюрем, прося о снисхождении к сыновьям, и со-
    держанием притона для беглых преступников. Кроме того, она успешно осво-
    ила новое «ремесло», продавая краденые вещи. Глава ФБР позже скажет о
    ней: «Самоубийство Германа, заключение трех других сыновей в тюрьму
    превратили ее в настоящего матерого зверя. Она погрязла в бездне порока
    и насилия».
    Деньги, полученные от отчаянных головорезов, которых она прятала у
    себя, плюс доход от продажи ювелирных изделий и других ценностей — все
    это делало ненужным мнимое покровительство Артура Данлопа, хотя Ма и
    продолжала жить с ним. Она его просто не замечала, поскольку вся ее те-
    перешняя жизнь была посвящена освобождению сыновей: «Хотя бы один из мо-
    их бедных мальчиков должен быть на свободе. Хотя бы один… Это все, че-
    го я прошу. Кто запретит бедной женщине прижать к сердцу хотя бы одного
    из сыновей?» В 1931 году ее настойчивые мольбы о милосердии в конце кон-
    цов возымели действие: Фредди был освобожден из тюрьмы. Он привез с со-
    бой своего сокамерника Элвина Карписа. Это оказалось одной из непрости-
    тельных ошибок властей. Отпущенные на волю любовники тут же, с благосло-
    вения Ма, начали новую волну террора. Карпис позже объяснял: «Я хотел
    иметь большие автомобили, как у богатых людей, и все такое прочее. Я
    знал, что вкалывая всю жизнь как дурак не получу этого». Такое умозаклю-
    чение пришлось Ма Баркер по душе, поэтому неудивительно, что Карпис стал
    ей вроде сына, заняв место Германа.
    Фредди был влюблен в Карписа. В тюремной камере они поклялись, что
    впредь никогда не остановятся ни перед блюстителями закона, ни перед са-
    мой смертью. Они просто будут убивать и брать добычу.
    Летом 1931 года, в разгар «Великой депрессии», разорившей миллионы
    простых американцев, эта парочка развернула бурную деятельность, ограбив
    несколько ювелирных магазинов и универмагов, торгующих одеждой. Дважды
    их ловили, сажали в тюрьмы маленьких городов, но они без труда устраива-
    ли побег и продолжали свой разгул. Время от времени они возвращались до-
    мой, к Ма, докладывая ей о своих «подвигах» и отдавая часть добычи. Они
    уговорили Ма переехать вместе с ними из Талсы в фермерский дом в Коско-
    нонге, штат Миссури, и устроить там нечто вроде штаб-квартиры.
    Карпис, ставший классным электриком благодаря годам, проведенным в
    федеральной тюрьме, оборудовал в доме сложную систему сигнализации, что-
    бы полиция не застигла их врасплох. Под вымышленными именами Данн и Га-
    мильтон два любовника мотались по штатам Среднего Запада. В июле того же
    года они успешно ограбили магазин скобяных изделии — взяли там тысячу
    долларов. Двумя днями позже шериф Чарльз Келли узнал их, когда они сиде-
    ли в машине и делили добычу. Он выхватил револьвер, чтобы арестовать

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

  • ЭНЦИКЛОПЕДИИ

    Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

    ки. Однако вскоре после издания декрета о передаче власти император Тун
    Чжи умер. В декабре 1874 года он опубликовал сообщение, в котором гово-
    рилось: «Мне повезло в этом месяце заразиться оспой!» Для китайцев в та-
    ком сообщении ничего странного не было, ибо существовало народное по-
    верье: тот, кто переболеет оспой и останется жив, отмечен богами. Но,
    очевидно, император не смог долго сопротивляться болезни. Утверждали,
    что организм его был ослаблен венерическим заболеванием. Менее чем через
    две недели после этого сообщения юноша скончался.
    Ходили слухи, что Цы Си убила собственного сына. Это выглядело весьма
    правдоподобно. Шарлотта Холден в своей книге «Последняя великая императ-
    рица Китая» писала: «Тун Чжи легко мог заразиться оспой в одном из бор-
    делей или опиумных притонов, которые он посещал в Пекине во время своих
    ночных вылазок. Это нельзя ни опровергнуть, ни доказать. Но внешние
    симптомы этого страшного заболевания — высыпание прыщей на лице и теле
    больного — сомнений не вызывали».

    Дьявольский способ убийства

    «Столовыми салфетками в Китае не пользовались, — продолжает Шарлотта
    Холден. — Вместо них обедающим подавали маленькие квадратные полотенца,
    обработанные паром. Ими вытирали лицо и губы после каждого блюда. Это
    было более гигиенично, чем использование сухих столовых салфеток. Но та-
    кой способ пригоден и для других цепей. Если горячим пропаренным поло-
    тенцем провести по лицу больного, покрытому заразной сыпью, а потом при-
    ложить к лицу намеченной жертвы…»
    Господин сам себе лицо никогда не вытирал. Эту лакейскую обязанность
    исполнял услужливый евнух.
    Вот он — простой и дьявольски эффективный способ убийства. Евнухи на-
    ходились в подчинении у Цы Си.
    Конечно, Цы Си вновь объявила себя правительницей Китая.
    Когда Тун Чжи умер, его жена была беременна. Это привело Цы Си в бе-
    шенство. Если бы невестка родила наследника, он имел бы право со време-
    нем занять трон. Это не устраивало Цы Си — ей хотелось выбрать такого
    наследника, который беспрекословно подчинялся бы ее воле. Она приказала
    евнухам избить молодую вдову, чтобы вызвать выкидыш. Спустя три месяца
    несчастная покончила с собой. Те, кто хоть немного знал Цы Си, не сомне-
    вались, что она приложила свою мстительную руку и к этой трагедии.
    Правительница назвала императором своего племянника Цзай Тяна. Ему
    дали императорское имя Гуан Сю, что в переводе означает «бриллиантовый
    наследник». Мальчику в то время было четыре года, и он не представлял
    опасности для Цы Си.

    Голоса недовольных

    Цы Си выбрала императора сама, а это было нарушением древнего закона.
    Нашлись недовольные, те, кто по праву кровных уз иродовой наследствен-
    ности мог претендовать на трон. Десятеро придворных выразили возмущение
    ее решением. Цы Си их выслушала, слова запомнила, но свое решение не из-
    менила.
    Ребенок рос окруженный любовью и заботой вдовы старого императора,
    той, что когда-то так полюбила молодую честолюбивую наложницу мужа. Вдо-
    ва была доброй и отзывчивой. Ей понравилась роль бабушки, и она искренне
    привязалась к мальчику. Цы Си была очень недовольна тем, что он попал
    под влияние другой женщины. И когда старая госпожа умерла, все при дворе
    были уверены, что она отравилась, отведав рисовых лепешек, приготовлен-
    ных самой Цы Си. Наследнику трона тогда было всего лишь 11 лет.
    Теперь императрица могла наслаждаться абсолютной властью. Тех десяте-
    рых, которые выступили против ее решения объявить императором племянни-
    ка, она казнила. Уничтожая политических противников, Цы Си укрепляла
    свою власть. На все важные должности поставила своих родственников. Что-
    бы предотвратить проникновение в круг власть имущих постороннего челове-
    ка, объявила о помолвке наследника с его двоюродной сестрой.
    В 1889 году Цы Си была вынуждена оставить регентство. Молодому импера-
    тору исполнилось уже девятнадцать лет, но официальное вступление на трон
    было отложено до его женитьбы.
    Цы Си занимала резиденцию в окрестностях Пекина. Дворец ее был вели-
    колепен — мраморное чудо среди зелени деревьев, окруженное озерами, на
    глади которых покачивались цветы лотоса. В доме было много украшений из
    чистого золота. Подобную роскошь могли себе позволить немногие монархи.
    Утверждали, что Цы Си похитила деньги из императорской казны. А сообщни-
    ком ее был главный евнух Ли Ляньин, жестокий и грубый человек, некогда
    развративший ее сына.

    Гнев императрицы

    Вот достоверный пример поведения императрицы в то время. Если она на-
    ходила в своем саду опавший лист или лепесток, что, с ее точки зрения,
    придавало саду неухоженный вид, то приказывала пороть евнухов-садовни-
    ков, а иногда и отрубать голову. Ей было пятьдесят пять лет, и ее не
    устраивала уединенная жизнь в загородном дворце, вот она и развлекалась
    таким кровожадным способом.
    Цы Си надеялась управлять страной через императора, которого сама
    выбрала. Но между теткой и племянником образовалась глубокая пропасть.
    Он был добрым, образованным и прогрессивным человеком, стремился вывести
    Китай из изоляции, за которую цеплялась Цы Си. Ее ужасало количество
    иностранцев, которым племянник разрешил жить в стране. Всех их она по-
    дозревала в намерении превратить Китай в свою колонию.
    После того как в 1874 году Япония захватила острова Лиучиу, Китай
    пригрозил ей войной. С помощью переговоров военное столкновение удалось
    предотвратить. Но в 1894 году, когда японцы попытались захватить Корею,
    китайский император двинул в бой военно-морской флот. Однако флот этот
    оказался не просто ослабленным, но пришедшим в упадок. Деньги, выделен-
    ные на его обновление, были потрачены на обустройство дворца Цы Си. Ког-
    да император допрашивал виновника этой затеи, тот ответил: «Если бы даже

    деньги эти были потрачены на флот, японцы все равно разгромили бы нас. А
    так у императрицы появился прекрасный летний дворец!»
    Война с Японией была короткой и стала несчастьем для Китая.
    В 1898 году, когда страна пыталась прийти в себя после позорного по-
    ражения, вокруг Цы Си стали группироваться люди, которые тоже ненавидели
    иностранцев и опасались угрозы для Китая с их стороны. Частые посещения
    этими людьми летнего дворца Цы Си были расценены как заговор против им-
    ператора.
    Гуан Сю отдавал себе отчет в том, что без поддержки тетки ему будет
    трудно править страной. Но он также понимал, что она никогда не согла-
    сится на реформы, которые он хотел бы провести. Император решил упрятать
    свою тетку под замок и таким образом избавиться от ее опеки. Случайно
    его планы стали известны приближенным императрицы. Замысел молодого им-
    ператора был обречен на неудачу. Когда Цы Си узнала о планах племянника,
    лицо ее превратилось в холодную маску, только ярость в глазах выдавала
    истинные намерения жестокой властительницы.
    Цы Си заставила своего племянника, императора Китая, отречься от
    престола. Его личные слуги были обезглавлены. Цы Си наблюдала за экзеку-
    цией, попивая жасминовый чай. Императора посадили в тюрьму на одном из
    озерных островов. Он жил бедно и уединенно под охраной евнухов. Многие
    придворные были уверены, что его ждет судьба Тун Чжи и его жены, но Цы
    Си сохранила племяннику жизнь. Возможно, протесты со стороны ряда иност-
    ранных дипломатов в Пекине заставили императрицу одуматься. После того
    как экс-император Гуан Сю провел в тюрьме год, ему было разрешено жить
    под домашним арестом в загородном особняке.

    Изгнание «чужеземных дьяволов»

    Шесть участников императорского заговора были арестованы и казнены.
    Потом Цы Си переключилась на иностранных миссионеров. По всему Китаю ей
    виделось присутствие коварных пришельцев, готовящих вторжение в страну
    вражеских войск. 21 ноября 1899 года, после жестокого убийства нес-
    кольких миссионеров, она издала декрет, который не оставлял никаких сом-
    нений — она не желала терпеть «чужеземных дьяволов» в свой стране.
    Этот декрет был разослан по всем провинциям. В нем говорилось: «Ни-
    когда слово «мир» не прозвучит из уст правителей страны, ни на мгновение
    оно не поселится в их сердцах. Давайте отбросим всякую мысль об установ-
    лении мира, давайте не поддаваться на дипломатические уловки. Пусть каж-
    дый из нас приложит все усилия, чтобы защитить свой дом и могилы предков
    от грязных рук чужеземцев. Донесем эти слова до всех и каждого в наших
    владениях». Этот декрет стал знаменем многих китайских консерваторов,
    боровшихся за сохранение национальных традиций и объединившихся в тайное
    общество под названием «Кулак во имя справедливости и согласия». Члены
    его были прозваны «боксерами» за ловкость в военном искусстве. Фанатич-
    ные патриоты, они поддерживали монархию и опасались разрушительного вли-
    яния иностранцев на китайское общество.
    Когда в 1900 году разразилось «боксерское восстание», государство
    поддержало его. Первой жертвой стал британский миссионер.
    Неприязнь к иностранцам ощущалась в Китае повсеместно, и восставшие
    везде обеспечили себе поддержку. Линии передач были перерезаны, железно-
    дорожные пути взорваны, принадлежавшие иностранцам фабрики сожжены. Цы
    Си вела хитрую игру. Она делала вид, что защищает иностранцев, отправляя
    войска против восставших, но в то же время обещала армейским командирам
    большую награду «за уши каждого мертвого иностранца».

    Бегство

    Вскоре императрица отказалась от двойной игры. По ее приказу китайс-
    кие войска присоединились к восставшим, и все иностранные миссии оказа-
    лись в осаде. Убивали так много и часто, что порой не успевали убирать
    трупы. По Пекину стали распространяться инфекционные болезни. Когда ми-
    нистры иностранных дел ряда стран обратились к императору Китая с
    просьбой вмешаться, Цы Си возопила: «Как они посмели сомневаться в моей
    власти — давайте уничтожим их!» Иностранные державы послали войска, что-
    бы спасти своих граждан, над которыми нависла смертельная угроза.
    14 августа к Цы Си примчался гонец, чтобы предостеречь ее: «Чужезем-
    ные дьяволы пришли!» Императрица вынуждена была бежать. Когда она поки-
    дала дворец, к ней приблизилась наложница свергнутого императора. Она
    кинулась к ногам Цы Си и умоляла позволить императору жить во дворце. Цы
    Си приказала евнухам: «Сбросьте эту негодницу в колодец! Пусть она умрет
    в назидание всем непокорным». Несчастную швырнули в глубокий колодец,
    где она нашла свою смерть.
    После изгнания из Пекина императрица Цы Си была вынуждена отказаться
    от привычной роскоши. Пища ее была скудной, власть она потеряла. В стра-
    не царили беспорядок и насилие. Но затем «боксерское восстание» было по-
    давлено союзными войсками, и Цы Си разрешили вернуться в Пекин после
    подписания мирных соглашений. Уже упоминавшаяся Шарлотта Холден писала,
    что это было время крайнего лицемерия Цы Си. «Любыми способами она стре-
    милась оградить себя от попыток держав-союзниц лишить ее власти. Она по-
    няла, что для этого необходимо изменить имидж, а свою политику предста-
    вить в новом свете. Высшей точкой ее лицемерия стало распоряжение изъять
    из архивов династии все «пробоксерские» декреты и указы.
    В последние годы жизни Ци Си стала свидетельницей реформ, начатых в
    Китае под влиянием Запада. Она также была вынуждена отдать посмертные
    почести казненным ею же императорским министрам и даже несчастной налож-
    нице, безжалостно брошенной в колодец.
    Летом 1907 года Цы Си перенесла инсульт, и здоровье ее резко пошатну-
    лось. Здоровье императора тоже ухудшалось. Несмотря на то что он не пра-
    вил страной, Гуан Сю сохранил уважение народа и получил право жить во
    дворце.
    Утром 14 ноября 1908 года император умер. При этом очевидны были
    симптомы отравления. Конечно, его врач не смог установить причину смер-
    ти. Подозрение пало на Цы Си. Вполне вероятно, что она тайно, через ев-
    нуха, давала императору небольшие дозы яда в течение долгого периода.
    Императрица Цы Си пережила племянника всего на 24 часа. После нее ос-
    талось многомиллионное состояние — неопровержимое свидетельство граби-
    тельского характера власти императрицы-дракона. Она оставила старую,
    гордую династию Маньчжу в жалком состоянии, упустив реальную возможность
    своевременно открыть Китай для новых идей, повернуть застывшую в своем
    развитии патриархальную страну на путь прогресса и процветания.

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73