• МЕДИЦИНА

    Йога растений

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : ЙОГА РАСТЕНИЙ

    походка энергичны, однако они легко утомляются.

    В психологическом плане для них характерны быстрота
    восприятия, однако часто их отличает короткая память и
    рассеянность. Они легко адаптируются к переменам, однако
    наклонным к нерешительности и нетерпеливости. им обычно
    следует развивать такие качества как выдержка, уверенность в
    себе и смелость. Они наклонны к рефлексии и беспокойству,
    зачастую они нервозны и подвержены таким чувствам, как страх
    и беспокойство.

    ПИТТА

    Люди, относящиеся к констиуции питта, обычно имеют средний
    рост и вес, умеренное развитие скелета и мускулатуры. Их
    грудная клетка не так плоска, как у людей с конституцией
    вата, и у них можно видеть лишь умеренное число вен и
    мышечных сухожилий. У них могут наблюдаться родимые пятна
    или веснушки, которые имеют синеватый или темно-красный
    цвет. Кости профилируются в меньшей степени, чем у людей с
    конституцией вата.

    Общий тип пигментации у людей с конституцией пита — с
    медным отливом, желтоватый, либо рыжеватый, либо светлый.
    Кожа отличается мягкостью. Она теплая и менее наклонна к
    морщинам, нежели у людей с конституцией вта. Кожа имеет
    хороший цвет и зачастую имеет розовую окраску. Волосы
    тонкие, шелковистые, рыжеватые или темные, причем отмечается
    тенденция к раннему поседению или облысению. Глаза могут
    быть серыми, зелеными или медно-коричневыми. Глазные яблоки
    выступают в умеренной степени; зрение зачастую снижено.
    Коньюктива обычно увлажнена и имеет медный оттенок, ногти
    мягкие; нос имеет острые контуры, а кончик носа зачастую
    оказывается покрасневшим. В физиологическом плане люди,
    относящиеся к конституции питта, отличаются ативным
    метаболизмом, хорошим пищеварением и хорошим аппетитом,
    обычно они принимают большие количества пищи и жидкости, и
    отдают предпочтение холодным напиткам. Сон у таких людей
    обычно умеренной продолжительности, однако, непрерывный;
    каловые массы желтоватого цвета, мягкой консистенции и
    обильные. Они обычно сильно потеют. Температура тела
    повышенная, а руки и ноги обычно теплые. Они легко переносят
    теплый и жаркий климат и не боятся быть на солнце.

    В психологическом плане для конституции питта характерно
    быстрое и хорошее восприятие; они имеют хороший интеллект и
    остроту реакций, могут быть хорошими ораторами. В отношении
    эмоциональных характеристик для них характерна наклонность к
    гневливости, к гневу, ревности, и, пожалуй, к ненависти.
    Зачастую они честолюбивы и олюбят, стремятся быть лидерами.

    КАПХА

    Для конституции капха обычно характерно хорошо развитое
    тело. Однако эти люди наклонны к полноте. Их грудная клетка
    объемная и широкая, вены и сухожилия не просматриваются
    из-за толстого кожного покроя. Мышечная система хорошо
    развита и кости не выделяются.

    Для пигментации капха характерны светлые тона, белая или
    бледная окраска. Кожа отличается мягкостью, известной
    маслянистостью, она влажная и холодная. Волосы густые,
    темные, мягкие и волнистые. Глаза у людей этой конституции
    интенсивно черные или голубые, белок глаза обычно яркий,
    большой и привлекательный. Коньюктива лишь редко имеет
    красноватый оттенок.

    В физиологическом плане типа капха отличаются небольшим
    аппетитом, однако он стабилен; для их пищеварения
    характерна замедленность и обычно их потребность в пище
    снижена по сравнению с другими типами. Для них типична
    замедленная двигательна активность, их экскременты обычно
    мягкой консистенции и могут быть несколько обесцвечены,
    причем эвакуация кишечника замедленна. Потоотделение
    умеренное. Сон у них крепкий, продолжительный, либо
    избыточный. Для них характерны сильная резистентность и
    большая жизненная сила; они обычно пребывают в хорошем
    здоровье и довольны жизнью. Психологически они терпимы,
    спокойны, легко прощают, любящегося темперамента. В части
    негативных характеристик отмечается наклонностть к
    жадности, привязанность, зависть и нетерпимость. Их
    восприятие земедленно, однако отличается четкостью. Хотя
    уяснить себе что-то у людей этого типа зачастую требует
    времени, однако приобретенные знания удерживаются прочно.

    ТРИ ДОШИ И РАСТЕНИЯ

    Три доши существуют и среди растений, аналогично тому, как
    они существуют во всей природе. Капха — растение —
    характеризуется буйным ростом, обильной листвой и соком; они
    плотные, тяжелые, сочные, с высоким содержанием воды. Вата
    — растение (типа вата) отличается скудной листвой, оно
    грубое, с потрескавшейся корой, искривленное, с уродливыми
    ветвями, неравномерным характером роста и содержит лишь

    небольшое количество сока. Растение типа питта отличается
    яркой окраской и яркими цветами; они умеренны в отношении
    своей силы и содержания сока, причем сок может быть ядовитым
    или оказывать обжигающее действие.

    Почвы, климаты, геограческие зоны и страны могут быть
    аналогичным образом распределены по типам дошей. Благодаря
    такой классификации, мы лучше понимаем присущие им формы
    жизни и каким образом адаптироваться к ним.

    Корневая система и кора растений (представляющие такие
    элементы как земля и вода) действуют, главным образом, на
    состоянии типа капха. Цветы (как огонь) оказывают действие
    на состояние питта. Листья и плоды (как воздух и эфир)
    преимущественно действуют на состояние типа вата.

    ТРИ ДОШИ И ЛЕЧЕНИЕ БОЛЕЗНЕЙ

    Для эффективного лечения травами, равно как и успешного
    применения других видов лечения, необходимо знать
    уникальную конституцию соответствующего индивида, равно,
    как и характер заболевания, которым он страдает. Западная
    медицина также, как и в определенной степени западный
    гербализм не располагает этой наукой индивидуальной
    конституции.

    Одна и та же болезнь может встречаться у людей разной
    конституции и в таких случаях она должна лечиться
    по-разному. Например, астма может быть обусловлена
    нарушением капха, то есть заключаться в избыточном
    содержании воды в легких; нарушением ваты, иными словами,
    нервной сверхчувствительностью легких; нарушением питты, в
    таком случае она обусловлена накоплением влажного тепла в
    легких.Одно и то же лечение не будет эффективным в каждом
    случае. Знать только то, что определенное растение
    «действует» на определенное заболевание еще не обязательно
    открывает путь к излечению.

    С другой стороны, та же проблема конституции, та же
    агравированная доша могут обусловить развитие разных
    заболеваний и в таком случае все они могут лечиться
    аналогичным образом, а именно умеряя агравированную дошу.
    Повышенная вата, например, может проявляться в виде люмбаго,
    артрита, запора, головных болей, сухой кожи, газоотделения и
    несварения кишечника, причем извлечение всего
    симптомокомплекса достигается лишь за счет терапии одного
    профиля.

    Информация о том, на какое заболевание действует та или иная
    трава, дает нам одну линию отсчета. Сведения же о том, на
    какую конституцию соответствующая трава воздействует дает
    другую, комплиментарную к ней линию отсчета. Учитывая обе
    эти линии, мы располагаем значительно большими возможностями
    для того, чтобы определить подлинно эффективный вид лечения.

    СЕМЬ ТХАТУ И ОДЖАС

    Аюрведа систематизирует растения в соответствии с теми
    дхату, или тканями, на которые эти травы воздействуют.
    Аюрведа также содержит сведения о тех травах и веществах
    (минералах и металлах), которые воздействуют на более тонко
    организованные ткани, включая нервную и репродуктивную.

    Сперма или репродуктивная ткань является основой всех тканей
    организма и содержит в себе не только способности к
    репродукции, но и способность к омоложению. Главным
    элементом спермы, являющейся «сливками» организма, является
    оджас, что означает «то, что придает силу». Та им образом,
    оджас является главным элементом организма, веществом,
    входящим во все гормональные выделения организма. Оджас
    поддерживает ауто-иммунную систему.

    Растение, подобно человеку, да и всей вселенной, состоит из
    семи дхату, или семи уровней. Сок растения является его
    плазмой. Смола растения — его кровь. Его древесина — это
    мышцы. Камедь — это аналог жира. Кора растения — это его
    кости. Листья — это костный мозг и нервная ткань. Цветы и
    плоды — это репродуктивная ткань. Цветущее дерево
    демонстрирует эти ткани в их наиболее развернутом состоянии.
    По отношению к рстительному царству дерево представляет
    собой аналог человеческого существ в царстве животном.

    Дхату растения воздействует на соответствующие дхату
    организма человека. Его сок воздействует на нашу плазму, его
    смола — на нашу кровь, его древесина — на наши мышцы;
    камедь — на наши жировые отложения, кора — на наши кости,
    а листья — на наш костный мозг/нервы. Тогда как цветы/плоды
    — на наши репродуктивные органы. В результате семена
    растений оказывают лечебный эффект на врожденные заболевания
    и дисфункции в силу того сродства, которое им присуще в
    отношении спермы и конгенитальных корней человека.

    Растения, подобно человеку, также обладают своей
    оджас-энергией и любовью, содержащихся в их системе. И они
    могут передавать оджс, если их используют с любовью.
    Лекарства, которые приготовляютс с любовью, даже если они не
    оказываются «терапевтически ааадекватными» могут оказывать
    поистине феноментальное действие. Именно любовь является
    подлинно исцеляющей силой. Травы и другие средства являются
    лишь носителями.

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

  • МЕДИЦИНА

    Йога растений

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : ЙОГА РАСТЕНИЙ

    В физиологическом плане, аппетит и пищеварение подвержены
    значительным флюктуациям. Иногда они в состоянии с легкостью
    принять обильную еду, а в иное время они вообще не имеют
    никакого аппетита. Они предпочитают горячее питье.
    Мочеотделение у них скорее скудное, фекалии сухие, твердые
    или же небольшого объем, отмечается тенденция к запорам.
    Лишь в редких случаях у них обильное потоотделение. Их сон
    легкий, легко нарушается или непродолжительный по времени.
    Зачастую их руки и ноги холодные.

    Таблица конституции человека /пракрути/

    Конституциональные характеристики

    Телосложение

    Вес тела

    Кожа

    Волосы

    Зубы

    Глаза

    Аппетит

    Наклонность к болезням

    Жажда

    Экскременты

    Физическая активность
    1

    Психика

    Эмоциональные отклонения

    Верность

    Память

    Сон

    Речь

    Отношение к рсходам

    Пульс
    2

    Вата

    Астеничное

    Низкий

    Сухая, грубая, холодная, смуглая, темная

    Черные, густые, курчавые

    Выступающие, редко поставленные, искривленные, слабые десны

    Маленькие, сухие, активные, карие, черные

    Изменчивый, плохой

    Нервные нарушения, боли

    Изменчива

    Сухие, твердые, запоры

    Активны очень

    Непоседливы, активны, любопытны

    Пугливые, чувство неуверенности, беспокойства

    Колеблющиеся, непостоянные

    Короткая память — хорошая, отдаленная — плохая

    Скудный, прерывистый

    Быстрая, хаотичная, без пауз

    Расходуют быстро, импульсивно

    Нитевидный, слабый, змееобразный

    3

    Питта

    Умеренное

    Средний

    Мягкая, маслянистая, теплая, рыжая, желтая

    Мягкие, маслянистые, желтые, рано седеют, рыжие

    Среднего размера, мягкие или кровоточащие десны

    Быстрые, пронзительные, зеленые, серые, желтые

    Хороший, обостренный, избыточный

    Перегрев, инфекции, воспаления

    Избыточная

    Мягкие, маслянистые, легкий стул

    Умеренно активны

    Агрессивны, умны

    Агрессивные, раздраженные, ревнивые

    Целеустремленные

    Острая

    Непродолжительный, но крепкий

    Острая, четкая, отточенная

    Расходуют умеренно и методично

    Умеренный, прыгающий как лягушка

    4

    Капха

    Плотное

    Большой

    Толстая, маслянистая, холодная, бледная, белая

    Густые, маслянистые, вьющиеся, темные или светлые

    Крепкие, белые, хорошей формы

    Большие, привлекательные, синие, густые ресницы

    Умеренный, но стабильный

    Избыток воды, слизи

    Умеренная

    Плотные, маслянистые, обильные, дефекация медленная

    Летаргичны

    Спокойные, замедленные, восприимчивые

    Жадные, привязчивые, самодовольные

    Стабильные, верные

    Медленная, но надежная

    Тяжелый, избыточный

    Медленная, монотонная, мелодичная

    Расходуют мало, копят

    Полный, медленный, подобный движениям лебедя

    Примечание: Кружки даны для тех, кто бы хоте представить
    себе реально концепцию конституционного «состава». В каждом
    кружке следует проставить В /вата/, П /питта/ или К
    /капха/, соответственно наиболее подходящему в данной
    рубрике. Когда речь идет о чертах, не согласующихся с
    соответствующей дошей, то это может указывать на нарушение
    соответствующей доши.

    Следует просуммировать все знаки. Доша, фигурирующая
    наиболее часто, и будет указывать на первичную конституцию
    соответствующего лица. Доша, частота которой при маркировке
    стоит на втором месте, является его вторичной дошей.
    Возможна ситуация, когда обе доши представлены в примерно
    рапвной степени, т.е., когда конституция оказывается
    двойственной /вата/питта, вата/капха, питта/капха. Иногда
    все три типа могут быть представлены в примерно равной
    степени, так что наблюдается тип тридоши.

    Такие люди обычно относятся к творческому типу, они активны,
    быстро воспринимают, быстро схватывают и отличаются
    беспокойным характером. Они говорят быстро. Движения и

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

  • МЕДИЦИНА

    Йога растений

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : ЙОГА РАСТЕНИЙ

    космическим интеллектом (сознанием), благодаря чему наше
    сознание было бы более совершенным и сделало бы тем самым
    для нас возможным возвращение к единству природы, а через
    природу — возвращение к нашему истинному существу и духу,
    Пуруша. Таковы духовные истоки Аюрведы, которые инедтичны
    таковой йоги, и составляют основу психологии Аюрведы.

    Необходимым условием для этого является пробуждение
    интеллекта, что, в свою очередь, означает выход из-под
    власти эго. Эго — это основа любого отклонения от природы.
    Здоровье является природным атрибутом, пракрути. Болезнь
    — это нечто искусственное — викрути. Отсюда большинство
    заболеваний, за иисключением тех, которые естественны, как
    атрибут времени, проистекают из психологического
    дисбаланса, обусловленного избыточным самосознанием.

    ТРИ ГУНЫ

    Пракрути состоит из трех основополагающих качеств, трех
    главных характеристик (в санскрите называемых гунами):
    саттва, принципа света, восприятия, интеллекта и гармонии;
    раджас, принципа энергии, активности, эмоций и
    беспокойства; и тамаса, принципа инертности, мрака, уныния,
    безжизненности и сопротивления.

    Хотя каждое из этих трех качеств является необходимым
    элементом природы, тем не менее, саттва представляет собой
    адекватное качество сознания. Раджас и тамас — напротив,
    являются чуждыми, «загрязняющими» элементами сознания,
    которые снижают нашу способность к восприятию.

    Индивиды с превалированием саттвы придают особое значение
    таким императивам как правда, честность, скромность и общее
    благо. Лица же, у которых наиболее представлен раджас,
    более всего ценят силу, престиж, власть и возможности
    править. Те же люди, у которых доминируует тамас,
    оказываются в плену чувства страха, раболепия, невежества и
    сил, ведущих к распаду.

    Отсюда ясно, что важно стремиться к стилю жизни,
    соответствующему главным образом, саттвическому типу.
    Поскольку эти три качества существуют во всей природе,
    важно использовать виды пищи и травы, которые в основном
    имеют саттвическую природу. В этом плане Аюрведа
    классифицирует растения, согласно указанным трем гунам.

    Это не означает, что травы, относящиеся к раджастическому и
    таматсическому типам, вообще не должны использоваться.
    Поскольку саттва находится в состоянии равновесия сс
    раджасом и тамасом, то травы раджастическогго типа могут
    находить применение в целях коррекции тамазических
    состояний, и наоборот. Однако, травы саттвического
    характера обладают самостоятельной ценностью в плане
    стимуляции развития сознания.

    ПЯТЬ ЭЛЕМЕНТОВ

    Из трех гун формируются пять элементов. Из саттвы,
    состоящей из ясности, образуется элемент эфир. Из раджаса,
    состоящего из энергии, возникает огонь, из тамаса,
    состоящего из инерционного начала, формируется земля. Между
    саттвой и раджасом берет свое начало субтильный, однако
    подвижный элемент, — воздух. Между раджасом и тамасом
    возникает вода, которая сочетает подвижность с инерцией.

    Эти элементы представляют собой пять состояний
    материи:твердое, жидкое, лучистое, газообразное ти эфирное.
    Они характеризуют пять видов плотностей, исчерпывающее все
    вещества, всю видимую и невидимую материю в мире. Они имеют
    свои психологические корреляты (соответствия), которые
    демонстрируют состояния сознания и качества эмоциональных
    переживаний.

    Пять частей растений, согласно Аюрведе, панкангамы,
    показывают, каким образом строение растений соотносится с
    соответствующими пятью элементами. Корневая система
    соответствует земле, будучи наиболее плотной и самой низшей
    частью растения, которая связывает его с землей. Стебли и
    ветви соответствуют воде, ппоскольку они несут воду или сок
    соответствующего растения. Цветы коррелируют с огнем,
    которому присущи свет ии цвет. Листья же соответствуют
    воздуху, поскольку через листву ветер приводит растение в
    движение. Плоды соответствуют эфиру, субтильной сути
    растения. Семя содержит все пять элементов, заключая в себе
    весь потенциал, которымм растение обладает.

    ТРИ ДОШИ

    Основу Аюрведы составляет представление о трех дошах, или
    трех различных основных типах конституции человека. Из
    эфира и воздуха формируются вата, за счет огня и одногог из
    проявлений воды возникает питта; и, наконец, вода в
    сочеетании с землей дает капху. По соответствующим
    элементам, или присущим различным лицам дошам мы определяем

    основную природу соответствующих лиц и устанавливаем
    направление лечения, специфически отвечающего их
    потребностям.

    Соответствующие три доши распознаются по характерным их
    атрибутам: вата — сухая, холодная, легкая, подвижная,
    тонкая, твердая и грубая, подвержена переменам и ясная8 Это
    — наиболее мощная из дош, являясь самой жизненной силой, и
    наиболее мощной в формировании болезней. Эта доша управляет
    всем движением и несет как5 питту, так и капху.

    Питта — горячая, легкая7 с качествами флюида, субтильная и
    острая, с неприятным запахом, мягкая и ясная. Именно она
    ууправляет жаром, температурой ии всеми химическими
    реакциями. Капха же — холодная, мокрая, тяжелая,
    медленная, лишенная животсти и жизни, она статична,
    обладает большой плотностью и, как бы затуманена облаками.
    Именно функцией капхи является поддержание материального
    начала организма, его веса и взаимной увязанности,
    взаимного баланса.

    Вата в ее естественном состоянии поддерживает энергию воли,
    вдох, выдох, движение, реализацию импульсов, равновесие
    тканей, остроту органов чувств. Будучи агравированной, она
    вызывает сухость, очаги избыточной пигментации, потребность
    в теплоте, тремор, вздутие живота, запоры, снижение
    физической силы, бессоницу, потерю остроты восприятия,
    потерю остроты органов чувств, бессвязность речи и быструю
    утомляемость.

    Питта в ее нормальном состоянии отвечает за пищеварение,
    теплопродукцию, зрительное восприятие, чувство голода,
    жажды, за хорошее состояние кожи, интеллект,
    целеустремленность, мужество, а также «мягкость» тела.
    Будучи агравированной, питта вызывает желтую окраску мочи,
    каловых масс, глаз и кожи, а также вызывает ощущение
    голода, жажды, ощущение жжения и тяжелый сон.

    Капха в ее нормальном состоянии обеспечивает твердость и
    стабильность, поддержание (равновесия) жидкостей тела
    (биологических жидкостей), «смазку» суставов и такие
    положительные эмоции, как умиротворенность, любовь и
    прощение. Будучи агравированной, она приводит к утрате
    пищеварительного потенциала, к накоплению мокроты (флегмы),
    слизи, чувству изнеможения и тяжести, вызывает бледность,
    ощущение зябкости, утрату тонуса конечностей, затруднение
    дыхания, кашель и повышенную сонливость.

    Вата концентрируется в толстом кишечнике, бедрах, боковой
    части тела, костях и органах тактильного восприятия.

    Главным же образом вата локализуется в толстом кишечнике,
    где она накапливается, вызывает заболевания и откуда она
    может быть непосредственно удалена.

    Главным же образом вата локализуется в толстом кишечнике,
    где она накапливается, вызывает заболевания и откуда она
    может быть непосредственно удалена.

    Питта концентрируется в тонком кишечнике, желудке, поте,
    отделяемом жировых желез, в крови, плазме и органах
    зрительного восприятия. Ее главной локализацией является
    тонкий кишечник, где она накапливается и откуда она может
    быть непосредственно удалена из организма.

    Капха концентрируется в грудной клетке, горле, голове,
    поджелудочной железе, ребрах, плазме, жировой ткани, в носу
    и в языке. Ее основным центром является желудок, где она
    накапливается и вызывает заболевания и откуда она может быть
    непосредственно удалена из организма.

    Определение индивидуальной конституции

    Индивидуальнапя конституция обретается в момент рождения и
    остается постоянной на протяжении всей жизни. Хотя
    существуют три основных типа конституции, согласно
    превалирующей в организме доше, тем не менее существуют
    комбинации и вариации конституций. Например, две доши могут
    сосуществовать при равном соотношении сил. Приводимые ниже
    характеристики не имеют целью создать стереотипы, они лишь
    призваны иллюстрировать типичные ситуации и тенденции к
    какому-либо превалированию.

    ВАТА

    Люди, относящиеся к этой конституции, наклонны к
    физическому недоразвитию. Их грудная крелтка уплощена, у них
    видны вены и сухожилия мышц. Кожа имеет коричневый оттенок,
    зачастую она холодная, грубая, сухая или несет трещинки.
    Обычно у них есть несколько родимых пятен, которые имеют
    темную окраску.

    В общем, люди с конституцией вата имеют либо большой, либо
    малый рост. Они астеничны, выделяются суставы в связи со
    слабым развитием мускулатуры. Зачастую их волосы вьются и
    недостаточно густы. Ресницы тонкие. Глаза, скорее,
    маленькие, активные, могут быть запавшими и лишены яркости;
    конъюктива отличается сухостью и темной окраской. Их ногти
    наклонны к хрупкости и могут иметь грубую структуру; нос
    искривлен или может быть охарактеризован как вздернутый
    кверху.

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

  • МЕДИЦИНА

    Йога растений

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : ЙОГА РАСТЕНИЙ

    Человек, являясь микрокосмом, содержит в себе все прочие
    миры — элементарный, минеральный, растительный и животный.
    Растение же несет в себе потенциал человеческого бытия.
    Напротив, в человеке содержится первичная энергетическая
    структура растения. Можно сказать, что наша нервная система
    является деревом, растительная сущность которого человечна.
    По этой причине растения могут непосредственно общаться с
    той чуственной основой, которая делает нас подлинно
    человеческим существом.

    Назначение рпастительного царства состоит в том, чтобы дать
    проявиться чувственному началу. На уровне растений чувства
    существуют в чистой и пассивной форме. Животный мир и мир
    человека проявляет чувственную сферу более активно и более
    обособленно, но зачастую — с меньшей красотой. Сознание в
    растениях находится на первичном уровне единства; поэтому
    оно более психично и телепатично.

    Формы жизни — это станции, призванные принимать и
    передавать те силы, посредством которых питается все сущее.
    Все существует для для того, чтобы питать все другое и, в
    свою очередь, чтобы питаться самому. В этом смысле каждое
    царство служит цели принимать и передавать жизнь. Эта жизнь
    заложена в феномене света и в передаче звездных или
    астральных сил.

    Земля, как гигантский рецептор или радиостанция, поглощает
    или испускает звездные и космические силы, подлощенная
    сущность которых растет и проявляется в виде жизни. Не все
    из этих сил являются материальными. Они представлены также
    «изощренными» энергиями оккультного или духовного
    характера. Растения передают витально-эмоциональные
    импульсы, жизненную силу, которая скрыта в свете. В этом
    состоит особый дар, особая благодать и сила растений.

    Растения приносят нам любовь, питающую силу солнца, которая
    совершенно идентична энергии всех звезд, всего света. Эти
    космические виды энергии, излучаемые растениями, таким
    образом питают, поддерживают и побуждают к росту наше
    собственное астральное тело.

    В этом плане жизнь растений представляет собой великолепное
    подношение и громадную жертву. Они предлагают нам не только
    ту, присущую им питательную ценность, но и в подлинном
    смысле слова свет и любовь звезд из космоса, чьими
    посланниками они являются. Они несут нам свет мироздания с
    тем, чтобы мы могли слиться с жизнью мироздания. Таким
    образом, они существуют как для целей психологического, так
    и физического питания. Отсюда следует, что наши чувства
    являются нашими «внутренними» растениями, нашими
    «внутренними» цветами. Они произрастают в соответствии с
    нашим пониманием природы всей жизни.

    Созидание — это свет. В Ведах, древних летописях Индии,
    великий бог Агни, перпопричина огня, Божественный
    прорицатель — Воля создает миры и допускает мироздание в
    цикл самопревращений.

    Назначение растений — превращать свет — в жизнь.
    Назначение же людей — превращать жизнь — в сознание, в
    любовь. Эти три элемента — свет, жизнь и любовь являются
    чем то единым, одно из них — выражение другого, три
    измерения одного и того же существования. Растения
    превращают свет в жизнь путем фотосинтеза. Человек же
    превращает жизнь в сознание через восприятие, через акт
    непосредственного восприятия пророк созерцающий становится
    предметом созерцания, наблюдатель — предметом наблюдения.
    Санскритское название растения osadhi — буквально означает
    «сосуд» или «сознание», dhi, в котором происходит горящая
    трансформация, osa. В Велах это может означать не только
    растения, но и все элементы сущего.

    Человек — это растение, несущее сознание. Растение,
    которое осуществляет сходный процесс на «более низком
    уровне» эволюции, питает наше сознание и нервную систему,
    таким образом облегчая этот процесс. На высших уровнях —
    также, как на низших» все мироздание — это метаморфозы
    света.

    Во внешнем мирре находящееся в центре солнце является
    источником света и жизни. Во внутреннем мире также
    находящееся в центре солнце — источник жизни. Это
    внутреннее солнце — наше подлинное Я, то, что древние
    называли Пуруша или Атман. Растения обеспечивают наше
    приобщение к энергии внешнего солнца, тогда как наше
    внутреннее растение, наша нервная система реализует наше
    приобщение к внутреннму солнцу. Создание должной связи
    между внешним растением и внутренним растением завершает,
    таким образом, кругооборот света и жизни, и устанавливает
    свободное течение сознания, в котором сознание оказывается
    освобожденным, то есть соединяет одно солнце с другим,
    воссоединяет внешнее с внутренним, превращает нашу жизнь в
    подлинный праздник восторга.

    Когда растения или трава используются надлежащим образом, а
    при этом высвобождается их подлинная сила — это означает

    общение с ними. Когда мы, общаясь с растением, как бы
    сливаемся с ним, то оно витализирует нашу нервную сиистему
    и придает силы нашему восприятию. Это означает, что мы
    видим в растении ценность, сродни священной, видим в нем
    средство общения со всей природой. Таким образом, подобно
    мантрам, каждое растение помогает актуализировать потенциал
    космической жизни, представителем которой оно является.

    По этой причине многие древние народы глубоко почитали
    растительное царство. Соответствующее чувство вовсе не было
    проникнутым предрассудками, трепетом, либо простым
    восприятием красоты. Оно определялось восприятием силы,
    которую растения нам придают. При этом соответствующая сила
    не исчерпывается той ее толикой, которая связана с
    поеданием растения, но обусловлено всем нашим общением с
    ним.

    Пророки древней Индии подходили к лечению и травам с
    позиций именно такого сознания. Их наука не была наукой,
    основанной на эксперименте, а носила форму прямой
    причастности. Экспериментирование означает определенное
    ударение, дистанцию между наблюдателем и предметом
    наблюдения. субъектом и объектом. В результате
    экспериментирование предусматривает опосредование,
    измерение, перевод на другой «язык». При анатомическом
    обследовании трупа исключается проникновение в душу.
    Непосредственное восприятие, или медитация, является
    предметом науки йога. Йога позволяет проявиться сущности,
    имманентному элементу. Когда это свершается, то полностью
    обнаруживает себя материальный и духовный потенциал.

    Соответствующие пророки, благодаря йоге восприятия, могли
    слышать то, что говорят растения. И растения открывали
    свои секреты, многие из которых намного более изощренны,
    чем возможности химических анализов. И если мы будем
    подходить к растениям сегодня с тех же позиций — не как к
    средству для нашего эгоцентризма, а как к интегральному
    компоненту нашего подлинного единства, то тогда истинная
    ценность растения будет служить нам как благодарному
    пользователю.

    Таким образом, чтобы стать подлинным гербалистом, следует
    сделаться «пророком». Это означает — чувствовать природу
    растения. Общаться, будучи проникнутым, готовым к
    восприятию, к приятию сознанием излучаемого растениями
    света мироздания. Это означает также — научиться слушать,
    когда растение говорит, говорить с растением, как с другим
    человеком и видеть в нем своего учителя.

    ИСТОКИ АЮРВЕДСКОЙ МЕДИЦИНЫ

    Духовные истоки

    Чтобы понять подход Аюрведы к травам, необходимо понять
    основополагающие сирстемы Аюрведы, которая представляет
    собой всеобъемлющую науку исцеления, включая физические,
    психологические и духовные аспекты жизни.

    Древние пророки Индии считали, что существуют два
    фундаментальных принципа, определяющих бытие: Пуруша,
    Первичных Дух, принцип чувствительности сознания;
    Пракрути, Великая Природа, принцип творчества. Единение
    этих двух Духа и Материи создает все.

    Однако эти два начала также едины, представляют собой
    первичные Два в Одном, Сознание и его творческая,
    исполнительная сила, Шива-Шакти — Пуруша. Во всем также
    есть сила проявления, способность к творческому
    развертыванию, Пракрути.

    Из этих двух великих сил, когда они перввично соединяются
    возникает Космическое Сознание — Махакт, который содержит
    семена всех проявлений. Имманентным свойством Махакт
    являются все законы природы. Космическое Сознание
    существует также в человеке в виде его интеллекта. Это
    начало, как таковое, называется будди, средство к
    пробуждению, к полному развитию, по достижению которого
    соответствующее лицо становится просветившимся — Будда.
    Будди — это наша спосбность к восприятию, наша способность
    отличить реальное от нереального.

    Однако этот интеллект при его эволюции в материальные формы
    может привести к возникновению эго, ощущению обособленности
    своего Я, или ахамкара. Это — принцип отчуждения,
    поскольку единственное, что отделяет нас от единства жизни,
    — это наше ощущение обособленности нашего «Я».

    В свою очередь «я», «эго» обусловливает формирование,
    приводит к формированию обусловленного сознания, или
    обусловленного понимания, называемого «манас», который как
    ощущение самосознания, создает защитный круг (поле) мыслей,
    который нас связывает.

    Наконец, это связывает нас с коллективным подсознанием,
    называемым хитта, являющимся «складом» мыслей, присущих
    любому ограниченному менталитету. Благодаря шитте, мы
    пребываем подверженными латенции, навязчиввым состояниям и
    императивам, присущим более ранним стадиям эволюции,
    восходящим к животному миру и даже еще более ранним стадиям
    развития.

    Аюрведа стремится к такой жизни, которая бы гармонировала с

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

  • МЕДИЦИНА

    Йога растений

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : ЙОГА РАСТЕНИЙ

    назначались с тонкой избирательностью, согласно
    индивидуальной природе пациента, так,как обстоит дело с
    назначением трав в восточных системах врачевания, то
    оказалось бы возможным избегать многих побочных эффектов.
    Ценность использования растений и пищи, в особо большой
    степени определяется их относительно неспецифическим
    действием, или их «мягкостью». При неправильном
    использовании лечебных трав последствия оказываются
    сравнительно незначительными и обычно исчезают спустя
    короткое время, примерно через сутки — срок, необходимый
    организму для удаления остатков соответствующего растения из
    организма. Этот процесс элиминирования протекает более
    трудным образом в случае синтетических препаратов или
    экстрагированных концентратов. Печень может быть не в
    состоянии элиминировать тот или другой препарат из тканей и
    клеток организма, поскольку она не «определилась», каким
    образом нейтрализовать его для ассимиляции или удаления из
    организма. Когда отсутствует возможность полной переработки
    соответствующего вещества, оно депонируется в печени либо
    тканях, или циркулирует в организме, создавая токсический
    «груз», который нарушает естественный ход необходимых
    органических физиологических процессов.

    Чтобы в полной мере реализовать целительные возможности
    Аюрведы или китайской медицины, которые являются
    энергетическими системами лечения, все виды пищи и растения
    должны быть классифицированы и осмыслены в понятиях их более
    широких энергетических воздействий на общие метаболические
    процессы. Я считаю, что книга доктора Давида Фроли и доктора
    Вазанта Лэд впервые предлагает такую классификацию, причем
    вполне удавшуюся, включающую западные травы и травы, общие
    как для Востока, так и для Запада. Совершенно случайно их
    рукопись попала ко мне, когда я, в основном завершил мое
    собственное исследование по классификации растений Запада,
    согласно традиционной Китайской энергетической системе.

    Поистине замечательно то обстоятельство, что их метод
    классификации, как и мой собственный, демонстрирует идентичную
    энергетическую концепцию.

    Создав эту ценную книгу, д-р Давид Фром и д-р Вазант
    внесли исключительно большой и уникальный вклад в сферу
    лечения и профилактики, осуществляемых альтернативными
    естественными средствами. Чтобы убедиться в практической
    ценности этой оригинальной работы, для большинства людей,
    которые недостаточно знакомы с Аюрведой, потребуется время.
    Однако, несомненно, что этот труд знаменует разработку
    логичной и действенной системы лечения на основе
    растительных препаратов.

    Этот труд не только впервые будет способствовать повышению
    практической ценности медицины Аюрведы для людей Запада,
    но также продвинет всю систему западногго гербализма в
    сторону его большей эффективности. Мне думается, что
    каждый, интересующийся траволечением, должен обстоятельно
    изучить эту книгу, независсимо от того, интересуется ли он
    западной гербологией, традиционной китайской гербологией
    или медициной Аюрведы.

    Михаил Тьерра, гербалист,

    апрель 1986, Санта Крус, Калифорния

    ГЕРБОЛОГИЯ: ВОСТОК И ЗАПАД

    Травы как на Востоке, так и на Западе были главным
    средством традиционной и холистической терапии. На Востоке,
    особенно в Индии и в Китае, сложилась весьма пространная и
    сложная наука о травах. Раз возникнув как концепция тех,
    кто несли духовные знания, лечение травами в последующем
    было усовершенствовано на основе опыта, насчитывавшего
    десятилетия. В этом плане Аюрведа включает в себя очевидно
    наиболее древнюю, наиболее проникнутую интуитивным
    видением, наиболее совершенную науку о гербальной медицине.
    Такая полностью развитая система не требует
    совершенствования, а нуждается лишь в переводе и ее
    адаптации. Эта книга начинается с попытки поставить на
    службу потребностям современного человека древние науки
    гербализма Аюрведы.

    Некоторые считают, что гербальная медицина Индии утратила
    сегодня для нас актуальность. Поскольку соответствующая
    система является древней и традиционной, проникнутой
    религией и предрассудками, то легко возникает ощущение, что
    она утратила свой смысл. Приходит на ум и соображение, что
    соответствующие травы имеют своим источником тропические
    растения, которые нам недоступны, или же, что эти растения
    не представляют ценности в нашем климате, в наших
    конкретных условиях. С другой стороны, многие из нас
    осознают необходимость использовать, наряду с лечением,
    духовный и психологический подход к соответствующему
    лечению. По аналогии с тем, что физические болезни обычно
    проистекают из эмоциональных дисбалансов, мы можем ожидать,
    что духовный стиль использования трав, характерный для
    индийской традции, окажется исключительно важным в условиях
    нашего, проникнутого дисбалансом общества. Иными словами,

    Аюрведская гербальная медицина далеко не утратила своей
    актуальности в современном мире, а, напротив, этот мир
    нуждается в ней больше, чем когда бы то ни было.

    Хотя некоторые травы, широко используемые в Аюрведе, не
    имеют аналогов в западной науке о травах, тем не менее
    многие распространенные на Западе травы. такие, как
    восковница и барбарис, аир тростниковый в Индии также
    находят широкое применение, и в Аюрведе имеется много
    полезной информации об этих растениях. Даже растения,
    специфичные для Аюрведы, такие как oshwagadha и haritaku
    могут быть включены в западную практику траволечения,
    подобно тому, как женьшень и kuel пришли из китайских
    источников, или аналогично тому как gotu kola, которая
    первично пришла из Индии, теперь широко используется в
    нашей стране. Многие травы, используемые в Аюрведе,
    являются обычными пряностями — имбирь, куркума, кориандр и
    пажатник сенной. Солидная фармакология на основе растений
    Аюрведы может быть составлена исключительноиз растений и
    специй, обычно использующихся вв Америке.

    Аюрведа означает «наука жизни». Это слово не означает
    индуистскую медицину; не следует также отождествлять
    гербализм Аюрведы с индийским гербализмом. Аюрведа означает
    «наука о жизни», включающее все ее стороны и, в частности,
    ту, которая увязывает жизнь отдельного человека с таковой
    мироздания. В силу этого она открыта всем формам жизни и
    включает ее во всех ее проявлениях; равно как и все
    подходы, которые делают нас более гармоничным элементом
    жизни, как целого.

    Аюрведа не может быть отождествлена с Востоком или Западом,
    с древним или современным миром. Она — неотъемлемый
    элемент всей жизни, знание, которое принадлежит всему
    сущему; причем не как система, которая ему навязана, но как
    источник, из которого можно свободно черпать и который
    может быть приведен в соответствие с уникальными
    потребностями отдельного человека в его или ее конкретных
    условиях.

    Гербализм Аюрведы дает нам не только те или другие
    конкретные растения, но путь к познанию всех растений.
    Аюрведа приветствует 4устранение барьеров, разделяющих
    людей. Прежде, чем настанет новая эра, нам придется
    существенно продвинуться по пути обобществления знаний о
    лечении человека. Однако в конкретном мире сегодняшнего дня
    этот процесс уже должен найти свое место. Этой задаче и
    должна служить данная книга.

    «Сущность всего сущего — Земля. Сущность Земли — Вода.
    Сущность Воды — заключается в Растениях. Сущностью
    Растений является Человек».

    Сhandogya Upanishad 1.1.2.

    ПРОЯВЛЕНИЯ СОЗНАНИЯ В РАСТЕНИЯХ

    Эволюция — проявление латентных возможностей. В каждом
    предмете (вещи) содержатся все вещи. В семени содержится
    дерево» в дереве — лес. Поэтому правомерно считать, что
    разум содержится в многочисленных мирах природы, а не
    только в том мире, центром которого является человек. Та
    же мысль может быть выражена другими словами, а именно
    утверждением, что сознание присуще всем формам жизни. Оно
    является самой основой акта сотворения, представляет собой
    силу эволюции. Жизнь, сотворение ир эволюция представляют
    собой стадии развития сознания. В мире нет ничего, что было
    бы лишено чувств, ничего, что было бы запятнанным или
    лишенным духовного начала, ничего, что бы не представляло
    исключительной ценности в космосе. Жизнь построена на
    взаимных связях, для нее характерны взаимные зависимости,
    взаимосвязи, система взаимного вскармливания и заботы,
    причем не только в физическом плане, но также и
    психологически и духовно.

    Поэтому сознание не исчерпывается мыслью, тем более не
    исчерпыывается оно и интеллектом или разумом. Это —
    ощущение жизни и связи со всем сущим. Сознание, как чистое
    ощущение, существует уже на уровне растения, оно таится в
    минералах, даже в самом атоме. Элементарное притяжение и
    отталкивание, подобны любви и ненависти, сходству и
    различию. Именно по этой причине древние пророки Индии
    утверждали, что существует только Я, что единство является
    основой всего сущего — что единство жизни является
    единством сознания.

    Под этим мы понимали, что любая форма жизни обладает
    способсностью к ощущениям, что все является, с точки зрения
    сознания, очеловеченным. Подлинный гуманизм, что
    представляет собой гуманное сопереживание со всеми формами
    жизни, является первоосновой жизни. Иногда со стороны
    растений и животных мы видим большую способность к
    сопереживанию, чем со стороны некоторых людей, которые
    зачерствели в своем чувстве исключительной принадлежности к
    человечеству. Ведь только когда мы поднимаемся до того,
    чтобы смотреть на все вещи как на «очеловеченные», мы
    оказывваемся способными вести подлинно человеческую жизнь.
    Такой урок преподносят нам растения и травы, существование
    которых основано на единстве природы и, благодаря ему, мы
    можем вернуться к лучшему пониманию нас самих.

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

  • МЕДИЦИНА

    Йога растений

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : ЙОГА РАСТЕНИЙ

    ВВЕДЕНИЕ

    Термин «йога» имеет много традиционных значений. В Аюрведе,
    медицинской науке Индии, йога означает «правильное
    применение», «правильное сочетание». Таким образом, «йогой»
    называется особая комбинация веществ, имеющая вызвать в
    организме человека или в его сознании тот или другой
    конкретный эффект.

    Это скоординированное или интегративное использование
    растений основывается на древней науке Аюрведе, посвященной
    энергетике растений. Эта наука располагает системой,
    позволяющей определять качество и потенции растений,
    соответствующие законам природы, таким образом, что
    оказывается возможным использовать эти травы объективно и
    специфическим образом, сообразуясь с состоянием конкретного
    пациента. Использование трав в рамках йоги означает, таким
    образом, гармоническое применение тех возможностей, которыми
    обладает трава.

    В этой книге впервые наука Аюрведы о растениях применена к
    западным травам, равно, как и к немногим основным травам
    Востока, причем как индийским, так и китайским. Цель
    настоящей книги состоит в том, чтобы представить Аюрведу не
    как нечто, принадлежащее далекому прошлому, древнее и потому
    нам чуждое, а как применяемую практически систему
    гербализма.

    Мы живем в совершенно особое и одновременно — опасное
    время, когда в муках рождается новая глобальная культура.
    Нашему времени брошен вызов — интегрировать человеческие
    культуры и накопленные человечеством знания. Весьма важно,
    чтобы этот процесс совершился также и на уровне науки об
    исцелении. Исцеление — всегда дело унификации. И, если наши
    сведения об исцелении не могут быть объединены, то еще более
    обреченной оказывается задача обрести согласие человечеству
    в целом.

    Аюрведа является вечной системой, которая уже объединила в
    себе восемь элементов исцеления, начинапя от трав и кончая
    хирургией и психологией. Именно в этом своем качестве она и
    представляет плацдарм для унификации. Самой ее сущностью
    являются духовные знания древних провидцев Индии и то
    космическое подсознание, в котором они жили.

    Эта книга не имеет целью представить традиционную информацию
    Аюрведы. Она является попыткой представить живую Аюрведу, ее
    творческое и практическое применение в новых условиях. Она
    мыслится как мост между Востоком и Западом, в этом плане она
    является плодом сотрудничества человека Востока, обладающего
    глубоким знанием Запада, и человека Заапада, с глубоким
    знанием Востока. Мы очень бы хотели, чтобы эта книга
    способствовала утверждению принципов интеграции и
    сотрудничества. Что касается использования Аюрведы на
    Западе, то большинствро традщиционных лечебных средств
    Аюрведы не могут найти практического применения.
    Действительно, они представлены специфическими тропическими
    травами, которые в основном недоступны на Западе или же
    содержат особые минеральные вещества, которые могут быть
    использованы лишь после длительных и трудоемких операций по
    их приготовлению. Данная книга была задумана как средство,
    позволяющее использование лечебного потенциала Аюрведы, на
    основе веществ, доступных на Западе, и имеющих лишь
    небольшое число потенциальных побочных эффектов.

    В то же время мы пытались сохранить целостность лечебной
    системы Аюрведы. Именно поэтому мы включили раздел о
    специфическом действии растений на психику, равно как
    раздел о более глубоких психологических и духовных аспектах
    лечения. Гербализм является частью этого, более общего
    контекста исцеления, и никакой процесс исцеленияне может
    быть по-настоящему эффективным, если он не затрагивает эти,
    более глубокие аспекты человеческой жизни.

    Использование санскритских терминов в книге сведено к
    минимуму, причем они снабжены легкими для понимания русскими
    эквивалентами. За дальнейшим разъяснениеми некоторых
    медицинских понятий и представлений, фигурирующих в книге,
    читателю следует обратиться к книге «Ayurveda, the science
    of self-healing», которая как бы дополняет данный труд.

    Классификация растений Запада согласно системе восточной
    энергетики — задача, которая не может быть решена
    одномоментно. Даже в рамках Аюрведы даваемые разными
    авторами классификации растений обнаруживают расхождения в
    отношении того или другого вида. Поэтому мы приветствуем
    любые замечания и критику по этому вопросу и приглашаем всех
    желающих сотрудничать с нами в этом деле, вступить с нами в
    контакт.

    Мы хотим выразить нашу глубокую признательность многим
    друзьям и коллегам, которые помогали нам и вдохновили нас
    предпринять этот труд, а также многим другим нашим коллегам,
    работающим в данном направлении. Да будет их труд
    благотворным.

    Д-р Давид Фроли

    Д-р Вазант Лэд

    1986, Санта Фе, Новая Мексика

    ПРЕДИСЛОВИЕ

    Будучи гербалистом с 18-летним опытом использования рстений
    Запада, Китая и Аюрведы, я давно уже пришел к выводу, что
    без учета общей энергетики трав и пищи, и соотнесения их с
    особенностями индивидуальной конституции, наши усилия
    обречены на полный провал.

    При такой ситуации оказывается невозможным сделать широкие и
    полезные заключения, которые бы позволили предотсращать и
    лечить болезни. В этом деле биохимия сама по себе
    оказывается недостаточной. Древние системы врачевания,
    относящиеся к восточногй и западной научной традиции, имеют
    много общего. Немало людей глубоко проникшихся западными
    напучными подходами и концепциями, убеждены в том, что наши
    подходы являются наиболее прогрессивными и потому
    единственно верными. Мы не осознаем, что существуют
    совершенные и чыветко обоснованные теоретически медицинские
    системы Индии и Китая, которые на протяжении более трех
    тысяч лет показали свою состоятельность. Между тем, наша
    медицинская система сложилась лишь в течение нескольких
    последних столетий.

    Медицина Аюрведы безусловно является одной из старейших
    систем, обладающей целостной теоретичес4кой основой и
    отработанной клинической практикой. В этот кладезь, с его
    богатым арсеналом средств, эффективного и мудрого врачевания
    некоторые гениальные врачи и провидцы внесли бесценный вклад
    своих самых проникновенных прозрений и открытий.

    В то же время, чтобы полностью оценить нектар этой
    целительной мудрости Востока, люди Запада должны отказаться
    от присущего им, прямолинейного и упрощенно-буквальногог
    стиля мышления и стать на путь нелинейного логического
    анализа. Именно это определяет приоритет подхода с позиций
    широкой перспективы, основанной на интуитивном видении
    целого, перед микроскопическим взглядом современной науки.

    Сила Аюрведжы лпределяется широким, всеобъемлющим взглядом
    на динамические взаимосвязи между органическими
    физиологическими процессами, внешними факторами, включая
    клитам, профессиональный профиль и рацион /диету/ при учете
    внутренних, эмоциональных стадий. В противоположность этому
    западная наука подходит с более конкретных позиций,
    основывающихся на специфической молекулярной структуре и
    химических аспектах.

    Парадоксальным является то обстоятельство, что оба подхода
    описывают одно и то же состояние в столь различных терминах
    и с прямо противоположных позиций.

    В настоящее время многих привлекают восточные системы
    лечения и восточные гербологии, поскольку эти подходы
    открывают перспективы системы лечения, которая будучи
    высокоэффективной, является в то же время весьма мягко
    действующей и представляет минимальную опасность
    возникновения побочных эффектов. Эти люди правильно считают,
    что заболевание возникает не как совершенно случайное
    явление, а обусловлено определенными причинами, которые,
    если они правильно поняты, могут быть использованы при
    исцелении, и, что еще более важно, могут служить целям
    профилактики.

    Аюрведа с ее тридошей, или тремя гуморальными системами,
    позволяет понять причину здоровья в терминах метаболического
    равновесия. Заболевание, с этих позиций, представляет собой
    лишь дисбаланс между нервной энергией /ватой/,
    катаболической энергией огня /питтой/ и анаболической
    питательной энергией /капхой/. Все виды потребляемой
    человеком пищи, равно как его опыт и переживания, оказывают
    влияние на общее равновесие этих трех гуморальных сред.
    Правомерность этой концепции доказывается тем фактом, что
    только при восстановлении диетического баланса оказывается
    возможным устранить многие паталогические состояния /к
    сожалению, это обстоятельство еще не осознаноо как
    реальность большинством врачей-медиков, воспитанных на
    западной медицинской традиции/.

    Травы используются как «особая пища», имеющая назначением
    устранить избыточность и компенсировать дефициты. Хотя они
    могут оказывать весьма мощное воздействие на ослабленный
    организм, их основное действие направлено на стимуляцию
    конкретных органных функций. Это — наиболее трудный для
    восприятия, энергетический аспект трав, да и всех вообще
    лекарственных средств, препаратов и пищевых факторов,
    который следует освоить. Наряду со специфической функцией
    того или другого лечебного средства или пищи, наблюдается и
    более общий эффект, который состоит в том, что у лиц,
    которые имеют соответствующее предрасположениен, они могут,
    вообще говоря, или повысить или снизить общий метаболизм,
    стимулировать или напротив, снизить энергию нерва,
    питательного фактора и огня, которые входят в состав
    гуморальной системы тридоши.

    Фундаментальная ошибка западной медицины заключается в том,
    что она лечит болезнь, а не больного. Если бы лекарства

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

  • МЕДИЦИНА

    Йога растений

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : ЙОГА РАСТЕНИЙ

    ЙОГА РАСТЕНИЙ

    Руководство Аюрведы по траволечению

    Д-р Давид Фроли

    Д-р Вазант Лэд

    Лотос-Пресса
    Санта Фе,
    Нью-Мехико

    ОГЛАВЛЕНИЕ

    ВВЕДЕНИЕ 5

    ПРЕДИСЛОВИЕ 8

    ГЕРБОЛОГИЯ: ВОСТОК И ЗАПАД 13

    ПРОЯВЛЕНИЯ СОЗНАНИЯ В РАСТЕНИЯХ 16

    ИСТОКИ АЮРВЕДСКОЙ МЕДИЦИНЫ 22

    Духовные истоки 22

    Три гуны 23

    Пять элементов 25

    Три доши 26

    Семь тхату и оджас 37

    Пять пран 40

    Системы организма (сротас) 42

    Агни и растения 44

    ЭНЕРГЕТИКА ТРАВ 46

    Вкус (раса) 46

    Энергия (вирья) 49

    Випака. Пост-пищеварительный эффект 52

    Прабхава. Особая сила воздействия 54

    Описание шести вкусовых характеристик 55

    КОРРЕКЦИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ КОНСТИТУЦИИ (ДОШИ) 68

    Лечение капх 70

    Лечение питты 74

    Лечение ваты 78

    Детоксификация — лечение ама 81

    ТРАВЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ДЛЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ 88

    Альтернативные травы (ракта шодхама карма) 88

    Антипаразитические и антигельминтные травы

    (Крумингхна карма) 90

    Вяжущие травы (стамбхана карма) 91

    Горькие тонизирующие и антилихорадочные травы 95

    Ветрогонные травы (вата-ануломан) 100

    Диафоретические травы (сведана карма) 102

    Мочегонные травы (мутрала карма) 105

    Эмпенагоги (рактабхисарана карма) 108

    Отхаркивающие и мягчительные травы (каса-свасахара) 110

    Слабительные и поносные травы 113

    Успокаивающие нервы и антиспастические травы 116

    Стимулирующие и пищеварительные травы
    (дипана-пачана карма) 121

    Тоники 123

    КАК ПРИГОТАВЛИВАТЬ И ПОЛЬЗОВАТЬСЯ В СООТВЕТСТВИИ

    С АЮРВЕДОЙ 131

    Пять основных способов приготовления трав
    (панча кашая) 131

    ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СПОСОБЫ ПРИГОТОВЛЕНИЯ ТРАВ 135

    Медикаментозные масла (сиддха тайла) 139

    Медикаментозный гхи (жир) (сиддха гхрита) 141

    Среда для приема трав (анупана) 143

    Травы для наружного применения 144

    Сборы 150

    Рецепты 153

    МАНТРА, ЯНТРА И МЕДИТАЦИЯ 156

    ЛЕКАРСТВЕННЫЕ РАСТЕНИЯ, ПРИМЕНЯЕМЫЕ В АЮРВЕДЕ 160

    А. ОБЫЧНЫЕ ДОСТУПНЫЕ РАСТЕНИЯ 162

    Б. СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ВОСТОЧНЫЕ ТРАВЫ 239

    ПРИЛОЖЕНИЯ 280

    Следует иметь в виду:

    Эта книга носит компилятивно-информационный характер и не
    предназначена как руководство по лечению, диагностике и
    назначению терапии. Приводимая в ней информация ни в какой
    мере не может заменить консультаций должным образом
    подготовленного и дипломированного специалиста.

    Посвящение

    Эта книга посвящается Ленни Бланку, так как именно благодаря
    его усилиям, его прозорливости, неизменной поддержке и
    общему руководству она была начата и завершена, являясь
    одним из звеньев в его постоянном стремлении распространить
    учение Аюрведы на Запад.

    Авторы выражают благодарность:

    Сантошу Крински, за его постоянную поддержку, без которой
    эта книга была бы невозможна.

    Лавоне Альт, машинистке, которая составила указатель. Она —
    гербалст, которая провела громадную организационную работу
    по созданию этой книги.

    Анжеле Вернеке, художнице, ответственной за все
    художественное оформление книги, включая переплет, диаграммы
    и рисунки. Вклад Анжелы в исключительной степени повысило
    качество этой книги.

    Мине Ямошита, обеспечившей издание и тиражирование книги, а
    также предложившей художественное оформление переплета. Мы
    высоко ценим ее техническое мастерство и творческую
    увлеченность, которые превзошли гаши ожидания.

    Эду Тарабильда, за его стимулирующие идеи.

    Геральду Хаусману — редактору.

    Лауре Варе, техническому редактору

    Казе Сину Номбру — наборщику

    Автор благодарит за помощь:

    Сантоша Крински — за постоянную поддержку, без которой эта
    книга не могла быть создана.

    Лэвон Алт — машинистку, которая создала каталог. Она —
    травник, который оказал неоценимую помощь при организации
    этой книги.

    Анджелу Вернеке — художника, который оформлял эту книгу,
    включая обложку, диаграммы и иллюстрации. Работа Анджелы
    улучшила качество этой книги.

    Мину Ямашита — ответственную за составление макета книги и
    ее производство, а также за дизайн обложки. Мы благодарны ей
    за ее опыт и вклад в создание книги, который превзошел наши
    ожидания.

    Эда Тарабида — за его вклад в развитие поколения идей,
    составивших основу для данной книги.

    Джеральда Хаусмана — редактора.

    Лору Вэар — редактора издания.

    Каса Син Номбре — наборщика.

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

  • ПРИКЛЮЧЕНИЯ

    Золотая цепь

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Грин Александр: Золотая цепь

    встал, покинул Гро, который так и не признал меня, но, видя, что я ухожу,
    вскричал: — Штурман, эй, штурман! Один стакан Гро в память этого свинтуса
    Санди, разорившего своего шкипера!
    Я подозвал слугу и в присутствии Дюрока, с любопытством следившего, как я
    поступлю, заказал для Гро и его собутыльников восемь бутылок портвейна.
    Потом, хлопнув Гро по плечу так, что он отшатнулся, сказал: — Гро, а ведь я
    и есть Санди!
    Он мотнул головой, всхлипнул и уставился на меня.
    Наступило общее молчание.
    — Восемь бутылок, — сказал наконец Гро, машинально шаря в кармане и
    рассматривая мои колени. — Врешь! — вдруг закричал он. Потом Гро сник и
    повел рукой, как бы отстраняя трудные мысли.
    — А, — может быть!.. Может быть. — забормотал Гро. — Гм… Санди! Все
    может быть! Восемь бутылок, буты..
    На этом мы покинули его, вышли и прошли на бульвар, где сели в каменную
    ротонду. Здесь слышался отдаленный плеск волн; на другой аллее, повыше,
    играл оркестр. Мы провели славный вечер и обо всем, что здесь рассказано,
    вспомнили и переговорили со всеми подробностями. Потом Дюрок распрощался со
    мной и исчез по направлению к гостинице, где жил, а я, покуривая, выпивая и
    слушая музыку, ушел душой в Замечательную Страну и долго смотрел в ту
    сторону, где был мыс Гардена. Я размышлял о словах Дюрока про Ганувера: «Его
    ум требовал живой сказки; душа просила покоя». Казалось мне, что я опять
    вижу внезапное появление Молли перед нарядной толпой и слышу ее прерывистые
    слова:
    — Это я, милый! Я пришла, как обещала! Не грустите теперь!

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

  • ПРИКЛЮЧЕНИЯ

    Золотая цепь

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Грин Александр: Золотая цепь

    проходе между двух зал, — наперерез двери прошла та авантюристка с Ганувером
    и Галуэем. Молли отошла в тень, и нас никто не заметил. Я взглянул, — совсем
    другой человек стоял передо мной. Я что-то заговорил, но она махнула рукой,
    — заторопилась, умолкла и не говорила больше ничего, пока мы не прошли в сад
    и не разыскали лодку, в которой она приехала. Прощаясь, сказала: «Поклянись,
    что никому не выдашь, как я ходила здесь с тобой сегодня». Я все понял,
    клятву дал, как она хотела, а про себя думал: «Вот сейчас я изложу ей все
    свои мнения, чтобы она выбросила эти мысли о Дигэ». И не мог. Уже пошел
    слух; я сам не знал, что будет, однако решился, а посмотрю на ее лицо, — нет
    охоты говорить, вижу по лицу, что говорить запрещает и уходит с обидой.
    Решался я так три раза и — не решился. Вот какие дела!
    Паркер стал говорить дальше; как ни интересно было слушать обо всем, из
    чего вышли события того памятного вечера, нетерпение мое отправиться к
    Дюроку росло и разразилось тем, что, страдая и шевеля ногами под стулом, я,
    наконец, кликнул прислугу, чтоб расплатиться.
    — Ну, что же, я вас понимаю, — сказал Паркер, — вам не терпится пойти в
    «Пленэр», Да и внучке пора спать. — Он снял девочку со стула и взял ее за
    руку, а другую руку протянул мне, сказав: — Будьте здоровы!..
    — До свидания! — закричала девочка, унося пирожки в пакете и кланяясь. —
    До свидания! спасибо! спасибо!
    — А как тебя зовут? — спросил я.
    — Молли! Вот как! — сказала она, уходя с Паркером. Праведное небо! Знал
    ли я тогда, что вижу свою будущую жену? Такую беспомощную, немного повыше
    стула?!

    II

    Волнение прошлого. Несчастен тот, кто недоступен этому изысканному
    чувству; в нем расстилается свет сна и звучит грустное удивление. Никогда,
    никогда больше не повторится оно! По мере ухода лет, уходит его осязаемость,
    меняется форма, пропадают подробности. Кажется так, хотя его суть та, — та
    самая, в которой мы жили, окруженные заботами и страстями. Однако что-то
    изменилось и в существе. Как человек, выросший лишь умом — не сердцем, может
    признать себя в портрете десятилетнего, — так и события, бывшие несколько
    лет назад, изменяются вместе с нами и, заглянув в дневник, многое хочется
    переписать так, как ощущаешь теперь. Поэтому я осуждаю привычку вести
    дневник. Напрасная трата времени!
    В таком настроении я отправил Дюроку свою визитную карточку и сел, читая
    газету, но держа ее вверх ногами. Не прошло и пяти минут, а слуга уже
    вернулся, почти бегом.
    — Вас просят, — сказал он, и я поднялся в бельэтаж с замиранием сердца.
    Дверь открылась, — навстречу мне встал Дюрок. Он был такой же, как пять лет
    назад, лишь посеребрились виски. Для встречи у меня была приготовлена фраза:
    «Вы видите перед собой фигуру из мрака прошлого и верно с трудом узнаете
    меня, так я изменился с тех пор», — но, сбившись, я сказал только: «Не
    ожидали, что я приду?»
    — О, здравствуй, Санди! — сказал Дюрок, вглядываясь в меня. — Наверно, ты
    теперь считаешь себя старцем, для меня же ты прежний Санди, хотя и с
    петушиным баском. Отлично! Ты дома здесь. А Молли, — прибавил он, видя, что
    я оглядываюсь, — вышла; она скоро придет.
    — Я должен вам сказать, — заявил я, впадая в прежнее свое легкомыслие
    искренности, — что я очень рад был узнать о вашей женитьбе. Лучшую жену, —
    продолжал я с неуместным и сбивающим меня самого жаром, — трудно найти. Да,
    трудно! — вскричал я, желая говорить сразу обо веем и бессильный соскочить с
    первой темы.
    — Ты много искал, сравнивал? У тебя большой опыт? — спросил Дюрок, хватая
    меня за ухо и усаживая. — Молчи. Учись, входя в дом, хотя бы и после пяти
    лет, сказать несколько незначительных фраз, ходящих вокруг и около
    значительного, а потому, как бы значительных.
    — Как?! Вы меня учите?»
    — Мой совет хорош для всякого места, где тебя еще не знали болтливым и
    запальчивым мальчуганом. Ну, хорошо. Выкидывай свои пять лет. Звонок около
    тебя, протяни руку и позвони.
    Я рассказал ему приключения первого моряка в мире, Сандерса Пруэля из
    Зурбагана (где родился) под самым лучшим солнцем, наиярчайше освещающим
    только мою фигуру, видимую всем, как статуя Свободы, — за шестьдесят миль.
    В это время прислуга внесла замечательный старый ром, который мы стали
    пить из фарфоровых стопок, вспоминая происшествия на Сигнальном Пустыре и в
    «Золотой цепи».
    — Хорошая была страница, правда? — сказал Дюрок. Он задумался, его
    выразительное, твердое лицо отразило воспоминание, и он продолжал: — Смерть
    Ганувера была для всех нас неожиданностью. Нельзя было подумать. Были
    приняты меры. Ничто не указывало на печальный исход. Очевидно, его
    внутреннее напряжение разразилось с большей силой, чем думали мы. За три
    часа до конца он сидел и говорил очень весело. Он не написал завещания, так
    как верил, что, сделав это, приблизит конец. Однако смерть уже держала руку
    на его голове. Но, — Дюрок взглянул на дверь, — при Молли я не буду
    поднимать разговора об этом, — она плохо спит, если поговорить о тех днях.
    В это время раздался легкий стук, дверь слегка приоткрылась и женский
    голос стал выговаривать рассудительным нежным речитативом: «Настой-чи-во
    прося впус-тить, нель-зя ли вас преду-пре-дить, что э-то я, ду-ша мо-я…»
    — Кто там? — притворно громко осведомился Дюрок.
    — При-шла оч-ко-вая змея, — докончил голос, дверь раскрылась, и вбежала
    молодая женщина, в которой я тотчас узнал Молли. Она была в костюме
    пепельного цвета и голубой шляпе, При виде меня, ее смеющееся лицо внезапно
    остыло, вытянулось и снова вспыхнуло.
    — Конечно, я вас узнала! — сказала она. — С моей памятью, да не узнать
    подругу моих юных дней?! Сандерсончик, ты воскрес, милый?! Ну, здравствуй, и
    прости меня, что я сочиняла стихи, когда ты, наверно, ждал моего появления.
    Что, уже выпиваете? Ну, отлично, я очень рада, и.. и.. не знаю, что еще вам
    сказать. Пока что я сяду.
    Я заметил, как смотрел на нее Дюрок, и понял, что он ее очень любит; и
    оттого, как он наблюдал за ее рассеянными, быстрыми движениями, у меня
    родилось желание быть когда-нибудь в его положении.
    С приходом Молли общий разговор перешел, главным образом, на меня, и я

    опять рассказал о себе, затем, осведомился, где Поп и Эстамп. Молли без
    всякого стеснения говорила мне «ты», как будто я все еще был прежним Санди,
    да и я, присмотревшись теперь к ней, нашел, что хотя она стала вполне
    развившейся женщиной, но сохранила в лице и движениях три четверти прежней
    Молли. Итак, она сказала:
    — Попа ты не узнал бы, хотя и «все знаешь»; извини, но я очень люблю
    дразниться. Поп стал такой важный, такой положительный, что хочется выйти
    вон! Он ворочает большими делами в чайной фирме. А Эстамп — в Мексике. Он
    поехал к больной матери; она умерла, а Эстамп влюбился и женился. Больше мы
    его не увидим.
    У меня были желания, которые я не мог выполнить и беспредельно томился
    ими, улыбаясь и разговаривая, как заведенный. Мне хотелось сказать:
    «Вскрикнем, — увидимся и ужаснемся, — потонем в волнении прошедшего пять лет
    назад дня, вернем это острое напряжение всех чувств! Вы, Молли, для меня —
    первая светлая черта женской юности, увенчанная смехом и горем, вы, Дюрок, —
    первая твердая черта мужества и достоинства! Я вас встретил внезапно. Отчего
    же мы сидим так сдержанно? Отчего наш разговор так стиснут, так отвлечен?»
    Ибо перебегающие разговоры я ценил мало. Жар, страсть, слезы, клятвы,
    проклятия и рукопожатия, — вот что требовалось теперь мне!
    Всему этому — увы! — я тогда не нашел бы слов, но очень хорошо
    чувствовал, чего не хватает. Впоследствии я узнал, отчего мы мало вспоминали
    втроем и не были увлечены прошлым. Но и теперь я заметил, что Дюрок правит
    разговором, как штурвалом, придерживая более к прохладному северу, чем к
    пылкому югу.
    — Кто знает?! — сказал Дюрок на ее «не увидим». — Вот Сандерс Пруэль
    сидит здесь и хмелеет мало-помалу. Встречи, да еще неожиданные, происходят
    чаще, чем об этом принято думать. Все мы возвращаемся на старый след,
    кроме…
    — Кроме умерших, — сказал я глупо и дико. Иногда держишь в руках хрупкую
    вещь, рассеянно вертишь ее, как — хлоп! — она треснула. Молли призадумалась,
    потом шаловливо налила мне рома и стала напевать, сказав: «Вот это я сейчас
    вам сыграю». Вскочив, она ушла в соседнюю комнату, откуда загремел бурный
    бой клавиш. Дюрок тревожно оглянулся ей вслед.
    — Она устала сегодня, — сказал он, — и едва ли вернется. — Действительно,
    во все возрастающем громе рояля слышалось упорное желание заглушить иной
    ритм. — Отлично, — продолжал Дюрок, — пусть она играет, а мы посидим на
    бульваре. Для такого предприятия мне не найти лучшего спутника, чем ты,
    потому что у тебя живая душа.
    Уговорившись, где встретимся, я выждал, пока затихла музыка, и стал
    уходить. — «Молли! Санди уходит», — сказал Дюрок. Она тотчас вышла и начала
    упрашивать меня приходить часто и «не вовремя»: «Тогда будет видно, что ты
    друг». Потом она хлопнула меня по плечу, поцеловала в лоб, сунула мне в
    карман горсть конфет, разыскала и подала фуражку, а я поднес к губам теплую,
    эластичную руку Молли и выразил надежду, что она будет находиться в добром
    здоровье.
    — Я постараюсь, — сказала Молли, — только у меня бывают головные боли,
    очень сильные. Не знаешь ли ты средства? Нет, ты ничего не знаешь, ты лгун
    со своей надписью! Отправляйся!
    Я больше никогда не видел ее. Я ушел, запомнив последнюю виденную мной
    улыбку Молли, — так, средней веселости, хотя не без юмора, и направился в
    «Портовый трибун», — гостиницу, где должен был подождать Дюрока и где, к
    великому своему удивлению, обрел дядюшку Гро, размахивающего стаканом в
    кругу компании, восседающей на стульях верхом.

    III

    Составьте несколько красных клиньев из сырого мяса, и рыжих конских
    волос, причем не надо заботиться о направлении, в котором торчат острия,
    разрежьте это сцепление внизу поперечной щелью, а вверху вставьте пару
    гнилых орехов, и вы получите подобие физиономии Гро.
    Когда я вошел, со стула из круга этой компании вскочил, почесывая за
    ухом, матрос и сказал подошедшему с ним товарищу: «А ну его! Опять врет, как
    выборный кандидат!»
    Я смотрел на Гро с приятым чувством безопасности. Мне было интересно,
    узнает ли он меня. Я сел за стол, бывший по соседству с его столом, и
    нарочно громко потребовал холодного пунша, чтобы Гро обратил на меня
    внимание. Действительно, старый шкипер, как ни был увлечен собственными
    повествованиями, обернулся на мой крик и печально заметил: — Штурман шутит.
    То-то, поди, денег много!
    — Много ли или мало, — сказал я, — не вам их считать, почтеннейший
    шкипер!
    Гро несочувственно облизал языком усы и обратился к компании.
    — Вот, — сказал он, — вот вам живая копия Санди Пруэля! Так же отвечал,
    бывало, и вечно дерзил. Смею спросить, нет ли у вас брата, которого зовут
    Сандерс?
    — Нет, я один, — ответил я, — но в чем дело?
    — Очень вы похожи на одного молодца, разрази его гром! Такая
    неблагодарная скотина! — Гро был пьян и стакан держал наклонно, поливая
    вином штаны. — Я обращался с ним, как отец родной, и воистину отогрел змею!
    Говорят, этот Санди теперь разбогател, как набоб; про то мне неизвестно, но
    что он за одну штуку получил, воспользовавшись моим судном, сто тысяч
    банковыми билетами, — в этом я и сейчас могу поклясться мачтами всего света!
    На этом месте часть слушателей ушла, не желая слышать повторения бредней,
    а я сделал вид, что очень заинтересован историей. Тогда Гро напал на меня, и
    я узнал о похождениях Санди Пруэля. Вот эта история.
    Пять лет назад понадобилось тайно похоронить родившегося от незаконной
    любви двухголового человека, росшего в заточении и умершего оттого, что одна
    голова засохла. Ради этого, подкупив матроса Санди Пруэля, неизвестные люди
    связали Санди, чтобы на него не было подозрения, и вывезли труп на мыс
    Гардена, где и скрыли его в обширных склепах «Золотой цепи». За это дело
    Санди получил сто тысяч, а Гро только пятьсот пиастров, правда, золотых, —
    но, как видите, очень мало по сравнению с гонораром Санди. Вскорости труп
    был вынут, покрыт лаком и оживлен электричеством, так что стал как живой
    отвечать на вопросы и его до сих пор выдают за механическую фигуру. Что
    касается Санди, — он долго был известен на полуострове, как мот и пьяница, и
    был арестован в Зурбагане, но скоро выпущен за большие деньги.
    На этом месте легенды, имевшей, может быть, еще более поразительное
    заключение (как странно, даже жутко было мне слышать ее!), вошел Дюрок. Он
    был в пальто, в шляпе и имел поэтому другой вид, чем ночью, при начале моего
    рассказа, но мне показалось, что я снова погружаюсь в свою историю, готовую
    начаться сызнова. От этого напала на меня непонятная грусть. Я поспешно

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

  • ПРИКЛЮЧЕНИЯ

    Золотая цепь

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Грин Александр: Золотая цепь

    моем сердце.
    — Ну, ну! Ты очень хвастлив. Может быть и в моем также. Благодарю тебя,
    мальчик, ты мне тоже помог, хотя сам ты был, как птица, не знающая, где
    сядет завтра.
    — Ох, ох! — сказала Молли. — Ну как же он не знал? У него есть на руке
    такая надпись, — хотя я и не видела, но слышала.
    — А вы?! — вскричал я, задетый по наболевшему месту устами той, которая
    должна была пощадить меня в эту минуту. — Можно подумать, — как же, — что вы
    очень древнего возраста! — Испугавшись собственных слов, едва я удержался
    сказать лишнее, но мысленно повторял: «Девчонка! Девчонка!»
    Капитан остановился ходить, посмотрел на меня, щелкнул пальцами и грузно
    сел рядом.
    — Я ведь не спорю, — сказала девушка, в то время как затихал смех,
    вызванный моей горячностью. — А может быть, я и правда старше тебя!
    — Мы делаемся иногда моложе, иногда — старше, — сказал Дюрок.
    Он сидел в той же позе, как на «Эспаньоле», отставив ногу, откинувшись,
    слегка опустив голову, а локоть положа на спинку стула.
    — Я шел утром по береговому песку и услышал, как кто-то играет на рояле в
    доме, где я вас нашел, Молли. Точно так было семь лет тому назад, почти в
    той же обстановке. Я шел тогда к девушке, которой более нет в живых. Услышав
    эту мелодию, я остановился, закрыл глаза, заставил себя перенестись в
    прошлое и на шесть лет стал моложе.
    Он задумался. Молли взглянула на него украдкой, потом, выпрямившись и
    улыбаясь, повернулась к Гануверу.
    — Вам очень больно? — сказала она. — Быть может, лучше, если я тоже уйду?
    — Конечно, нет, — ответил он. — Санди, Молли, которая тебя так сейчас
    обидела, была худым черномазым птенцом на тощих ногах всего только четыре
    года назад. У меня не было ни дома, ни ночлега. Я спал в брошенном бараке.
    Девушка заволновалась и завертелась.
    — Ах, ах! — вскричала она. — Молчите, молчите! Я вас прошу. Остановите
    его! — обратилась она к Эстампу.
    — Но я уже оканчиваю, — сказал Ганувер, — пусть меня разразит гром, если
    я умолчу об этом. Она подскакивала, напевала, заглядывала в щель барака дня
    три. Затем мне были просунуты в дыру в разное время: два яблока, старый
    передник с печеным картофелем и фунт хлеба. Потом я нашел цепь.
    — Вы очень меня обидели, — громко сказала Молли, — очень. — Немедленно
    она стала смеяться. — Там же и зарыли ее, эту цепь. Вот было жарко! Сандерс,
    вы чего молчите, позвольте спросить?
    — Я ничего, — сказал я. — Я слушаю.
    Доктор прошел между нами, взяв руку Ганувера.
    — Еще минута воспоминаний, — сказал он, — тогда завтрашний день испорчен.
    Уйдите, прошу вас!
    Дюрок хлопнул по колену рукой и встал. Все подошли к девушке — веселой
    или грустной? — трудно было понять, так тосковало, мгновенно освещаясь
    улыбкой или становясь внезапно рассеянным, ее подвижное лицо. Прощаясь, я
    сказал: «Молли, если я вам понадоблюсь, рассчитывайте на меня!..» — и, не
    дожидаясь ответа, быстро выскочил первый, почти не помня, как холодная рука
    Ганувера стиснула мою крепким пожатием.
    На выходе сошлись все. Когда вышел доктор Джонсон, тяжелая дверь медленно
    затворилась. Ее щель сузилась, блеснула последней чертой и исчезла, скрыв за
    собой двух людей, которым, я думаю, нашлось поговорить кое о чем, — без нас
    и иначе, чем при нас.
    — Вы тоже ушли? — сказал Джонсону Эстамп.
    — Такая минута, — ответил доктор. — Я держусь мнения, что врач должен
    иногда смотреть на свою задачу несколько шире закона, хотя бы это грозило
    осложнениями. Мы не всегда знаем, что важнее при некоторых обстоятельствах —
    жизнь или смерть. Во всяком случае, ему пока хорошо.

    XX

    Капитан, тихо разговаривая с Дюроком, удалился в соседнюю гостиную. За
    ними ушли дон Эстебан и врач. Эстамп шел некоторое время с Попом и со мной,
    но на первом повороте, кивнув, «исчез по своим делам», — как он выразился.
    Отсюда недалеко было в библиотеку, пройдя которую, Поп зашел со мной в мою
    комнату и сел с явным изнеможением; я, постояв, сел тоже.
    — Так вот, — сказал Поп. — Не знаю, засну ли сегодня.
    — Вы их выследили? — спросил я. — Где же они теперь?
    — Исчезли, как камень в воде. Дрек сбился с ног, подкарауливая их на всех
    выходах, но одному человеку трудно поспеть сразу к множеству мест. Ведь
    здесь двадцать выходов, толпа, суматоха, переполох, и, если они переоделись,
    изменив внешность, то вполне понятно, что Дрек сплоховал. Ну и он, надо
    сказать, имел дело с первостатейными артистами. Все это мы узнали потом, от
    Дрека. Дюрок вытащил его телеграммой; можете представить, как он торопился,
    если заказал Дреку экстренный поезд! Ну, мы поговорим в другой раз. Второй
    час ночи, а каждый час этих суток надо считать за три — так все устали.
    Спокойной ночи!
    Он вышел, а я подошел к кровати, думая, не вызовет ли ее вид желания
    спать. Ничего такого не произошло. Я не хотел спать: я был возбужден и
    неспокоен. В моих ушах все еще стоял шум; отдельные разговоры без моего
    усилия звучали снова с характерными интонациями каждого говорящего. Я слышал
    смех, восклицания, шепот и, закрыв глаза, погрузился в мелькание лиц,
    прошедших передо мной за эти часы…
    Лишь после пяти лет, при встрече с Дюроком я узнал, отчего Дигэ, или
    Этель Мейер, не смогла в назначенный момент сдвинуть стены и почему это
    вышло так молниеносно у Ганувера. Молли была в павильоне с Эстампом и женой
    слуги Паркера. Она сама захотела появиться ровно в двенадцать часов, думая,
    может быть, сильнее обрадовать Ганувера. Она опоздала совершенно случайно.
    Между тем, видя, что ее нет, Поп, дежуривший у подъезда, бросился в камеру,
    где были электрические соединения, и разъединил ток, решив, что, как бы ни
    было, но Дигэ не произведет предположенного эффекта. Он закрыл ток на две
    минуты, после чего Ганувер вторично отвел металлический завиток.

    ЭПИЛОГ

    I

    В 1915 году эпидемия желтой лихорадки охватила весь полуостров и
    прилегающую к нему часть материка. Бедствие достигло грозной силы; каждый
    день умирало по пятьсот и более человек.
    Незадолго перед тем в числе прочей команды вновь отстроенного парохода
    «Валкирия», я был послан принять это судно от судостроительной верфи Ратнера
    и К° в Лисс, где мы и застряли, так как заболела почти вся нанятая для
    «Валкирии» команда. Кроме того, строгие карантинные правила по разным
    соображениям не выпустили бы нас с кораблем из порта ранее трех недель, и я,
    поселившись в гостинице на набережной Канье, частью скучал, частью проводил
    время с сослуживцами в буфете гостиницы, но более всего скитался по городу,
    надеясь случайно встретиться с кем-нибудь из участников истории,
    разыгравшейся пять лет назад во дворце «Золотая цепь».
    После того, как Орсуна утром на другой день после тех событий увез меня
    из «Золотой цепи» в Сан-Риоль, я еще не бывал в Лиссе — жил полным
    пансионером, и за меня платила невидимая рука. Через месяц мне написал Поп,
    — он уведомлял, что Ганувер умер на третий день от разрыва сердца и что он,
    Поп, уезжает в Европу, но зачем, надолго ли, а также что стало с Молли я
    другими, о том ничего не упомянул. Я много раз перечитал это письмо. Я
    написал также сам несколько писем, но у меня не было никаких адресов, Броме
    мыса Гардена и дона Эстебана. Эти письма я так и послал. В них я пытался
    разузнать адреса Попа и Молли, но, так как письмо в «Золотую цепь» было
    адресовано мной разом Эстампу и Дюроку, — ответа я не получил, может быть,
    потому, что они уже выехали оттуда. Дон Эстебан ответил; но ответил именно
    то, что не знает, где Поп, а адрес Молли не сообщает затем, чтобы я лишний
    раз не напомнил ей о горе своими посланиями. Под конец он советовал мне
    заняться моими собственными делами.
    Итак, я больше никому не писал, но с возмущением и безрезультатно ждал
    писем еще месяца три, пока не додумался до очень простой вещи: что у всех
    довольно своих дел и забот, кроме моих. Это открытие было неприятно, но
    помогло мне наконец оторваться от тех тридцати шести часов, которые я провел
    среди сильнейших волнений и опасности, восхищения, тоски и любви. Постепенно
    я стал вспоминать «Золотую цепы», как отзвучавшую песню, но чтобы ничего не
    забыть, потратил несколько дней на записывание всех разговоров и случаев
    того дня: благодаря этой старой тетрадке я могу теперь восстановить все
    доподлинно. Но еще много раз после того я видел во сне Молли и, кажется, был
    неравнодушен к ней очень долго, так как сердце мое начинало биться
    ускоренно, когда где-нибудь слышал я это имя.
    На второй день прибытия в Лисс я посетил тот закоулок порта, где стояла
    «Эспаньола», когда я удрал с нее. Теперь стояли там две американских шхуны,
    что не помешало мне вспомнить, как пронзительно гудел ветер ночью перед
    появлением Дюрока и Эстампа. Я навел также справки о «Золотой цепи»,
    намереваясь туда поехать на свидание с прошлым, но хозяин гостиницы
    рассказал, что этот огромный дом взят городскими властями под лазарет и там
    помещено множество эпидемиков. Относительно судьбы дома в общем известно
    было лишь, что Ганувер, не имея прямых наследников и не оставив завещания,
    подверг тем все имущество длительному процессу со стороны сомнительных
    претендентов, и дом был заперт все время до эпидемии, когда, по его
    уединенности, найдено было, что он отвечает всем идеальным требованиям
    гигантского лазарета.
    У меня были уже небольшие усы: начала также пушиться нежная борода, такая
    жалкая, что я усердно снимал ее бритвой. Иногда я с достоинством посматривал
    в зеркало, сжимал губы и двигал плечом, — плечи стали значительно шире.
    Никогда не забывая обо всем этом, держа в уме своем изящество и
    молодцеватость, я проводил вечера либо в буфете, либо на бульваре, где
    облюбовал кафе «Тонус».
    Однажды я вышел из кафе, когда не было еще семи часов, — я ожидал
    приятеля, чтобы идти вместе в театр, но он не явился, прислав подозрительную
    записку, — известно, какого рода, — а один я не любил посещать театр. Итак,
    это дело расстроилось. Я спустился к нижней аллее и прошел ее всю, а когда
    хотел повернуть к городу, навстречу мне попался старик в летнем пальто,
    котелке, с тросточкой, видимо, вышедший погулять, так как за его свободную
    руку держалась девочка лет пяти.
    — Паркер! — вскричал я, становясь перед ним лицом к лицу.
    — Верно, — сказал Паркер, всматриваясь. Память его усиленно работала, так
    как лицо попеременно вытягивалось, улыбалось и силилось признать, кто я
    такой. — Что-то припоминаю, — заговорил он нерешительно, — но извините,
    последние годы плохо вижу.
    — «Золотая цепь»! — сказал я.
    — Ах, да! Ну, значит… Нет, разрази бог, — не могу вспомнить.
    Я хлопнул его по плечу: — Санди Пруэль, — сказал я, — тот самый, который
    все знает!
    — Паренек, это ты?! — Паркер склонил голову набок, просиял и умильно
    заторжествовал:
    — О, никак не узнать! Форма к тебе идет! Вырос, раздвинулся. Ну что же,
    надо поговорить! А меня вот внучка таскает: «пойдем, дед, да пойдем», —
    любит со мной гулять.
    Мы прошли опять в «Тонус» и заказали вино; девочке заказали сладкие
    пирожки, и она стала их анатомировать пальцем, мурлыча и болтая ногами, а мы
    с Паркером унеслись за пять лет назад. Некоторое время Паркер говорил мне
    «ты», затем постепенно проникся зрелищем перемены в лице изящного загорелого
    моряка, носящего штурманскую форму с привычной небрежностью опытного
    морского волка, — и перешел на «вы».
    Естественно, что разговор был об истории и судьбе лиц, нам известных, а
    больше всего — о Молли, которая обвенчалась с Дюроком полтора года назад.
    Кроме того, я узнал, что оба они здесь и живут очень недалеко, — в гостинице
    «Пленэр», приехали по делам Дюрока, а по каким именно, Паркер точно не знал,
    но он был у них, оставшись очень доволен как приемом, так и угощением. Я был
    удивлен и рад, но больше рад за Молли, что ей не пришлось попасть в цепкие
    лапы своих братцев. С этой минуты мне уже не сиделось, и я машинально кивал,
    дослушивая рассказ старика. Я узнал также, что Паркер знал Молли давно, — он
    был ее дальним родственником с материнской стороны.
    — А вы знаете, — сказал Паркер, — что она приезжала накануне того вечера,
    одна, тайно в «Золотую цепь» и что я ей устроил? Не знаете… Ну, так она
    приходила проститься с тем домом, который покойник выстроил для нее, как она
    хотела, — глупая девочка! — и разыскала меня, закутанная платком по глаза.
    Мы долго ходили там, где можно было ходить, не рассчитывая кого-нибудь
    встретить. Ее глаза разблестелись, — так была поражена, — известно, Ганувер
    размахнулся, как он один умел это делать. Да. Большое удовольствие было
    написано на ее лице, — на нее было вкусно смотреть. Ходила и замирала.
    Оглядывалась. Постукивала ногой. Стала тихонько петь. Вот, — а это было в

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21