• ЭНЦИКЛОПЕДИИ

    Домашний Доктор. Глава IX. Стоматология

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Домашний Доктор. Глава IX. Стоматология

    зываемое острым периодонтитом.
    Симптомы и течение. Характерным признаком является появление самос-
    тоятельной боли, сначала слабой, затем усиливающейся, приобретающей ха-
    рактер пульсирующей. Ее отличие от боли при пульпите в том, что она
    строго локализована, становится резкой при механической нагрузке на
    больной зуб, особенно в виде постукивания. Смыкание зубов настолько бо-
    лезненно, что многие отказываются от приема даже жидкой пищи. Возможно
    умеренное повышение температуры тела (до 37,5°С). При указанных симпто-
    мах потребность в помощи стоматолога в самое ближайшее время крайне ве-
    лика. Использование домашних средств, включая обезболивающие, теплое по-
    лоскание и повязку может дать только эпизодическое облегчение. Отсрочка
    времени обращения к специалисту чревата тяжелыми осложнениями из-за раз-
    вития гнойного процесса сначала ограниченного, а затем разлитого (см.
    Абсцесс, Флегмона, Остеомиелит, гл. Стоматология и гл. Хирургические бо-
    лезни).
    Разрешение этого бурио протекающего острого процесса возможно и с бо-
    лее легкими последствиями. При нахождении пути выхода гноя из очага вос-
    паления в полость рта (через расплавленную слизистую оболочку, покрываю-
    щую альвеолярный отросток) или через кожу наружу с образованием свищево-
    го хода, острый периодонтит переходит в хроническую стадию. В таком слу-
    чае угроза опасных осложнений снижается, но не исчезает вовсе.
    Лечение. Желательной вполне возможно избежать образование свищевого
    хода. В условиях амбулатории искусственно создают отток гноя из очага
    воспаления через канал зуба и пульпарную камеру, предварительно освобож-
    денных от гниющих частиц распада ткани пульпы. Затем осуществляют их де-
    зинфекцию с последующим заполнением канала и камеры пломбировочным мате-
    риалом. При узости каналов корня больной зуб вынуждепно удаляют.
    Хронический периодонтит. Нахождение в полости рта человека пораженных
    зубов, которые, на его взгляд, «не болят», потому, что нет боли, на са-
    мом деле сопряжено с возникающими не остро, а исподволь непредсказуемыми
    осложнениями. Эта проблема волнует не только стоматологов, но и врачей
    по общим заболеваниям. Дело в том, что при хроническом периодонтите у
    верхушки корня зуба сохраняется очаг вялотекущего воспаления — своего
    рода инкубатор разнообразных бактерий. Для их жизни, размножения преград
    почти нет или они малозначительны. В то же время продукты жизнедея-
    тельности бактерий, вырабатываемые ими вредные вещества (токсины), а
    также продукты распада клеток тканей являются по своей белковой природе
    чужеродными человеку. Постоянно, иногда на протяжении многих лет прони-
    кая в организм «хозяина», чужеродные белки сенсибилизируют (отравляют)
    его и искажают естественные реакции.
    Если учесть, что периодонтитных зубов может быть несколько (что часто
    встречается), нетрудно представить массивность белковой агрессии. Уста-
    новлено, что в результате такой сенсибилизации возможно возникновение
    тяжелых общеорганных заболеваний: сердца, почек, суставов, глаз и др.
    Крометого, извращенная реактивность организма усугубляет и обостряет те-
    чение существовавших болезней. В связи с этим хронические очаги воспале-
    ния в околозубных тканях, несмотря на их почти бессимптомное течение,
    подлежат обязательной ликвидации для оздоровления организма.
    Пломба. Пластичный, твердеющий материал, которым заполняется образо-
    вавшийся в зубе дефект, полость с целью восстановления анатомической и
    функциональной целостности зуба.
    Пломбы бывают цементные, металлические, пластмассовые и др. Выбор де-
    лают в зависимости от показаний. Так, для пломбирования фронтальных зу-
    бов используют цементные или пластмассовые, поскольку этот материал бо-
    лее схож с цветом эмали зуба.
    Металлические — устойчивее к механическим факторам при жевании пищи,
    но косметически не подходят для фронтальных зубов (по цвету). Очень
    прочная и долговечная пломба из амальгамы, к сожалению, окрашивает весь
    зуб в темный цвет. Пломбы из композитов являются наиболее перспективными
    в настоящее время.
    Прорезывание зубов. Этот процесс является физиологическим и служит
    косвенным показателем правильного или нарушенного развития ребенка. Как
    физиологический акт прорезывание зубов не является болезненным явлением
    и вызвать какие-либо заболевания не может. Находится в прямой связи с
    общим состоянием здоровья ребенка — своевременный в определенной после-
    довательности рост зубов свидетельствует о нормальном развитии его орга-
    низма. Задержка сроков может быть следствием рахита, инфекционного забо-
    левания, продолжительного нарушения функции кишечника и изменений в об-
    мене веществ. Более раннее прорезывание зубов — эндокринных нарушений.
    Расхождение во времени начала прорезывания центральных резцов на 1-2 ме-
    сяца от условного срока не может рассматриваться как действие какой-либо
    патологии.
    Новорожденный не имеет ни одного зуба, хотя в редких случаях и наблю-
    дается их внутриутробное развитие. В период между б и 8 месяцами жизни у
    ребенка начинают появляться центральные резцы нижней челюсти, а затем
    верхней. К 8-12 месяцам — боковые резцы сначала на нижней, затем на вер-
    хней челюстях. К 12-16 месяцу прорезываются первые моляры, к 16-20 меся-
    цу — клыки и к 20-30 месяцу — вторые моляры, которые заканчивают форми-
    рование молочного прикуса.
    Прорезывание молочных зубов нередко отражается на самочувствии ребен-
    ка. У ослабленных детей этот физиологический процесс сопровождается об-
    щим недомоганием, плохим сном, беспокойным поведением, плачем, капризом.
    Иногда повышаетсятемпература до 37,5°С, изменяется характер испражнений,
    возможны кратковременные высыпания на теле, покраснение кожи лица. Вре-
    менно приостанавливается прирост веса ребенка, снижается иммунная защи-
    та. Для установления истинной причины недомогания необходима консульта-
    ция педиатра.
    На 7 году жизни происходит смена молочных зубов на постоянные, время
    прорезывания которых, как правило, совпадает с рассасыванием корней мо-
    лочных зубов и их выпадением. В отличии от них формирование постоянного
    прикуса начинается с появления первых моляров нижней челюсти и в норме
    заканчивается к 15-18 годам. Последовательно прорезываются центральные
    резцы (8-9 лет), первые премоляры (9-10 лет), клыки (10-11 лет), вторые
    премоляры (11-12 лет), вторые моляры (12-13 лет). Третьи моляры нижней
    челюсти, или как их иногда называют зубы «мудрости», вырастают позже,
    нередко в возрасте после 20-25 лет (осложнения, связанные с их затруд-
    ненным прорезыванием см. отдельно).

    Правильно и вовремя сформированный прикус играет большую роль в нор-
    мальном развитии организма ребенка. Нарушение сроков прорезывания зубов
    (раннее или позднее), очередности, а также отсутствие того или иного зу-
    ба требуют привлечения внимания педиатра и стоматолога, так какявляются
    свидетельством патологии нетолько местного, но часто и общего характера
    (результат перенесенных матерью заболеваний в период беременности, либо
    каких-то аномалий в здоровье самого ребенка).
    По различным причинам в строении зубов, их расположении и развитии
    может возникать целый ряд отклонений: отсутствие зачатка того или иного
    зуба, неправильное положение оси зуба (горизонтальное или косое), отчего
    он прорезывается вне дуги зубного ряда или остается в толще кости челюс-
    ти. Кроме того, неправильное формирование самого зуба — размер, форма,
    положение, цвет, недостаток эмалевого покрытия и т.д. Подобные изменения
    должны быть проанализированы специалистом.
    Прорезывание зуба «мудрости» затрудненное. Нарушение нормального про-
    резывания наиболее часто наблюдается с восьмыми зубами нижней челюсти —
    зубами «мудрости». Как правило, возникает из-за дефицита места в нижней
    челюсти, поскольку до зуба «мудрости» уже появились все остальные, не
    «оставив» ему достаточного пространства. Задержка в прорезывании создает
    условия для развития воспалительного процесса, перерастающего из местно-
    го очага в разлитой, чреватый тяжелыми последствиями. Заболевание связа-
    но с постоянной травмой края десны над буграми зуба «мудрости», где об-
    разуется язва, которая, при обилии бактерий в полости рта, и служит при-
    чиной воспаления. Процесс довольно быстро распространяется на окружающие
    мягкие ткани, в том числе и на жевательные мышцы, участвующие в осу-
    ществлении движения нижней челюсти. Больной из-за болей не в состоянии
    приоткрыть рот даже на полсантиметра.
    Симптомы и течение. Заболевание обычно сопровождается общим недомога-
    нием, падением аппетита, снижением сна, повышением температуры тела
    иногда до высоких цифр (38°С и выше). Поскольку необходимо предупредить
    возможность распространения процесса на окружающую костную ткань и клет-
    чатку с развитием острого воспаления костного мозга (остеомиелита) или
    мягких тканей (флегмоны) — очень важно, не рассчитывая на домашние
    средства, обратиться к стоматологу.
    До врачебной помощи с целью облегчения состояния допустим прием обез-
    боливающих типа анальгина (0,5 г) и полоскание полости рта теплым раст-
    вором борной кислоты (половина чайной ложки на стакан воды) или марган-
    цево-кислым калием (розовый цвет).
    Пульпит. Острое воспаление зубной мякоти (пульпы) из-за проникновения
    в нее бактерий из кариозной полости зуба. В результате воспалительного
    процесса нервные окончания, которых много в пульпе, травмируются ее уве-
    личенным объемом и продуктами жизнедеятельности бактерий (токсины), от-
    чего возникает острая боль. С распространением процесса на всю ткань
    пульпы и появлением гноя болевые ощущения приобретают характер пульсиру-
    ющих, особенно (что типично для острого пульпита) усиливаясь в ночное
    время с иррадиацией в различные отделы челюстно-лицевой области.
    Лечение. Борьба с болью домашними средствами мало эффективна (см.
    Зубная боль). Самоизлечение невозможно. Продолжающийся деструктивный
    процесс, разрушая перемычку между пульпарной камерой и дном кариозной
    полости, создает условия для свободного сообщения между ними и тем самым
    для беспрепятственного оттока гноя от пульпы в кариозную полость, а за-
    тем в полость рта. С ослаблением внутрипульпарного давления на нервные
    окончания боль стихает, давая повод для ошибочного представления об
    окончании заболевания. И легкомысленное невнимание к судьбе зуба являет-
    ся обычной причиной возникновения, как осложнения пульпита, нового забо-
    левания — острого периодонтита. Поэтому безусловное обращение к стомато-
    логу даже при исчезновении болей предупредит возможность его развития и
    повысит шансы сохранить зуб.
    Лечение пульпита заключается в удалении болезненно измененной пульпы,
    дезинфекции пульпарпой камеры, а также механической и медикаментозной
    обработке кариозной полости, каналов корня зуба и заполнении их пломби-
    ровочным материалом.
    Своевременно и правильно леченный при пульпите зуб может многие годы
    выполнять свое назначение.
    Сепсис ротовой. Название состояния, когда человек ощущает на протяже-
    нии длительного периода времени недомогание, быструю утомляемость, повы-
    шенную потливость, снижение аппетита, нарушение сна. Помимо всего могут
    возникать болевые ощущения в области сердца, учащенный пульс, повышенная
    нервозность, головная боль и пр. В связи с неярко выраженными проявлени-
    ями заболевания больные привыкают к такому состоянию и находят способы и
    средства приспосабливаться к нему (обезболивающие, тонизирующие и пр.),
    успокаивая себя и считая такое состояние нормой.
    Вместе с тем, как указывалось в разделе «Периодонтит», данные прояв-
    ления связаны с наличием хронического воспалительного процесса у верхуш-
    ки корней иногда многих зубов. Продукты жизнедеятельности бактерий, рас-
    пада тканей и токсины, проникая в организм, отравляюти изменяютего-
    чувствительность, реактивность ко многим факторам (инфекция, охлаждение,
    травма, переутомление и пр.).
    Состояние, возникающее в результате очага аллергии, гнездящегося и
    организме (аутоаллергия), протекает крайне медленно. Однако, пафонеее-
    создается возможность развития таких тяжелых заболеваний как: воспаление
    внутренней оболочки сердца (эндокардит), его мышцы (миокардит), почек,
    глаз, сосудов и тд. Следует полагать, что аугосенсибилизация, аллергиза-
    ция могу т усугубить или способствовать возникновению многих заболева-
    ний.
    Причинно-следственные связи очень сложны, в них может сориентиро-
    ваться квалифицированный врач, рассчитывать на самолечение не следует,
    поскольку последствия могут быть самыми неожиданными и усложняющими ока-
    зание лечебной помощи.
    Стоматит. Название объединяет заболевания слизистой оболочки полости
    рта различного происхождения и проявления. Причина, вызвавшая его, может
    быть местная и общая. Местная связана с участием непосредственного фак-
    тора — травма, химическое, термическое, лучевое воздействие, и результа-
    те которого на слизистой оболочке возникают покраснения, эрозия, язва.
    Лечение. Сводится к устранению причины и полосканию полости рта аити-
    септическимраствором. Выздоровление обычно наступает через 7 дней. Одна-
    ко, отдельные формы имеют особенность повторяться через некоторый проме-
    жуток времени, например, возникать в весенне-зимний периоды года. Другие
    развиваются при приеме определенной пищи (апельсины, клубника и др.) или
    лекарственных веществ (сульфаниламиды, антибиотики и пр.). С особым вни-
    манием следует относиться к протезам, острым краям зубов, которые, соз-
    давая условия для постоянного длительно продолжающегося раздражения, мо-
    гут тем самым вызвать опухолевый процесс слизистой оболочки.

    Страницы: 1 2 3 4 5

  • ЭНЦИКЛОПЕДИИ

    Домашний Доктор. Глава IX. Стоматология

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Домашний Доктор. Глава IX. Стоматология

    левание часто носит эндемический характер, т.е. поражает население опре-
    деленного региона, где в одном литре воды содержится более 1-1,5 мг со-
    лей фтора.
    Разработаны централизованные технологии, снижающие их уровень в
    питьевой воде. Имеющиеся изменения на эмали зубов поддаются косметичес-
    кому лечению стоматологом.
    ОПУХОЛИ ЧЕЛЮСТНО-ЛИЦЕВОЙ ОБЛАСТИ. При большом разнообразии опухолевых
    процессов, поражающих челюстно-лицевую область, целесообразно выделить
    две группы: доброкачественные и злокачественные. Такое деление условно,
    учитывая нередкое перерождение, когда опухоль «добрая» под влиянием ха-
    рактерных для ее локализации особенностей, приобретает качества «злого»
    роста. Поэтому каждое новообразование, возникшее на лице, шее, в полости
    рта, должно быть причиной обязательного обращения к врачу-стоматологу и
    онкологу.
    Доброкачественные процессы могут локализоваться на коже лица, на сли-
    зистой оболочке полости рта, губ, в толще мягких тканей и челюстей. При
    поверхностном расположении легко выявляются. Внутритканевое положение
    создает участок выбухания, асимметрии. Среди доброкачественных наиболее
    частыми являются папиллома, фиброма, атерома, киста, наддесневик. Опу-
    холь в полости рта подвергается постоянной травме пищевым комком при же-
    вании, зубами, при разговоре. Ее систематическое раздражение может дать
    стимул к перерождению в злокачественную. Само по себе образование, выс-
    тупающее в полость рта, создает неудобства как функционального, так и
    косметического порядка, но какого-либо нарушения в самочувствии не вызы-
    вает. В редких случаях увеличение его размера может травмировать ка-
    кую-то нервную веточку с умеренными болевыми ощущениями. Опухоли, распо-
    лагающиеся в толще челюстных костей, могут истончать их, деформировать,
    а иногда и вызывать перелом челюсти.
    Злокачественные новообразования челюстно-лицевой области составляют
    около 20 % общего числа рака и саркомы, поражающих человека. 90 % кожно-
    го рака падает на кожу лица. До настоящего времени нет четкого причинно-
    го представления. Однако, совершенно очевидно, что целый ряд факторов,
    воздействуя на ткани, побуждают их клетки к злокачественному росту. К
    ним относится привычка к чрезмерно горячей или холодной пище, острой или
    грубой, курение — активное или пассивное (вдыхание табачного дыма), дли-
    тельное механическое раздражение слизистой оболочки полости рта, языка
    острым краем разрушенного зуба или плохо подогнанного протеза, воз-
    действие кислоты или щелочи на производстве, жевание табака и пр. В от-
    дельных случаях — длительное хроническое воспаление (периодонтит, гаймо-
    рит, киста), генетические предпосылки. Наиболее частой локализацией зло-
    качественного новообразования является губа, слизистая оболочка полости
    рта, языка.
    Рак губы. Как правило, располагается на нижней губе, чаще у мужчин.
    Предшественником нередко является долго не заживающая трещина, которая в
    дальнейшем приобретает вид язвы, легко кровоточащей. Одновременно возни-
    кает инфильтрат, имеющий тенденцию к распространению, из-за чего губа
    увеличивается в размере. Подвижность ее ограничивается. Опухоль со вре-
    менем метастазирует на кость нижней челюсти. Клетки ее переносятся лим-
    фой в подбородочные и поднижнечелюстные лимфатические узлы. Они увеличи-
    ваются, становятся малоподвижными. Прогрессирование процесса приводит к
    возникновению новых злокачественных очагов в лимфатических узлах различ-
    ных отделов тела больного.
    Раннее распознавание и лечение приводят к наиболее благоприятным ре-
    зультатам.
    Необходимо при первых признаках (незаживающая трещина губы или опухо-
    левое образование в ее толще) немедленно обратиться к хирургу-стоматоло-
    гу или онкологу.
    Рак слизистой оболочки полости рта.
    Опухоль может развиваться на слизистой оболочке щек, альвеолярного
    отростка, мягкого и твердого неба. Первым признаком чаще служит появле-
    ние на слизистой разрастания эпителия в виде кисточки, бородавки; иногда
    покраснение в определенном месте, где потом возникает эрозия — дефект
    слизистой, а затем язва. При прощупывании области вокруг нее определяет-
    ся уплотнение ткани. Сравнительно рано клетки раковой опухоли распрост-
    раняются по близлежащим лимфатическим узлам в окружающие ткани, в том
    числе и в ткань верхней или нижней челюсти.
    Особого внимания заслуживает лейкоплакия — поражение слизистой обо-
    лочки, которое может вдруг пропасть, а затем появиться вновь в виде бе-
    лесоватого пятна, расположенного на слизистой щек, чаще вдоль смыкания
    коренных зубои. Лейкоплакия представляет собой участок ороговения и слу-
    щивания эпителия слизистой оболочки и возникает из-за постоянного разд-
    ражения ее: при смыкании зубов, травме протезом, курении. Опыт свиде-
    тельствует, что удаление этих факторов ведет к исчезновению заболевания,
    возобновление — к его рецидиву. Это особенно наглядно у курящих людей,
    когда отказ от дурной привычки почти всегда избавляет их от лейкоплакии,
    а возврат к табаку — к ее повторению.
    Лейкоплакия — заболевание доброкачественное, однако по неизвестным
    причинам на фоне действия фактора раздражения (табак, травма) перерожда-
    ется в злокачественный процесс со всеми тяжело вытекающими последствия-
    ми.
    Рак языка. Чаще возникает на боковых поверхностях и на копчике. То
    есть на тех участках, которые наиболее активно подвергаются механическо-
    му раздражению зубами, особенно острыми краями разрушенных илитеми из
    них, что отдельно стоят пне дуги. выступая в сторону языка.
    Первым проявлением опухолевого процесса является разрастание эпителия
    слизистого покрова языка. Врачи нередко рассматривают это как папиллому
    — доброкачественную опухоль. Однако продолжающаяся травматизация образо-
    вания при разговоре и приеме пищи ускоряет ее изъязвление. Опухоль расп-
    ространяется на дно полости рта, челюсть. Наличие обильной микрофлоры
    вызывает воспалительные явления, усугубляя тяжесть течения процесса,
    иногда затушевывая истинный диагноз заболевания. Самолечение недопусти-
    мо. Необходимо неотложное обращение к специалисту: хирургу-стоматологу,
    онкологу.
    Пародонтнт. Второе по распространенности после кариеса заболевание
    зубо-челюстной системы. После 30 лет им страдает большая часть населе-
    ния. Этот воспалительный процесс локализуется в тканях, окружающих ко-
    рень зуба: связочный аппарат, с помощью которого он удерживается в лунке

    челюсти, альвеола и десна. Основные признаки — воспаление около корня
    зуба части десны, гноетечение из альвеолы, образование патологического
    кармана между альвеолой и корнем зуба, его расшатываемость. Причина за-
    болевания окончательно не выяснена. Среди предложенных теорий часть ав-
    торов указывает на общий характер (склероз сосудов, заболевание нервной
    системы, эндокринной и т.д.), другие — на местные факторы (зубной ка-
    мень, микроорганизмы, плохой уход за полостью рта и пр.).
    Симптомы и течение. Первые признаки пародонтита возникают на фоне ка-
    жущегося благополучия в виде зуда, жжения, онемения в области десны. За-
    тем прослеживается отечность, покраснение, она как бы наползает на ко-
    ронку зуба и приобретает синюшнук окраску, появляется запах изо рта. В
    развивающейся стадии пародонтита десна наоборот «сползает» по направле-
    нию к корню, при надавливании из-под нее выделяется гной
    Хроническое заболевание локализуется обычно на протяжении ряда зубов,
    чаще фронтальных. Исходом является увеличе ние их подвижности из-за раз-
    рушения связочного аппарата и выпадение.
    Лечение. Радикального средства нет. Даже хирургическое вмешательство
    не гарантирует успеха. Очень важна поэтому профилактика самого заболева-
    ния и мероприятия, тормозящие течение процесса. Необходимо соблюдать ги-
    гиену полости рта и обращаться к стоматологу не реже двух раз в год для
    снятия зубного камня и санации. При возникшем заболевании — строгое вы-
    полнение рекомендаций врача. Небрежное отношение к себе грозит быстрой
    потерей многих зубов.
    Кроме того, существование гнойных очагов вокруг корней зубов, иногда
    многих и на протяжении долгого времени, проникновение из них в организм
    чужеродных для него продуктов (белков) распада способствует развитию ал-
    лергического состояния, отрицательно воздействует на функцию ряда орга-
    нов и систем. Поэтому и в плане профилактики общих заболеваний важно
    поддерживать состояние зубо-челюстпой системы в здоровом состоянии.
    Паротит (неэпидемический). Воспаление околоушной слюнной железы. В
    отличие от эпидемического («свинка») развивается, как правило, с одной
    стороны. Обычно связано с проникновением бактерий из полости рта в слюн-
    ную железу. Чаще всего обусловлено снижением слюновыделения при попада-
    нии в выводной проток железы слюнного камня, инородного тела, а также
    распространением воспалительного процесса из окружающих железу тканей.
    Застой слюны в железе и дальнейшее ее инфицирование может иметь место
    после больших операций, при гриппе, кори, тифе, дизентерии и др. Однако,
    и при кажущемся общем здоровье грязное содержание полости рта может быть
    достаточным основанием для развития воспалительного процесса.
    Симптомы и течение. Заболевание начинается с появления припухлости и
    боли в области околоушной слюнной железы, сухости во рту, общего недомо-
    гания, повышения температуры тела. Характерно усиление боли при приеме
    пищи.
    Лечение. Учитывая возможность тяжелого течения паротита и возникнове-
    ние осложнений, необходим вызов врача. До его прихода рекомендуется час-
    тое теплое полоскание полости рта раствором питьевой соды (1/2 чайной
    ложки на стакан воды), употребеление слюнногенных пищевых средств (ли-
    мон, клюква) и согревающий компресс (камфорное масло, вазелин). В от-
    дельных случаях показана госпитализация.
    ПЕРЕЛОМЫ ЧЕЛЮСТЕЙ. Среди повреждений костей лицевого скелета наиболь-
    шее значение имеют переломы челюстей. Из них преобладающее число падает
    на переломы нижней челюсти (70% от всех переломов костей лица).
    Переломы верхней челюсти. При переломе верхней челюсти фрагменты ее
    смещаются вниз, нарушая привычное соотношение зубов верхней и нижней че-
    люсти и несколько удлиняя лицо. В результате пострадавший не может зак-
    рыть рот, а возникшая при переломе боль усиливается при любой попытке.
    Разрыв десны отломками сопровождается умеренным кровотечением.
    Симптомы и течение. Перелом, как правило, возникает при достаточно
    сильном ударе. Потеря сознания свидетельствует о сотрясении головного
    мозга, а вызванная травмой острая боль может стать причиной развития шо-
    кового состояния. Наиболее грозное сочетанпое повреждение возникает при
    переломе основания черепа.
    Первая помощь. Направлена на создание условий покоя для травмирован-
    ной кости. С этой целью нижнюю челюсть по возможности сближают с верхней
    и фиксируют их в этом положении бинтом, платком, ремнем через свод чере-
    па. Можно использовать линейку, нож, фанерку, которые в поперечном нап-
    равлении накладываются на зубы верхней челюсти и также фиксируют любым
    подручным материалом. Учитывая возможность развития осложнений (кровоте-
    чение, затрудненное дыхание, потеря сознания и пр.) транспортировка
    пострадавшего в больницу должна быть безотлагательной, желательно в ле-
    жачем положении.
    Перелом нижней челюсти. При травме нижней челюсти чаще наблюдаются
    двойные и тройные переломы, что объясняется формой ее кости (вид подко-
    вы). Сотрясение головного мозга — нередкий осложняющий фактор.
    Симптомы и течение. Для перелома нижней челюсти характерна боль, рез-
    ко усиливающаяся при попытке движения ею. Рот полуоткрыт. Нарушено пра-
    вильное соотношение зубов верхней и нижней челюстей. Вскоре возникает
    отек мягких тканей. При дотрагивании — резкая болезненность в области
    перелома. Слюна часто бывает окрашена кровью.
    В связи с тем, что к кости нижней челюсти прикрепляется ряд мышц,
    осуществляющих ее движение, их рефлекторное сокращение вызывает смещение
    отломков челюсти, что усиливает боль, кровотечение, дискомфорт.
    При тяжелых травмах возможно обильное кровотечение, развитие затруд-
    ненного дыхания, шока.
    Первая помощь. Постараться подручными средствами остановить или
    уменьшить кровотечение (тампон, прижатие кровоточащего участка), попы-
    таться устранить причину затрудненного дыхания (положить больного вниз
    лицом, сместить кпереди язык), при шоке — искусственное дыхание. Вызов
    «Скорой помощи» должен быть немедленным.
    В практике встречаются случаи перелома нижней челюсти и без столь тя-
    желых последствий. Тогда главная задача при оказании помощи заключается
    в создании относительного покоя для поврежденного органа. Для этого ниж-
    нюю челюсти по возможности осторожно «подводят» к верхней челюсти и фик-
    сируют в таком положении повязкой (марля, бинт, ремень, платок и пр.)
    через свод черепа. Учитывая возможность сотрясения головного мозга жела-
    тельна транспортировка в больницу в лежачем положении.
    Больным с переломами нижней челюсти абсолютно показано обращение к
    врачу, поскольку при самолечении обычно возникают осложнения, которые
    приводят к разрушению самой кости челюсти.
    Периодонтит. Заболевание окружающих корень зуба тканей. Как правило
    ему предшествует пульпит (см.) с присущими ему болевыми ощущениями. От-
    каз от его лечения предопределяет проникновение бактерий по каналу корня
    зуба за его пределы, вызывая уже в новых условиях острое воспаление, на-

    Страницы: 1 2 3 4 5

  • ЭНЦИКЛОПЕДИИ

    Домашний Доктор. Глава IX. Стоматология

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Домашний Доктор. Глава IX. Стоматология

    лий слизистой оболочки подвергаются воздействию бактерий, находящихся в
    изобилии в полости рта. Происходит распад белков пищи и эпителия и их
    последующее гниение, что и обусловливает возникновение запаха. Кроме то-
    го, причиной его может быть воспалительный процесс в окружающих зуб тка-
    нях (см. Пародоптит), поражение слизистой оболочки полости рта, языка
    (см. Гингивит, Стоматит), а также, в редких случаях, заболевание желудка
    (гастрит).
    Предупреждение и избавление от запаха сводится, главным образом, к
    регулярному уходу за полостью рта. Утром и вечером необходимо чистить
    зубы: движение зубной щетки должно быть как в горизонтальном направле-
    нии, так и в вертикальном для тщательного удаления остатков пищи из меж-
    зубных промежутков. Способствует этому применение зубочисток и полоска-
    ние рта водой после еды. Эффективно применение растворов пахнущих ве-
    ществ: мяты, специальных дезодорантов. При заболевании слизистой оболоч-
    ки полости рта, тканей вокруг зуба, а также желудка показано специальное
    лечение.
    Зубная боль. Неприятные, а часто нестерпимые ощущения, вызванные
    раздражением чувствительных нервов. В роли раздражителей может быть
    удар, ожог, укол, воспаление, травма и пр. Обычно является проявлением
    заболевания зуба.
    При нарушении целостности твердых тканей зуба (эмали, дентина) боле-
    вые ощущения возникают только при приеме холодной или горячей воды, кис-
    лой или сладкой пищи. С удалением этих раздражителей (полоскание полости
    рта теплой водой) — боль прекращается.
    В тех случаях, когда она возникает самостоятельно, часто усиливается
    по ночам и распространяется на окружающие зуб области, приобретая разли-
    той характер, следует полагать, что речь идет о возникновении острого
    воспаления зубной мякоти — пульпы зуба. При этом боль бывает длительной
    и часто мучительной. Рассчитывать на ее прекращение путем приема обезбо-
    ливающих — анальгин и т.д. — даже в больших дозах, не приходится. Также
    ошибочны рекомендации по введению в полость больного зуба различных
    средств (спирт, анальгин, аспирин и пр.). Самое большее, чего можно дос-
    тичь — незначительно снизить ее интенсивность.
    Возможно, что боль сама по себе уменьшится или прекратится, когда
    деструктивные явления разрушат перемычку междукариозной полостью и
    пульпарной камерой зуба. При этом острый период воспаления пульпы пере-
    ходит в хроническую стадию, что и сопровождается стиханием или исчезно-
    вением боли. Однако болезнетворное поражение продолжается, распространя-
    ясь на всю зубную мякоть, включая пульпу в каналах корней зуба, а затем
    и на окружающую его ткань. Переход гнойного воспаления за пределы зуба
    носит название острого периодонтита. При этом болевое ощущение характе-
    ризуется самостоятельным возникновением, точной локализацией в области
    зуба, дотрагивание до него, тем более постукивание вызывают резкоеусиле-
    ние боли. Обезболивающими средствами можно ее уменьшить и даже снять. Но
    рассчитывать на излечение без участия стоматолога нельзя, оно необходи-
    мо, причем в ближайшие дни для предупреждения возможных тяжелых осложне-
    ний — абсцесса, флегмоны, остеомиелита.
    Таким образом, являясь наиболее частым сигналом, свидетельствующим о
    заболевании зуба (см. Кариес, пульпит, периодонтит), зубная боль в то же
    время может быть и результатом травмы, когда отлом части коронки обнажа-
    ет зубную мякоть (пульпу), богатую нервными окончаниями. Малейшее при-
    косновение к ней вызывает острейшую боль. Помощь при этом может оказать
    только стоматолог.
    Следует иметь в виду, что создавать впечатление зубной боли может
    опухоль челюсти, воспаление гайморовой пазухи, нервов, заболевание цент-
    ральной нервной системы. Поэтому боль в зубочелюстпой области должна
    быть оценена врачом для выявления ее причины и не рассматриваться только
    как зубная.
    Зубной камень. Более 80 % людей имеют зубные отложения, именуемые
    «зубной камень». Он состоит из остатков пищи, эпителия (спущенного),
    бактерий, солей фосфора, кальция и др. Образование его начинается со
    скопления на шероховатой поверхности шейки зуба мягкого налета, на кото-
    рый осаждаются известковые соли. Уплотняясь, это образование «муфтой»
    охватывает придесневую часть зуба. Наиболее часто камень возникает на
    зубах, которые меньше участвуют в акте жевания, из-за чего их естествен-
    ное очищение затрудняется.
    Причины возникновения зубного камня — несоблюдение гигиены полости
    рта, привычка принимать только мягкую пищу, жевать на одной стороне. На-
    рушение обмена веществ, в первую очередь солевого, может стать общим по-
    водом для зубных отложений.
    При заболевании околозубных тканей (пародонтит) камень образуется под
    десной: между корнем зуба и стенкой алавеолы, что способствует более аг-
    рессивному развитию пародонтита (ранее это заболевание называли альвео-
    лярной пиореей).
    При наличии зубного камня необходимо обратиться к стоматологу, чтобы
    его снять. В противном случае возможны различные осложнения — возникно-
    вение очага хронического воспаления десны, запах изо рта, интоксикация
    организма.
    Профилактика сводится к гигиеническим мероприятиям, употреблению на-
    равне с мягкой твердой пищи (яблоко, морковь, капуста и др.).
    Кариес. Распространенное заболевание, которым страдает 95 % людей. В
    основе его — разрушение твердых тканей зуба: эмали и находящегося под
    ней дентина. Причина окончательно не выяснена. Тем не менее нерегулярный
    уход за зубами является предрасполагающим фактором.
    Симптомы и течение. Кариес возникает исподволь: на поверхности эмали
    того или иного зуба появлется пигментное пятно (сначала белого, а затем
    желтого цвета). Вскоре оно приобретает коричневую окраску. В дальнейшем
    разрушается эмаль, а затем дентин. Процесс обычно протекает медленно, в
    более редких случаях — быстро. Возникающая полость сначала в эмали, а
    потом в дентине прогрессирует в глубину и в ширину. Остатки пищи в ней
    служат питательной средой для бактерий, находящихся в изобилии в полости
    рта. Вызванное ими гниение усугубляет ее антигигиеническое состояние.
    Возникает неприятный запах.
    Кариес зуба сопровождается характерными болевыми ощущениями. Довольно
    острая боль возникает во время употребления холодной, горячей, кислой,
    сладкой пищи. Она быстро исчезает после устранения указанных факторов
    (полоскание полости рта теплой водой). Человек, к сожалению, приспосаб-

    ливается к «условиям» еды, исключая температурные и химические раздражи-
    тели. У него появляется ошибочное убеждение о полном благополучии, обра-
    щение к врачу считает излишним. Вместе с тем деструктивный процесс про-
    должается, что приводит к значительному разрушению коронки зуба и расп-
    ространению процесса на зубную мякоть — пульпу. Это, в свою очередь, ус-
    ложняет лечение зуба и снижает возможность его сохранения.
    А это крайне важно. Зубы разрушенные или удаленные не только искажают
    акт жевания, фонетику речи, внешний облик, но и пагубно влияют на состо-
    яние желудка. Из-за плохо прожеванной пищи может возникнуть гастрит, яз-
    ва желудка и тд.
    Лечение. Своевременное обращение к стоматологу абсолютно необходимо
    при появлении признаков кариеса зуба. Функциональная эффективность его
    будет восстановлена: экономно удалят разрушенную ткань эмали и дентина и
    восстановят целостность коронки с помощью пломбировочного материала. В
    отдельных регионах земного шара, где в питьевой воде содержится солей
    фтора меньше нормы, наблюдается особо активное поражение зубов кариозным
    процессом у всего населения. В таких случаях рекомендуются мероприятия,
    направленные на искусственное введение в организм людей солей фтора пу-
    тем включения их в пищевую соль или централизованного фторирования
    питьевой воды.
    Киста челюсти. Возникает обычно как осложнение заболевания зуба, в
    результате которого развивается хронический воспалительный процесс у
    верхушки корня зуба с образованием кисты. В более редких случаях она
    возникает из оболочки фолликула, окружающего коронку зуба, при нарушении
    процесса его прорезывания. Поэтому такая киста называется фолликулярной.
    В отличие от нее корневая встречается значительно чаще, поскольку за-
    болевание зубов многократно превышает число случаев их затрудненного
    прорезывания. Киста корневая развивается на фоне хронического воспаления
    (см. Периодонтит), растет медленно, но неуклонно. Увеличиваясь в объеме,
    постоянно давит на окружающую ее костную ткань, которая вынужденно «отс-
    тупает», освобождая место для растущей кисты.
    Мало, или совсем себя не проявляя, киста видна, лишь когда появляется
    выпячивание челюсти с истончением его наружных плотных костных пласти-
    нок, на что обращает внимание сам больной или его окружающие. Часто при
    рентгенографии челюстей по тому или иному поводу киста обнаруживается
    как случайная находка.
    Рост ее иногда влечет столь значительные разрушения кости челюсти,
    что приводит к ее самопроизвольному перелому. Кроме того, проникновение
    в полость кисты гноеродных микробов может вызвать тяжелый воспалительный
    процесс с вовлечением в него костного мозга челюсти и развитием остеоми-
    елита. Возможно перерождение корневой кисты как длительно текущего про-
    цесса в раковую опухоль.
    Лечение кисты — хирургическое. При небольших размерах допустимо про-
    ведение операции в амбулаторных условиях. Рекомендация: периодический
    контроль (1 раз в год) зубо-челюстной системы с помощью рентгенографии.
    Кровотечение после операции удаления зуба. Обычно на хирургическое
    вмешательство идут, когда лечебные мероприятия не дали желаемых ре-
    зультатов, а сохранение зуба может вызвать острый гнойный воспалительный
    процесс. Удалению подлежат зубы разрушенные, неправильно прорезавшиеся,
    сильно подвижные и др. При осуществлении операции возникает повреждение
    — разрыв кровеносных сосудов, которое обусловливает умеренное кровотече-
    ние из лунки удаленного зуба и обычно после наложения марлевого шарика
    через 10-15 минут прекращается.
    Однако в отдельных случаях кровотечение может быть значительным, воз-
    никнув сразу после операции или спустя некоторое время, — как результат
    сложного удаления, грубого вмешательства или расширения мелких травмиро-
    ванных сосудов, что бывает иногда после применения при обезболивании ад-
    реналина. Может быть вызвано и нарушением свертываемости крови. Если
    кровотечение возникает сразу же после удаления зуба, врач найдет способ
    его остановить. Сложнее, когда оно возникает спустя определенное время,
    т.е. вне поликлиники. Причиной такого кровотечения бывают самые различ-
    ные обстоятельства: нарушение режима (полоскание рта, прием горячей пи-
    щи), повышение артериального давления, распад кровяного сгустка.
    Первая помощь. Необходимо попытаться самому остановить кровотечение.
    Для этого, лучше из марли, сделать небольшой тампон, уложить его на лун-
    ку удаленного зуба и прикусить, сомкнув зубы. Тампон должен возвышаться
    над лункой: чем выше тампон, тем больше давление на сосуды при смыкании
    зубов. В положении со сжатыми челюстями необходимо лечь или сесть, расс-
    лабиться и успокоиться. Если после 15-20 минут кровотечение все еще про-
    должается, угрожая большой потерей крови, необходимо обратиться к врачу,
    а в ночное время — в дежурную больницу хирургического профиля, где нет
    стоматологического стационара. Повышение артериального давления, распад
    сгустка крови в лупке как причины кровотечения потребуют не только мест-
    ного, но и общих методов лечения.
    Кровоточивость десен. Результат заболевания слизистой оболочки десны
    и может быть следствием не только местного по и общего недуга организма.
    Обычно кровоточивость возникает при чистке зубов щеткой. Иногда прием
    пищи может вызвать появление крови во рту. Она истекает из края десны
    при воспалении его слизистой оболочки (см. Гипгивит). Особого внимания
    требуют случаи, когда уход за полостью рта достаточеп, а сосудистые из-
    менения десны сохраняются или вновь возникают, и кровоточивость продол-
    жается. Причиной этого могут быть различные заболевания общего характе-
    ра: крови, эндокринные, ОРЗ, грипп, авитаминоз и др. Отечность и увели-
    чение в объеме межзубных сосочков десны нередко сопровождают беремен-
    ность.
    В случаях, когда болезнь усугубляется, кровоточивость возникает даже
    при небольшой травме, а то и вовсе без нее, самостоятельно. Лечение и
    наблюдение врача необходимы. В домашних условиях следует поддерживать
    гигиену полости рта.
    Некариозное поражение зубов. Заболевания некариозного происхождения
    могут быть как результатом порока развития зуба, так и поражения его
    после прорезывания. Нарушения в развитии зубов проявляются в виде раз-
    личного характера изменений эмали: нормального цвета, недоразвития, от-
    сутствия ее или, наоборот, излишнего количества в виде эмалевых капель.
    Проявления могут быть на большинстве зубов или на отдельно взятых. Не-
    редко наблюдаются аномалии формы зубов.
    Бывает, что на эмали появляются пигментные пятна или штрихи, чаще на
    резцах, реже на других зубах. Иногда возникают дефекты в виде эрозии
    эмали. Причиной является избыток солей фтора в питьевой воде. Отсюда и
    название болезни — флюороз (по латыни фтор-флюорум). Выявляется уже в
    детском возрасте на постоянных зубах. Пигментированные пятна и полоски
    (штрихи) создают существенные косметические неудобства. А в случаях эро-
    зирования возникают условия для разрушения эмалевого покрова зуба. Забо-

    Страницы: 1 2 3 4 5

  • ЭНЦИКЛОПЕДИИ

    Домашний Доктор. Глава IX. Стоматология

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Домашний Доктор. Глава IX. Стоматология

    Домашний Доктор

    Глава IX
    СТОМАТОЛОГИЯ

    Глава IX. Стоматология
    Абсцесс
    Абсцесс полости рта
    Абсцесс неба
    Абсцесс щеки
    Абсцесс языка
    Альвеолит
    Вывих челюсти
    Гайморит хронический одонтогенный
    Гингивит
    Запах изо рта
    Зубная боль
    Зубной камень
    Кариес
    Киста челюсти
    Кровотечение после операции удаления зуба
    Кровоточивость десен
    Некариозное поражение зубов
    Опухоли челюстно-лицевой области
    Пародонтит
    Паротит (неэпидемический)
    Переломы челюсти
    Периодонтит
    Пломба
    Прорезывание зубов
    Прорезывание затрудненное зуба «мудрости»
    Пульпит
    Сепсис ротовой
    Стоматит
    Сухость во рту

    Стоматология является разделом медицины, объединяющим различные забо-
    левания челюстно-лицевой области, слизистой оболочки полости рта, зубов
    и шеи. Среди всех недомоганий человека наиболее частыми являются пораже-
    ния зубов, пренебрежение лечением которых влечет различные осложнения
    воспалительного характера (абсцесс, флегмона, остеомиелит), угрожающих
    здоровью, а в тяжелых случаях и жизни человека.
    При больных зубах, при отсутствии даже нескольких, не совершенен акт
    механической переработки пищи, что отражается на состоянии желудка и ки-
    шечного тракта, способствует возникновению гастрита, язвы желудка, две-
    надцатиперстной кишки.
    По статистике очень высоктравматизм, в том числе лица, где преоблада-
    ют переломы лицевого скелета: нижней и верхней челюсти, скуловой кости,
    носа, орбиты. Правильно оказанная первая помощь — ее методы изложены в
    этой главе — облегчат участь пострадавшего и улучшат прогноз лечения.
    Возникновение опухолевых процессов челюстно-лицевой области — неред-
    кое явление. Знание их признаков позволит еще в раннем периоде развития
    опухоли обратиться к специалистам и обеспечить более благоприятный ис-
    ход.
    Затрагивает стоматология и очень часто встречающиеся, такие тревожные
    для человека явления, как зубная боль, неприятный запах изо рта, крово-
    течение из десен и после удаления зуба — всего, что нарушает привычное
    ощущение здоровья и красоты лица.
    Абсцесс. Ограниченное скопление гноя в тканях, возникающее при воспа-
    лении. В челюстно-лицевой области, как правило, является последствием
    осложненного заболевания зубов. Причиной его также могут быть фурункул,
    ангина, повреждение кожи или слизистой оболочки полости рта, занесение в
    ткани бактерий шприцем при обезболивании и пр. Абсцесс может образо-
    ваться и в результате заноса инфекции током крови или лимфы при общих
    инфекционных заболеваниях (грипп и др.).
    Симптомы и течение. Обычно абсцессу предшествует зубная боль, харак-
    терная для периодонтита (см.). Она появляется в области определенного
    зуба, надкусывание которым вызывает усиление болевого ощущения. Вскоре
    появляется припухлость мягких тканей и уплотнение, болезненное при дот-
    рагивании. Если абсцесс развивается под слизистой оболочкой полости рта,
    при осмотре видно ее выбухание и покраснение. При расположении абсцесса
    ближе к коже (лица и подчелюстной области) картина аналогичная.
    Прогрессирование гнойного процесса сопровождается ухудшением общего
    состояния, повышением температуры тела, нарушением аппетита, сна. Для
    удаления очага инфекции у больного зуба, а главное для предупреждения
    распространения ее на окружающую ткань и область необходимо оперативное
    вскрытие гнойника врачом. В противном случае не исключена возможность
    перерастания ограниченного воспаления в разлитое с переходом его во
    флегмону.
    Развитие абсцесса может привести к прорыву гноя наружу или в полость
    рта. Истечение гноя снимает острые явления, стихает или исчезает боль,
    восстанавливаются нормальные контуры лица или слизистой полости рта,
    стабилизируется общее самочувствие. Такой исход не должен успокаивать,
    так как процесс продолжается, но уже в хронической стадии. В дальнейшем
    он может обостриться, а это — гноеистечение из свищевого хода с неприят-
    ным запахом изо рта, сенсибилизация организма токсичными продуктами рас-
    пада.
    Лечение. Быстрота развития процесса дает основание настоятельно реко-
    мендовать не откладывать обращения к стоматологу. До этого, как меры об-
    легчающего характера, можно использовать обезболивающие, теплое полоска-
    ние полости рта, тепловую повязку.
    Прием антибиотиков и других сильных средств без назначения не реко-
    мендуется.
    Ниже изложены особенности распознавания процесса в зависимости от
    места его возникновения и наиболее частые локализации.

    Абсцесс дна полости рта — характерен появлением в подъязычной области
    красноты, а вскоре уплотнения, очень болезненного при раздражении его во
    время разговора и приема пищи. Язык становится менее подвижным, припод-
    нят кверху. Постепенно припухлость дна рта увеличивается, ухудшается об-
    щее состояние. Возможен самостоятельный прорыв гноя в полость рта, и хо-
    тя острые явления тогда стихают, в этот момент крайне опасно распростра-
    нение гноя в окологлоточную область и шею. Поэтому ожидание самопроиз-
    вольного вскрытия недопустимо. Обращение к врачу обязательно.
    Абсцесс неба. Возникает обычно как осложнение периодонтита зубов
    верхней челюсти. Чаще причиной бывает второй резец, клык или второй пре-
    моляр. Заболевание начинается с боли в области твердого неба и покрасне-
    ния слизистой оболочки. При ее выбухании боль приобретает наибольшую ин-
    тенсивность.
    Прием пищи становится затруднительным.
    Возможно самопроизвольное вскрытие гнойника, после которого возникает
    облегчение. Однако для предупреждения возможного распространения гнойни-
    ка на большую площадь твердого неба и развития остеомиелита небной плас-
    тинки кости показано вскрытие абсцесса в условиях поликлиники.
    До обращения к врачу можно использовать обезболивающие препараты и
    теплое полоскание.
    Абсцесс щеки. В зависимости от глубины развития процесса припухлость
    и покраснение будут больше выражены или со стороны кожного покрова щеки,
    или слизистой оболочки полости рта. Боль слабая, но при открывании рта
    усиливается. Нарушение общего состояния выражено умеренно. Опасно расп-
    ространение гнойника на соседние отделы лица. До обращения (обязательно-
    го) к врачу рекомендуется обезболивающее средство, тепловая повязка, по-
    лоскание рта.
    Абсцесс языка. Начинается с появления боли в толщеязыка, которая
    быстро нарастает.
    Язык увеличивается в объеме, как бы приподнят, мало подвижен. Резко
    затрудняется акт жевания, глотания, часто нарушается дыхание, в редких
    случаях до крайней степени, когда возникает чувство удушения.
    Показана срочная госпитализация для принятия неотложных мер.
    Альвеолпт. Воспаление лунки челюсти в результате ее инфицирования
    после травматического удаления зуба. При этом часто наблюдается повреж-
    дение самой лунки и размозжение окружающей ее десны. Может развиться и
    как следствие нарушения послеоперационного режима, когда активным полос-
    канием рта вымываюттромб из лунки, микробы проникают в нее, вызывая вос-
    паление. Попадание пищи в лунку, отсутствие гигиены полости рта так же
    способствуют возникновению альвеолита.
    Симптомы и течение. Заболевание начинается чаще на 2-3 сутки после
    операции с появления сильных болей в областилункиудаленного зуба, повы-
    шения температуры тела до 37,5-38,5°С. Постепенно боль усиливается,
    распространяясь на соседние отделы головы.
    Изо рта появляется дурной запах. В подчелюстных областях увеличивают-
    ся и становятся болезненными лимфатические узлы. Продолжительность забо-
    левания — до двух недель.
    Лечение. В домашних условиях до обращения к врачу, которое необходимо
    при появлении описанных выше симптомов, показано частое полоскание рта
    теплым раствором (3 %) перекиси водорода, питьевой соды (1/2 чайнойложки
    на стакан воды), обезболивающие препараты. Альвеолит может осложниться
    остеомиелитом лунки, что удлиняет время заболевания и реабилитации
    больного.
    Вывих челюсти. Причины вывиха нижней челюсти могут быть разнообраз-
    ные: удар, сильное открывание рта при зевоте, крике, рвоте, при удалении
    зуба, при откусывании большого и твердого куска пищи и пр. Чаще возника-
    ет у женщин из-за меньшей глубины суставной ямки и выраженности костного
    бугорка, в результате чего легче смещается суставная головка нижней че-
    люсти. Если это смещение кпереди, то говорят о переднем вывихе, если на-
    зад — то о заднем, бывают двухсторонние, которые встречаются часто. Ди-
    агностируют привычный вывих, когда он повторяется неоднократно.
    Симптомы и течение. При вывихе нижней челюсти картина довольно типич-
    на. Пострадавший жалуется на боль, невозможность закрыть рот и принимать
    пищу, речь затруднена. Любая попытка закрыть рот безуспешна и сопровож-
    дается усилением боли. Поэтому при вывихе челюсти не следует стараться
    самим еевправить, этотолько измучает человека.
    Лечение. Необходима неотложная помощь врача, который, используя обез-
    боливание, применит знания определенных приемов. Воздерживаться от сво-
    евременных мер не стоит, поскольку вправить челюсти в последующем будет
    гораздо труднее.
    Гайморит хронический одонтогенпый. Воспаление слизистой оболочки гай-
    моровой пазухи, возникшее в результате образовавшегося сообщения гаймо-
    ровой пазухи с полостью рта после удаления моляров или премоляров верх-
    ней челюсти. Подобные сообщения возникают, когда у некоторых людей корни
    указанных зубов проникают в гайморову пазуху и бывают отделены от нее
    только слизистой оболочкой или топкой костной пластинкой. При этом, даже
    при весьма аккуратном проведении операции, нарушается целостность как
    костной пластинки, так и слизистой оболочки, отделяющей гайморову пазуху
    от верхушки корня зуба. Через такое возникшее после удаления зуба со-
    устье из полости рта проникают бактерии, обусловливая воспаление пазухи.
    Попытки стоматологов сейчас же после образования соустья ушить сли-
    зистую оболочку десны для закрытия сообщения не всегда оканчиваются бла-
    гополучно. Чаще свищевой ход остается.
    Его признаки весьма четки. Когда принимают жидкую пищу, часть ее по-
    падает в полость носа. Если выдохнуть воздух через нос, предварительно
    зажав ноздри пальцами, воздух выйдет в полость рта через свищевое от-
    верстие. Кроме того, из свища в полость рта иногда выделяется прозрачная
    или мутная жидкость — продукт воспаления гайморовой пазухи.
    Лечение только оперативное в условиях стационара.
    Гингнвпт. Вид стоматита, когда поражается слизистая, покрывающая
    альвеолярный отросток челюсти. Помимо общих причин, вызывающих заболева-
    ние оболочки иной локализации (см. Стоматит), наиболее частая — грязное
    содержание полости рта, наличие зубных отложений (см. Зубной камень).
    Симптомы. Во время осмотра заметно покраснение, отечность десны, при
    еде и чистке зубов возможна ее незначительная кровоточивость. При несоб-
    людении гигиены полости рта десна покрывается налетом, возникают язвы,
    участки омертвения ткани, дурной запах изо рта. Заболевание может расп-
    ространиться на другие отделы слизистой оболочки полости рта.
    Лечение: систематический уход за зубами, полоскание, снятие зубного
    камня, лечение пародонтита, щадящая диета.
    Запах изо рта. Возникает в первую очередь из-за несистематически осу-
    ществляемой гигиены полости рта. Частички пищи, остающиеся после ее при-
    ема в межзубных промежутках, а также в кариозных зубах, спущенный эпите-

    Страницы: 1 2 3 4 5

  • ФАНТАСТИКА

    Трель певчей совы

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Трель певчей совы

    Ожерелье он выбросил в первую же полость, без малейшего сожаления.
    Охотник по-прежнему жил в нем, и даже не потому, что он отправлялся
    за добычей снова и снова: в клане охотник — опора, он заботится обо всех,
    кто остается в стойбище. Заботится и защищает. Последние годы Хасту не о
    ком было заботиться и некого защищать. Но его естество требовало защитить
    хоть кого-нибудь, помимо воли и событий, и отчасти поэтому возникали
    вспышки непонятной ярости.
    Именно поэтому он не устоял и спас птенца от верной гибели. И еще
    Хаст подумал, что, наверное, именно из-за этого люди и стали людьми: из-за
    потребности защищать и заботиться.
    Лето текло, как Лист в воздушном потоке. Совенок на сытной кормежке
    быстро рос и набирался сил. Пух мало-помалу заменялся на пестрые перья
    взрослой птицы, крылья окрепли, постепенно Скиит стал перепархивать с
    места на место, а раньше ковылял на когтистых лапах. Взрослые совы
    почему-то перестали появляться вблизи жилища Хаста, а на «нос» Листа
    наведываться было незачем. Хаст и не наведывался. Дичи хватало и совсем
    рядом, ни человек, ни совенок не голодали.
    Старые знакомые-еноты в очередной раз вывели потомство и ушли вглубь
    лиственной зоны. У границы зон, где обосновался Хаст, развелось много
    куропатов, чуть ближе к «корме» держался табунок оленей. Их Хаст без нужды
    не трогал, решив позволить пятнистым зверькам расплодиться.
    Лист держался основного потока Высот: могучей воздушной реки,
    спутника Кольцевого Океана. Чуть выше, в слое, где кишел легкий планктон,
    паслись киты — громадные продолговатые пузыри, свободно парящие на Миром.
    На гладких серых боках виднелись лоснящиеся шарики прилипал. Изредка
    вблизи Листа проплывали стайки высотных медуз — удивительно красивых
    созданий, похожих на невесомые текучие шлейфы. Они обитали в верхних
    уровнях атмосферы и в слой, где держались Листы, спускались очень редко.
    Как-то раз Хаст наблюдал нападение трех молний на китенка — бедняга был
    проколот в несколько секунд, хищники вцепились в мякоть киля под брюхом и
    рухнули вместе с потерявшей способность летать жертвой прямо в волны
    Океана. Молнии были королями среди плотоядных: способные набирать воздух в
    специальную полость и силой извергать его в любом направлении, они
    перемещались в потоках независимо от ветра с поразительной быстротой, а
    привычка нападать втроем-впятером позволяла умерщвлять даже взрослых
    китов.
    Величаво скользили мимо корзинки наусов, прикрытые сверху полетным
    шаром. Хаст готов был поклясться, что к корзинках кто-то копошиться.
    Вполне возможно, что так же, как Листы приютили людей, нелетающих животных
    и деревья, и наусы пустили в свои корзинки какую-нибудь мелочь. Наусов
    часто сопровождали парочки воркующих альбатросов — птиц, совершенно
    утративших ноги. Они всю жизнь проводили в полете, даже спали, не
    переставая парить в потоках податливого воздуха. Хаст смотрел на них с
    завистью: они никогда не расставались с крыльями.
    А подняться в Небо хотелось все сильнее и сильнее. Набросить упряжь
    на гладкие семена клена, поймать ветер шероховатой плоскостью крыла и
    взмыть, подмяв восходящий поток, над Листом. Хаст закрывал глаза и видел,
    как сосны и веши проваливаются вниз, казавшаяся необъятной чаша вдруг
    становится похожей на чайное блюдце и виднеется целиком чуть в стороне и
    внизу. И даже машет кто-то с поляны, машет рукой, приветствуя
    ло-охотника…
    Хаст вспомнил, как он учился летать; как тайком с тя-Гри, подростком,
    еще не охотником, стянули по упряжи в поднялись в небо, впервые без
    ло-наставника. Как влетели по неопытности в стаю пираний, небольших
    существ, состоящих из зубастой пасти и летательного шарика, как еле сумели
    вырваться, сломав крылья о плоть вечно голодных хищников у самого Листа и
    как вдвоем спасались на одной прилипале… Еле дотянули до кромки — еще
    немного и их тела навечно остались бы на поверхности Низа, рухнув с
    пятикилометровой высоты…
    Хаст часто сидел у третьей кромки, наблюдая жизнь Высоты; раньше, во
    время жизни в клане, на это не хватало времени. Первые годы плена он
    сосредоточился на лесе, позже стал поглядывать и за кромки Листа. Скиит
    обыкновенно дремал на шелушащемся валике или пристраивался на ветке
    молодого деревца, если такое попадалось вблизи от края. Ближе к осени
    совенок начал летать, с каждым днем все увереннее и увереннее.
    Хаст привязался к пестрому птенцу, еще нескладному, как и все
    подростки, радовался его крепнущим крыльям и хитроумным проделкам; учил
    его садиться на руку, защищенную шкурой зубра; учил бить куропатов,
    пикируя на них с веток сосен, веш и грабов; учил не пожирать добычу тут
    же, а приносить ему, Хасту. Скиит оказался на редкость сообразительной
    птицей: обучался быстро и охотно, и платил человеку завидной преданностью.
    Хаст даже научил его приносить выпущенные стрелы. Натаскивал его Хаст без
    особой цели: скорее от избытка свободного времени.
    Пока вдруг не понял, что крылья совенка могут спасти его, бескрылого
    отшельника, в прошлом — охотника клана логвита Стипо.
    К южной зиме Скиит привык к алой тряпице на лапе, больше не рвал
    висящую ленту с письменами, и не позволял ей запутаться в ветвях, когда
    обосновывался на дереве.
    Мысль Хаста была проста: если у него самого нет крыльев, почему бы не
    поставить на службу крылья Скиита? Если рядом окажется населенный Лист,
    совенок перелетит на него, найдет людей и позволит им прочесть послание на
    ленте. Любой клан обязательно поможет ему: кто-нибудь из охотников взмоет
    в Небо на двойных крыльях и оставит одну пару Хасту. А там уж он сам,
    найдет нормальный Лист, с кленами, и отправится в долгий поиск родного
    клана. Придется основательно пошарить в Небе, его Лист может находиться
    где угодно, но перспектива бесконечных перелетов совсем не пугала его. По
    крайней мере, это лучше, чем сидеть на странном Листе, отщепенце Высот, не
    имея возможности подняться в прозрачный воздушный поток.
    Солнце застыло точно на юге, наполовину скрывшись за горизонтом; Луна
    успеет двадцать раз взойти и сесть, прежде чем оно вновь придет в
    движение. Глядя на половинку багрового диска, Хаст гладил Скиита по
    клювастой голове.
    — Мы еще взлетим вместе, птица… Крыло к крылу… И поохотимся на
    славу в теплых ветрах Высот…
    К первым ночам Скиит безошибочно выполнял приказы Хаста. Ленту с лапы
    совенка Хаст теперь не снимал. Дважды он посылал крылатого помощника на
    соседние Листы, но оба оказались необитаемыми. Оставалось терпеливо ждать.

    Скиит, казалось, все понимал. С писком он взмывал над пристанищем
    Хаста и часами кружил, высматривая далекие Листы. Глаза у него были не в
    пример зорче человечьих. Хаст еще сильнее привязался к спасенному птенцу,
    подкармливал лакомыми кусочками со своего стола, хотя Скиит давно уже
    охотился самостоятельно; иногда расчесывал отрастающие перья, а раз
    пришлось подрезать сломанный коготь. Впрочем, коготь быстро отрос и стерся
    на кончике, став таким же острым, как раньше.
    Третий Лист высмотрел именно Скиит. Хаст еще спал в жилой полости.
    Солнце давно взошло, ночь достигла к этому моменту всего трех часов. Весна
    была в самом разгаре: деревья меняли листву, зеленые побеги лезли из
    набухших почек, выталкивая прошлогодние листья. Совенок с пронзительным
    писком ворвался в полость, оглушительно хлопая крыльями. Хаст сразу
    проснулся, но не сразу понял, что происходит. Когда же понял — со всех ног
    кинулся к краю, за совенком.
    Недолгая пробежка через лес привела его почти точно на «нос»; Скиит,
    по-прежнему пищавший, сел на ветку коренастой, как и все деревья у края,
    веши.
    Вдали и чуть ниже величаво парил Лист, явно обитаемый: Хаст сразу
    различил столбики дыма, поднимающиеся вверх. Его, наверное, принесло
    позавчерашним штормом с севера, из-за Океана. Лист продолжал постепенно
    снижаться, охладившись в холодном штормовом потоке.
    У Хаста перехватило дыхание.
    — Ну, малыш…
    Он подставил незащищенную руку и Скиит преданно оседлал ее. Страшные
    кривые когти не оставили на коже ни единой царапины.
    — Лети! Отыщи людей! Люди, Скиит! Люди!
    Пестрая птица взмахнула крыльями и ринулась в прозрачную бездну.
    Маховые перья разошлись и крылья стали похожи на человеческие руки с
    растопыренными пальцами. Совенок устремился к недалекому Листу, и Хасту
    показалось, что его не догнала бы даже молния.
    — Скиит! — пискнул его пернатый друг, а потом защелкал и засвистал —
    впервые в жизни, по-взрослому.
    Хаст еще долго слышал трели, постепенно утихающие, растворяющиеся в
    шепоте Высоты. Он сел на кромку и стал ждать, пристально уставившись на
    соседний Лист, так, что стали болеть и слезиться глаза.
    Он ждал долго, Солнце прошло зенит и начало клониться к точке
    сегодняшнего заката, а он недвижимо сидел перед рыхлым валиком третьей
    кромки. Хотелось есть, но никакая сила не прогнала бы сейчас Хаста с его
    поста. Он ждал возвращения Скиита, не в силах поверить, что одиночество
    продлится и дальше. Шесть лет, даже больше — с него вполне хватит…
    Крошечную точку, отделившуюся от Листа, Хаст заметил сразу же. У него
    перехватило дыхание. Вглядываясь до рези в глазах, Хаст почувствовал, как
    взмокли ладони.
    Скоро не осталось сомнений: к Листу-отшельнику приближался человек на
    крыльях-семенах клена. Причем на двойных, это Хаст понял по слабому изгибу
    лопастей на виражах.
    Он стоял, еще не веря в спасение.
    А когда человек приблизился, Хаст чуть не сполз с кромки на зеленое
    тело Листа: не узнать ло Гри было трудно. Друг, верный друг детства летел
    на выручку!
    Хаст почувствовал, как по щекам потекли слезы. Он замахал руками и ло
    Гри, чуть наклонив крылья, заскользил прямо к нему.
    Через минуту ло Гри сел и отстегнул упряжь; две пары намертво
    связанных крыльев легли между кромками. Хаст… нет — снова ло Хаст
    бросился к другу, растопырив для объятий руки.
    Почему-то ло Гри молчал, хотя ло Хаст ждал бурных приветствий. Вскоре
    он понял, почему.
    Ло Гри расстегнул сумку и вынул оттуда пестрое тельце молодой певчей
    совы. С лапы свисала алая ленточка с письменами.
    Ло Хаст замер.
    — Извини, — глухо сказал ло Гри. — Я ее убил…
    Он опустил трупик Скиита у ног потерянного и найденного спустя шесть
    с половиной лет приятеля.
    Ло Хаст склонился над враз ставшим жалким и безжизненным комочком
    плоти и окровавленных перьев. Было видно куда вошла стрела, и еще ло Хаст
    заметил, что на левой лапе не хватает самого длинного когтя.
    — Скиит, дружище…
    Потрясенный ло Хаст поднял взгляд на ло Гри — на шее у того висело
    целое ожерелье из когтей.
    Ло Гри, перехватив его взгляд, снял ожерелье и хмуро уставился под
    ноги.
    — Если бы я не отрезал совам когти, я бы не увидел твоего послания…
    Я понимаю, что уже поздно и ничего не изменишь, но — поверь, друг, я мстил
    им за тебя…
    Ло Хаст, словно завороженный, встал с колен, приблизился к хмурому ло
    Гри и взял ожерелье у него из рук. Несколько секунд подержал в руках, а
    потом, размахнувшись, швырнул его за край.
    Ло Гри покорно проводил ожерелье взглядом.
    — Поклянись, — негромко попросил друга ло Хаст, — поклянись, что
    больше никогда в жизни не убьешь певчую сову.
    Ло Гри, не колеблясь, приложил руку к сердцу, но ни слова не успел
    произнести: знакомая трель донеслась с опушки, беспечная и радостная.
    Хаст, вновь ставший охотником, увидел как ло Гри вздрогнул.

    Страницы: 1 2 3

  • ФАНТАСТИКА

    Трель певчей совы

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Трель певчей совы

    Лист, понятно, не переваривал, просто выталкивал за переделы полости,
    чтобы они могли без помех прорасти.
    Ло Хаст оторвался от дыры, прочищая легкие. Собственно, на другой
    исход надеяться и не приходилось.
    Больше вскрытых недавно полостей ло Хаст поблизости не обнаружил и
    нимало этому удивился. Выходит, ло Гри оставил свои крылья просто на
    Листе, а потом вернулся и на них же улетел. Неужели он знал, что здесь не
    растут клены? Но почему же тогда не предупредил ло Хаста?
    Он вернулся к уже затянувшейся полости с семенами клена,
    единственными на этом Листе. Пока дерево вырастет и начнет давать крылья
    пройдет не менее пятнадцати лет. За эти годы Лист раза четыре наведается к
    одному из полюсов во время Солнцестояния, чтобы соединиться с тысячами
    других в гигантский летающий ковер. Только тогда, в дни Большого
    Переселения ло Хаст сможет покинуть негостеприимный Лист. Но найдет ли он
    на бескрайнем ковре из многих чаш свой клан? Не факт, что новое
    пристанище, куда клан, без сомнения, в ближайшее время переселится,
    устремится к полюсу в это же Солнцестояние. А шастать без конца по разным
    Листам в межсезонье — во-первых долго, во-вторых и в-главных — весьма
    небезопасно. Враждебные кланы не тронут одиночку только во время Большого
    Переселения. Да и за изгнанника могут принять, а это почти верная смерть в
    любое время.
    Но все же это хоть какой-то шанс; лучше ли просидеть остаток жизни на
    дурацком Листе без крыльев? Охотники не могут без крыльев, Небо — их дом,
    Высота — их стихия. Охотник-ло без полета все равно что дерево без плодов.
    Ло Хаст вспомнил певчих сов и в сердцах пожелал всему их крылатому
    роду никогда больше не подняться в Небо.
    Издалека донеслась долгая трель — как показалось ло Хасту —
    возмущенная.
    Он вздрогнул и вернулся к своим мыслям.
    Лист, наверняка, лишь недавно летал к полюсу. Ло Хаст не раз
    заглядывал за край, за третью кромку и не заметил ни одного молодого
    побега. Так бывает лишь в первый год после Большого Переселения, когда
    юные Листы отделяются от материнских и с этих пор противостоят Высоте в
    одиночку.
    Значит, впереди у него три-четыре года полного одиночества. Ну, в
    лучшем случае два. Если больше никого не занесет на этот проклятый
    Небесами Лист.
    Или не вернется ло Гри.
    Ведь должен же он вернуться за другом? Ло Хаст обязательно вернулся
    бы, чего бы это ему не стоило.
    Он тяжело вздохнул. Постоял немного у кромки, слушая, как поет ветер
    Высот, и пошел готовить жилище, благо агавы, в отличие от кленов, здесь
    встречались в изобилии.
    А ветер пел неспроста. Поднявшийся еще выше Лист угодил в быстрый и
    узкий поток воздуха, царящий на этой высоте, и полетел на восток, прочь от
    родного Листа ло Хаста, оставшегося ниже и по-прежнему неспешно
    дрейфовавшего на юго-запад.

    С тех пор он не видел людей. Изредка на фоне небесной голубизны
    темнели силуэты далеких Листов, но все они величаво проплывали мимо.
    Однажды Хаст разглядел даже крохотную точку, планировавшую к зеленой чаше
    — счастливец, обладавший крыльями, возвращался домой. Но ни разу никто из
    охотников-ло даже не приблизился к Листу, так не любившему клены. За три
    года Хаст стал совсем другим — хмурым, злым; но и более терпеливым, чем
    раньше. Теперь он мог часами наблюдать за муравьиной кучей где-нибудь в
    лесу, или за дятлом, промышляющим жуков-джаров. Или, найдя удобное место у
    края, на Нижний Мир, проплывающий под Листом, непознанный и загадочный.
    Раньше такое просто не пришло бы ему в голову.
    Костры, дым которых на Высоте был виден издалека, никого не привели
    на помощь. Клен у разрубленной три года назад полости так и не пророс.
    Наверное, дело было в Листе: тот ненавидел клены так же сильно, как Хаст
    ненавидел певчих сов.
    Бывший охотник вполне благополучного клана и сам не мог понять причин
    своей ненависти. Однако за три года десятки взрослых птиц упали на Лист,
    пронзенные стрелами; сколько гнезд разорил он, убивая самку мечом, а яйца
    или беспомощных птенцов топча сапогами…
    Он мстил совам за свое одиночество. Хотя сознавал, что в общем-то не
    совы виноваты в произошедшем, а нелепая случайность. И от этого становился
    только злее. Лист, за исключением нелюбви к кленам, ничем не отличался от
    других парящих на Миром чаш. Та же неподатливая зеленая плоть под ногами;
    трава, деревья, запустившие корни в эту плоть. На «корме» росли лиственные
    породы, на «носу» — хвойные. Как и везде, на любом Листе, и никогда еще
    люди Поднебесья не слыхали о другом положении вещей. Хватало и дичи —
    зайцев, косуль, куропатов, кабанов. Хаст выследил и убил единственного на
    Листе волка; больше никого, кто посмел бы угрожать человеку, здесь не
    нашлось. На зайцев и куропатов охотилось почтенное семейство енотов; с
    ними Хаст никогда не враждовал. Жизнь текла неторопливо и размеренно и
    если бы не тоска по людям Хаст даже порадовался бы произошедшим в себе
    переменам. Он стал взрослее, что ли. Даже нет — мудрее. Теперь больше
    хотелось думать, чем действовать.
    Еще через три года Хаст осознал, что Лист никогда не летает на
    дневной полюс к Большому Переселению. Последняя надежда хоть когда-нибудь
    вернуться к людям рухнула, словно старая гнилая сосна во время бури.
    Воистину, он угодил на Лист, проклятый всеми ветрами Высот.
    Совы все так же упорно гнездились на «носу» Листа, сколько Хаст не
    разорял их кладки. У каждой убитой совы он отсекал средний коготь левой
    лапы — самый мощный и длинный — и нанизывал на прочную нить. За несколько
    лет ожерелье стало внушительным с виду и весьма тяжелым. Хаст вешал его у
    входа в жилище.
    Лист парил меж Миром и Небом, цветущий и безмятежный и никто со
    стороны не смог бы предположить, что здесь томится в одиночестве человек,
    бывший некогда ло-охотником.
    День походил на день, как хвоинки на ветке сосны, ничто не нарушало
    ровного течения времени. До тех пор пока Хаст, преследуя косулю, не
    наткнулся в зарослях бумбака на совенка-пуховичка, вывалившегося из
    гнезда. Рядом на мягкой летней траве камнем застыло тело мертвой

    совы-матери. Отчего она погибла Хаст так и не понял.
    Он нахмурился и потянулся за ножом. Снова совы! На этот раз они
    норовят отвлечь его от охоты.
    Солнце отразилось от холодного железа и глаза совенка, поймав этот
    отблеск, зажглись загадочным зеленым огнем. Клюв его раскрылся, выпуская
    на свободу крик — еще не трель взрослой птицы, но отчаянный призыв
    детеныша, мольбу о помощи и защите. Совенок прижался к неподвижному телу
    матери и тоже замер в наивной надежде остаться незамеченным. Только
    широкие листья бумбака величаво колыхались, точно диковинные зеленые руки.
    Хаст вздохнул. Никогда доселе он не давал пощады совам. А сейчас он
    вдруг узнал в испуганном и брошенном всеми птенце себя — одинокого и
    беззащитного в огромном и отнюдь не ласковом мире.
    Одновременно Хаст рассердился на себя за нелепую и непозволительную
    слабость. Ведь если бы не певчие совы они с ло Гри наверняка так и не
    заметили бы этот злосчастный Лист.
    Коротко выругавшись, Хаст вернул нож в чехол, перешагнул через
    застывшего птенца и ринулся по следу косули, отгоняя прочь назойливые
    мысли.
    Вечером, когда летнее Солнце достигло нижней точки на небосводе и
    стало снова подниматься, Хаст готовил на огне мясо добытой косули, вновь и
    вновь вспоминая обреченного совенка. Не выжить этому комочку теплой плоти,
    ясно как день, что не выжить. И никто не поможет, ибо законы леса добры
    лишь к сильным.
    Дважды Хаст порывался встать и дважды, сцепив зубы, оставался на
    месте. Он не должен никому помогать. Кому суждено погибнуть — погибнет,
    потому что это закон. И не ему, Хасту-одиночке, нарушать законы жизни.
    Но может быть именно потому, что никто не даст себе труда нарушить
    закон, он и торчит седьмой год на ненормальном Листе? Один, как Солнце в
    Небе?
    Да будь прокляты все законы! Все до единого!
    Хаст встал и торопливо зашагал к зарослям бумбака.
    Совенок пушистым шариком сидел у ствола молодой пихты. С мертвой
    мамашей уже расправлялись шустрые мыши-падальщики и белые жуки.
    Хаст кашлянул и мыши тотчас же исчезли в траве. Совенок вжался в кору
    пихты, сверкая глазищами. Если бы не глазищи, он стал бы совсем незаметным
    на фоне ствола. Хотя это вряд ли помогло бы: из чащи, колыхая листья
    бумбака, вытекла пестрая древесная змея. Длинная, почти шаг. Нахмурившись,
    Хаст подобрал валежину и прогнал змею прочь.
    Теперь назад пути не осталось: совенок уже считался съеденным, а
    однажды спасенного более не бросают Судьбе на забаву. Тем паче, если он
    мал и беспомощен.
    Спрятав кулак в рукав куртки, Хаст опустился на колени перед
    совенком. Тот окаменел, не сводя глаз с человека. Медленно-медленно Хаст
    протянул защищенную толстой шкурой зубра руку к птенцу и тот, словно
    заранее обученный, браво шагнул навстречу и взгромоздился на предложенный
    насест, аккуратно сомкнув когти вокруг запястья. Хаст затаил дыхание.
    Птенец несмело пискнул:
    — Ски-и-ит!
    Когти его прочно обхватили руку, но нигде не повредили куртки. Птенец
    словно подчеркивал, что доверяет человеку.
    — Эх ты, желторотина! — усмехнулся Хаст, вставая.
    Птенец раскинул крылья, балансируя, но когти прочнее не сжал, хотя
    при желании мог легко пропороть и куртку, и руку Хаста под ней.
    — Как, говоришь, тебя зовут? — обратился Хаст к совенку, отведя руку
    далеко в сторону.
    — Ски-и-ит!
    — Скиит?
    Птенец заворчал, будто разбуженный барсук.
    — Пошли домой, Скиит, — сказал Хаст и зашагал к жилищу, переполняемый
    невысказанной радостью.
    Потом он долго кормил совенка кусочками сырого мяса; тот жадно
    глотал, закатывая глаза. Разговаривать с кем-нибудь живым было на
    удивление приятно и впервые за несколько лет Хаст не чувствовал себя
    одиноким.

    Ло Гри бесшумно извлек из колчана стрелу и натянул тетиву. Наконечник
    из тусклого металла, казалось, обрел глаза; сейчас он глядел на жертву:
    крупную сову, дремлющую на толстом суку корявой веши.
    С тихим свистом стрела метнулась вперед, к ничего не подозревающей
    сове, вгрызлась в жаркую плоть, легко проткнув оперение и тонкую кожу. С
    хрустом ломая тонкие полые кости, окровавленный наконечник прошел сквозь
    тело и вышел наружу. Жизнь покинула беспечную птицу мгновенно: шурша
    ветками, сова мягко шлепнулась на прошлогоднюю хвою.
    Ло Гри приблизился, вытащил стрелу, распластав тушку отточенным
    охотничьим ножом, тщательно вытер наконечник о пестрые совиные перья и
    вернул стрелу в колчан. Еще один взмах ножа — и средний коготь с левой
    лапы перестал принадлежать законной хозяйке. Острием ножа ло Гри проделал
    в когте небольшое отверстие и нанизал на тонкий шнурок, где болталось
    десятка два таких же кривых, словно серп луны, когтей.
    Пнув коченеющий комок сапогом, ло Гри прошептал:
    — За ло Хаста, проклятая тварь! За друга…
    Он убивал сов уже седьмой год.

    Проснувшись, Хаст первым делом взглянул на жердь у входа: совенок
    мирно дремал, вцепившись в морщинистую кору веши когтями. Вчера Хаст
    приспособил этот нехитрый насест, решив, что птице удобнее отдыхать на
    ветке, нежели на полу. Рядом висело ожерелье из когтей убитых сов; Хаст
    наткнулся на него взглядом. Вздрогнул. Но птенец не обращал на
    свидетельство смертей своих соплеменников никакого внимания.
    Хаст поднялся, подошел ко входу. Глазищи птенца распахнулись,
    сверкнули в полумраке жилой полости.
    — С пробуждением! — бодро поздоровался Хаст и неловко снял с сучка
    ожерелье, стараясь, чтобы совенок не увидел. Но тот внимательно, словно бы
    даже с интересом, наблюдал за человеком.
    «Чего это я? — подумал Хаст с недоумением. — Будто он понимает…»
    Негромкий писк был ему ответом:
    — Ски-ит!
    «Надо его накормить…»
    Хаст взял лук и колчан со стрелами, подвесил к поясу меч, скорее по
    привычке, чем по необходимости, зафиксировал ножны на бедре, чтоб меч не
    мешал при ходьбе по лесу, велел совенку «сидеть тихо» и ушел в лес.

    Страницы: 1 2 3

  • ФАНТАСТИКА

    Трель певчей совы

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Трель певчей совы

    Владимир ВАСИЛЬЕВ

    ТРЕЛЬ ПЕВЧЕЙ СОВЫ

    Буря отнесла Листы далеко на юг, посвирепствовала напоследок и
    бессильно опала над обширными плоскогорьями. Хаст, два дня не покидавший
    жилища, наконец смог выйти и вдохнуть свежего воздуха. Не отравленного
    зловонными вулканическими газами дыхания бури, а настоящего, холодного,
    как ночь, воздуха Высоты. Ветер улегся; в этих широтах такое случалось.
    Вдоль Кольцевого Океана, то бишь в экваториальной области, свежий
    воздушный поток почти никогда не утихал, а бури задевали те места лишь
    краями. В средних же широтах полное спокойствие чередовалось с чудовищными
    ветрами, отголосками катаклизмов Нижнего Мира.
    За эти два дня Лист охладился и сильно потерял высоту. Обычно зеленые
    чаши парили в четырех-шести километрах от поверхности; теперь же
    пристанище Хаста отделяло от Низа неполных два. Впрочем, впереди не менее
    недели спокойной солнечной погоды и Лист, конечно, взберется повыше.
    Хорошо еще, что не на север отнесло — там сейчас зима…
    Солнце описывало круги в безоблачном небе, то спускаясь пониже к
    горизонту, то поднимаясь, но, пройдя лишь полпути к зениту, заваливалось в
    сторону и начинало сползать вниз.
    Хаст, как и все на Листах, знал, что на самом деле это не круги, а
    медленно сужающаяся спираль. Придет час и Солнце застынет в одной точке
    небосвода, но кто знает куда к этому времени отнесут Лист прихотливые
    ветры Высоты? Если ближе к экватору, солнце станет висеть невысоко над
    горизонтом, если к полюсу — тогда где-то рядом с зенитом. Может статься,
    что Лист окажется за экватором, в северном полушарии. В этом случае
    светило вовсе спрячется за горизонт и наступит ночь, достаточно долгая,
    чтобы деревья сбросили листву, а многие звери залегли в готовую каждое
    мгновение прерваться спячку.
    Почти все время пока бушевала стихия и Лист трепало, словно пушинку,
    Хаст дремал в дальнем жилище. Пробудившись, он не услышал скрипа веш и
    сосен, а из-за шкуры зубра, висящей у входа, пробивались желтые солнечные
    лучики. Хаст потянулся, отгоняя остатки сна и встал на колени.
    Снаружи донеслась трель певчей совы — чередование нежного свиста,
    щелчков и скрипа. Хаст выскочил наружу, словно за ним гнался
    рассвирепевший зубр.
    У него была причина ненавидеть певчих сов.

    Тогда он был еще ло Хастом — охотником клана логвита Стипо. Клан уже
    лет пять обитал на огромном старом Листе, жизнь в котором медленно
    угасала. Люди не особо волновались по этому поводу: угасать она будет еще
    лет тридцать, но давно уже решили при первом же удобном случае покинуть
    стареющий исполин, который дал людям щедрый и безопасный приют. К полюсам
    во время экваториальных зим он уже много лет не летал и об участии в
    Большом Переселении не могло быть и речи. Оставалось надеяться только на
    крылья. Ждали, когда рядом окажется подходящий незанятый Лист.
    Ло Хаст со своим неразлучным другом ло Гри долго и без особого успеха
    охотился в хвойной зоне. Под вечер их сморило у третьей кромки. Ло Гри
    подстрелил куропата, ло Хаст — двух зайцев, но этого было слишком мало для
    опытных охотников. Не должен же клан голодать!
    И тогда прозвучала призывная трель певчей совы. Ло Хаст приподнял
    голову: над бурым валиком кромки мелькнуло несколько крылатых силуэтов.
    Совы стремительными серыми молниями ныряли вниз, за край.
    «Внизу Лист!» — понял ло Хаст. Не станут же совы от нечего делать
    шнырять вдали от зеленых чаш!
    Ло-добытчики никогда не упускали случая поохотиться на соседнем
    Листе. А теперь еще и новое пристанище приходилось подыскивать. Упряжь
    захлестнулась на семенах клена, ветер упруго толкнулся в крылья и
    подставил тугой бок: летите, жители поднебесья! Ло Хаст и ло Гри по
    широкой дуге скользили к зеленоватой громаде парящего чуть ниже Листа.
    Стайка певчих сов уже успела затеряться в зарослях у первой кромки —
    птицам не нужно планировать, как людям, птичьи крылья несут без оглядки на
    ветер.
    Тело зеленой чаши спружинило под ногами ло Хаста, сок забрызгал
    мягкие кожаные сапоги. В тридцати шагах левее опустился ло Гри. Им даже не
    пришлось договариваться: много раз они охотились на чужих Листах.
    Сверкнул меч, вспарывая ближайшую полость, крылья зашуршали о стены и
    погрузились в темную жижу. Вскинув руку ло Хаст сунул упряжь в
    сумку-заплечник и, перепрыгивая через валики кромок, устремился в лес. Ло
    Гри, все еще возившийся с упряжью, отсалютовал ему.
    Ло Хаст не видел, как его приятель сложил упряжь, повертел головой в
    поисках полости (ближайшая виднелась в доброй полусотне шагов), нагнулся и
    поднял крылья. В тот же миг коварный порыв ветра из-за края вырвал их из
    рук и отнес к первым деревьям. Ло Гри насупился, но тут же увидел двух
    оленей. Рука сама потянулась к луку и колчану, но олени, почуяв неладное,
    оттянулись вглубь леса. Охотник в ло Гри победил: крылья так и остались
    лежать на опушке, а он с головой углубился в преследование.
    Очень скоро он вернулся с тушей оленя на плечах. Деловито посвистывая
    разделал тушу, уложил мясо и шкуру с специальный кожаный мешок и намертво
    закрепил на себе. Еще раньше огляделся, но кленов поблизости не нашлось и
    ло Гри захлестнул упряжь на своих же крыльях. Он рассчитывал доставить
    добычу клану и побыстрее вернуться: вдруг ло Хасту понадобится помощь?
    Тяжело нагруженный охотник ступил на третью кромку и шагнул в пустоту.
    Крылья запели в унисон с ветром; поймав восходящий поток ло Гри вписался в
    плавную спираль, взмывая над Листом, который покинул, и одновременно
    приближаясь к своему.
    Обратно он так и не вылетел.
    Ло Хаст к вечеру подстрелил косулю, а перед этим — четырех куропатов.
    Вполне пристойная добыча. Правда, преследуя косулю он долго кружил у
    границы хвойной и лиственной зон и потерял много времени. Он был убежден,
    что ло Гри давно отправился домой с добычей, ведь клан не должен ждать,

    голод враг людям.
    Бросив добычу за первой кромкой, ло Хаст с наслаждением выпрямился,
    созерцая свой родной Лист, исполинской громадой нависавший над ним. С
    кромок рыжими хлопьями сыпалась невесомая труха.
    Ну, где там клен, дающий крылья? Ло Хаст огляделся, высматривая
    взрослое дерево, семена которого подарили людям возможность летать.
    Странно, но у кромок охотник не заметил ни одного клена. Обычно здесь
    их росло больше, чем где бы то ни было: семена-крылья прорастали у
    полостей, куда опускали их ло-охотники.
    Ло Хаст пошел вдоль кромки, всматриваясь в зеленые силуэты деревьев.
    Веши, пихты, секвойи… Но нет кленов.
    Вдалеке запела сова, сзывая сородичей на трапезу. Ло Хаст насупился.
    Счастливые птицы! Им никогда не приходится искать подходящий клен, ведь
    крылья всегда у них за спиной. Да и не нужно им никуда возвращаться — у
    сов нет кланов и все равно им где жить.
    Скоро Солнце достигло нижней точки над горизонтом. Дома, наверное,
    пируют. Ло Гри удивляется: где застрял его верный товарищ?
    Ло Хаст вздохнул. Он успел отшагать уже добрых пять километров вдоль
    кромок. Судя по видимым размерам Листа оставалось еще километров тридцать
    пять-сорок, и тогда охотник замкнет круг, вернется в точку откуда вышел. И
    по-прежнему ни одного клена! Прямо наваждение какое-то…
    Пройдя еще немного, ло Хаст замедлил шаг. Его одолевал голод, а
    значит скоро одолеет и усталость. Нужно вернуться к добыче и подкрепить
    силы, а тогда уж приниматься за поиски. Видимо, на этом Листе клены —
    редкость.
    Если они здесь вообще есть.
    Когда он подходил к месту, где оставил тушку косули и пушистые
    комочки куропатов, вверх взвилась вспугнутая стая певчих сов. Летели они
    тяжело, словно изрядно поужинали, на лету обмениваясь мелодичными трелями.
    Ло Хаст приближался. О Небо!!! Вот куда совы слетались пировать!
    От куропатов остались только перья, от косули — окровавленный костяк
    с ошметками мяса у суставов. Вид у мяса был весьма неаппетитный. Певчие
    совы сожрали всю его добычу вместе со шкурой.
    Изрыгая проклятия, ло Хаст схватился за лук и метнулся к опушке, где
    несколько десятков сов расселись на нижних ветвях веши.
    — Мерзкие твари!
    Совы лениво снялись и лениво потянулись вглубь леса. Ло Хаст послал
    им вслед стрелу и бессильно опустился на колени. Ярость постепенно
    схлынула.
    Что же происходит? Он, опытный ло-охотник, позволил гневу управлять
    собой. Растерялся, как мальчишка, бросил добычу, не укрыв ее… Стрелу зря
    потерял…
    Скоро ло Хасту удалось восстановить в себе спокойствие. Он встал,
    прошел к лесу и пошарил под деревьями. Стрела, к счастью, не сломалась —
    завязла в плотной слежавшейся хвое, прочертив хорошо заметную неглубокую
    борозду. Ло Хаст сунул стрелу в колчан и потянулся за ножом.
    Первым делом — подкрепить силы.
    Сломал сухую вешу, разжег костер, срезал с несчастной косули еще
    пригодные в пищу кусочки мяса и нанизал их на струганные палочки. Испек
    над угольями. Достал из сумки лепешку.
    Утолив голод, ло Хаст сразу почувствовал себя много лучше. Бог с ней,
    с добычей. Надо искать клен.
    Проклятые совы! Ло Хаст представил, как вернется с пустыми руками,
    как будут хихикать женщины и презрительно коситься удачливые ло-охотники.
    «Слыхали? У ло Хаста совы отняли добычу!» Тяжелый вздох сам вырвался из
    груди.
    Затоптал остатки костра, подхватил сумку и устремился в лиственную
    зону. Может хоть в чаще найдется желанное дерево с семенами-крыльями.
    Солнце уже карабкалось вверх, стало немного светлее. Хорошо, что лето:
    очень долго ло Хаст не увидит ночи. Удобнее.
    Очень быстро он понял, что на этом Листе просто нет кленов. Совсем.
    Невероятно, но так. Охотник обошел чашу по периметру вдоль кромок — ни
    одного. И в лиственной зоне тоже. Акаций, браков, граба — сколько угодно.
    Даже парочка дубов встретилась, весьма редких на Листах. Кленов же — ни
    одного.
    Солнце замкнуло в небе три круга, прежде чем он это понял. Странный
    Лист ко времени прозрения взмыл, нагретый спокойным светилом, километра на
    три с половиной. Родной Лист еще виднелся далеко внизу у самого горизонта,
    старые Листы высоко не летают. Эх, сейчас бы крылья! Ринуться в эту
    зовущую бездну, ощутить плотные токи воздушных струй, поймать ветер и
    заскользить туда, к крохотной зеленой точке на границе Мира и Неба, к
    исполинской чаше, где ждет клан, братья-охотники, логвит, Семья…
    Оставалась одна надежда: ло Гри, обеспокоенный отсутствием друга,
    вернется.
    Но почему не вернулся до сих пор? Времени прошло достаточно.
    Ло Хаст устроился на буром валике третьей кромки и порывы ветра,
    всегда ощущающиеся у края, трепали его длинные вьющиеся волосы. Совсем
    рядом лежала пропасть, отделяющая Лист от Нижнего Мира.
    Тройка певчих сов, едва не задев крыльями сухую кромку, скользнула в
    пустоту. Ло Хаст проводил их злобным взглядом. Если бы не эти птицы,
    сидели бы сейчас они с ло Гри у костра или в хижине, пили бы эль или пиво
    после сытного обеда…
    И тут ло Хасту пришла в голову совершенно очевидная мысль, ранее
    почему-то не приходившая.
    Каким образом покинул этот Лист ло Гри?
    Единственный способ — на тех же крыльях, на которых прилетел. Два-три
    часа в полости крылья еще выдерживали. Больше — крайне редко.
    У охотника перехватило дыхание. Теперь-то уже поздно, его крылья
    расползлись, конечно, пораженные едким соком полости, но тогда, в первый
    день, когда совы позаботились о его добыче, крылья еще можно было спасти.
    Ло Хаст застонал от досады, отполз от края и бегом кинулся к месту их
    с ло Гри посадки. Вот и нужная полость со шрамом, затянувшимся несколько
    дней назад. Меч, чмокнув, пал на зеленое тело Листа. Охотник вскрыл
    наполненный легким газом пузырь трехметрового диаметра и отошел в сторону,
    тяжело дыша.
    Дурманящая струя, невидимая глазом, ударила из полости, края живой
    зеленой плоти зашевелились, истекая густой жидкостью, готовые в несколько
    минут зарастить отверстие. Обливать его соком агавы, чтоб не затянулось,
    было некогда. Отдышавшись, ло Хаст вновь взмахнул мечом. Отверстие
    увеличилось. Набрав в грудь побольше свежего воздуха, он глянул вниз.
    От крыльев, конечно же, ничего не осталось. Лист усвоил их полностью,
    только темные пятна да бугристые натеки все той же вязкой жидкости
    остались в местах, где Лист втянул в плоть обнажившиеся семени клена. Их

    Страницы: 1 2 3

  • ПРИКЛЮЧЕНИЯ

    Ким

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Редьярд Киплинг: Ким

    ему на ухо. Тогда душа моя осталась одна, и я ничего больше не
    видел, ибо сам стал всем, коснувшись Великой Души. И я
    погрузился в созерцание на тысячи и тысячи лет, бесстрастный,
    отчетливо сознающий Причину Всего Сущего. Тогда чей-то голос
    крикнул: «Что будет с мальчиком, если ты умрешь?» и,
    потрясенный, я вернулся в себя из сострадания к тебе и сказал:
    «Я вернусь к моему челе, чтобы он не заблудился на Пути». Тут
    моя душа, душа Тешу-ламы отделилась от Великой Души, с
    сопротивлением, и тоской, и напряжением, и муками несказанными.
    Как икринка из рыбы, как рыба из воды, как вода из облака, как
    облако из плотного воздуха — так отошла, так оторвалась, так
    отлетела душа Тешу-ламы от Великой Души. Тогда чей-то голос
    крикнул: «Река! Иди к Реке!» и я взглянул на весь мир, который
    был таким, каким я видел его раньше,— единый во времени,
    единый в пространстве, и я ясно увидел Реку Стрелы у своих ног.
    В тот час душе моей мешало некое зло, от которого я не совсем
    очистился, и оно лежало у меня на руках и обвивалось вокруг
    моего пояса, но я скинул его и бросился, как летящий орел, к
    месту моей Реки. Ради тебя я отталкивал один мир за другим. Я
    увидел под собой Реку, Реку Стрелы, и когда вошел в нее, вода
    сомкнулась надо мной. Но вот я снова очутился возле Тешу-ламы,
    но уже свободным от греха, и хаким из Дакхи поднял мою голову
    над водами Реки. Она здесь! Она за манговой рощей — вот здесь.
    — Аллах карим! Счастье, что бабу был рядом. Ты сильно
    промок?
    — Что мне до этого? Я помню, как хаким тревожился за тело
    Тешуламы. Он своими руками вытащил его из святых вод, а потом
    пришел твой барышник с Севера с носилками и людьми, и они
    положили тело на носилки и понесли его в дом сахибы. — А что
    сказала сахиба?
    — Я размышлял в этом теле и не слышал. Итак, Искание
    завершено. За ту заслугу, которую я приобрел. Река Стрелы
    оказалась здесь. Она выбилась из земли у нас под ногами, как я
    и говорил. Я нашел ее. Сын души моей, я оторвал мою душу от
    порога Освобождения, чтобы освободить тебя от всякого греха,—
    сделать тебя свободным, как я, и безгрешным. Справедливо
    Колесо! Впереди у нас Освобождение. Пойдем!
    Он сложил руки на коленях и улыбнулся как человек,
    обретший спасение для себя и для того, кого он любит.

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

  • ПРИКЛЮЧЕНИЯ

    Ким

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Редьярд Киплинг: Ким

    него знали его мысли лучше, чем он сам. Несколько часов лежал
    он в оцепенении более глубоком, чем сон.
    К вечеру, когда пыль, поднятая стадами, возвращавшимися с
    пастбищ, окутала дымом весь горизонт, появились лама с
    Мах-бубом Али: они шли пешком, осторожно ступая, ибо домашние
    рассказали им, куда ушел юноша.
    — Аллах! К чему разыгрывать такие штуки на открытом
    месте?— пробормотал барышник.— Его могли сто раз
    пристрелить… Впрочем, здесь не Граница.
    — Никогда не было такого челы,— промолвил лама, повторяя
    много раз сказанное,— сдержанный, добрый, мудрый, не
    ворчливый, всегда веселый в дороге, ничего не забывающий,
    ученый, правдивый, вежливый! Велика будет его награда! — Я
    знаю мальчика, как я уже говорил. — Таким он был и раньше?
    — Кое в чем да, но у меня пока нет амулета, которым
    владеют красношапочники, чтобы сделать его вполне правдивым. За
    ним, очевидно, был хороший уход.
    — У сахибы золотое сердце,— серьезно сказал лама.— Она
    смотрит на него как на родного сына.
    — Хм! Мне кажется, половина Хинда смотрит так. Я только
    хотел увериться, что мальчик не попал в беду и свободен в своих
    поступках. Как тебе известно, мы с ним были старыми приятелями
    еще в первые дни вашего совместного паломничества.
    — В этом связь между мной и тобой,—лама опустился на
    землю.— Мы теперь завершили паломничество.
    — Не себя благодари, что неделю назад паломничеству
    твоему помешали навсегда прекратиться. Я слышал, что сказала
    тебе сахиба, когда мы принесли тебя на койке,— Махбуб
    рассмеялся и дернул себя за бороду, выкрашенную заново.
    — В то время я размышлял о других предметах. Хаким из
    Дакхи прервал мои размышления.
    — Не будь его,— Махбуб из приличия произнес эти слова на
    языке пушту,— ты закончил бы свои размышления на знойном краю
    ада,— ведь ты неверующий, идолопоклонник, хотя и прост как
    младенец. А теперь, красношапочник, что нужно делать?
    — В нынешнюю же ночь — торжественные слова текли
    медленно, и голос ламы дрожал — в нынешнюю же ночь он, как и
    я, будет свободен от всякой скверны греха… Он, как и я,
    получит уверенность, что, покинув тело, освободится от Колеса
    Всего Сущего. Мне дано знамение,— он положил руку на порванную
    хартию, лежавшую у него на груди,— что срок мой близок, но его
    я обезопасил на все грядущие годы. Запомни, как уже тебе
    говорил, я достиг знания всего три ночи назад.
    — Должно быть, правда, как сказал тирахский жрец, когда я
    выкрал жену его двоюродного брата, что я суфи
    (свободомыслящий), ибо я сижу здесь, слушая немыслимое
    богохульство,— сказал себе Махбуб.— Я помню твой рассказ.
    Так, значит, он этим путем попадет вджаннатулади (Сады Эдема) ?
    Но каким образом? Убьешь ты его или утопишь в той чудесной
    Реке, из которой тебя вытащил бабу?
    — Меня не вытаскивали ни из какой реки,— простодушно
    сказал лама.— Ты забыл, что произошло. Я нашел Реку через
    Знание.
    — О да! Верно,— буркнул Махбуб, в котором негодование
    боролось с неудержимым весельем.— Я забыл, как это случилось.
    Ты нашел ее сознательно.
    — …И говорить, что я собираюсь отнять его жизнь… это
    не грех, а просто безумие. Мой чела помог мне найти Реку. Он
    вправе очиститься от греха вместе со мной.
    — Да, он нуждается в очищении; ну, а дальше, старик, что
    же дальше?
    — Разве это важно под небесами? Н и б а н ему обеспечен,
    когда он получит просветление, как и я.
    — Хорошо сказано. Я боялся, как бы он не вскочил на коня
    Магомета и не ускакал на нем. — Нет… Он должен идти дальше и
    стать учителем. — Аха! Теперь понимаю. Самый подходящий аллюр
    для такого жеребенка. Конечно, он должен идти дальше и стать
    учителем. Так, например, государство срочно нуждается в его
    услугах как писца.
    — К этому он был подготовлен. Я приобрел заслугу, помогая
    ему в учении. Доброе дело не пропадет. Он помог мне в моем
    Искании. Я помог ему в его Искании. Справедливо Колесо, о
    продавец коней, пришедший с Севера! Пусть он будет учителем,
    пусть будет писцом — не все ли равно? В конце концов он
    достигнет Освобождения. Все прочее — иллюзия.
    — Все равно? А если мне нужно взять его с собой в Балх
    через шесть месяцев? Я приезжаю сюда с десятком хромых коней и
    тремя крепкими парнями,— все по милости этого цыпленка-бабу,—
    чтобы силой вытащить больного мальчика из дома старой бабы. А
    выходит, что я стою в сторонке, в то время как молодого сахиба
    волокут в Аллах его знает какое языческое небо усилиями старого
    красношапочника. А ведь я тоже, в некотором роде, считаюсь
    участником Игры! Но этот сумасшедший любит мальчика, а я,
    должно быть, тоже с ума сошел.
    — Что это за молитва?— спросил лама, слыша, как резкие
    звуки на языке пушту вырывались из красной бороды.
    — Пустяки, но теперь, когда я понял, что мальчик,
    которому обеспечен рай, все же может поступить на
    государственную службу, на душе у меня полегчало. Мне нужно
    пойти к своим лошадям. Темнеет. Не буди его! Я не хочу слышать,
    как он называет тебя учителем.
    — Но он мой ученик. Кто же он еще?
    — Он говорил мне,— Махбуб стряхнул охватившую его печаль
    и со смехом встал на ноги.— Моя вера не совсем похожа на твою,
    красношапочник… если тебя интересуют такие пустяки. — Это
    ничего,— сказал лама.
    — А я думал иначе. Поэтому тебя не обрадует, если я тебя,

    безгрешного, свежевымытого и на три четверти утонувшего, назову
    хорошим человеком, очень хорошим человеком. Мы четыре или пять
    вечеров проговорили с тобой, и хоть я и лошадник, я все же
    умею, как говорится в пословице, видеть святость из-за
    лошадиных ног. Да, и я также понимаю, почему наш Друг Всего
    Мира вложил свою руку в твою с самого начала. Обращайся с ним
    хорошо и позволь ему вернуться в мир учителем, когда ты…
    омоешь ему ноги, если только это принесет пользу жеребенку.
    — Почему бы тебе самому не вступить на Путь, чтобы
    сопровождать мальчика?
    Махбуб уставился на него, пораженный этой неслыханной
    дерзостью, на которую за Границей он ответил бы не одним
    ударом. Потом смешная сторона этого предложения открылась его
    мирской душе.
    — Постепенно… постепенно… сперва одной ногой, потом
    другой, как прыгал через препятствия хромой мерин в Амбале.
    Быть-может, я попаду в рай позже… меня сильно тянет на этот
    путь… так и манит. И я обязан этим твоему простодушию. Ты
    никогда не лгал?
    — К чему?
    — О Аллах, послушай его только! К чему лгать в этом мире?
    И ты ни разу не поранил человека?
    — Раз… пеналом… до того, как я достиг мудрости.
    — Вот как? Ты возвысился в моем мнении. Учение твое
    доброе. Ты совратил одного моего знакомого с тропы борьбы,— он
    громко расхохотался.— Он приехал сюда, намереваясь совершить
    дакайти (ограбление дома с применением насилия). Да, резать,
    грабить, убивать и увезти то, чего он желал.
    — Великое неразумие!
    — О! А также великий позор. Так решил он, после того как
    увидел тебя… и некоторых других людей — мужчин и женщин.
    Поэтому он оставил свое намерение, а теперь отправляется
    колотить большого толстого бабу.
    — Не понимаю.
    — Слава Аллаху, что ты не понял! Некоторые люди сильны
    знанием, красношапочник. Твоя сила еще сильнее. Сохраннее…
    Думаю, что сохранишь. Если мальчишка будет плохо тебе служить,
    дери его за уши.
    Махнув концом широкого бухарского кушака, патхан исчез в
    сумерках, а лама настолько спустился со своих облаков, что даже
    взглянул на его широкую спину.
    — Этому человеку недостает учтивости, и он обманут тенью
    явлений. Но он хорошо отзывался о моем челе, который нынче
    обретет награду. Надо помолиться… Проснись, о счастливейший
    из всех рожденных женщиной! Проснись! Она найдена!
    Ким очнулся от глубокого сна, а лама смотрел, с каким
    наслаждением он зевает, и добросовестно щелкал пальцами, чтобы
    отогнать злых духов.
    — Я спал сто лет. Где?.. Святой человек, ты долго тут
    сидел? Я заснул по дороге. Теперь я здоров. Ты ел? Давай пойдем
    домой. Много дней прошло с тех пор, как я перестал служить
    тебе. А сахиба хорошо тебя кормила? Кто мыл тебе ноги? Как твои
    недуги — живот и ше и шум в ушах? — Прошли, все прошли. Разве
    ты не знаешь? — Я ничего не знаю; знаю только, что
    давным-давно тебя не видел. А что я должен знать?
    — Странно, что знание не коснулось тебя, когда все
    помыслы мои тянулись к тебе.
    — Я не вижу твоего лица, но голос твой звучит как гонг.
    Или сахиба своей стряпней вернула тебе молодость?
    Он смотрел на фигуру, сидящую скрестив ноги, вычерченную
    черным силуэтом на лимонном фоне вечерней зари. Так сидит
    каменный Бодисатва, глядя на автоматические турникеты
    Лахор-ского музея.
    Лама безмолвствовал. Их окутала мягкая, дымная тишина
    индийского вечера, нарушаемая лишь щелканьем четок да едва
    слышным звуком удаляющихся шагов Махбуба.
    — Слушай меня! Я принес весть.
    — Но давай же…
    Длинная желтая рука взмахнула, призывая к молчанию. Ким
    послушно спрятал ноги под подол халата.
    — Слушай меня! Я принес весть! Искание завершено. Теперь
    приходит Награда… Итак. Когда мы были в Горах, я жил твоей
    силой, пока молодая ветвь не погнулась и едва не сломалась.
    Когда мы спустились с Гор, я тревожился о тебе и о других вещах
    и у меня было неспокойно на сердце. Ладья моей души потеряла
    направление. Я не мог увидеть Причину Всего Сущего. Поэтому я
    оставил тебя на попечении добродетельной женщины. Я не принимал
    пищи. Я не пил воды. И все же я не видел Пути. Меня уговаривали
    есть и кричали у моей запертой двери. Тогда я удалился в
    ложбину, под дерево. Я не принимал пищи. Я не пил воды. Я
    сидел, погруженный в созерцание, два дня и две ночи, отвлекая
    мой ум, вдыхая и выдыхая, как предписано… На вторую ночь —
    так велика была моя награда — мудрая душа отделилась от
    неразумного тела и освободилась. Подобного я еще никогда не
    достигал, хотя и стоял на пороге этого. Поразмысли, ибо это
    чудо!
    — Поистине чудо! Два дня и две ночи без пищи! Куда же
    девалась сахиба?— сказал Ким едва слышно.
    — Да. Душа моя освободилась и, взлетев, как орел,
    увидела, что нет ни Тешу-ламы, ни вообще какой-либо иной души.
    Как капля падает в воду, так душа моя приблизилась к Великой
    Душе, которая вне Всего Сущего. Тут, возвышенный созерцанием, я
    увидел весь Хинд, от Цейлона среди морей и до Гор, вплоть до
    моих раскрашенных скал у Сач-Зена, я увидел все, до последнего
    лагеря и последней деревни, где мы когда-либо отдыхали. Я
    увидел их одновременно и в одном месте, ибо все они были
    внутри, в душе. Так я узнал, что душа перешла за пределы
    иллюзии времени и пространства и вещей. Так я узнал, что
    освободился. Я увидел тебя, лежащего на кровати, и увидел тебя,
    падающего с горы вместе с язычником,— одновременно, в одном
    месте, в моей душе, которая, как я говорил, коснулась Великой
    Души. Я видел также неразумное тело Тешу-ламы, лежащее на
    земле, и хакима из Дак-хи, склонившегося над ним и кричащего

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

  • ПРИКЛЮЧЕНИЯ

    Ким

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Редьярд Киплинг: Ким

    выражениях радости.
    — Клянусь Юпитером, мистер О’Хара, я действительно
    чертовски рад вас видеть. С вашего позволения я закрою дверь.
    Жаль, что вы больны! Вы очень больны?
    — Бумаги… бумаги из килты. Карты и мурасала!— Ким
    нетерпеливо протягивал ключ; в это мгновение душа его жаждала
    развязаться с добычей.
    — Вы совершенно правы. Это правильный, ведомственный
    подход к делу. У вас все в наличности?
    — Я взял все рукописи из килты. Остальное сбросил под
    гору.— Ким услышал лязг ключа в замке, мягкий треск медленно
    рвущейся клеенки и шелест быстро перебираемых бумаг. В течение
    праздных дней болезни он, без всяких на то причин, тяготился
    тем, что вещи лежат под его постелью и никому нельзя передать
    это бремя. Поэтому кровь закипела у него в жилах, когда Хари,
    подпрыгнув по-слоновьи, снова пожал ему руку.
    — Вот это здорово! Лучше некуда! Мистер О’Хара! Вы, ха!
    ха!— вы попали в самую точку! Одним выстрелом в семерых! Они
    говорили мне, что их восьмимесячная работа полетела к чертям.
    Клянусь Юпитером, как они колотили меня!.. Глядите, вот письмо
    от Хиласа!— Он прочел нараспев несколько строчек на придворном
    персидском языке, который служит языком официальной и
    неофициальной дипломатии.— Мистер раджа-сахиб попал ногой в
    яму. Ему придется давать официа-альные объяснения, какого
    дьявола он вздумал писать любовные письма царю… А карты
    весьма искусно составлены… Три или четыре премьер-министра
    этих областей причастны к данной переписке. Клянусь богом, сэр,
    британское правительство изменит порядок престолонаследия в
    Хиласе и Банаре и назначит новых наследников престола.
    «Преда-ательство самого низкого разбора»… Но вы не понимаете,
    а?
    — Ты все забрал?— спросил Ким. Это единственное, что его
    сейчас заботило.
    — Можете держать пари сами с собой, что забрал,— он
    рассовал всю добычу по разным местам своей одежды, как это
    умеют делать только восточные люди.— Все это тоже попадет в
    наше учреждение. Старая леди думает, что я навсегда поселился в
    ее доме, но я сейчас же удалюсь со всеми этими вещами…
    немедленно. Мистер Ларган будет горд. Вы официа-ально подчинены
    мне, но я включу вашу фамилию в свой устный доклад. Жаль, что
    нам не разрешается делать письменных докладов. Мы, бенгальцы,
    отличаемся в точных науках.— Он отложил в сторону ключ и
    показал Киму пустую шкатулку.
    — Хорошо. Это хорошо. Я чувствовал себя совсем разбитым.
    Мой святой тоже был болен. И он упал в…
    — О да-а! Я — его приятель, могу вас уверить. Он вел
    себя очень странно, когда я пришел сюда за вами, и я думал —
    не у него ли бумаги. Я следил за ним, когда он погружался в
    созерцание, а также обсуждал с ним некоторые этнологические
    вопросы. Теперь я, видите ли, играю здесь оч-чень маленькую
    роль в сравнении со всеми его талисманами. Клянусь Юпитером,
    О’Хара, вы знаете, что он иногда страдает припадками. Да-а,
    именно так, уверяю вас. Каталептическими, если не
    эпилептическими вдобавок. Я нашел его в таком состоянии под
    деревом in articulo mortem, и он вскочил, вошел в ручей и
    утонул бы, не будь меня. Я вытащил его.
    — Это потому, что меня с ним не было,— сказал Ким.— Он
    мог умереть.
    — Да, он мог умереть, но теперь он высох и уверяет, что
    пережил преображение.— Бабу со значительным видом постучал
    себя по лбу.— Я записал его показания для Королевского
    Общества… in posse. Вам придется поскорее совсем выздороветь
    и вернуться вСимлу, а я расскажу вам обо всем подробно у
    Ларгана. Вот было здорово! Брюки у них совершенно обтрепались
    внизу, и старый Нахан-раджа подумал, что это европейские
    солдаты, дезертиры.
    — Ах, русские? Как долго они пробыли с тобой?
    — Один был француз. О, они были со мной столько, столько.
    столько дней! Теперь все горцы уверены, что все русские —
    нищие. Клянусь Юпитером, ни единой крупинки своей у них не
    было, все я им доставал! А простому народу я рассказывал —
    о-а, такие истории и анекдоты! Я повторю их вам у старика
    Ларгана, когда вы подъедете. Мы, ах! весело проведем вечер! Это
    перо на вашу шляпу и на мою! Даа, они дали мне рекомендацию. Ну
    и потеха! Надо было вам поглядеть на них, когда они
    удостоверяли свои личности в Союзном банке! И, благодарение
    всемогущему богу, вы так хорошо добыли их бумаги! Сейчас вы не
    оч-чень смеетесь, но вы будете смеяться, когда поправитесь.
    Сейчас я прямо на железную дорогу и… прочь. У вас теперь все
    преимущества в Игре. Когда вы думаете подъехать? Все мы оч-чень
    гордимся вами, хотя вы здорово нас перепугали, и особенно
    гордится Махбуб.
    — А, Махбуб. А где он?
    — Продает лошадей здесь побли-изости, само собой
    разумеется.
    — Здесь! Как так? Говори медленно. У меня все еще голова
    тяжелая.
    Бабу скромно потупил глаза.
    — Ну, видите ли, я пугливый человек и не люблю
    ответственности. Вы были больны, видите ли, а я не знал, где
    именно находятся эти дьявольские бумаги и сколько их. Поэтому,
    придя сюда, я дал частную телеграмму Махбубу,— он был в это
    время в Миратхе, на скачках,— и сообщил ему, как обстоят дела.
    Он является со своими людьми и совещается с ламой, а потом
    обзывает меня дураком и ведет себя очень грубо…
    — Но почему… почему?
    — Вот именно почему, спрашивается? Я только намекнул,

    что, если кто-нибудь украл бумаги, я хотел бы иметь несколько
    крепких, сильных, храбрых ребят, чтобы выкрасть их обратно. В
    них, видите ли, сейчас острая нужда, а Махбуб Али не знал, где
    вы находитесь.
    — Махбуб Али стал бы грабить дом сахибы? Ты с ума сошел,
    бабу,— сказал Ким с возмущением.
    — Я хотел иметь бумаги. Представьте, что она бы их
    украла. Это было лишь практическое предложение, так я считаю.
    Вам это не нравится, а?
    Туземная пословица, привести которую немыслимо, выразила
    всю глубину неодобрения Кима.
    — Ну,— Хари пожал плечами,— о вкусах не спорят. Махбуб
    тоже рассердился. Он продавал лошадей тут, в окрестностях, и
    говорит, что старая леди пакка, настоящая старая леди, и она не
    унизится до таких неджентльменских поступков. Мне все равно, я
    получил бумаги и был рад моральной поддержке Махбуба. Говорю
    вам, я пугливый человек, но, так или иначе, чем я бываю
    пугливее, тем чаще попадаю в чертовски узкие места. Поэтому я
    был рад, что вы пошли со мной в Чини, и рад, что Махбуб
    находился тут, под рукой. Старая леди иногда весьма
    непочтительна ко мне и не доверяет моим чудесным пилюлям.
    — Аллах да помилует вас!— весело сказал Ким, опираясь на
    локоть.— Что за чудище этот бабу! И такой человек шел один,—
    если все это правда,— с ограбленными и рассерженными
    иностранцами.
    — О-а, эт-то была чепуха, после того как они перестали
    бить меня, но потеряй я бумаги, все вышло бы чертовски скверно.
    Махбуб чуть не поколотил меня. И он долго совещался с ламой.
    Отныне я ограничусь этнологическими изысканиями. Теперь до
    свидания, мистер О’Хара. Я успею попасть на поезд, отходящий в
    4.25 пополудни в Амбалу, если потороплюсь. То-то будет весело,
    когда мы с вами будем рассказывать эту историю у мистера
    Лар-гана. Я доложу официально, что вы чувствуете себя лучше. До
    свидания, дорогой мой, и когда в следующий раз вами овладеют
    эмоции, не употребляйте мусульманских выражений, нося тибетский
    костюм.
    Он дважды пожал руку Киму,— настоящий бабу с головы до
    пят,— и открыл дверь. Но едва солнце осветило его довольную
    физиономию, он тотчас же превратился в смиренного знахаря из
    Дакки.
    — Он ограбил их,— думал Ким, позабыв о своем собственном
    участии в Игре.— Он надул их. Он лгал им, как бенгалец. Они
    дали ему чит (удостоверение), он смеялся над ними, рискуя
    жизнью,— я ни за что бы не спустился к ним после револьверных
    выстрелов,— а потом говорит, что он пугливый человек… И он в
    самом деле труслив. Мне нужно вернуться в мир.
    Сначала ноги его гнулись, как скверные трубочные чубуки, а
    пронизанный солнечными лучами воздух опьянял его. Он сел на
    корточки у белой стены и мысленно стал перебирать все
    подробности долгого путешествия с доли, вспоминал о болезни
    ламы и, поскольку взволновавший его разговор был окончен,
    принялся думать о себе с жалостью, запас которой у него, как и
    у всех больных, был очень велик, Истомленный мозг его уходил от
    всего внешнего, как бросается в сторону необъезженная лошадь,
    впервые попробовавшая шпор. Содержимое килты теперь далеко…
    он сбыл это с рук… отделался и хватит с него. Он пытался
    думать о ламе… понять, почему тот упал в ручей, но широкая
    панорама, открывавшаяся из ворот переднего двора, мешала на
    чем-то сосредоточиться. Тогда он стал смотреть на деревья и
    просторные поля, где хижины с тростниковыми крышами прятались
    среди хлебов,— смотрел чужими всему глазами, неспособными
    охватить размеры и пропорции вещей и понять, на что они нужны,
    тихо и пристально смотрел целые полчаса. Он чувствовал, хотя и
    не мог бы выразить этого, что душа его потеряла связь с
    окружающим, что он похож на зубчатое колесо, отделенное от
    механизма, точь-в-точь как бездействующее колесо дешевого
    бихийского сахарного пресса, что валялось в углу. Легкий ветер
    обвевал его, попугаи кричали вокруг; шумы многолюдного дома —
    ссоры, приказания и упреки — врывались в его неслышащие уши.
    «Я Ким. Я Ким. Кто такой Ким?»— душа его снова и снова
    повторяла эти слова.
    Он не хотел плакать,— никогда в жизни он не был так далек
    от желания плакать,— но вдруг невольные глупые слезы
    покатились по его щекам и он почувствовал, что с почти слышным
    щелчком колеса его существа опять сомкнулись с внешним миром.
    Вещи, по которым только что бессмысленно скользил его глаз,
    теперь приобрели свои истинные пропорции. Дороги
    предназначались для ходьбы, дома — для того, чтобы в них жить,
    скот — для езды, поля — для земледелия, мужчины и женщины —
    для беседы с ними. Все они, реальные и истинные, твердо стояли
    на ногах, были вполне понятны, плоть от его плоти, не больше и
    не меньше. Он встряхнулся, как собака с блохой в ухе, и,
    шатаясь, вышел из ворот. Сахиба, которой какой-то
    наблюдательный человек сообщил об его уходе, промолвила:
    — Пусть себе идет. Я исполнила свою работу. Мать Земля
    довершит остальное. Когда святой человек выйдет из нирваны,
    сообщите ему.
    В миле от дома на холмике стояла пустая повозка, а за нею
    молодая смоковница, которая казалась стражем недавно
    распаханных равнин; веки Кима, омытые мягким воздухом,
    отяжелели, когда он подошел к ней. Почва была покрыта добротной
    чистой пылью — не свежими травами, которые в своем
    кратковременном бытии уже близки к гибели, а пылью, полной
    надежд, таящей в себе семя всяческой жизни. Он ощущал эту пыль
    между пальцами ног, похлопывал ее ладонями, и со сладостными
    вздохами. расправляя сустав за суставом, растянулся в тени
    повозки, скрепленной деревянными клиньями. И Мать Земля
    оказалась такой же преданной, как и сахиба. Она пронизывала его
    своим дыханием, чтобы вернуть ему равновесие, которое он
    потерял, так долго пролежав на ложе вдали от всех ее здоровых
    токов. Голова его бессильно покоилась на ее груди, а
    распростертые руки отдавались ее мощи. Глубоко укоренившаяся в
    земле смоковница над ним и даже мертвое спиленное дерево подле

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58