• МЕДИЦИНА

    Стиль

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Чжао Цзиньсян: стиль «Парящий журавль»

    В наше время появилось множество новых произведений, посвященных цигуну.
    В последнее время дело цигуна получило довольно большое развитие.
    Возникло немало методов саморегуляции, в том числе и «журавлиная работа»
    [под «работой» (гун) в данной книге подразумевается работа над собой,
    саморегуляция. «Журавлиная работа» — хэгун], # о которой здесь идет
    речь. Методика разработана на базе многочисленных тренировок автора
    с привлечением некоторых особенностей других школ цигуна, а также ушу
    [ушу — буквально «воинское искусство», в наше время — различные методы
    общефизической, психической и прочей тренировки, тесно связанные с
    традиционной китайской медициной и философией]. # Кроме того, автор
    внимательно прислушивается к мнению мастеров цигуна и специалистов
    китайской медицины, в результате чего в 1980 г. был создан комплекс
    упражнений. Говоря о создании данной методики, хотелось бы также
    рассказать о ее предыстории.

    В моей родной деревне цигун и ушу были широко распространены и в
    детстве я видел это и в своей семье, и у соседей. Когда в 16 лет я
    пошел работать, то вскоре заболел туберкулезом, осложнившимся плевритом.
    В 1962 г. туберкулез развился до крайне серьезной стадии, так что пришлось
    оставить работу и заняться лечением. Я стал изучать «Тихое сидение»
    [Цзинцзо гун — «тихое сидение»] Лю Гуйчжэня, # настойчиво тренировался
    каждый день. После тренировки возникало ощущение легкой приятной
    расслабленности, которое сохранялось и после лечения в больнице.
    Позже в поездке я встретил мастера цигуна по фамилии Чжао, который
    многого достиг. Он мне показал, как работать. В результате нескольких
    лет тренировок и медикаментозного лечения болезнь постепенно прошла.
    С тех пор я еще более старательно тренируюсь, овладел теорией
    китайской медицины, прочитал ряд древних медицинских книг. Таким образом,
    я не только восстановил свое здоровье, но и научился помогать больным.
    Позже, когда больных стало много и всех принять не удавалось, видя их
    страдания и вспоминая печальные времена, когда болел сам, я решил
    создать комплекс упражнений, который помогал бы всем лечить болезни.
    Задавшись этой целью, я посетил многих медиков, мастеров цигуна, изучил
    теорию каналов и теорию преобразования ци в свете китайской медицины,
    освоил патологию и физиологию. Обобщив собственные методы тренировок,
    и после длительного обдумывания в конце концов составил комплекс,
    имитирующий повадки и движения священного журавля, с целью лечения
    болезней и укрепления здоровья.

    За 6 лет комплекс «Китайский цигун — стиль «парящий журавль» многократно
    проверен на практике и признан как метод работы, в котором совмещаются
    динамика и статика, взаимоопираются регулирование и взращивание,
    воспитываются характер и чувства, взращивается жизненная энергия ци и
    становится мягким тело. Движения этого комплека простые и ясные, его
    легко изучить и легко практиковать, жизненная энергия ци появляется
    быстро, сеть энергетических каналов быстро становится проходимой
    [китайская медицина полагает, что здоровье во многом определяется
    наличием в достаточном количестве жизненной энергии (ци), свободно
    и беспрепятственно циркулирующей по особым энергетическим каналам в
    теле; когда энергия не проходит из-за «пробок», возникают болезни.
    Для устранения «пробок» и гармонизации потоков ци разрабатывались
    различные гимнастики, виды массажа, иглоукалывание, прижигание и пр.].
    Однако любое дело имеет две стороны. «Журавлиной работе» присущи свои
    преимущества, но возможны и какие-то ограничения. Как сказано в
    «Уведомлении о тренировках», содержащем ограничения, при некоторых
    заболеваниях временно не следует заниматься ни динамической работой,
    ни «стоянием столбом», но таким больным мы надеемся помочь в дальнейшем.

    ###

    «регулирование сердца, дыхания и тела» — три основных метода и элемента
    цигун-закалки [Под закалкой (дуаньлянь) понимают тренировку], # но в
    разных школах акценты различаются, для лечения и оздоровления
    используются и отдельные стороны этого триединства.

    «Журавлиная работа» базируется не только на теории китайской медицины,
    но и на многих достижениях сравнительной биологии, механики и других
    наук и имеет задачу путем «регулирования духа, дыхания и тела»
    избавиться от болезней и оздоровить тело. Здесь подражают движениям
    священного журавля и делают упор на закаливание сознания, движения
    четко сочетаются с мышлением для еще большей прочности и активизации
    продольных и поперечных каналов, пропускающих ци и кровь, для укрепления
    здоровья и излечения болезней.

    «Регулирование духа» оказывает определенное регулирующее влияние на
    головной мозг, оно очень важно и для улучшения функций плотных и полых
    внутренних органов [пять плотных внтуренних органов: печень, сердце,
    селезенка, легкие и почки; шесть полых внутренних органов: желудок,
    толстая и тонкая кишка, мочевой пузырь, желчный пузырь и три
    обогревателя]. «Регулирование духа» (духовной энергии шэнь) необходимо
    также связать с воспроизводящей энергией (цзин) и жизненной энергией
    (ци), поскольку тело человека представляет собой единое целое, в
    котором цзин, ци и шэнь тесно связаны. Из древности до нас дошло
    выражение: «Небо имеет три драгоценности: солнце, луну и звезды; земля
    имеет три драгоценности: воду, огонь и ветер; человек имеет три
    драгоценности: цзин, ци и шэнь», где показана одинаковая важность для
    тела воспризводящей энергии цзин и жизненной энергии ци.

    «Воспризводящая энергия» — цзин включает две части: изначальную
    воспроизводящую энергию (юань цзин) «прежнего Неба» и воспроизводящую

    энергию «последующего Неба», поступающую из пищи и питья. До рождения
    человека его тело строится на основе воспроизводящей энергии матери
    и отца. После рождения воспроизводящая энергия «прежнего Неба» хранится
    в почках, она подпитывается от пищи и питья, относящихся к «последующему
    Небу». Только при достаточном количестве воспроизводящей энергии может
    образоваться жизненная энергия, а также возможны ее полнота и
    достаточность.

    «Жизненная энергия» ци также подразделяется на относящуюся к «прежнему»
    и «последующему Небу». Изначальную ци (юань ци) # называют жизненной
    энергией «прошлого Неба», а ци, поступающую с дыханием, от пищи и питья,
    называют жизненной энергией «последующего Неба». Изначальная жизненная
    энергия — это «истинная» или «прямая» жизненная энергия, она рождается в
    воспроизводящей энергии «прежнего Неба» и хранится в «воротах жизни»
    [«ворота жизни» (мин мэнь) — точка между 3 и 4 поясничными позвонками
    на # канале управления (думай) напротив нижнего поля пилюли] тела.
    В книге «Толкование основ обхождения без лекарств» [«У яо юань цюань»]
    говорится: «Собирание шэнь порождает ци, собирание ци порождает цзин,
    это — от отсутствия к наличию. Тренировкой цзин преобразуется в ци,
    тренировкой ци преобразуется в шэнь, тренировкой шэнь возвращается в
    пустоту, это — от наличия к отсутствию. Таковы представления древних
    о процессе превращения материи. Закаливание цзин, ци и шэнь также
    представляют собой процесс, в котором используют сознание для управления
    функциями и преобразования материи. Следовательно, воспроизводящая,
    жизненная и духовная энергии существуют не изолированно, не касаясь
    друг друга, напротив, они тесно связаны между собой, и переходят одна
    в другую. Полнота цзин и ци влияет на полноту шэнь, а шэнь в свою очередь
    говорит о том, каковы цзин и ци у человека. В связи с этим на занятиях
    цигуном требуют, чтобы в результате занятий цигуном воспроизводящая
    энергия была в полноте, жизненная — в достаточности, духовная — в расцвете.

    «Журавлиная работа» взяла за основу «регулирование духовной энергии»:
    путем закаливания сознания человека, развития сообразительности эти
    три энергии — цзин, ци и шэнь — оказываются в полноте и достатке, что
    позволяет им питать 5 плотных внутренних органов и 6 полых органов,
    4 конечности и 100 костей, а также лечить при болезнях и оздоравливать
    организм при отсутствии заболеваний.

    «Регулирование дыхания» представляет собой выправление выдыхания и
    вдыхания. Во время дыхания грудь или живот у человека на вдохе
    естественно выпячивается, на выдохе естественно поджимается. Такое
    дыхание называют прямым, первое из них — «грудное прямое дыхание»,
    второе — «прямое дыхание животом «. В «журавлиной работе» используют
    прямое дыхание животом.

    Когда тренировки доходят до определенного уровня, в дыхании могут
    произойти изменения: некая сила из области живота протягивается назад
    и на следующем вдохе живот втягивается, а на выдохе, наоборот,
    выпячивается. Это переход от прямого дыхания к обращенному. На этом этапе
    ци «последующего Неба» опускается вниз на вдохе, а ци «прежнего Неба»
    поднимается вверх по заднесрединному каналу управления (думай). На
    выдохе ци «последующего Неба» поднимается вверх, а ци «прежнего Неба»
    опускается вниз по переднесрединному каналу действия (жэньмай). #
    Таков смысл древнего изречения «вдох — подъем, выдох — опускание».
    Поджимание живота на вдохе способствует подъему изначальной ци (юань ци),
    следующей по каналу управления, значит, обращенное дыхание «вдох —
    подъем, выдох — опускание» на самом деле представляет собой метод
    дыхания, необходимый для тренировки «малого цикла Неба» [«малый цикл Неба»
    (сяо чжоутянь) # включает канал управления и канал действия].

    При дальнейшей закалке обращенное дыхание может так же естественно
    перейти в «зародышевое дыхание», которое древние называли «методом
    зародышевого дыхания» или «методом истинного дыхания». При нем «поле
    пилюли» самопроизвольно открывается и закрывается. Это переход к дыханию
    более высокого, запредельно возникающего уровня.

    «Обращенное» и «зародышевое дыхание» естественно появляются при
    углубленной тренировке и высоком мастерстве, вместе с прямым дыханием
    они составляют 3 этапа тренировки дыхания. На этих трех этапах могут
    возникнуть 9 следующих форм дыхания: ртом вдох — ртом выдох, носом вдох —
    носом выдох, ртом вдох — носом выдох, носом вдох — ртом выдох, отдельно
    вдох без выдоха, отдельно выдох без вдоха, нет вдоха — нет выдоха,
    выдох и вдох полностью духа-шэнь, выдох и вдох без препятствий. Переход
    от одного этапа или вида дыхания к другому, полностью зависит от уровня
    тренированности. Переход — естественно возникающее явление. Принуждение
    ни в коем случае недопустимо, кстати оно ничего не дает.

    «Регулирование дыхания» прежде всего позволяет повысить эффективность
    дыхания. Результаты измерений свидетельствуют о том, что хотя минутный
    объем дыхания снижается, но вентиляция повышается, жизненная емкость
    легких возрастает. Содержание углекислоты в выдыхаемом воздухе и в
    альвеолах повышается, а содержание кислорода уменьшается, интенсивность
    газообмена снижается, а насыщение кислородом артериальной крови в
    первые 3 мин. с 97% понижается до 87%, но через 10-12 мин.
    восстанавливается до исходного уровня. Это означает, что расходуя
    минимальную энергию, организм получает максимум кислорода. Есть также
    сообщения, что у опытных тренирующихся в крови легочных артерий
    повышается содержание кислорода и понижается содержание углекислоты,
    что говорит о меньшем расходе кислорода и о снижении уровня метаболизма.

    Кроме того, благодаря замедленным дыхательным движениям, ритмично
    изменяющим давление в полости груди и живота, внутренние органы
    подвергаются мягкому массажу, улучшающему кровообращение в них. Если
    дышат животом и «ци пронизывает поле пилюли» [имеется в виду нижнее
    поле пилюли, находящееся под пупком], то, с одной стороны, усиливается

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

  • МЕДИЦИНА

    Стиль

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Чжао Цзиньсян: стиль «Парящий журавль»

    Современные исследования цигуна должны отвечать требованиям эпохи:
    следует максимально использовать современные научные теории, оборудование,
    методы и другие возможности и окончательно отбросить все устаревшие
    ненаучные идеи и знания, мешающие созданию настоящей науки о цигуне.
    Мы, преподающие цигун в настоящее время, не должны удовлетворяться
    только составлением новых методик, надо подниматься выше и смотреть
    дальше, чтобы дело цигуна взмыло из наших рук ввысь. Мы не должны
    подводить наших предшественников, нельзя обмануть и надеющийся на нас
    народ.

    Автор

    Апрель 1986 г.

    Часть первая. Краткое ознакомление

    Глава 1. Краткая история развития цигуна. Китайский цигун — стиль
    «парящий журавль»

    Учение о цигуне, как и другие медицинские науки, возникло и развивалось
    в длительной борьбе человечества с заболеваниями. Несколько тысяч лет
    назад в Китае появился цигун. В то время его называли «хождение ци»
    (синци), # «ведение и привлечение» (даоинь), # «выплевывание и
    набирание» [«выплевывание старого и набирание нового» — дыхательная
    гимнастика. Выражение взято из «Чжуан-цзы»] (туна), # «сидячая
    медитация» (цзочань), # «тихое сидение» (цзинцзо), # «стояние столбом»
    (чжаньчжуан), # «ходячая работа» (сингун), # «лежачая работа» (вогун) #
    и пр. [здесь перечислены важные методы, относящиеся к китайским способам
    саморегуляции, используемые большей частью и в наше время].

    Во время Тан Яо [мифический правитель древности] уже использовался
    лечебный метод «ведения и привлечения», по форме напоминающий танец,
    служащий для укрепления тела победы над болезнями. В книге «Весны и
    осени Люя» [«Люй-ши чуньцю»] # в главе о древней музыке рассказывается,
    что давно во времена Керамиста Тана (Тао Тана, его племя относилось к
    роду Яо) на небе было мног темных туч, речные воды разлились, повсюду
    царили влажность и холод. От этого ци у людей останавливалась, а кровь
    застаивалась, связки и кости скручивались и становились малоподвижными,
    и «тогда создали танцы, чтобы привести их в движение». Такова самая
    ранняя форма «ведения и привлечения» — древнего даоинь. Таким образом,
    цигун — продукт борьбы людей глубокой древности с природными бедствиями
    ради собственного здоровья.

    К записям начала периода «Борющихся царств» [«Борющиеся царства»;
    403-221 гг. до н.э.] # относится «Яшмовая мемориальная надпись
    о хождении ци» [«Син ци пэй мин»], # в которой иероглифами,
    выгравированными на 12-гранном яшмовом столбе, обнаруженном при раскопках,
    сказано следующее: «Когда ци движется: глубина ведет к накоплению,
    накопление — к вытягиванию, вытягивание — к опусканию, опускание — к
    устойчивости, устойчивость — к прочности, прочность — к прорастанию,
    прорастание — к росту, рост — к отступлению, отступление — к небесному.
    Сколько-то небесных деревень находятся наверху, сколько-то земных деревень
    находятся внизу. Следование-жизнь, возврат-смерть». Это подтверждает,
    что во времена «Борющихся царств» уже был накоплен богатый опыт в области
    цигуна. Что же касается смысла самой записи, то некоторые полагают, что
    описан метод круговращения истинной ци, а другие, например Го Можо,
    полагают, что говорится о глубоком дыхании. Го Можо этот отрывок
    трактует в книге «Эпоха рабовладельческого строя» # следующим образом:
    «Когда вдыхают воздух и ведут его вглубь, количество его возрастает,
    так что он втягивается вниз, где стабилизируется и укрепляется.
    Затем выдыхают, что напоминает появление ростков у трав и деревьев.
    Рост идет вверх, в направлении, противоположном тому, которое
    использовалось при вдохе. Назад идут до конечной точки. Таким образом
    движение небесного механизма направлено вверх. Движение земного механизма
    направлено вниз. Следование этому пути есть жизнь, противоположное этому
    пути ведет к смерти».

    Кроме того, у Лао-цзы в «Даодэцзине» [главное сочинение даосизма], #
    есть такие указания: «опустоша свое сердце, наполни свой живот»,
    «тянущееся-тянущееся подобно существованию, используй это без усердия»,
    «достигай крайности пустоты, сохраняй чистоту постоянно», «специально
    ци направляй к мягкости» и пр. — все это говорит о том, что во время
    тренировки сердце и чувства должны быть спокойны, дыхание мягкое,
    спокойное и тонкое, длинное, глубокое и равномерное, сознание собранное,
    сосредоточенное на области нижнего поля пилюли [об этом ниже] # внизу
    живота, соединив «мысль» и «ци’, ведут закалку. В книге «Чжуан-цзы» в
    главе о глубоких мыслях находим: «Дуя со звуком выдыхают, выплевывают
    старое и набирают новое, медведем повисают, птицей вытягиваются — все
    это способствует долголетию». Муж, которого привлекает этот путь,
    взращивающий форму человек, берет хорошее у тех, кто исследует
    долголетие Пэн Цзу (по легенде Пэн Цзу первый в истории Китая, кто
    занимался цигуном и жил долго). Отсюда видно, что «выплевывание и
    набирание» и «ведение и привлечение» могут способствовать долголетию.

    В самой ранней медицинской книге Китая «Трактат желтого Правителя о
    внутреннем» [«Хуанди нэйцзин»] есть записи и о цигуне. # В части

    «Простые вопросы», в главе «О небесной истинности глубокой древности»
    [«Сувэнь. 1 гл. Шан гу тянь чжэнь лунь»] # говорится: «В глубокой
    древности были истинные люди, которые поднимали и вели Небо и Землю,
    брали и владели инь и ян, выдыхали и вдыхали чистую ци, независимо
    стояли, сохраняя дух-шэнь; мышцы и плоть у них как одно, потому они
    могли жить долго, попирая Небо и Землю».

    » Время избавляет от присутствия опустошительного, вредоносного,
    губительного ветра; спокойствие и невозмутимость избавляет от
    опустошенности; истинная ци последует за этим, когда дух-шэнь
    сохраняется внутри в чистоте, болезнь успокоится и никогда не придет.»
    [лаконичные древние тексты труднопереводимы без дополнительных
    вспомогательных слов, поэтому на протяжении тысячелетий к ним
    писались комментарии; здесь ветер одна из стихий, которая может вредно
    воздействовать на человека]. В части «Простые вопросы, дополнения к
    утраченному», в главе «О способах иглоукалывания» [Сувэнь буи», 72 гл.
    «Цыфалунь»] # сказано конкретнее: «Когда в почках застарелая болезнь,
    можно в час янь [с 3 до 5 ч. утра] обратиться лицом к югу, успокоить
    дух-шэнь, не допускать путаных мыслей, закрыть ци и не дышать 7 раз.
    Вытягивая шею, глотать ци, проходящую через нос, как глотают более
    твердые предметы. Так делать 7 раз, затем, привлекая язык, собирать
    над ним большое количество слюны».

    Отсюда мы можем видеть, что «регулирование духа», регулирование
    дыхания», «регулирование тела», «управление циркуляцией ци»,
    «вхождение в покой» и прочее, чем пользовались потомки, развились из
    этих методик. В целом «Трактат Хуанди о внутреннем» # имеет подробные
    записи о цигуне и придает ему очень большое значение для профилактики
    и лечения болезней.

    Среди предметов культуры, найденных в 1973 г. в относящемся к временам
    династии Хань Мавандуйском захоронении, в районе города Чанша, найдены
    две важные книги о цигуне: «Схемы ведения и привлечения» и «Ци без
    питания зерном» [«Даоинь ту» и «Цюэ ши гу ци»], # собранные в один
    сборник. Тань Лань в наши дни определил, что они написаны в ранний
    период Западной Хань [Западная Хань: 206 г. до н.э. — 8 г. н.э.]
    на основе более древних записей, относящихся к периоду «Борющихся
    царств». Поврежденный текст все же позволяет увидеть, что методы
    занятий имеют множество особенностей. В книгах указывается, как в
    зависимости от сезона, подбирая соответствующие условия, осуществлять
    «питание (энергией) ци», что для потомков послужило исходной точкой для
    тренировок, требующих учета четырех сезонов, места и направления.

    В Ханьское время Чжан Чжунцзин в книге «Важные заметки из золотого
    шкафа» [«Цзинь гуй яо люэ»] # писал: «Как только почувствуешь тяжесть
    и застой в 4-х конечностях и 9 отверстиях, # но еще не дошло до
    закрывания и закупорки, то «ведение и привлечение», «выплевывание и
    набирание», «иглоукалывание и прижигание», «надавливание и потирание» —
    все может помочь». В то время цигун — «ведение и привлечение»,
    «выплевывание и набирание» и пр. — рассматривался как важный метод лечения
    и профилактики болезней. Есть записи о цигуне и в других книгах того
    времени.

    При династии Цзинь (265-420) Гэ Хун в книге «Бао Пуцзы» также указывал
    на множество различных способов ведения и привлечения: «Или сгибают
    тело, или наклоняются вперед и назад, или стоят на месте прислонившись,
    или медленно ходят, или декламируют, или дышат». Он говорил: «Те, для
    кого ясен путь выплевывания и набирания, занимаются вождением ци, что
    достаточно для продления жизни. Те, кому известны методы сгибания и
    вытягивания, занимаются ведением и привлечением, это позволяет поставить
    старость в затруднительное положение». Кроме того, во многих книгах
    именитых врачей династий Тан и Сун есть записи, касающиеся взращивания
    жизни и цигуна.

    Живший при династии Мин (1368-1644) Чжан Цзин’юэ также
    упоминает цигун. В своей книге «Трактат о сходном» [«Лэйцзин»] # он
    пишет: «Этот путь ценен при многократности, работает в случае
    длительности, но можно за день-ночь пройти 1-2 ступени. При длительности
    уши и глаза умнеют и просветляются, чистая ци наполняет и укрепляет,
    тело здоровеет, плоть становится легче, сто болезней исчезают». Здесь
    говорится об опыте тренировок. Сюй Чуньфу в книге «Обзор древней и
    современной медицины» [«Гу цзинь и тун»] # указывал: «Важное в
    поддержании существования — не более чем хранение мышления», он знал о
    важности «cохранения мысли». Ли Шичжэнь в книге «Ячейки в сети корней и
    трав» [«Бэнь цао ван му» — знаменитая книга по фармакологии] # говорил:
    «Внутренний вид соответствует Пути, только обращающие взгляд вспять
    могут высветить и определить». Здесь говорится, что концентрация
    внимания, направленная внутрь тела, повышает понимание того, что
    происходит после внутреннего восприятия.

    При династии Цин (1644-1911) исследования цигуна продолжали развиваться
    на базе прошлого опыта. Так, Ван Ан в книге «Толкование основ обхождения
    без лекарств» [«У яо юань цюань»] # указывал: «Метод регулирования
    дыхания: не привязываются ко времени, где угодно, там садятся, принимая
    ровное положение корпуса; отпускают свободно свое тело, не склоняются
    и не изгибаются; распускают одежду; освобождают пояс, пусть будет
    удобно и привольно, языком во рту поболтать несколько раз, потихоньку
    согревающим дыханием выдохнуть грязную ци, в нос потихоньку набрать
    ци, можно 3-5 раз, а можно 1-2 раза, если появляется слюна — проглотить
    ее, постучать зубами несколько раз». В этих нескольких фразах очень
    четко сказано о принципах и методах тренировки. Кроме того, довольно
    подробно о важнейших методах взращивания жизни рассказано в книге
    Сюй Шифана «Истина о долгих годах» [«Шоу ши чуань чжэнь»]. # Все это
    важные материалы, относящиеся к изучаемому нами цигуну.

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

  • МЕДИЦИНА

    Стиль

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Чжао Цзиньсян: стиль «Парящий журавль»

    принцип, необходимый, но недостаточный для правильного воздействия,
    поскольку все не так просто.

    В 1989 г. первый исследователь в Китае получил звание профессора за
    изучение цигуна; этим человеком был Ван Целинь, директор Юньнаньского
    НИИ науки о человеке в Южном Китае. В своих исследованиях влияния
    цигуна на секрецию печени и другие функции он пришел к выводу, что в
    состоянии цигуна (так в тексте) в процессе внутреннего воздействия
    сознанием можно изменить жизнедеятельность вегетативной нервной системы
    и подвластных ей внутренних органов. Так, представления древних о работе
    цепочки мысль — ци — внутренние органы получают подтверждение при
    современных исследованиях.

    Видов цигуна, цигун-тренировки в оздоровительных, общеукрепляющих и
    лечебных целях, для использования в воинских искусствах (так называемый
    жесткий цигун), в религиозной практике и других аспектах необычайно
    много: в Китае, кроме признанных центров и школ (раньше при монастырях),
    существовали и существуют семейные школы, каждая со своими особенностями,
    целями, методами. Описываемая в книге методика сравнительно новая, хотя
    и опирается на древние традиции.

    Основная особенность цигун-тренировки и ее отличие (как и других
    китайских гимнастик) от европейской физкультуры состоят в многоплановости
    воздействий: тренируются тело («внешнее»), дыхание и сознание
    («внутреннее»). Автор не акцентирует внимание на дыхании, возможно,
    потому, что предлагаемая методика рассчитана на начинающих и нельзя
    изучать все сразу. Однако каждое движение должно сопровождаться
    концентрацией внимания на определенных точках тела. Если этого не
    делать или отвлекаться, неточно выполняя рекомендации, то эффект
    гимнастики резко снижается.

    Еще одна сторона, без которой никаких продвижений и эффектов не будет, —
    это расслабление тела и сознания (покой, успокоение). По мере нарастания
    тренированности расслабление и успокоение должны углубляться и легче
    поддаваться управлению: только захотел — и сразу же расслабился.

    Скажем несколько слов о шэнь и цзин. # Шэнь — нечто высшее в человеке:
    дух, управляющий всеми функциями. Это также энергия психической
    деятельности. В зависимости от контекста в книге применяются термины
    «дух-шэнь» или «духовная энергия». Воспроизводящая энергия цзин
    связана с половой и детородной функциями, хотя комплексный подход
    китайской медицины к человеку придает ей более широкий смысл.

    Прежде чем начать практические занятия, необходимо хотя бы просмотреть
    не только предварительные рекомендации автора, но и ответы на часто
    возникающие вопросы (часть одиннадцатая). Ни в коем случае нельзя
    переутомляться, выполняя упражнение, нужно внимательно (хотя и не
    напряженно) следить за состоянием организма, как бы прислушиваясь к нему.
    При возникновении неприятных ощущений (жар, озноб, головокружение и пр.)
    рекомендуется лечь и расслабиться (физически, психологически). В случае
    резкого дискомфорта может помочь также холодный душ, после чего, чтобы
    не простудиться, следует одеться потеплее и полежать расслабившись.
    Важно соблюдать рекомендации автора о самопомощи в подобных состояниях.

    Чтобы читателю было легче ориентироваться, приводим некоторые основные
    схемы (рис. 1,2) и таблицу. #

    Из рисунка видно, что например, стимуляция почек («воды») ведет к
    стимуляции печени («дерева»), но подавляет сердце («огонь»). #

    Время активности (астрономическое) 12-ти меридианов и связанных с ними
    внутренних органов. Одна, две или три черты показывают 1, 2 или 3 ян
    или инь. То есть энергии меридианов разделяются не только качественно
    на иньские и янские, но и количественно на 1, 2 и 3 в каких-то
    относительных единицах. Янские каналы проходят по внешней стороне рук
    или ног, иньские по внутренней (в основном). В кружочках показаны часы. #

    Знание стихий, соответствующих меридианам, позволяет ориентироваться
    в их взаимоотношениях по схеме пяти стихий.

    Примечания переводчика и редактора в тексте заключены в квадратные скобки.
    Примечания переводчика никак не помечены, а примечания, помеченные «прим.
    ред.» принадлежат В. В. Диденко.

    Введение

    Цигун в Китае имеет большую историю, он широко распространен. В
    национальной культуре страны цигун — драгоценная жемчужина: хороший
    метод лечения болезней, укрепления здоровья и продления жизни, а также
    научный ключ к раскрытию тайн человеческого организма.

    Книга «Китайский цигун: стиль «парящий журавль» — обобщение многолетнего
    опыта тренировок и исследований, проводимых учителем Чжао Цзиньсяном,

    это удивительное растение в цигуновском саду ста цветов. Цигун полюбился
    широким народным массам благодаря простоте и легкости освоения и тому,
    что ци получают быстро значительный лечебный эффект и можно активизировать
    скрытые резервы человеческого тела. За 5 лет эта методика проникла в
    различные уголки страны, число изучающих его достигло 10 млн. человек,
    зарубежные страны также проявляют к нему значительный интерес.

    Некоторое время назад, почувствовав себя больным, я занялся упражнениями
    «журавлиной работы», и через 2 года мое здоровье явно улучшилось. Хотя
    мои года перешли за восемь десятков, старческое состояние постепенно
    отступило, порозовело лицо и стало гладким, силы возросли, я продолжаю
    трудиться, а последнее время даже могу плавать.

    Эффективность «журавлиной работы» все больше привлекает внимание медиков,
    работников науки, техники и представителей других дисциплин; на местах
    созданы структуры, занятые руководством и исследованиями этого стиля
    цигуна. Однако методика «журавлиной работы» ряд лет официально не
    публиковалась, поэтому не было возможности удовлетворить потребности
    любителей в такой информации. Учитель Чжао Цзиньсян в результате многих
    трудов подготовил рукопись книги «Китайский цигун: стиль «парящий журавль»,
    внес коррективы в методики и вот теперь это сочинение издано.

    В данной книге органически сочетаются цигун и теория китайской медицины,
    раскрывается механизм лечения болезней, причем совершенно научно и
    полностью в соответствии с диалектическим принципом единства
    противоположностей и с законами жизнедеятельности тела человека. Данная
    книга не только представляет собой учебный материал для многочисленных
    любителей цигуна, но и содержит драгоценные сведения для научных
    работников, исследующих цигун.

    Надеюсь, что китайский цигун — стиль «парящий журавль» будет и дальше
    придерживаться своего пути в соединении с лечением, физкультурой,
    производительным трудом и научными исследованиями, внося все больший
    вклад в охрану и укрепление здоровья народа, цивилизации общества и
    прогресса человечества. #

    Осень 1985 г. # Сюэ Муцяо [известный экономист, член Постоянного

    комитета ВСНП]

    Предисловие

    Книга «Китайский цигун: стиль «парящий журавль» наконец встретилась с
    читателями после двух лет подготовки текста. В настоящее время по этому
    методу занимаются 10 млн. человек, в том числе немало соотечественников
    из Сянгана, Аомэня и заморских эмигрантов. Кроме того, некоторые
    зарубежные друзья, изучив его, получили пользу, так что желаю, чтобы
    данная книга принесла им еше большее удовлетворение.

    Книга — итог моего личного опыта многолетней тренировки. Однако трудно
    сообщать о собственных успехах, не отдав должное предшественникам,
    которые оставили нам теоретические указания о цигуне, лечении и прочем,
    а также друзьям, идущим тем же путем, которые вели вперед и помогали.
    Даже название — стиль «парящий журавль» — помогли подобрать соратники
    из кругов, занимающихся цигуном. Следовательно, это и мой личный успех,
    и общий труд. Распространение методики работы было бы невозможно без
    поддержки многих организаций и отдельных лиц по всей стране, что
    неотделимо от деятельности преподавателей «журавлиной работы». В этом
    плане общий вклад значительно превышает мой личный. Так что выход данной
    книги наполняет мое сердце волнением и признательностью.

    В последние несколько лет в Китае развернулось движение за четыре
    модернизации и в отношении цигуна также возникли славные явления, которых
    раньше не было. Один за другим появляются на свет виды цигуна —
    действительно расцветают сто цветов и их аромат разносится повсюду.
    Методика стиля «парящий журавль» — всего лишь один из этих ста цветов.
    Он, как и другие его братья, украшает многоцветный цигуновский сад.
    Методика стиля «парящий журавль» имеет множество достоинств, но есть у
    нее и слабые места. В течение ряда лет, много раз переделывая комплекс
    упражнений и проверяя его практически на массе занимающихся, я убедился,
    что он уже стал сравнительно зрелым, и теперь предлагаю его вниманию
    читателя.

    В данной книге подробно описаны метод и принципы работы, суммируются
    основные знания и опыт, касающиеся тренировки и преподавания, даны
    ответы на часто возникающие вопросы. Тем не менее надеюсь, что читатели
    внесут поправки, если мои знания недостаточны и уровень низок. Я также
    рассчитываю поучиться у тех занимающихся цигуном, ушедших вперед,
    хотелось бы лично получить наставления у больших учителей цигуна из
    братских школ, чтобы все время совершенствоваться. Мне также хотелось бы
    вместе с коллегами из других школ осваивать теорию, отрабатывать
    методику, чтобы укреплять единство занимающихся цигуном и прилагать
    усилия к развитию общего дела.

    Цигун не только позволяет оздоравливать тело и изгонять болезни, еще
    больше он развивает ум, инициирует скрытые возможности тела человека.
    Развивая всеми силами дело цигуна, можно повышать умственные способности
    людей, приводить в действие присущие человеку скрытые резервы, повышать
    эффективность перестройки собственного тела. Это может иметь очень
    глубокое, хотя и отдаленное, влияние на национальное процветание и
    развитие всего человечества. Ради этого мы должны прилагать усилия.

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

  • МЕДИЦИНА

    Стиль

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Чжао Цзиньсян: стиль «Парящий журавль»

    Глава 26. Клиническое использование каналов

    Физиологическая сторона

    Патологическая сторона

    Диагностическая сторона

    Терапевтическая сторона

    Часть одиннадцатая. Ответы на обычные вопросы тренирующихся

    Глава 27. Сведения о цигуне

    Глава 28. Китайский цигун — стиль «парящий журавль»

    Глава 29. Механизм лечения и лечебный эффект

    Глава 30. Общие сведения о тренировочной работе

    Глава 31. Реакции после тренировки

    Глава 32. Спонтанная работа при «стоянии столбом»

    Глава 33. Ведущий занятия

    Глава 34. Развитие

    От переводчика

    Позвольте начать по-восточному, с притчи, хотя и на современный лад.
    Два студента сдают профессору перевод одного и того же древнекитайского
    текста. Они перевели его каждый по-своему и с нетерпением ждали, что
    скажет профессор. Однако он поставил им обоим по пятерке. Студенты
    недоумевают и даже возмущены: как же так? Кто из них сделал правильный
    перевод? На это профессор ответил, что не знает, как было бы правильно,
    но сам бы он перевел текст иначе.

    Этот пример говорит о том, насколько непроста задача переводчика древних
    текстов. Не менее сложная проблема — перевод терминов древнекитайской
    медицины, не имеющих аналогов в русском языке. В данной книге сделана
    попытка почти все китайские термины перевести на русский язык.
    Сохранены только те термины, которые уже вошли в русский язык
    (в специальную литературу): инь, ян, ци. К ним обычно дается комментарий.
    Ряд терминов впервые предложен для употребления.

    Так, например, «три богатства» — цзин, ци и шэнь названы воспроизводящей,
    жизненной и духовной энергиями. # Естественно, не удается внятно объяснить,
    что это за энергии, и даже показать правомерность подобных наименований.
    Однако, во-первых, большинство наименований условны, они лишь частично
    передают смысл; во-вторых, упомянутые «три богатства» имеют некий
    энергетический характер проявления. Для переведенных терминов в основном
    указано и оригинальное произношение, чтобы специалисту было понятно,
    откуда взят русский вариант.

    Особую трудность вызывают переводы названий древних книг и глав из них.
    Точный перевод, если он вообще удается, возможен лишь при детальном
    ознакомлении с содержанием. Приходится ограничиваться приближенным
    переводом, полагая, что лучше так, чем никак.

    Лаконичные древние тексты, во множестве вкрапленные в книгу, для
    полного понимания требуют подробных комментариев и развернутого перевода,
    но это перегрузило бы книгу и внесло интерпретацию переводчика. Иногда
    один и тот же текст в разных местах переведен несколько по-иному для
    расширения спектра понимания при сохранении сквозной терминологии.

    Открывая эту книгу, мы погружаемся в мир понятий китайской традиционной
    медицины. Они настолько далеки от представлений современной западной
    науки, что может показаться, речь идет не о нас, жителях Земли.
    Постепенно вживаясь в этот непривычный мир, учишься ориентироваться
    в нем, но вопросов остается много. Никто из нас не изучал базовую
    книгу китайской медицины «Трактат о внутреннем» («Нэйцзин») # — она не
    переведена на русский язык. Кроме того, настораживает и даже отталкивает
    непереводимость и необъяснимость древнекитайских понятий. К интересным
    решениям по данной проблеме пришел ЦК компартии Китая в 1984 г. Орган
    ЦК КПК журнал «Хунци» (Пекин, 1984, N 16, с. 34-38) опубликовал
    программную статью, # где указывалось, что «нужно не только опираться

    на древние трактаты, но и находить опору в современной науке», «разрешая
    иметь различные способы объяснения». Автор исходил из того, что можно
    лечить, не ожидая теоретического обоснования многотысячелетнего опыта,
    пользуясь традиционным подходом китайской медицины с ее каналами, точками,
    энергиями. Главное — результаты лечения, а на любую серию фактов можно
    придумать сколько угодно «теорий»: любая внутренне непротиворечивая теория,
    куда укладываются все факты, имеет право на существование. Пользуясь
    теорией китайской медицины, с некоторыми аспектами которой мы знакомимся
    в данной книге, тоже можно заниматься оздоровлением. Китайская медицина
    отличается такими достоинствами, как целостный подход к человеку, учет
    места и времени лечебного воздействия.

    Тем, кому китайская медицинская наука кажется слишком надуманной и слабо
    связанной с анатомией, физиологией и другими разделами знания, можно
    посоветовать испытать ее на себе. При появлении такой «реальности,
    данной в ощущении», как неожиданно возникающее ощущение каналов, непонятных
    потоков в теле и прочих эффектов, отношение к восточным (не только
    китайским, но и тибетским, индийским) древнемедицинским теориям,
    естественно, меняется.

    Что необходимо для успешного усвоения содержания данной книги? Прежде
    всего нужно тщательно выполнять указания, даваемые автором. Вместе
    с тем необходимо перестатьубивать свои жизненные силы курением,
    алкоголем и прочими наркотиками, гармонизировать питание, а также
    эмоции, не позволяя ни одной из «семи эмоций» разгораться, сжигая
    силы, так как «злость вредит печени, тоска вредит легким …» и т.д.
    Об этом подробно расскажет автор, так же как и о важности этики
    поведения, духовности.

    Основная энергия, с которой имеет дело китайская медицина, — ци.
    Термин «ци» имеет несколько значений. Это может быть космическая
    энергия, некогда разделившаяся на отрицательную и положительную — иньци
    и янци (что, кстати, совпадает с представлениями физиков о первых
    мгновениях после «большого взрыва»). Ци также может быть энергией,
    извлекаемой организмом из воздуха при дыхании, что дает основание
    считать ци кислородом или воздухом, а цигун — дыхательной гимнастикой.
    Однако ци на тренировках не поступает в легкие, а идет дальше, под
    пупок. Кроме того, существенно, что организм получает ци также из пищи.
    Помимо этого, каждый внутренний орган, рассматриваемый китайской
    медициной, обладает собственной, характерной для него ци. Сами органы
    рассматриваются не столько как физические тела, сколько как энергии ци,
    характерные для них. Таким образом, становится понятным энергетическое
    взаимодействие внутренних органов, осуществляемое по пятиричному циклу,
    изображаемому пятиконечной звездой, вписанной в окружность (см. рис. 1). #

    В медицинских текстах ци имеет значение некой энергии, отвечающей за
    общие жизненные функции, поэтому в данной книге она названа «жизненной
    энергией» или ей оставлено китайское название.

    Выявлению физической сущности ци посвящено множество исследований
    последних лет в КНР. Обнаружены электромагнитное излучение (в
    инфракрасном диапазоне), электрические, магнитные и микрокорпускулярные
    потоки из рук мастера цигуна, ведущего лечение. Такие исследования
    «внешней ци» (т.е. выпускаемой из тела наружу) с 1978 г. с помощью
    современных приборов ведет, в частности, Шанхайский НИИ китайской
    медицины. Исследователи пришли к выводу, что излучение несет
    определенную информацию, поэтому метод лечения посредством «внешней
    ци» назван информационной цигун-терапией.

    В одной из 88 статей сборника «Удивительный цигун и особые функции» #
    рассказывается о визуализации ци не с помощью приборов, а путем развития
    особого зрения, на что требуется от нескольких месяцев до года тренировки.
    Видя ци, ее цвет, яркость, можно легко находить очаги болезни (ци черная
    или темная — грязная или болезненная ци китайской медицины), выявлять
    результаты воздействия посредством «внешней ци» или лекарств, рисовать
    на теле биологически активные точки (БАТ) и каналы (которые, как
    сообщалось, «в основном совпадают с известными») и пр.

    Как сообщил журнал «Китай» (Пекин, 1989, N 2, с. 35), в октябре 1988 г.
    по инициативе организаций, занимающихся медицинским цигуном в Китае,
    Японии, США, Италии, Франции, Австралии, Сингапуре, в Пекине была
    созвана конференция, в которой приняли участие более 600 специалистов
    из 19 стран. Конференция показала огромный и быстро растущий интерес
    к цигуну во всем мире. Было представлено более 600 научных сообщений.
    Особое внимание уделялось лечебной и оздоровительной роли ци. С позиций
    современной науки ци — объективно существующая материя: электрическая,
    магнитная, акустическая, световая. Эта ци может улучшать физиологические
    функции организма, регулировать метаболизм (обмен веществ), инициировать
    энергию тела, повышать сопротивляемость заболеваниям, предупреждать и
    лечить болезни, замедлять старение, продлять жизнь. Наука, занимающаяся
    методами цигуна, столкнулась с бесформенным объектом исследования —
    энергией тела, «внутренней» и «внешней» (нэйци и вайци). # Если удастся
    ее изучить и смоделировать, это сыграет огромную роль в социальном
    прогрессе человечества. В связи с важностью проблемы было предложено
    в соответствующее время создать в Пекине международное общество по
    изучению цигуна.

    Как понимать слово «цигун»? Исторически это калька (буквальный перевод)
    санскритского термина «пранаяма»: первая часть термина означает некую
    энергию тела, жизненную силу (прана, ци), вторая — работу с ней
    (накапливание, перемещение и пр.). Так что цигун — это «работа с ци». #
    Цели этой работы могут быть различными. Управляют ци с помощью мысли,
    сосредоточения внимания, по принципу «мысль ведет ци, ци ведет кровь».
    Таким образом, концентрация внимания позволит благодаря притоку крови
    активизировать физиологические функции в зоне внимания. Это общий

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

  • МЕДИЦИНА

    Стиль

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Чжао Цзиньсян: стиль «Парящий журавль»

    Чжао Цзиньсян

    Китайский цигун —

    стиль «Парящий журавль»

    Перевод с китайского и комментарий

    М.М.Богачихина

    /Аннотация/

    «Парящий журавль» — одна из популярных в Китае систем саморегуляции с
    целью оздоровления, лечения, повышения физической и умственной
    работоспособности, творческих возможностей, продления жизни, инициации
    скрытых способностей, относящaяся к цигуну — «работе с ци» (жизненной
    энергией). Кроме пятиступенчатого комплекса автор знакомит с многими
    специфическими упражнениями, отвечая на вопросы, часто возникающие у
    занимающегося.

    Для интересующихся системами саморегуляции, китайской медициной, восточной
    культурой.

    Оглавление

    От переводчика

    Введение

    Предисловие

    Часть первая. Краткое ознакомление

    Глава 1. Краткая история развития цигуна. Китайский цигун — стиль «парящий
    журавль»

    Глава 2. Терапевтическое действие гимнастики «китайский цигун: стиль
    «парящий журавль» и его теоретическое обоснование

    Глава 3. «Стояние столбом» и самопроизвольные внешние движения

    Часть вторая. Работа над нравственностью

    Часть третья. Что следует помнить занимающемуся

    Часть четвертая. Поля пилюли, позвоночный столб и основные биологически
    активные точки

    Часть пятая. Динамическая работа (дунгун)

    Глава 4. Гармоническое единение шести сторон

    Методы работы

    Принципы работы

    Глава 5. Заглубление в землю, прохождение в небо

    Методы работы

    Принципы работы

    Глава 6. Голова журавля пронизывает заставы

    Методы работы

    Принципы работы

    Глава 7. Священный журавль касается воды

    Методы работы

    Принципы работы

    Глава 8. Хаотическое первоначально возвращается к единому

    Методы работы

    Принципы работы

    Часть шестая. Работа «стояние столбом»

    Глава 9. Регулирование духовной энергии

    Глава 10. Регулирование дыхания

    Глава 11. Регулирование тела [основные требования к позам, характерные
    для внутренних школ — тайцзицюань, цигун и др.]

    Глава 12. Взаимопорождение динамики и статики

    Глава 13. Собирающая работа

    Часть седьмая. Часто используемые вспомогательные методы работы

    Глава 14. Метод прореживания печени

    Глава 15. Метод касания точек, понижения грязной ци

    Глава 16. Способ привлечения ци и возврата к первоначалу

    Глава 17. Метод привлечения ци с восьми сторон и возврата к первоначалу

    Глава 18. Метод возврата ян налево четырежды, направо трижды

    Глава 19. Метод возвращения пяти сердец к единому

    Глава 20. Метод понижения давления

    Глава 21. Метод «выплевывания звуков»

    Часть восьмая. Цигун и воспроизводящая, жизненная и духовная энергии
    (цзин, ци, шэнь)

    Глава 22. Что называют воспроизводящей, жизненной и духовной энергиями

    Глава 23. Связи между воспроизводящей, жизненной и духовной энергиями

    Глава 24. Четыре этапа цигун-закалки

    Часть девятая. Китайский цигун, стиль «парящий журавль» и инь-ян, «пять
    стихий» китайской медицины

    Сердце

    Легкие

    Почки

    Печень

    Селезенка

    Часть десятая. Основные сведения, относящиеся к каналам

    Глава 25. Основные понятия о каналах

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

  • СТИХИ

    Звонок

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Лев Гунин.: Звонок

    худые плечи, руки, мир с бокалом.
    Рыдала, как орган, как часть весла,
    что в воду — слгзы горе погружало.

    И комната рыдала вместе с тем
    наплывами какими — то из стонов;
    в наружном мире сотни тихих вен
    катили кровь, кровь медленных наклонов.

    И телефон отчаянно звенел.
    Звенел, сорвавшись с неподвижной точки.
    Но диск был в этом звоне не у дел
    и стопки цифр, и дырочки — кружочки…

    Рука могла бы трубку приподнять,
    ее соединить с намокшим ухом,
    нащулать голос и ответ связать
    с дыханием чужим набрякшим слухом.

    Но поздно… Поздно. Вечер голубой
    на улице, качаясь, бил о стены.
    И Времени уже набухли вены,
    оставив часть покоя за собой.

    Везде обои… Телефон … Тахта…
    И человек, телерь лежащий навзничь.
    И дверь теперь, и комната не та,
    не та острастка разъясненных разниц.

    Не тот металл, хоть он уже остыл —
    он холоден теперь на так, как прежде.
    И вместо вен — тугая связка жил
    умершей плоти — вот ответ надежде!

    Звонок… Курок…Осечка… Смерть…Ответ…
    Поставленные так, а не иначе,
    они всю жизнь и смерть переиначат,
    но, кроме них, иного больше нет.

    Другого нет. Лишь вещи: телефон,

    стекло, тахта. Клеймгный мир предметов .

    И в нем напрасно ожидать ответа

    и обвинять — ведь виноват не он.

    Он — по себе. Все по себе детали.
    сам по себе не ставший смертью звон.
    И все на фоне их мы как вуали,
    закрывшие действительность и сон.

    Пусть будет стол. Пусть будут две скрижали.
    Пусть будет неизменчивый уклон.
    И вот — мы ничего не разделяли —
    пусть будет этот телофонный звон.

    Начало апреля 1982 года. Минск — Бобруйск.

    Страницы: 1 2

  • СТИХИ

    Звонок

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Лев Гунин.: Звонок

    Лев Гунин.

    Звонок

    ———————————
    © Copyright — Lev Gunin
    Home page: http://www.total.net/~leog/ і http://www.total.net/~leog/
    Email: leog@total.net і mailto:leog@total.net
    Date: 16 May 1998
    ———————————

    Поэма

    Весь день был пуст. И телефон молчал.
    Молчала часть утраченного света.
    И диск крутился медленно, хоть это
    не помогало разорвать овал.

    Тревожно бился колокол сердец.
    И мысли часть остатком голубела.
    И однозначность еле — еле пела,
    и молотом железо мял Кузнец.

    Сидели птицы в ряд на проводах.
    Вводил мгновенья взгляд в окно за руку.
    И человек в окне внимал такому стуку,
    что раздается даже в поездах.

    Дождь уже кончился. Блестели провода.
    Блестел асфальт. Блестело все неярко.
    И становилось в доме как — то жарко,
    и даже душно было иногда.

    И диск крутился, но еще стоял —
    как солнце на безбрежием небосклоне.
    Срывались с места розовые Кони,
    храпели и кусали свой металл.

    Бледнела розовость заката и грубела *
    как кровь, запекшись в небе голубом,
    и на ступеньках женщина сидела,
    одна и здесь, и не входила в дом.

    Ег халат был светлым и волнистым.
    А руки были где- то впереди.
    В ней что — то дрогнуло, как будто
    отделившись,
    и замерло, себя опередив.

    Диск, вздрогнув, стал. Вертеться больше он
    не мог, и вот, теперь, остановился.
    Но колокол все также глухо бился
    и жаждал обрести высокий звон.

    Но звон молчал. Возможно, где-то спал.
    Рука, устало трубку опустив,
    повисла в жесте. И, соединив
    себя с собой, нащупала металл.

    Металл был холоден. /Железо мял Кузнец/.
    Кружились мысли в голове, как пули.
    В висках — взбежав — мгновения уснули,
    и провод спал, свернувшись в ряд колец.

    На улице кричали звонко дети.
    Их голоса кружились в виде брызг
    и жили тоже отделгнно. Диск
    уже клонился книзу в красной сети.

    И облака, окрашенные в кровь,
    неспешно плыли в воздухе крылатом,
    и солнце, отделяясь от заката,
    свое лицо от туч отмыло вновь.

    Твердели сумерки. И улица синела,
    серела, превращалась в синеву.
    И отворялись тайного отдела
    немые створка, дернув тетиву.

    И бился колокол — уже о край бокала ?
    Бокал был пуст — и заполнялся вновь.
    И улица, пресытившись, молчала,
    в себя вместив всего заката кровь.

    И голова уже к руке клонилась,
    не к той, в которой был металл, к другой.
    И птица в клетке белых ребер билась,
    рождая низкий колоколаный бой.

    «Приди ко мне, — одна рука сказала.
    «Нет, нет, ко мне, — другая встряла в зов.
    И голова — абрис ее овалом —
    клонилась,- и руки коснулась бровь.

    Нет, голова не круг. Но, опускаясь,
    как и светило, мягко, плавно вниз,
    она, как солнце, с темнотой смыкаясь,

    стремилась от предлага «в» до «из».

    Клонилось солнце — череп с высоты,
    и, лоб горячий там с рукой сомкнувши,
    вдруг зашипело, холод зачерпнувши
    руки на трубке — холод пустоты.

    Глаза открылись. Вздох прошел ло телу.
    Зрачки расширились в слелящей темноте.
    И время циферблатом желтым спело
    о том, что солнца-черные — не те.

    Зажегся свет. Глаза к нему привыкли.
    День оборвался. Телефон молчал.
    И холодел в другой руке металл,
    теплея постепенно долгим циклом.

    Диск закружился, дырочки — и свет.
    Отверстия зрачка и циферблата.
    Отверстие в металле будто вжато
    в зрачок, и вот: его — без глаза — нет.

    Диск — дырочки на диске — дула диск,
    глядящий прямо в смерть зрачком бездонным.
    Опасны слишком сильные наклоны,
    клонящие устало солнце вниз.

    Блестел металл. И солнце закружилось,
    своей оси придав значенья смысл.
    И птица в клетке о решетки билась,
    ускорив пульс и замедляя мысль.

    /Сидели птицы в ряд на проводах/.
    Одна рука с другой рукой шепталась.
    И пальцы отделялись от металла.
    Но солнце приказало; никогда!

    И диск опять движенья повторял
    заученные: семь — ноль — ноль — и точка.
    И дыры, отделяясь от кружочка,
    стояли все, но диск о том не знал.

    Но знал о том, что время отделенно
    преградою; для диска — рубежом.
    Он знал, что одному не вызвать звона
    ни в этом аппарате и ни в том.

    А Время необъятней. И. однако,
    оно все так же цифры кружит врозь.
    И стала тут стираться эта ось,
    вокруг которой Солнце плыло знаком.

    Клубился запах лака и ковров,
    и трубки телефонной от дыханья,
    и диски неподвижные зрачков
    смотрели в черноту без колебанья.

    И руки спорили друг с другом и, дрожа ,
    друг друга обвиняли — и дрожали.
    Они ругались — а удел лежал
    одной — на трубке, но другой — на стали.

    И высь гудела, вскрывши полотно
    пространства, словно брюхо белой рыбы .
    И в трубке телефонной лишь одно:
    гудки, гудки — немые звуков сгибы.

    «Ну, хватит, — солнце вдруг произнесло,
    почувствовав немую боль в затылке.
    И — словно тучи — вдруг заволо
    его пятно на истины развилке

    А истина осталась, не запев
    в гудках — гудках, что тишины немее.
    И отразилось солнце, голубея
    в овальных звеньях, вспыхнуть не успев.

    Качнулся лев крылатый у виска,
    грозя своей рызъяренною пастью,
    но палец не спускал ещг курка
    свою решимость в целом сделав частью.

    Дрожали пальцы. Телефон молчал.
    Молчала плоть, где жизнь все так же билась.
    Нагретым был рукой немой металл,
    тепло это в нем что — то оживило.

    Щелчок. Осечка. Телефон молчал.
    (Молчала плоть, где жизнь все так же билась).
    И револьвер, издав щелчок, упал,
    живой, нагретый — в нем душа ожила.

    Глаза закрыли руки. Револьвер упал
    как будто плотью, частью плоти.
    И — как свидетель- плыл двойной торшер
    на фоне стен и потолка — и прочих .

    Колени глухо стукнули за ним
    о пол,и тело на тахту припало.
    И — кажется — крылатый херувим,
    тахта, пружины — все вокруг рыдало.

    Рыдала плоть. Рыдала — и трясла

    Страницы: 1 2

  • ПСИХОЛОГИЯ

    Биологическое и социальное в психике человека

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: А.Н. Леонтьев: Биологическое и социальное в психике человека

    существенно не изменилась, пороги различения тем не менее сильно упали.
    Так, у испытуемого К. порог выделения уменьшился в 6 раз, а у испыту-
    емого Л. ¦ почти в 9 раз.
    Я придаю этому факту большое значение.
    Его анализ показывает, что, после того как «каркас» данной функцио-
    нальной системы построен, должно произойти еще одно преобразование. В
    результате этого скрытого внутреннего преобразования прежде «исполни-
    тельная» ее функция полностью сменяется функцией ориентировочной, отра-
    жательной и вся система интериоризуется.
    Мне осталось коснуться последнего вопроса: можем ли мы настаивать на
    том, что у наших испытуемых действительно сформировался такой ис-
    кусственный механизм тонального слуха, в котором роль вокального аппара-
    та выполняют мышцы руки?
    Я отвечу на этот вопрос данными контрольного эксперимента.
    Во время измерения у наших последних испытуемых порогов выделения мы
    загружали в одном случае мышечный аппарат руки, а в другом случае ¦ во-
    кальный аппарат. Оказалось, что первое бесспорно расстраивало у них вы-
    деление высоты, в то время как второе никаких заметных изменений в про-
    цессе не вызывало.
    Таким образом, можно считать, что и эту вторую функциональную рецепи-
    рующую систему нам удалось сформировать18
    Конечно, эта функциональная система, так же как и описанная выше, яв-
    ляется только лабораторным продуктом. По-видимому, она способна функцио-
    нировать лишь в условиях относительно простых задач. Эта ограниченность
    искусственных систем объясняется тем, что они сформированы на основе не-
    адекватных морфологических элементов. Но наши опыты и не преследовали
    задачи показать возможность создания способностей, обычно не свойствен-
    ных человеку. Их целью было лишь экспериментально проверить механизм
    формирования воспринимающих функциональных систем.
    7
    Я не буду резюмировать результатов изложенного исследования и перехо-
    жу прямо к выводам.
    Старые научные взгляды неизменно связывали те или иные психические
    способности и функции с существованием соответствующих специализирован-
    ных, биологически наследуемых мозговых структур. Это положение распрост-
    ранялось также и на такие способности, которые возникли в процессе об-
    щественно-исторического развития человека.
    Конечно, научная точка зрения необходимо требует признать, что всякая
    психическая функция есть результат работы определенного органа или орга-
    нов.
    С другой стороны, как я уже говорил ранее, способности и функции, от-
    вечающие специфически человеческим приобретениям, не могут закрепляться
    морфологически.
    Эта контраверза заставила нас выдвинуть мысль, что специфически чело-
    веческие способности и функции складываются в процессе овладения индиви-
    дом миром человеческих предметов и явлений и что их материальный
    субстрат составляют прижизненно формирующиеся устойчивые системы рефлек-
    сов.
    Хотя формирование сложных функциональных рефлекторных систем мы нахо-
    дим и у животных, но только у человека они становятся настоящими функци-
    ональными органами мозга, складывающимися онтогенетически. 3то факт ве-
    личайшего значения.
    Изложенное здесь исследование касается формирования функциональных
    органов только одного, относительно элементарного типа. Конечно, процесс
    формирования таких мозговых систем, которые реализуют, например, акты
    «усмотрения» (Einsicht) логических или математических отношений, проте-
    кает иначе. Все же, как это показывают материалы всей совокупности исс-
    ледований, которыми мы располагаем, можно выделить некоторые особеннос-
    ти, общие для всех онтогенетически складывающихся функциональных орга-
    нов.
    Их первая особенность состоит в том, что сформировавшись, они далее
    функционируют как единый орган. Поэтому процессы, которые они реализуют,
    с субъективно-феноменологической точки зрения кажутся проявлением эле-
    ментарных врожденных способностей. Таковы, например, процессы непос-
    редственного схватывания пространственных, количественных или логических
    структур («гештальтов»).
    Вторая их особенность ¦ это их устойчивость. Хотя они формируются в
    результате замыкания мозговых связей, однако эти связи не угасают, как
    обычные условные рефлексы. Достаточно сказать, что, например, способ-
    ность визуализации осязательно воспринимаемых форм, которая формируется,
    как известно, онтогенетически, не угасает после потери зрения десятки
    лет, хотя никакое подкрепление соответствующих связей в условиях слепо-
    ты, разумеется, невозможно. Этот факт был недавно показан как клиничес-
    ки, так и посредством электрофизиологического метода М.И.Земцовой и
    Л.А.Новиковой19
    Третья особенность функциональных органов, о которых идет речь, сос-
    тоит в том, что они формируются иначе, чем простые цепи рефлексов или
    так называемые динамические стереотипы. Конституирующие их связи не
    просто калькируют порядок внешних раздражителей, но объединяют самостоя-
    тельные рефлекторные процессы с их двигательными эффектами в единый
    сложно-рефлекторный акт. Такие «составные» акты вначале всегда имеют
    развернутые внешне-двигательные компоненты, которые затем затормаживают-
    ся, а акт в целом, меняя свою первоначальную структуру, все более сокра-
    щается и автоматизируется. В результате этих последовательных трансфор-
    маций и возникает та устойчивая констелляция, которая функционирует как
    целостный орган, как якобы врожденная способность.
    Наконец, четвертая их особенность заключается в том, что, как это
    особенно подчеркивают последние серии наших опытов, отвечая одной и той
    же задаче, они могут иметь разное строение. Этим и объясняется почти
    безграничная возможность компенсаций, которая наблюдается в сфере разви-
    тия специфически человеческих функций.
    Я думаю, что введение понятия функциональных органов в вышеуказанном
    смысле позволяет перенести проблему биологического и социального в пси-
    хических процессах человека на почву точных лабораторных фактов. Я ду-
    маю, далее, что начавшееся систематическое исследование формирования
    этих органов и соответствующих им способностей уже сейчас позволяет сде-
    лать некоторые важные общие выводы.

    Главный из них состоит в том, что у человека биологически унаследо-
    ванные свойства не определяют его психических способностей. Способности
    человека не содержатся виртуально в его мозгу. Виртуально мозг заключает
    в себе не те или иные специфически человеческие способности, а лишь спо-
    собность к формированию этих способностей.
    Иначе говоря, биологически унаследованные свойства составляют у чело-
    века лишь одно из условий формирования его психических функций и способ-
    ностей, условие, которое, конечно, играет важную роль. Таким образом,
    хотя эти системы и не определяются биологическими свойствами, они все же
    зависят от последних.
    Другое условие ¦ это окружающий человека мир предметов и явлений,
    созданный бесчисленными поколениями людей а их труде и борьбе. Этот мир
    и несет человеку истинно человеческое. Итак, если в высших психических
    процессах человека различать, с одной стороны, их форму, т. е. зависящие
    от их морфологической «фактуры» чисто динамические особенности, а с дру-
    гой стороны, их содержание, т. е. осуществляемую ими функцию и их струк-
    туру, то можно сказать, что первое определяется биологически, второе ¦
    социально. Нет надобности при этом подчеркивать, что решающим является
    содержание.
    Процесс овладения миром предметов и явлений, созданных людьми в про-
    цессе исторического развития общества, и есть тот процесс, в котором
    происходит формирование у индивида специфически человеческих способнос-
    тей и функций. Было бы, однако, громадной ошибкой представлять себе этот
    процесс как результат активности сознания или действия «интенциональнос-
    ти» в смысле Гуссерля и других.
    Процесс овладения осуществляется в ходе развития реальных отношений
    субъекта к миру. Отношения же эти зависят не от субъекта, не от его соз-
    нания; а определяются конкретно-историческими, социальными условиями, в
    которых он живет, и тем, как складывается в этих условиях его жизнь.
    Вот почему проблема перспектив психического развития человека и чело-
    вечества есть прежде всего проблема справедливого и разумного устроения
    жизни человеческого общества ¦ проблема такого ее устроения, которое да-
    ет каждому человеку практическую возможность овладевать достижениями ис-
    торического прогресса и творчески участвовать в умножении этих достиже-
    ний.

    Я избрал проблему биологического и социального потому, что и до сих
    пор еще существуют взгляды, которые утверждают фаталистическую обуслов-
    ленность психики людей биологической наследственностью. Взгляды эти на-
    саждают в психологии идеи расовой и национальной дискриминации, право на
    геноцид и истребительные войны. Они угрожают миру и безопасности челове-
    чества. Эти взгляды находятся в вопиющем противоречии с объективными
    данными научных психологических исследований.

    1 Pieron H. Ou°estzce que L°hominisation? — «Le courrier
    rationaliste»
    2 Stumpf C. Tonpsychologie. Bd. 1, 1883; Bd 2, 1890; Kohler W.
    Akustische Untersuchungen. — «Zeitsch, fur Psychol.», 1915, Bd 72.
    3 См.: Гиппенрейтер Ю.Б. К методике измерения звуковысотной различи-
    тельной чувствительности. — «Докл. Акад. пед.наук РСФСР», 1957, v 4.
    4 Там же.
    5 См.: Леонтьев А.Н. и Гиппенрейтер Ю.Б. Влияние родного языка на
    формирование слуха. — «Докл. Акад. пед.наук РСФСР», 1959, v 2.
    6 Taylor. Towards a science of Mind. — «Mind», v.LXVI, 1957, v 264.
    7 Kohler W. Akustische Untersuchungen. — «Zeitsch. Fur Psychol.», Bd
    72, 1915.
    8 См.: Гиппенрейтер Ю.Б. Экспериментальный анализ моторной основы
    процесса восприятия высоты звука. — «Докл. Акад. пед. наук РСФСР», 1958,
    v 1.
    9 См.: Овчинникова О.В. О влиянии загрузки голосовых связок на оценку
    высоты при звукоразличении. — «Докл. Акад. пед. наук РСФСР», 1958, v 1.
    10 См.: Овчинникова О.В. Тренировка слуха по «моторной» методике. —
    «Докл. Акад. пед. наук РСФСР, 1958, v 2.
    11 См.: Теплов Б.М. Психология музыкальных способностей. М.-Л., 1947.
    12 См.: Овчинникова О.В. О «сенсорной» тренировка звуковысотного слу-
    ха. — «Докл. Акад. пед.наук РСФСР», 1959, N 1.
    13 Леонтьев О.М. Про будову слуховоi функцii людини. — Науковi запис-
    ки науково-дослiдного iнститута психологii, Мiнiстерство Освiти УРСР,
    1959, т. XI.
    14 Леонтьев А.Н., Овчинникова О.В. О механизме звуковысотного слуха.
    — «Докл. Акад. пед.наук РСФСР», 1958, vN 3.
    15 Shannon E., McCathy J. Automata Studies. Princeton University
    Press, 1956.
    16 Bekesy G. Similarities between Hearing and Skin Sensations. —
    «Psychol. Rev.», 1959, v.66, v 1.
    17 См.: Чумак А.Я. Опыт формирования различительной вибрационной
    чувствительности. — «Докл. Акад. пед.наук РСФСР», 1962, v 3.
    18 См.: Овчинникова О.В. Опыт замещения моторного звена в системе
    звуковысотного слуха. — «Докл. Акад. пед.наук РСФСР», 1960, v 3.
    19 См.: Земцова М.И. Пути компенсации слепоты в процессе познава-
    тельной и трудовой деятельности. М., 1956.
    24

    Страницы: 1 2 3 4

  • ПСИХОЛОГИЯ

    Биологическое и социальное в психике человека

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: А.Н. Леонтьев: Биологическое и социальное в психике человека

    Мы стали настойчиво тренировать группу испытуемых в различении высоты
    простых звуков. Как и другие авторы, мы получили в результате резкое по-
    нижение порогов на тех же звуках. Что же касается порогов выделения, из-
    меренных до и после такой чисто «сенсорной» тренировки, то оказалось,
    что в семи случаях из девяти они вовсе не изменились, а в двух случаях
    хотя и понизились, но незначительно12.
    Вывод из этого факта очевиден: без отработки и включения в рецепирую-
    щую систему вокального действия собственно тональный слух не формирует-
    ся13.
    5
    В ходе описанных исследований мы получили возможность более детально
    представить себе и самый механизм тонального слуха.
    Для того чтобы произошло выделение высоты, воздействие звукового
    комплекса на орган слуха должны вызывать не только безусловнорефлектор-
    ные ориентировочные и адаптационные реакции, но обязательна также и дея-
    тельность вокального аппарата.
    Может ли, однако, эта деятельность возникать по механизму простого
    сенсомоторного акта7
    Этого нельзя допустить, потому что до включения внешнего или внутрен-
    него интонирования основная частота в воздействующем звуковом комплексе,
    как мы видели, не выделяется.
    Иными словами, интонирование не просто воспроизводит воспринятое, а
    входит во внутренний, интимный механизм самого процесса восприятия. Оно
    выполняет по отношению к музыкальной высоте функцию активной ориентиров-
    ки, выделения и относительной ее оценки.
    Мы попытались проследить динамику этого процесса. Для этого во время
    измерения порогов выделения мы записывали по одному каналу осциллографа
    частоту звука-эталона, а по другому каналу ¦ частоту, интонируемую испы-
    туемым.
    Большая скорость движения кинопленки, на которой велась запись, поз-
    волила измерять интонируемую частоту на очень коротких последовательных
    отрезках времени ¦ по 10 мс каждый.
    В результате обработки данных, полученных в опытах с 40 испытуемыми,
    оказалось, что частота интонирования лишь постепенно приближается к час-
    тоте воздействующего звука. В некоторых случаях при этом наблюдался зна-
    чительный интервал ¦ 100 Гц и больше; в других случаях этот интервал был
    гораздо меньше, например 40 или даже только 10 Гц. Различным оказалось и
    время, затрачиваемое на «подстройку» к частоте воздействующего звука: от
    одной до 0,1 с.
    Главное же явление, которое имело место в этих опытах, состоит в том,
    что, как только интонируемая частота сближается с частотой воздействую-
    щего звука, она сразу же стабилизируется14.
    Для того чтобы выявить ход этого процесса, мы предлагали испытуемым,
    у которых звуковысотный слух уже достаточно сложился, интонировать оце-
    ниваемые по высоте звуки, задаваемые электрогенератором. При этом мы за-
    писывали по одному каналу шлейфного осциллографа частоту генерируемого
    звука, а по другому каналу ¦ частоту интонируемого звука; световой от-
    метчик отмечал на той же пленке время. Опыты были проведены с 40 испыту-
    емыми.
    Благодаря тому что быстрое движение фотопленки позволяло учитывать
    изменение на отрезках длительностью 0,01 с, мы смогли проследить иссле-
    дуемый процесс как бы микроскопически.
    Полученные в этих опытах результаты говорят о том, что у испытуемых
    даже с соотносительно хорошим звуковысотным слухом интонируемый звук ни-
    когда не устанавливается сразу на заданной высоте, а подходит к ней пос-
    тепенно.
    У испытуемых, стоящих на более низком уровне развития, интонирование,
    процесс подстройки голоса, занимает довольно длительное время (порядка 1
    ¦ 2 с). При этом он имеет как бы «пробующий» характер, т. е. Интонируе-
    мая высота изменяется то в сторону повышения, то в сторону занижения ¦
    до момента совпадения с заданной высотой, на которой он и стабилизирует-
    ся. У испытуемых, стоящих на более высоком уровне, этот процесс имеет
    характер короткой «атаки», т. е. идет в одном направлении в пределах ин-
    тервала 10 ¦ 40 Гц и занимает всего лишь несколько сотых секунды.
    Нужно, наконец, отметить также еще одно обстоятельство, а именно, что
    общее направление поиска не всегда, а лишь чаще всего идет от более низ-
    ких частот к более высоким. При условии, если заданный звук лежал в зоне
    ниже зоны «удобного» для пропевания диапазона, мы наблюдали также случаи
    движения и в противоположном направлении.
    Учитывая эти, а также некоторые другие данные, мы можем представить
    себе механизм тонального слуха как механизм, работающий не по схеме
    «фильтрующего» анализа, а по схеме «компарации», описанной Мак-Кеем15
    Эта схема предусматривает, что оценка входного сигнала является ре-
    зультатом встречного «подражательного» процесса, который осуществляет
    как бы его «опробование».
    Согласно этой схеме механизм сравнения двух звуков по высоте может
    быть описан следующим образом: после того как процесс интонирования
    подстроился к частоте первого из сопоставляемых звуковых раздражителей и
    стабилизировался, воздействие второго раздражителя снова вызывает его
    изменение ¦ теперь до совпадения с частотой второго раздражителя. При
    изменении его в сторону увеличения частоты второй раздражитель восприни-
    мается как более высокий, при изменении в противоположную сторону ¦ как
    более низкий. Степень же его изменения, вероятно, лежит в основе оценки
    величины интервала,
    6
    Мне осталось изложить наши последние опыты.
    Их замысел состоял в том, чтобы создать в лаборатории такие восприни-
    мающие функциональные системы, которые в обычных условиях не формируют-
    ся.
    Мм считали, что только на этом пути наши гипотезы смогут получить ре-
    шающее экспериментальное доказательство.
    Мы поставили перед собой две задачи.
    0дна из них заключалась в том, чтобы в механизме тонального слуха за-
    менить слуховой орган другим органом-рецептором. При этом эффекторный
    аппарат, производящий выделение частоты (т. е. аппарат интонирования),
    должен был сохранить свою функцию.
    Какой же рецептор мог заменить собой орган слуха? Очевидно, только

    такой, который отвечает на раздражители, обладающие параметром частоты.
    Таким рецептором являются органы вибрационных ощущений.
    Восприятие механических вибраций имеет очень важную для нас особен-
    ность: на восприятие частоты вибрации влияет изменение другого ее пара-
    метра ¦ интенсивности (амплитуды). Чем больше амплитуда, тем меньше ка-
    жется частота, и наоборот16. Поэтому при сравнении вибрационных раздра-
    жителей по частоте испытуемые обычно ориентируются собственно не на их
    частоту, а на различия в их интегральном, «общем» качестве. Таким обра-
    зом, мы могли применить и для измерения порогов вибрационной чувстви-
    тельности наш «сопоставительный» метод. Условия опытов были следующие:
    колебания стержня бесшумного вибратора подавались на кончик указательно-
    го пальца; площадь контакта имела диаметр около 1,5 мм. Измерения велись
    в зоне частот 100 ¦ 160 Гц; соотношение амплитуд при измерении порогов
    выделения было 1:2. Частота и амплитуда раздражителей контролировались
    аппаратурой непрерывно.
    Сначала мы измеряли дифференциальные пороги на раздражителях с одина-
    ковой амплитудой, Затем с помощью сопоставления частоты раздражителей,
    имеющих разную амплитуду, измеряли пороги выделения. Как и следовало
    ожидать, последние всегда были в 2 ¦ 4 раза больше дифференциальных по-
    рогов.
    Задача последующих опытов состояла в том, чтобы включить у испытуемых
    в процессе восприятия частоты механической вибрации деятельность их во-
    кального аппарата по уже описанной схеме «компарирования».
    Все испытуемые, участвовавшие в этих опытах, обладали достаточно хо-
    рошим тональным слухом.
    Опыты проходили в той же последовательности, как и опыты со слухом.
    Вместе с тем процесс формирования этой новой воспринимающей функцио-
    нальной системы отличался рядом особенностей. Главная из них заключалась
    в том, что наиболее трудным этапом был этап «налаживания» вокализации
    (пропевания) частоты воздействующей вибрации. Задача эта вначале каза-
    лась испытуемым неожиданной, «противоестественной», а некоторым ¦ даже
    невозможной. Более трудным, требующим значительного числа опытов, был и
    процесс включения вокализации в задачу сравнения вибрационных раздражи-
    телей.
    Применяя некоторые дополнительные приемы, эти трудности удалось прео-
    долеть. В результате пороги выделения частоты механических колебаний
    резко упали17
    Вот цифры.
    У испытуемых 1 и 2: исходный порог выделения (в центах ¦ 700), после
    опытов ¦ 246, т. е. почти в 3 раза меньше.
    У испытуемого 3: исходный порог ¦ 992, после опытов ¦ 240, т. е. в 4
    раза меньше.
    У испытуемого 4: исходный порог ¦ 1180, после опытов ¦ 246, т. е.
    почти в 5 раз меньше.
    Итак, новая функциональная система сложилась и стала «работать»!
    Параллельно с описанными опытами, которые были проведены в нашей ла-
    боратории А.Я.Чумак, проходила еще одна серия опытов. Их задача состоя-
    ла, наоборот, в том, чтобы, не меняя рецептора, ввести в воспринимающую
    функциональную систему другой «компаратор», т.е. другой эффекторный ап-
    парат, а именно тоническое усилие мышц руки.
    Эта задача оказалась более сложной.
    Она потребовала специальной аппаратуры и, главное, очень длительной
    работы с каждым испытуемым.
    Опыты велись с лицами, обладающими ясно выраженной тональной глухо-
    той.
    В установку был введен прибор оригинальной конструкции. Нажимание на
    пластинку этого прибора, которая оставалась практически неподвижной, вы-
    зывало плавное изменение генерируемой частоты, передающейся на измери-
    тель частоты, осциллограф и телефоны. (см. рисунок).
    Сила давления на пластину и генерируемая прибором частота были связа-
    ны между собой (в заданных пределах) прямой линейной зависимостью; это
    позволяло условно выражать силу давления (нажимания) на пластину числом
    генерируемых колебаний в секундах, т.е. в герцах.
    Задача на первом этапе работы состояла в том, чтобы образовать у ис-
    пытуемых условную связь между частотой воздействующего звука и степенью
    статического усилия мышц руки. В опытах участвовали три испытуемых.
    Испытуемому давался чистый тон (100 ¦ 500 Гц), на который он должен
    был реагировать нажиманием руки.
    Экспериментатор давал оценку каждой ответной реакции, подкрепляя слу-
    чаи, когда сила нажима совпадала с условно связанной с ней частотой зву-
    ка. Сам испытуемый звука, генерируемого прибором, не слышал.
    В результате этих опытов, продолжавшихся 25 ¦ 33 сеанса по 40 мин,
    условная связь «высота звука ¦ степень мышечного усилия» образовалась у
    всех испытуемых.
    Сравнение средней ошибки мышечной реакции после первого сеанса и в
    конце опытов дает следующие цифры (в условных единицах): у испытуемого
    К. ¦ 65 и 1, у испытуемого Б. ¦ 65 и 5, у испытуемого Л. ¦ 25 и 10.
    Мы установили далее, что при переходе к звукам других тембров (у, и,
    а) выработанная слухо-проприоцептивная связь полностью сохраняется.
    Это важное явление свидетельствовало о том, что мышечная реакция с ее
    проприоцептивной сигнализацией связывалась именно с основной частотой
    звука. Но приобрели ли у наших испытуемых мышечные напряжения функцию
    выделения высоты?
    Чтобы ответить на этот вопрос, мы провели измерения порога выделения.
    В результате мы получили следующие цифры.
    Испытуемый К.: порог выделения до опытов 1994 цента, после опытов ¦
    700.
    Испытуемый Б.: до опытов ¦ 1615 центов, после опытов ¦ 248.
    Испытуемый Л.: до опытов ¦ 828 центов, после опытов 422.
    Итак, после опытов порог выделения уменьшился, хотя в ходе этих опы-
    тов испытуемые в различении высоты не упражнялись. Поэтому мы были
    склонны объяснять полученное понижение порогов тем, что в механизм восп-
    риятия испытуемых включилась связь между высотой звука и степенью мышеч-
    ного усилия.
    Вместе с тем мы обратили внимание на то, что при высокой точности ус-
    ловных мышечных реакций, достигнутой испытуемыми, понижение порогов вы-
    деления у двух из них (К. и Л.) оказалось недостаточно большим ¦ всего в
    два раза.
    Чем можно было объяснить это явление?
    У нас сложилось впечатление, что у этих двух испытуемых при переходе
    к более сложной задаче сравнения разнотембровых звуков функционирование
    сформировавшейся связи разлаживалось. Поэтому мы продолжили с ними опы-
    ты. В результате оказалось, что, хотя точность мышечного усилия у них

    Страницы: 1 2 3 4

  • ПСИХОЛОГИЯ

    Биологическое и социальное в психике человека

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: А.Н. Леонтьев: Биологическое и социальное в психике человека

    У второй, самой многочисленной группы (57%) пороги выделения по срав-
    нению с дифференциальными порогами возрастали.
    Наконец, испытуемые третьей группы (30%) оказались вовсе не способны-
    ми решить задачу на сравнение звуков у и и по основной частоте: звук и
    всегда воспринимался ими как более высокий даже в той случае, если
    объективно он был ниже звука у более чем на октаву. И это после тща-
    тельных разъяснений задачи и многих демонстраций!
    Испытуемые этой группы обнаружили таким образом своеобразную то-
    нальную глухоту ¦ явление, которое при применении классического метода
    измерения порогов полностью маскируется, о чем ясно говорит факт от-
    сутствия корреляции между величинами порогов, измеренными обоими метода-
    ми.
    Очевидно, в опытах по классическому методу испытуемые, принадлежащие
    к этой группе, сравнивают звуки не по их основной частоте (т. е. по их
    музыкальной высоте), а по их суммарной характеристике, включавшей микро-
    тембральные компоненты, которые, по-видимому, являются для них доминиру-
    ющими.
    Обратимся теперь к испытуемым первой группы, у которых никакого повы-
    шения порогов при переходе к оценке высоты звуков у и и не происходит.
    Это испытуемые с хорошим тональным слухом. Действительно, когда мы соб-
    рали дополнительные сведения о наших испытуемых, то оказалось, что испы-
    туемые, принадлежащие к этой группе, проявляют известную музыкальность.
    промежуточное место между первой и третьей группами занимает вторая
    группа. У части испытуемых этой группы пороги выделения превышали пороги
    различения менее чем в два раза, что говорит об удовлетворительном раз-
    витии у них тонального слуха; наоборот, у некоторых испытуемых пороги
    выделения были выше порогов различения во много раз, т. е. они приближа-
    лись к группе тонально глухих.
    Таковы были результаты наших первых. опытов4.
    Они поставили ряд вопросов, которым мы и посвятили свои дальнейшие
    исследования.
    3
    Прежде всего это был вопрос о том, по какой причине у значительной
    части наших испытуемых тональный слух не сформировался.
    Исходя из той идеи, что тембральный слух формируется в процессе овла-
    дения языком, а слух тональный ¦ в процессе овладения музыкой, мы выдви-
    нули следующее предположение: по-видимому, если ребенок очень рано овла-
    девает тембровым по своей основе языком, что необходимо приводит к быст-
    рому развитию вербального тембрового слуха, то формирование собственно
    тонального слуха может у него затормозиться. Последнее тем более вероят-
    но, что высокоразвитый вербальный слух способен в некотором смысле ком-
    пенсировать недостаточное развитие слуха тонального. Поэтому если жизнь
    данного индивида складывается так, что задачи, требующие выделения в
    звуковых комплексах основной частоты, и в дальнейшем не становятся для
    него актуальными, то тональный слух у него не формируется, и он остается
    тонально глухим.
    Можно ли проверить, хотя бы косвенно, это предположение?
    Мм попытались это сделать. Мы рассуждали так: если наше предположение
    правильно, то тогда среди испытуемых, родной язык которых принадлежит к
    тональным языкам (т. е. таким, в которых смыслоразличительную функцию
    имеют и чисто тональные элементы), не может быть тонально глухих, ведь
    овладение родным языком должно одновременно формировать у них также и
    тональный слух.
    Действительно, опыты, проведенные с 20 вьетнамцами (вьетнамский язык
    тональный), дали такие результаты: у 15 испытуемых из 20 переход к срав-
    нению разнотембровых звуков или вовсе не вызвал повышения порога, или
    вызвал незначительное их повышение; только у пяти испытуемых пороги по-
    высились более значительно, но при этом четверо из них оказались из
    средних районов Вьетнама, где население говорит на языке с менее выра-
    женной ролью тональных элементов. Ни одного случая тональной глухоты или
    очень резкого повышения порогов выделения в этой группе испытуемых мы не
    нашли.5
    Эти результаты, кстати сказать, полностью согласуются с фактом, отме-
    ченным проф. Тейлором (Кейптаун) . По словам этого автора, «тональная
    глухота» (tone deafness) при отсутствии физиологических дефектов, сос-
    тавляя обычное явление в Англии или Америке, практически не известна
    среди африканских племен, чей язык использует интонирование гласных»6.
    Конечно, результаты опытов с вьетнамцами не дают еще прямого доказа-
    тельства нашей гипотезы. Но как можно прямо доказать, что сенсорные спо-
    собности, которые отвечают миру явлений, созданных обществом, являются у
    человека не врожденными, а формируются прижизненно в результате овладе-
    ния этими явлениями? Очевидно, это можно сделать только одним путем ¦
    попытаться сформировать такую способность в лабораторных условиях.
    По этому пути мы и пошли.
    4
    Чтобы формировать процесс, нужно предварительно представить себе
    структуру данного процесса, его физиологический механизм.
    В настоящее время существуют, как известно, две точки зрения на общий
    механизм сенсорных процессов. Одна из них, более старая, состоит в том,
    что ощущение есть результат передачи в сенсорные зоны возбуждения, воз-
    никшего в органе-рецепторе. С другой, противоположной точки зрения,
    обоснованной в ХIХ в. выдающимся русским физиологом Сеченовым, сенсорные
    процессы необходимо включают в свою структуру также моторные акты с их
    проприоцептивной сигнализацией. Мы исходили из этой точки зрения. Вот
    почему наше внимание привлекла к себе мысль В. Келера, высказанная им в
    1915 г., о том, что существует интимная связь между возбуждением слухо-
    вого нерва и иннервацией органов вокализации7.
    Опираясь на эту мысль, на данные ряда современных исследований, а
    также на некоторые собственные наблюдения, мы предприняли исследование
    роли вокальной моторики в различении основной частоты звуков.
    Мы продолжили опыты с нашими испытуемыми, измерив у них пороги «точ-
    ности вокализации» (интонирования) заданной высоты в подходящем для каж-
    дого диапазоне. Я не буду останавливаться на технике, примененной в этих
    опытах, замечу лишь, что измерения контролировались осциллографически.
    В результате этих измерений оказалось, что между величиной порогов
    выделения основной частоты и средней ошибкой ее вокализации существует
    очень высокая корреляция: (=0,83 при m( = 0,03.

    Что же выражает эта связь? Зависит ли степень точности интонирования
    от точности выделения основной частоты, или, наоборот, точность выделе-
    ния зависит от точности интонирования?
    Ответ на этот вопрос нам дали опыты, которые состояли в следующем. С
    испытуемыми, обладающими неразвитым тональным слухом, мм повторили опыты
    по сопоставительной методике, но с одним дополнением. От них требова-
    лось, чтобы они громко интонировали (пропевали вслух) высоту предъявляе-
    мых им звуков.
    В результате оказалось, что у всех испытуемых включение вокализации
    каждый раз понижало пороги выделения.
    Приведу два наиболее выразительных примера.
    Вот результаты, полученные у испытуемого 59, принадлежащего ко вто-
    рой, промежуточной группе. (Я буду указывать величины порогов в центах,
    т. е. в единицах музыкально логарифмической шкалы, равных 1/200 тона.)
    Первый опыт (без пропевания) ¦ порог выделения равен 385 центам.
    Во втором опыте вводится пропевание и порог падает более чем в 4 раза
    ¦ до 90 центов.
    Третий опыт (без пропевания) ¦ порог 385.
    Четвертый опыт (с пропеванием) ¦ порог снова 90.
    Наконец, пятый опыт (без пропевания) ¦ порог опыта повышается до 335
    центов.
    Перехожу ко второму примеру.
    Испытуемый 82. Он относится к группе тонально глухих.
    В первом, третьем и пятом опытах, которые шли без пропевания, этот
    испытуемый не мог дать правильного суждения об относительной высоте раз-
    нотембровых звуков даже при различии их на 1200 центов.
    В опытах же с пропеванием, т. е. во втором и четвертом, он смог про-
    извести сравнение звуков по основной частоте и его пороги оказались рав-
    ны 135 центам (что в зоне 300 Гц составляет около 22 Гц).
    Итак, включение в процесс восприятия основной частоты звуков во-
    кальной деятельности (пропевания) дает отчетливое уменьшение порогов вы-
    деления8.
    Для проверки этого положения мы провели некоторые контрольные и до-
    полнительные эксперименты. Они полностью подтвердили наш вывод о решаю-
    щей роли в выделении основной частоты активности вокального аппарата9.
    Исходя из этого, мы перешли к экспериментам по активному формированию
    собственно тонального слуха у тех испытуемых, у которых эта способность
    оказалась несформировавшейся.
    Конечно, испытуемые, с которыми мы вели опыты, обладали разными осо-
    бенностями и, главное, имели не одинаковый начальный уровень. Прежде
    всего среди наших испытуемых оказались такие, которые не могли достаточ-
    но правильно «подстраивать» свой голос к звуку ¦ эталону, подаваемому
    электрогенератором. Мы начали с того, что попытались «наладить» у них
    этот процесс. Экспериментатор, указывая испытуемому на неточное интони-
    рование, поощрял его попытки изменить высоту звука в правильном направ-
    лении и, конечно, отмечал момент совпадения высоты вокализирующего звука
    с высотой звучащего эталона. Обычно такая «наладка» занимала от 2 до 6
    сеансов. Всего через такие «тренировочные» опыты было проведено 11 испы-
    туемых.
    Общий результат этих опытов состоял в том, что после них пороги выде-
    ления сильно снижались, особенно в тех случаях, когда испытуемые науча-
    лись подстраивать свой голос безошибочно10.
    Вот несколько примеров.
    Испытуемый 2: до опытов порог выделения ¦ 690 центов, после опытов ¦
    60.
    Испытуемый 7: до опытов ¦ 1105 центов, после опытов ¦ 172.
    Интересен случай с испытуемым 9. Исходный порог был у него тоже очень
    велик ¦ 1188 центов. Хотя наладить пропевание у него удалось, однако
    оказалось, что после опытов величина порога осталась почти на том же
    уровне ¦ свыше 1000 центов. Когда же экспериментатор предложил этому ис-
    пытуемому воспользоваться при сравнении звуков умением громко пропевать
    их высоту, то порог выделения сразу уменьшился у него в 5.5 раза.
    Подобные случаи интересны в том отношении, что они позволяют выделить
    еще один момент в формировании тонального слуха. Как мы видим, недоста-
    точно, чтобы испытуемый мог подстраивать свой голос к воспринимаемому
    звуку; необходимо еще, чтобы этот процесс был включен у него в акт восп-
    риятия высоты звука. При прямом требовании пропевать вслух воспринимае-
    мые звуки, даваемые в доступном для испытуемого певческом диапазоне, это
    всегда возможно.
    Дальнейший этап в формировании тонального слуха состоит в том, что
    происходит переход к выделению высоты без громкого пропевания, молча, и
    когда воспринимаются звуки, лежащие вне певческого диапазона испытуемо-
    го.
    В качестве примера я сошлюсь на уже упомянутого испытуемого 9, у ко-
    торого порог выделения падал только при условии громкого пропевания. В
    дальнейшем мы получили у этого испытуемого, у которого исходный порог
    был более 1000 центов, его резкое уменьшение и при условии запрещения
    громкого пропевания.
    Основной прием, которым мы пользовались, чтобы перевести испытуемых
    на этот дальнейший этап, состоял в следующем.
    После того как «подстраивание» голоса к высоте эталона полностью на-
    лаживалось и испытуемый включал в процесс сравнения звуков по высоте
    громкое пропевание, мы предлагали ему начинать вокализовать высоту лишь
    после того, как подача звука-эталона прекращалась. Как показал анализ,
    этим мы не просто вовсе исключали вокальное действие в момент восприятия
    звука, а лишь затормаживали его, превращая его в акт предварительной
    беззвучной настройки голосового аппарата на высоту эталона.
    Таким образом, из процесса, имеющего характер исполнительного акта
    («петь данную высоту»), выделялась его ориентировочная функция («какая
    высота?»).
    Процесс такого изменения функции вокальной моторики собственно и сос-
    тавляет главный момент в формировании тонального слуха. Это вместе с тем
    есть акт рождения способности активного представления высоты, которое,
    как указывал в своем выдающемся исследовании музыкальных способностей Б.
    М. Теплов, всегда связано с внутренней вокальной моторикой11.
    Итак, мы можем сказать, что задуманная нами Попытка удалась: у испы-
    туемых, которые были не способны выделять собственно музыкальную высоту,
    нам удалось эту способность сформировать.
    Правы ли мы однако, когда безоговорочно относим полученный эффект за
    счет включения в восприятие звуков вокального действия? Ведь известно,
    что пороги различения высоты сильно улучшаются также и при простой тре-
    нировке на однотембровых звуках.
    Учитывая этот факт, мы предприняли еще одну серию опытов.

    Страницы: 1 2 3 4