• ФИЛОСОФИЯ

    ВВЕДЕНИЕ В АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : ВВЕДЕНИЕ В АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН

    оранжево-красного.
    «3» — способность восприятия на внешнем физическом плане эманаций или
    выделений высших духовных миров, которая выражается в поддержке свыше (не
    следует путать с ангелом-хранителем). Символом числа «3», судя по всему,
    следует считать Юпитер — проявление власти, мудрости и рассудительности в
    одном лице. Сама суть его проявления выражается в чванстве, спесивости,
    страхах за положение в обществе. И здесь опять эгоизм.
    «7» — способность связи с ангелом-хранителем самостоятельно, без
    помощи извне. Следует оговориться, что ангел-хранитель в том виде, в
    котором он представлен в народном самосознании, совсем не тот, что есть на
    самом деле. Каждый из ангелов-хранителей сушествует как определенный
    энергетический поток, обладающий своими проявлениями на определенном
    уровне и на определенную область психологических противодействий.
    Поскольку ангелов-хранителей огромное множество и все они несут в себе
    целую гамму переплетенных эмоциональных воздействий, то по своему
    воздействию они будут неоднородны. Однако суммарное их воздействие, более
    или менее точно, все-таки можно описать одним-двумя словами. В роли
    ангелов-хранителя может выступать и домовой хранитель, выполняющий те же
    функции и тем же способом, но на более грубых кристаллизованных уровнях
    энергетики.
    Если, с точки зрения этики и моральных проявлений, с
    ангелом-хранителем в первом приближении все ясно, то с демоном-хранителем
    все обстоит гораздо сложнее. Этот вопрос требует детального рассмотрения и
    будет рассмотрен позже. Сейчас можно сказать, что, по воле или по
    принуждению владельца, демону можно придать белую или черную форму —
    проявления в добре и зле, в чем проявляется и является основное отличие
    белой магии от черной. Но горе магу, если силы, им покоренные, вырвутся
    из-под его воли и контроля. Такая двойственность в этой цифре проявляется
    в связи с наличием ее двойной натуры: Урана и Сатурна — в случае с
    ангелом-хранителем, и Плутона — в случае с демоном. Не совсем ошибочным
    будет предположение связи ангела-хранителя и с Меркурием. Изменятся и
    цвета цифр: от ярких и сочных многоцветий планет связи с высшим —
    Меркурием и Ураном, до тяжелых и мрачных проявлений царств кристаллизации
    — Сатурна и Плутона.
    «8» — символ принуждения и не несет в себе проявлений демонизма с
    соответствующими планетами и действующими лицами. Впервые вступающему на
    путь оккультизма различия между ангелом и демоном в их внешнем проявлении
    могут показаться очень похожими, и стоит многих трудов и борьбы, чтобы
    разобраться в их глубинном разделении. Чем ближе структура демона или
    иного обитателя «потустороннего» мира к кристалической грязи, тем чище его
    одежды и маски, призванные придать хотя бы внешнюю благопристойность их
    обладателю. При упоминания «лукавого», вводящего людей в заблуждение,
    хочется напомнить, что человек в заблуждение вводится сам, по своей
    собственной воле, подменяя понятие «быть» понятием «иметь».
    «9» — разум, мышление в его физическом виде. Здесь, по-видимому,
    сплетено воздействие многих планет, в большинстве своем высшего эшелона,
    таких как Уран, Меркурий, Сатурн, Нептун и так далее.
    Цифры «4», «5» и «6» вынесены отдельно, по той причине, что они
    являются суммарным проявлением свойств окружающих их явлений.
    «4» — физическое здоровье человека или феномена. Не случайно оно
    зависит с одной стороны — от энергетического запаса, а с другой — от
    покровительства ангела-хранителя, успокаивающего возникающие критические
    волнения в системе человеческого общения. Эту цифру можно связать с
    влиянием Марса. В данном приложении он проявляется как принцип воли и
    несгибаемости, при соответствующей поддержке.
    «5» — гармония. Это центр всего. Человек, обладающий с рождения
    сильно проявленным здесь воздействием, имеет огромную возможность к
    адаптации в любых условиях, так как интуитивно будет чувствовать условия,
    отраженные окружающими его людьми и природой. Человек, сумевший приобрести
    и пронести через всю жизнь это свойство, достоен всяческого уважения.
    «6» — интуиция, рожденная на слиянии разума и способности общения,
    осознанного или нет, со сверхразумом высших миров. При наличии обоих
    вспомогательных опор — цифр «3» и «9» — это могучий инструмент познания и
    безотказный проводник и учитель. По способу воздействия и отражения
    интуиция включает в себя энергетические структуры Меркурия, Урана и планет
    связанных с иными проявлениями высших миров.
    «0» — способность к самовозрождению.
    Следует учесть, что слепое следование не несет в себе ничего хорошего
    тому, кто пытается выяснить все данные по человеку, даже самые
    поверхностные, не учитывая смысловых переплетений. Вернемся к нашему
    примеру, как и было обещено ранее.
    Цифровая схема не дает полного понимания происходящего, например,
    куда мы отнесем единицу во второй клетке, и что она может означать? Для
    развития схемы мы создадим последовательное разложение первопричин и
    попробуем разобраться в них.
    Поскольку все мы живем в мире причин и следствий, то и здесь будет
    соблюдена определенная закономерность. Так, например, по отношению к
    заданному вопросу по поводу склонности к вампиризму можно сказать, что она
    действительно присутствует в связи с тем, что с «единицы» стрелка
    направляется прямо на «двойку», то есть заинтересованность в других, с
    точки зрения своих собственных энергетических запасов, четко
    прослеживается, усугубляясь отсутствием гармонии или сердечности,
    покровительства со стороны ангела-хранителя («7»). Эта потребность
    усиливается присутствием принуждения со стороны «8» в энергетическом
    балансе, отраженном в работе мозга («9»). Смягчает же ситуацию связь с
    «3», которая может остановить данного человека тем, что поднимает его до
    уровня духовного взаимопонимания.
    Необходимо предупредить, что в пользовании подобными схемами таится
    определенная опасность в навешивании ярлыков и обострения взаимоотношений
    при неумелом толковании и пристрастном обсуждении. Следует еще раз
    напомнить, что это — только то, что является предрасположенностями, но
    никак не обязательными свойствами человека на всю жизнь. В течении жизни
    человек часто меняет свои проявления, но это зависит от его воли и желания
    измениться. Лучший путь — духовное возрождение, которое не следует
    связывать с возрождением религиозным, хотя у них и много общих черт во
    внешних проявлениях.
    В очередной раз мы встречаемся с понятием многогранности и можем

    проконтролировать его воочию, и убедиться в параллелях, которые
    отображаются на все явления жизни. Явления, на первый взгляд, одноцветны и
    монотонны, но в ближайшем рассмотрении проявляются многоцветьем токов,
    звуков, красок.

    АСТРАЛ И МЕРНОСТЬ

    Понятие «астрал», говоря языком оккультизма, является сокращением от
    словосочетания «астральный мир». Под понятием «астральный мир»
    подразумевается мир, в котором существует система звезд и звездных связей.
    В самом простом понимании это Космос с его взаимодействиями и проявлениями
    в более расширенном виде — включает в себя понятие «низший» (условно) и
    «высший» (условно) астрал.
    К низшему астралу относят то, что в простонародье называется
    «нечистым». Астрала, как такового, здесь нет. Это в различной степени
    замкнутые пространства, как правило,
    — не имеют источников энергии, — вторичные и более удаленные от
    первоначального света производные в виде излучений от стен, жидкостей,
    газов и иных проявленных в этих мирах видов материи.
    Астрал в высшем проявлении является ничем иным как — способом
    существования в мире со звездным сводом на по верхности мира, на высшей
    его стороне,
    — в более высоком смысле — в межзвездном пространстве.
    Высший астрал является категорией сложной и требует пристального
    рассмотрения, как, впрочем, и низший.
    Следует учесть, что понятие «астральный мир» подразумевает под собой
    не способ физического, материального существования (одним из которых
    является тело человека), а способ существования более тонкий. Условно его
    можно описать как способ существования на уровне эфирного — на уровне
    текучих материй, не имеющих ярко выраженных временных кристаллов.
    Для дальнейшего взаимопонимания попробуем использовать таблицу. Она
    включает в себя категории, необходимые читателю для ознакомления с
    последующим материалом.
    Автор особо обращает внимание на то, что термины, хорошо известные
    читателю по оккультным источникам, могут иметь в данном материале
    несколько иное значение, иногда существенно отличающееся от общепринятого.
    Это необходимо в связи с нежеланием автора вводить целый ряд новых
    терминов и тем самым создавать путаницу в и без того достаточно сложном
    лабиринте понятий.
    Итак:
    ФИЗИЧЕСКОЕ ТЕЛО — сгруппированное, временно закрепленное физическими
    связями существование, опирающееся на царство минералов, из которых само и
    состоит.
    ЭФИРНОЕ ТЕЛО — текучее, временно связанное телом физическим.
    Проявление — оживляющее и движущие мертвый механизм. Способно отделяться
    от физического на более или менее дальние расстояния, но для
    жизнеобеспечения физического имеет связь в виде «кабеля», некое подобие
    телеуправления.
    АСТРАЛЬНЫЕ ТЕЛА — могут на более или менее длительные сроки совершать
    отлучки от физического, имея различное проявленное стремление «объять
    необъятное». Наименее рутинное или догматизированное звено человека.
    Толкает его на путь познания.
    СВЕРХАСТРАЛЬНЫЕ ТЕЛА — общее понятие преобразованных астральных тел,
    способных совершать действия в меррностях, иногда значительно превышающих
    сознательное понимание их владельца. Если точнее — реальное «чудотворное»
    начало их обладателя, его члены «трогаюшщие время и пространство».
    Принадлежность реально оживаюшего человека.
    ТЕЛА РЕАЛЬНОГО СВЕТА — способ существования на сверхдуховных уровнях
    «реально живущего человека». В настояшее время на Земле, насколько
    известно автору, подобных «реально живущих» можно перечислить по пальцам.
    Может быть условно описан как «бытие вне времени и вне пространства в
    реальной силе». Измерений и формы, как таковых, не имеет за отсутствием
    масштабов этих измерений.

    Существуют ли иные способы существования более высоких уровней и
    каковы их принципы жизни — сегодня автору не известно. Возможно, что это
    связано с ограниченной описательной способностью автора (может быть
    кому-то дано описать то, что ему не под силу). Он же может сказать лишь,
    что понятие «сияние славы» относится к категории сверхастральных тел
    пятимерного и четырехмерного проявления.
    Если встать на позицию реальности, то физически проявленное в нашем
    мире тело имеет (условно) природу низшего астрала, а сам способ нашего
    существования при наличии светила и звезд вводит мир физический в
    категорию условно астрального мира. Все же отличие состоит в сложности и
    мощности межтканевых связей, обусловленных сверхтяжелым «гипнозом». Он-то
    и является истинно скрепляющим «агентом» нашего и другого мира.
    Можно соглашаться или нет с точкой зрения автора, но все мы —
    прирожденные гипнотизеры — с одной стороны и жертвы этого гипноза — с
    другой.
    Для определения обратимся к реально существующией ситуации внушения,
    определяющейся как воспитание ребенка. Процесс асихической обработки
    ребенка начинается еще в утробе матери, откуда будущий ребенок через
    системы восприятия своего родителя изучает окружающий мир. Здесь
    присутствует принцип «делай как я» и плод организует себя по образу и
    подобию своего физического родителя, более того, для своего строительства
    использует материалы обработанные гинетически, то есть несущие опыт
    множества поколений прародителей.
    Цепь этих поколений идет в неизмеримое прошлое, в то самое мгновенье,
    откуда вышел прародитель всех прародителей, если угодно — Адам всех
    Адамов. Эту нить рассуждений сейчас мы вынуждены оставить навермя.
    Изучение способов раскрытия этих залежей памяти, а также их использование,
    станет основной задачей.
    Итак, с того момента, когда положен первый камень в основу
    воспитания, ребенок обречен строить себя на основании занятий и
    способностей родителей, заложенных в саму суть его структур.
    Следующим этапом этой обработки является его рождение и последующие
    способы захватывания его внимания. Опытные гипнотизеры знают, что
    наибольший эффект на сеансах вызывают ритмичные постукивания, покачивания,
    выразительные яркие краски и блеск. Все это способно захватывать, обращать
    на себя внимание гипнотизируемого и открывать прямой доступ в подсознание.
    Не так ли захватывается внимание ребенка? Те же погремушки,

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

  • ФИЛОСОФИЯ

    ВВЕДЕНИЕ В АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : ВВЕДЕНИЕ В АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН

    представителя «Овна». В сочетании с иными представителями он будет иногда
    полной противоположностью среде его породившей. Раз так, то лучше оставить
    все рассуждения на эту тему астрологам-профессионалам и вернуться к ним
    будучи уже подготовленными к восприятию этих знаний. Растения, которые
    могли бы проявляться в согласии с энергиями «Овена» — чеснок, редис,
    репейник, ревень, конопля.
    9/21 апреля — 9/21 мая: «ТЕЛЕЦ» символ «Тельца» — плодородие, стихия
    — земля с ее высшей, духовной эманацией. Все, даже самое духовное, «Телец»
    должен приложить к земному, окружающему его миру, и потому в астральном
    плане земля, как стихия, проявится воздухом. Если «Овен» на теле Звездного
    Старца проецируется как голова и мозг, то «Телец» накладывается и
    существует в виде ушей, шеи и горла, и призван выполнять соответствующие
    функции в среде человечества.
    Из минералов наиболее однородным по отношению к «Тельцу» является
    агат. Проецируется этот знак через Венеру. Из растений, попадающих под его
    влияние: свекла, подорожник, мох, шпинат, лен, лилия.
    9/21 мая — 9/21 июня: «БЛИЗНЕЦЫ» в своем проявлении наиболее живой и
    непостижимый знак, и Меркурий, созвучная им планета, полностью повторяет
    их непостижимость на более низком уровне. «Близнецы» — это глубокая
    интуиция, сверхсознание, живость мыслей и действий. Это иногда вызывает
    удивление в их работе и ее проявлениях со стороны постороннего
    наблюдателя. Сложности и непостижимость конструкций, которые сплетены
    Меркурием в высшем духовном его проявлении, под руководством этого
    созвездия сводят с ума мудрецов всего света. Они везде и нигде
    одновременно, успевают все и одновременно ничего, напоминают работу
    муравьев в своей непостижимости и непонятности, но «муравейник» растет и
    очень быстро. Знак проявляется на земле как высшая духовная эманация
    стихии воздуха, занимая в астральном мире место стихии земли, то есть
    основательности, уверенности и плодородия. В анатомии Звездного Старца
    проявляется как руки и кисти — действующее начало. Символизирует единство
    и нерушимость. Из минералов наиболее близок кристаллический берилл
    (берилл=кристалл). Из растительного мира наиболее подходящи жимолость,
    пижма.
    9/21 июня — 9/21 июля: «РАК» высшее отражение духовных энергий стихии
    воды, известных своей текучестью и плавностью воздействий с готовностью
    немедленно отступить к своему дому. Для «Рака» выражение «Мой дом — моя
    крепость» — предел желаний. Внешняя мягкость может быть моментально
    преобразована в жесткую организованную защиту от внешних воздействий. Но
    внутренне он тот же мягкий и поддатливый. На плане симаолическом —
    оживление, готовность к действию, но не само действие — много планов, но
    мало толку. Созвучный минерал — изумруд. Планета — Луна. В мире
    растительности отражен как огурец, тыква, дыня, тростник, кувшинка. На
    Великом Человеке Небес отражен органами дыхания и пищеварения.
    9/21 июля — 9/21 августа: «ЛЕВ» очень благородный и могучий зверь, но
    в своем благородстве и стремлении к великой цели мелких целей он не
    признает, готов пойти и по костям окружающих. Модель проявления — мудрый
    правитель, жестокий тиран, благородный защитник и грубый поработитель.
    Второе проявление Огня то, которое мы условились называть душой в наших
    рассуждениях. Он и есть «душа общества», от него всегда веет теплом
    солнца, через которое он проецируется; но солнце в пустыни может сжечь, не
    оставив жизни. Минерал — рубин. Символ — мужество. Из растений: онис,
    ромашка, капуста, укроп, шиповник, хризантема, мак. В своих действиях
    пытается соединить высоту и грубость физических воздействий. Орган —
    сердце.
    9/21 августа — 9/21 сентября: «ДЕВА» является промежуточным звеном,
    или второй эманацией стихии «Земля». «Дева» старается привнести в
    физическую жизнь движение духов энергии Меркурия, получаемых от этого
    созвездия и проецируемых на Землю. Это представляет тип уровновешанных
    представителей деловых кругов. Из минералов наиболее близок бриллиант.
    Растение — пшеница, ячмень, рожь, валериана, просо. Из органов Звездного
    Старца наиболее близка к солнечному сплетению. Символизирует девическую
    непорочность.
    9/21 сентября — 9/21 октября: «ВЕСЫ» в изотерическом философском
    построении всегда являлись центральной фигурой Зодиака — символ равновесия
    всего, что только можно себе предстаить. Поскольку этого созвездия идут
    через Венеру, то символ — Венера, та самая богиня с весами, взвешивающая и
    рассуждающая, холодная и неприступная. Минералом Венеры в «Весах» принято
    считать ……… Растение — кресс — салат, белая роза, земляника, лимон.
    «Весы» являются второй промежуточной эманацией стихии Возуха, действует на
    плане физическом, привнося стихии — идеалы высшие. На теле Звездного
    Старца «Весы» проявлены как крестец, почки.
    9/21 октября — 9/21 ноября: «СКОРПИОН» вторая эманация стихии Воды,
    соединяющая духовное и земное начала в физическом мире. «Скорпион» имеет
    свое отражение через планету Марс и представляет собой по эзотерической
    философии падшего человека и смерть через искушение. «Скорпион», как
    правило, выражается в низшем проявлении энергии Марса, то есть в его в
    противоположности его положительных качеств, таких как открытость,
    героизм, противоборство. На органы Великого Человека накладывается как
    половые. И не удивительно, что именно этот знак дает наибольшее количество
    сексуально озабоченного населения Земли. Из минералов — топаз. Растений —
    терн, вереск, бобы и ежевика.
    9/21 ноября — 9/21 декабря: «СТРЕЛЕЦ» этот знак характеризует охоту
    или воздояние по добру и злу, проявляет свои воздействия через Юпитер.
    «Стрелец» — символ неотвратимости возмездия, он исполнитель высшей воли
    именно как исполнитель. Этот знак проявляется на энергетическом плане в
    низшей, наиболее грубой эманации стихии Огня. Но, как исполнителю высшей
    воли, ему безразлично, воля ли это духовных сил или воля народа. Он вполне
    может стать властелином в любой области — Юпитер ему это позволяет. На
    организме Звездного Человека этот знак проявлен как ладвии и ляжки и несет
    функции поддержания. Минерал — карбункул. Растение — печеночник, мальва.
    9/21 декабря — 9/21 января: «КОЗЕРОГ» низшая эмонация Тригона Земли.
    Человек полностью земной. Ничто духовное не имеет для него никакого
    значения. Возможное сильнейшее проявление эгоизма придает этому знаку в
    определенных условиях черты закоренелого собственника. Сатурн проецирует
    на Землю энергии созвездия «Козерога» и в полном согласии окрашивает их в
    соответствующие цвета и эмоции. В анатомии Звездного Старца «Козерог» —
    подвижные суставы. Символ — грех. Минерал — оникс. Из растений — белена,

    балладона.
    9/21 января — 9/21 февраля: «ВОДОЛЕЙ» проявляясь как низшая эманация
    Тригона Воздуха, этот знак несет с собой волю свыше в земной материальный
    мир, проводниками которой являются Сатурн, как принуждающее начало, и
    Уран, как начало духовное. Символ — суд. Минирал — голубой сапфир.
    Растение — ладан, мирра. В теле Звездного Старца «Водолей» представляет
    голени.
    9/21 февраля — 9/21 января: «РЫБЫ» симвалически выражаются как конец
    света или новоднение, предвещают начало вновь рождающего в созвездии
    «Овна», оживляющего цикла. Проявлены в низшей эманации Тригона Воды.
    Получают свои энергии через Юпитер и Нептун, которые придают своему знаку
    определенную меланхоличность и рассудительность. Минерал — хризалит (а
    также мох). На теле Звездного Человека «Рыбы» — две ступни.
    Кроме понятия Тригонов астрология использует разделение по степени
    устойчивости обладателей этих знаков — квадраты: мутабедьный, кардинальный
    (постоянный), промежуточный (совмещенный).
    Квадрат мутабельный, или подверженный переменчивости за счет тонкости
    восприятия духовных структур: Овен — Телец — Близнецы — Рак.
    Квадрат кардинальный представлен чисто физическими кристаллизованными
    энергиями царства тела: Стрелец — Козерог — Водолей — Рыбы.
    Квадрат промежуточный, пытающийся отразиться одновременно в двух
    предыдущих с помощью душевных проявлений, понятных тому и другому: Лев —
    Дева — Весы — Скорпион.
    Теперь, зная отношение созвездий к стихиям, можно без особого труда
    составить картину их воздействий в той или иной ситуации, учитывая, что в
    зависимости от ситуаций, их воздействия будут иметь довольно широкий
    спектр.
    Тригон Огня: Овен, Лев, Стрелец — натуры пылкие и горячие.
    Тригон Земли: Телец, Дева, Козерог — приземленность в ее добровольном
    виде.
    Тригон Воздуха: Близнецы, Весы, Водолей — непостоянство и
    изменчивость.
    Тригон Воды: Рак, Скорпион, Рыбы — меланхоличность и размереность.

    АРИФМЕТИКА ПОДВЕРЖЕННОСТЕЙ

    Во все времена оккультисты и философы сводили множество разнообразных
    проявлений к системам арифметических уравнений и довольно успешно
    пользовались или в применении к нашему грубому миру кристаллических форм.
    Оккультологи всегда придавали числам и цифрам не просто свойства
    сигнального знака, возбуждающего сетчатку глаза или слуховые проявления, а
    нечто большее, находя в них отражение жизни в символизированной, опять же
    кристаллизованной форме. Смысл некоторых цифровых проявлений попробуем
    проследить на примере квадрата подверженностей, говорящего о примерном
    соотношении противодействующих проявлений человека на момент рождения.
    Следует уточнить: то, что сейчас будет представлено, не жесткая система,
    но система подвижная, связанная между собой с помошью многочисленных,
    иногда очень слабо проявленных связей, и для рассмотрения человека или
    иного феномена в свете квадрата подверженностей следует, во избежании
    недоразумений, обладать определенными способностями и знаниями, кроме
    арифметических.
    Для примера: человек родился 08.11.1964 года.
    Необходимо выяснить, каким, в основном, чертами он должен обладать,
    по генетической программе, на момент рождения. Для этого все цифры делятся
    попарно — 08., 11., 19., 64., и складываются между собой для приведения к
    четырем цифрам, каждая из которых выражает в теософическом сложении общий
    смысл пары: 8.2.10.10., далее 8.2.1+0.1+0. В итоге — 8.2.1.1. Это будет
    набором промежуточных данных, которые также сложим между собой:
    8+2+1+1=12, далее 1+2=3.
    В реальном исчислении принято записывать так:
    08 11 19 64 12 3 — 8 2 1 1 3
    Для построения квадрата предрасположенностей подсчитываем отдельно
    количесвто каждой из цифр, расположенных над чертой. Результат заносится в
    квадрат.
    | 1 | 4 | 7 4 1 0
    |—|—-|—
    | 2 | 5 | 8 соответственно 1 0 1
    |—|—-|—
    | 3 | 6 | 9 1 1 1
    |—|—-|—
    0 1
    Для расшифровки воспользуемся смысловым определением:
    «1» — запас собственных энергий человека на момент рождения, который
    может быть либо зажат в себе самом с помощью эгоизма, либо направлен в
    окружающую среду. Эта цифра символизирует начало всего в окружающем нас и
    нашем собственном внутреннем мире. По утверждению теософов, что, впрочем,
    не безосновательно, все в мире в процессе размышления может быть приведено
    к этой цифре. Единица — символ Солнца и энергии. Но и здесь могут быть две
    крайности: первая — оно может стать черной дырой, при наличии ярко
    выраженного эгоизма (так же, как и во второй), вторая — спалить своими
    лучами. Нахождение между этими двумя крайностями дает обогревающее Солнце,
    которое приносит в жизнь теплоту и умиротворенность. Цвет Солнца
    золотисто-желтый.
    «2» — способность воспринимать человеком энергии окружающих.
    Необходимо напомнить, что в потенциале имеются свои собственные крайности.
    Предрасположенность к вампиризму имеет свои основные корни именно здесь,
    но и способность к взаимопониманию так же происходит отсюда. Разница лишь
    в том, что вампир воспринимает энергии более грубые и кристаллизованные, в
    то время как взаимопонимание основывается на взаимном проникновении полей
    более тонких и духовных структур. (Методика распознавания различий в
    предрасположенности будет приведены по окончании описания ряда цифр).
    Здесь уместно упомянуть, что страсти к наживе, кражи, грабежи, а так же
    способность «грести под себя» — проявление вампиризма, поскольку вся
    материя составлена из кристаллизованных энергий. Во всех этих проявлениях
    неизменно присутствует тот же эгоизм.
    Эта цифра по своему смысловому содержанию очень близка к выражению
    эмоций Луны в низшем или высшем, в зависимости от их приложения,
    наполнения. Луна двухцветна — ярко выраженное чернобелое, хотя энергии она
    отражает на жителей Земли в зелено-голубом спектре. Этот спектр может
    меняться в зависимости от состояния близко проходящих планет до

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

  • ФИЛОСОФИЯ

    ВВЕДЕНИЕ В АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : ВВЕДЕНИЕ В АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН

    открытия. И только излишнее самолюбие вхрослых не позволяет им принять
    этого маленького человека как равного.
    Случается, что мы удивляемся: как человек, вроде бы не обладающий
    никакими талантами, оказывается впереди всех в нынешней сумашедшец гонке
    за положением и деньгами? Просто он рожден и воспитан таким, что стал
    восприимчив (осознавая это или нет) к невидимым обычным глазом
    клише-схемам предстоящих событий и будет оказываться каждый раз там, где
    сконцентрируются соответствующие желания и мысли людей, которые заняты
    родственной ему деятельностью. Он стал сенсетивным — восприимчивым к
    мыслям и чувствам других — и стал использовать их в своих целях.

    АУРА

    Человек в своем энергетическом виде многоцветен. Но есть у него и
    преобладающий фон, который указывает на подключение человека на
    энергетическое питание к тем или иным планетам или созвездиям.
    Как говорилось выше, чистота цветов и их насышенность указывают на
    состояние как духовного, так и физического здоровья. Если при расшифровки
    информации, исходящей от ауры, или энергетического поля человека
    присутствуют символы, которые неприятны человеку (физические), как то:
    пауки, скорпионы, змеи и так далее, — то можно сделать соответствующий
    вывод о внутреннем мире самого человека. Однако это доступно только тому,
    кто обладает ясновидением. Возможен вариант, что человек подвергся
    нападению чужеродных энергетических проявлений. В этом случае будет резко
    проявляться антипатия владельца и его «жильцов».
    Цвет ауры, или энергетического поля, может сказать о своем хозяине
    гораздо больше, чем он сам. Так, например, красный цвет — цвет Марса и
    Вулкана, то есть цвет ярости и противодействия, в зависимости от
    насышенности. Сталисто-холодный, леденящий душу — цвет Сатурна
    (изображение Сатурна в старинных книгах отождествляется со смертью в
    образе Хроноса, символизируя неизбежность, и представляло собой скелет с
    косой — всем знакомый символ смерти).
    Человек, обладающий способностью энергетического зрения, должен
    учитывать, что и он сам видит окружающее через собственное поле. Оно будет
    разбавлять краски воспринимаемого окружающего мира и делать на это
    определенную коррекцию. Именно отсюда и возникают разночтения в
    воспринимаемых цветах, а многие представители различных школ и учений
    начинают глубокомысленно рассуждать о неправоте друг друга. Более того,
    наблюдатель может посчитать, что объект созерцания изменил окраску в то
    самое время, когда он сам, к примеру: в первый раз наблюдал объект в
    состоянии гармонии, а второй — в сильном волнении, или если его
    собственные корректирующие системы не смогли обеспечить полную
    корректировку или поглащение своих же излучений.
    Краски ауры могут быть как простыми, однородными, иак и составными,
    состояшими из многоцветий. Это могло бы выглядеть как смешание нескольких
    цветов и получения того же самого. Например, синего. Он, в отличае от
    чисто зеленого и чисто синего, будет нести более глубокую гамму смысловых
    нагрузок. И класс экстрасенса определяется способностью распознавать эти
    глубинные слои, составляющие основной, внешний каскад красок. При условии
    овладения этим даром, специалист может легчайшими коррекциями на
    глубочайших уровнях изменить всю программу до неузнаваемости. Не стоит
    делать вывод, что грубое внедрение вредно, порой и оно бывает необходимо,
    просто экстрасенсы, работающие на «глубине», становятся, как правило, к
    этому неспособны, как нейрохирург и пилке дров.
    Восприятие цветов энергетических полей не самое главное, и
    несоответствие этого вполне может быть компенсировано с помошью иных
    способов сенситивного восприяти. Например, при блокировке из астрального
    мира «третьего глаза», он проявляется иным способом и иными средствами,
    при условии, если ищущий желает им обладать.

    ПРОЯВЛЕНИЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ УДАРОВ И ВОЗДЕЙСТВИЙ
    НА ПОЛЕ ЧЕЛОВЕКА

    При условии, что поле человека (среднестатистического) гладко и
    сферической формы, энергетические удары будут проявляться как вмятины и
    пробоины этой сферы. Существует множество способов диагностики этих
    пробоин, начиная от технических средств типа свечей и лозы (рамки) и
    заканчивая визуальным видением ясновидешего. Диагностика всеми видами
    обнаружения бробоин, исключая ясновидение, заключается в замере
    неоднородности поля. Не важно, участвует ли в работе какой-либо предмет
    или просто чувствующая и реагирующая на полевое давление рука. Датчик
    опоясывает в данном случае конфигурацию полевой оболочки, доставляя
    воздействующему просто информацию для предположительной глубины и силы
    проникновения удара, включая и его направления.
    При пробое, проходяшем через физическое тело человека между
    физическими органами и копией-чертежом возникает как бы определенный
    энергетический вакуум. Для прохождения через него информация о
    восстановлении органа и его работе должна проходить с определенной борьбой
    и усилием, которые приводят к ее искажению. Чем искаженее сильнее, тем
    раньше данный орган начинает строить структуры тканей с перерождающими их
    структурами. Кроме того, орган переходит на подпитку энергиями, в которых
    находится. Находится же он в окружающей человека среде, но вне своей
    сферы. Эти-то неблагоприятные обстоятельства, сложившиеся в
    закономерность, и приводят человека, в случае мощного энергетического
    удара, на больничную койку, в более или менее отдаленном будущем.
    Функция специалиста, как бы вы его не называли, только в том, чтобы
    выправить энергетическое искривление и, может быть, в случае нужды, помочь
    в запуске энергетических узлов. Подпидка же энергиями человека чревата
    возникновением явления вампиризма.
    Вампиризм как явление язвестен с давних времен. Основная черта его
    проявления — эгоизм, который находит себе оправдания во всевозможных, как
    правило, очень благоприятных формах. Что же это такое?
    Вампир — это человек или существо, которое не способно в силу своих,

    либо вражденных, либо воспринятых качеств, возобновлять свои
    энергетические запасы непосредственно от окружающей среды. Он находит
    выход не в постепенном переходе на более высокие виды энергий и в
    определенных типах тренировок для открытия своих энергетических центров, а
    в НАХОЖДЕНИИ ЖЕРТВ. Как правило, выбирается жертва с застойной энергетикой
    или с системой разорвавшихся оболочек. Вампир присасывается с помощью
    энергетического канала (напоминающего шланг) к наиболее «вкусной», по его
    мнению, чакре, лишая тем самым жертву ее собственной энергии. Есть
    вампиры, которые предпочетают более жесткие и кристаллические энергии. Они
    высасывают так называемое эфирное тело из китайских каналов человека.
    Есть множество людей, которые призывают к жалости к вампирам, называя
    их несчастными. Эти люди забывают о том, что настоящими-то несчастными
    являются их жертвы, заживо лишенные сил к существованию, попадающиеся
    сплошь и рядом. Основным же несчастием являются сами вампиры и их эгоизм,
    который вместо саморазвития толкает их на путь убийства.
    Единственный путь помощи такой жертве вампиризма — помочь перейти на
    более высокие энергии в духовном отношении, стать «невкусной» для данного
    вампира. При любом противодействии вампир немедленно отключается, однако,
    с надеждой вернуться позже, когда жертва будет одна, без защиты. Есть иной
    путь, но менее действенный — создать быстро вращающееся энергетическое
    поле и поддерживать его до тех пор пока вампир полностью не потеряет
    интерес к жертве.
    Следующий класс — гипнотические биопрограммы, или так называемые
    установки. Этот класс воздействий применяется так широко, что едва ли не
    каждый из нас является их поставщиком, с той лишь разницей, что
    Кашпировский применяет внушение разных уровней, а родители в общении с
    детьми — ремень и иные подручные средства. Вред от этого едва ли не
    наибольший из всего, что приводит к больничной койке. Именно о них говорит
    Мартынов, называя их «гвоздиками» и «занозами», которые словно цепляют
    руку, когда он проводит ею вдоль позвоночника.
    Человеческий мир очень сложен и многогранен и не терпит принуждения.
    Любая установка, проникнув внутрь человеческого сознания, начинает борьбу
    за обладание всей полнотой власти в захваченном существе. Это ведет к
    более или менее длительной борьбе, в результате которой победителем
    выходит далеко не самый достойный и уже не сам хозяин тела. Ведь за
    установкой, удерживая ее и прибавляя ей сил, стоит, как правило, существо
    более сильно организованное, но управляемое той же самой производной —
    эгоизмом. «Ведь мне все равно, что вы думаете и чего хотите, я считаю, что
    должно быть так, и все тут!»
    Но однажды наступает момент, когда истиный владелец тела поднимается
    и стряхивает с себя то, что ему навязано (это происходит часто с
    переменным успехом), и вот тогда-то он имеет налицо возможность
    ознакомится с психиатрическими лечебницами и отдаленными местами в Сибири,
    в то время как «благодетель» продолжает призывать к миру и спокойствию.
    Эти призывы-установки, как мины замедленного действия, взрываются по пути
    следования доктора Кашпировского — гения медицины и психологических
    воздействий.
    Можно сделать вывод, что, если в энергетических ударах, как правило,
    просматриваются структуры грубой силы Марса, то в проявлении вампиризма
    просматривается действие Сатурна в виде необходимости существования, а
    также действия Луны в виде приверженности к черной магии (вампиризм
    является одним из ее атрибутов), и уже в чистом виде работа Сатурна
    наблюдается в действиях, направленных на установку биопрограмм, в каком бы
    виде они не присутствовали — с Марсом или Нептуном.
    Сюда следует отнести и образование кристаллических энергетических
    тромбов, пробок, которые препятствуют нормальному прохождению более вязких
    энергий по привычным путям следования, при условии, что возникновение их
    вызвано воздействием извне, а не расчетами и ленью самого владельца.

    МЫСЛЯЩЕЕ ВЫСОКООРГАНИЗОВАННОЕ СУЩЕСТВО
    В СИСТЕМЕ «ЧЕЛОВЕК-ВСЕЛЕННАЯ»

    Энергетические воздействия, котрым подчиняется человек на Земле,
    находясь под влиянием проекции или наложения планетных сил, всего лишь
    проявления более высоких структур, называемых созвездиями. Мощнейшие
    потоки тончайших структур, фильтруясь и преобразовываясь через
    энергетические поля планет нашей системы, огрубляются до кристаллизации
    уровня, сопоставимого, по восприятию человеком и составляют первоисточники
    планетарных воздействий.
    В школе эзотеризм (знаний глубокой древности) до определенной степени
    иносказательно говорилось о Великом Человеке Небес, или Звездном старце.
    Созвездия призваны выполнять функции его органов, спуская мыслящим и иным
    существам энергии качественного проявления — энергии, придающие как
    человеку в отдельности, так и обществу в определенных, весьма различных
    формах и количественных проявлениях, способность заниматься каким-либо
    действием более или менее целеустремленно. Энергии звездных скоплений
    также никогда не проявляются в одиночку, и подверженность человека к тому
    или другому виду действия, что обуславливается приверженностью к более
    уисленному питанию энергиями одного типа созвездий по отношению к другим,
    объясняется лишь конструкцией этого индивидума и способностью его
    внутренних энергий входить в колебательный резонанс с энергиями,
    обладающими собственной частотой колебаний, сопоставимой с частотой лица,
    ее принимающего. Они просто узнают друг друга, как старые верные друзья и
    стремятся соединиться.
    Нижеописанные сведения относяться к западной астрологической школе.
    Астрологический год начинается с момента весеннего равноденствия. И наш
    отчет начнем с 9/21 марта.
    9/21 марта — 9/21 апреля: «ОВЕН» проявляется на плане физического
    мира как огонь в его высшей, духовной эманации и символизирует жертву,
    приносимую природе для возрождения плодородия и жизни. Считается, что
    АМЕТИСТ может привлекать к такому человеку усиленные потоки однородных ему
    энергий. Существование такого камня в виде талисмана дает «Овну» огромную
    силу. Данное суждение правомерно, но только при условии, что остальные
    отражения планет и созвездий на его владельца не сдвинули структуры на
    иной качественный уровень, и суммарное качество ауры соответствует
    энергиям этого типа. Именно поэтому подбор талисмана, как правило, без
    учета этих данныых, а так же людьми, которые не в состоянии контролировать
    условия сосуществования талисмана и их владельца, может принести довольно
    большой вред вместо пользы, поскольку минерал, не соответствующий своему
    владельцу, может привлекать энергии, разрушающие его энергетическую
    структуру и вызывающие беды. Поэтому не стоит и описывать типичного

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

  • ФИЛОСОФИЯ

    ВВЕДЕНИЕ В АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : ВВЕДЕНИЕ В АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН

    Описание миров очень приблизительно и схематично. Деление на миры
    производится не пространством и средами обитания, а тонкостями
    энергетических структур и возможностями существ, их населяющих. Все
    существа проявлены одновременно во всех трех мирах за исключением существ
    бесплодных, направляющихся инволюционно или деградирующих, а так же высших
    существ, не имеющих в данный момент воплощений.

    ТЕЛО, ДУША, ДУХ

    Человек состоит из трех проявлений: тело, душа, дух. Они совместными
    действиями и создают ту комбинацию физических и сверхфизических явлений,
    которую называют одухотворенным существом. Например:
    Едет по улице карета. В ней можно выделить три основных проявления:
    кучер, лошади и сама карета. Кучер — воля, диктующая условия движения,
    лошади — исполнительная силаа, карета — необходимое условие
    комфортабельного передвижения. Кучер (по оккультной философии) являет
    собой дух, лошади — душу, карета — тело в его физическом проявлении
    внешнего мира так называемых феноменов.
    С точки зрения кареты-тела, дух-кучер являетсяя лишь тем, что в
    народе называется бесплатным приложением, и его присутствие совсем не
    обязательно. Также обстоит дело и с лошадьми-душевными свойствами
    человека, которые считают, что, поскольку карета возима ими, то бесплатное
    приложение в виде кучера совершенно излишен, да и сама карета — вещь
    довольно-таки обременительная и, по большому счету, не нужная. Здесь и
    кроется причина многих людских недугов. Люди, мыслящие на уровне души,
    совершенно наплевательски относятся как к своему собственному телу, так и
    к высшему духовному покровительству. Они совершенно забывают или не думают
    о том, что это промежуточное звено, в случае его энергетического
    поражения, сможет либо восстановиться лишь по дряхлым остаткам своего тела
    и составит нечно типа жалкого подобия, либо станет отражением своего
    недоразвитого и лишенного воли духа.
    И лишь дух, восставший из спячки и забвения, может в роли кучера
    следить как за состоянием самой кареты и лошадей, так и оградить их от
    зловредных воздействий хищников и хулиганов, позвать на помощь в случае
    разбойного нападения.
    Иногда можно слышать, что человек отрицает роль высших Учителей или
    Хранителей только потому, что он просил, а ему не дали. Ситуация эта схожа
    с механизмом толпы, стоящей на площади, когдаа просят все в один голос,
    причем часто совершенно противоположное, и получить сможет тот, кто может
    перекричать толпу, либо тот, кто может подняться над толпой до тех высот
    не в роли просителя-нищего, а став полноправным участником событий,
    обладающим волей и сердцем.
    Все эти проявления имеют между собой точки соприкосновения. Ими
    являются возжи, оглобли, козлы кареты. И совершенно естественно, что
    место, посредством которого кучер пытается найти общий язык с каретой,
    последней воспринимается весьма слабо. Для лучшего воздействия, при
    очередном воздействии, кучер может сменить кнут в руке на топор и молоток.
    Эти предметы в данном случае будут восприняты экипажем, как удары
    немилосердной судьбы, которые, в свою очередь, ничто иное, как проявление
    астрологических планет, созвездий, энергетических потоков. Если же карета
    пожелала прислушаться к своему кучеру, то она приобретает возможность в
    корне изменить свое существование на физическом плане.
    Во взаимодействии трех составных человека кроется знание о многих,
    особенно хронических, заболеваниях. Для их распознания требуется работа
    специалистов, не только ясновидящих, но и входящих в информационные поля.
    Теперь можно рассмотреть в первом приближении проекцию духа, души и
    тела человека. Упоминалось о числе чакр — их семь, — но третья и пятая
    чакры несут двойную функцию. Каждая из составных имеет для своего
    собственного выражения аналогичную копию «кареты» со всеми приложениями на
    каждом уровне. А имено, дух будет разлагаться на такие же по функциям
    части, как и человек в целом. Это же распространяется на тело и душу, и
    человеку, привыкшему рассуждать, не составит труда разглядеть в трех
    нижних энергетических центрах отражение его физического тела, с третьего
    по пятый — отражение душевных свойств, и в трех высших — отражение
    духовных свойств. Наложение краевых узлов друг на друга дает человеку
    возможность пребывать одновременно в трех мирах и являться каналом,
    посредством которого в физическую жизнь может быть превнесен элемент
    духовности.

    ПЛАНЕТЫ СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ В ОТРАЖЕНИИ НА ЧЕЛОВЕКА

    Присмотритесь к Солнечной системе. Вы можете заметить, что набор
    планет основного проявления составит копию человека — энергетического
    двойника с соответствующими параллелями. Функции энергетических узлов и
    планет Солнечной системы проявляются слишком близко друг к другу по
    содержанию, чтбы быть простой случайностью.
    В центре системы имеем звезду или солнце, которое дает жизнь, человек
    обладает аналогом солнца — солнечным сплетением. Даже при потере сознания
    и сильных повреждениях нервов головного мозга, солнечное сплетение
    продолжает определенное время поддерживать жизнедеятельность тела, и
    только убедившись в полной бесполезности этого, прекращает свою
    деятельность. Здесь же находится основной воспринимающий орган — сердце, а
    так же крупный энергетический узел-чакра. Зная о важности и уязвимости ее,
    сюда же направляют свои удары маги, колдуны и простые люди, не
    подозревающие о том, что творят.
    Остальные планеты: Уран, Меркурий, Венера, Нептун, Юпитер, Марс,
    Сатурн, Луна, — можно наложить по их функциональной совместимости
    следующим образом:
    Сатурн по действию очень сроднен с нижним энергетическим узлом и
    несет энергии, соответствующие выжидающим непорядочным действиям, ударам
    из-под-тишка, длительным тягучим воздействиям с вреднонесущими силами. Его
    символ — дряхлый старик, коварный и злобный, типичный Гобсек или Скупой
    Рыцарь. Удары готовятся долго и основательно, на протяжении многих лет,

    постепенно наращиваются мощности воздействий, и человек даже не замечает,
    где был сделан тот шаг, когда все начало рушиться и выходить из-под
    контроля.
    Луна несет людям отраженный свет энергий Земли, символизирует
    зеркало-возврат, налагаясь по своему типу воздействий на второй
    энергетический центр. Это чисто земное проявление, остального просто не
    существует. В определенных условиях несет эффекты вполне нормальные. Но
    есть моменты, когда она напоминает, что ее бег вокруг планеты может
    окончиться и на голове у человека — наступают моменты подведения итогов за
    определенный период жизни. В то же самое время Луна требует проявления
    более высоких энергий на земной планете. Поэтому Луна является
    покровительницей колдунов и магов, на астральном плане грубых
    кристаллических энергий.
    Марс и Юпитер создают очень интересную картину проявления на третьем
    энергетическом узле снизу. Марс несет героизм и мужество, проявление
    которых будет зависеть от момента и условий их приложения и конкретным
    ситуациям. Юпитер несет властность, мудрость и честолюбивое желание к
    управлению. Эта чакра создает энергии борьбы и действия, властность и
    честолюбие, гордость и бескорыстие, но так же и безжалостность подавления.
    Не смотря на это, сама близость к солнечному сплетению говорит об
    эмоциональных наполнениях этой борьбы, которой не чужда и сердеччность, а
    отличие от Сатурна.
    Солнце отдает и то, что человек может и должен отдать: сердечность и
    жизненность. На грани соединения пятого энергетического узла накладываются
    энергии, соответствующие Нептуну и Венере. Здесь проявляется разумное
    мечтательное существо, склонное к романтизму, спокойствию, разговорам и
    пытающееся отразить в нашем кристаллическом мире более духовное, чем
    просто необходимое для существования. Это центр провозвестников, глашатаев
    милосердия и доброты.
    Меркурий в своем выражении неуловим, как лунный блистающий диск, он
    многоцветен и непонятен. Он может быть низок и духовен, корыстен и
    бескорыстным, неглуп, ибо он — мозг, мышление, интуиция уровней нашего
    мира. Счастлив рожденный под благоприятным Меркурием, обладая острым умом
    и полным спектром способностей. Он накладывается на «третий глаз».
    Уран суммирует все достоинства и недостатки, дающие пропуск в высшие
    миры. Он — сверх мудрость, учитель и защита, связь с духовными мирами,
    имеет возможность говорить от их имени. Познавший суть Урана встает под
    его защиту и приобретает прекраснейшего из учителей — самого себя. Энергии
    полей Урана проецируются на седьмую чакру.
    Как энергетические узлы не могут быть закрыты полностью, так и
    влиянеие планет не может полностью исчезнуть. Они дополняют друг друга,
    создают бесконечность цветного узора калейдоскопа, где нет двух одинаковых
    узоров при ограниченном количестве битых стеклышек. Планеты влияют на
    открытие и закрытие клапанов-узлов человека, и он, превращенный в механизм
    планетарных воздействий, идет по жизни, спотыкаясь на камнях своих же
    собственных свершений.
    Подчинив действие этих клапанов-чакр своему собственному сознанию,
    человек имеет возможность выйти из-под контроля судьбы или кармы и
    направиться той дорогой, которой пожелает. Но ищущий должен обладать волей
    и сердцем, подкрепленными разумом и знаниями, чтобы не стать рабом вновь
    открытых им самим потоков энергий.
    Опасность работы с этими центрами велика еще и в том, куда будут
    направлены вновь рожденные энергии, ибо они сохраняют свою функцию, а
    ответственность за их действия несет их породивший.

    ОТРАЖЕНИЕ ПЛАНЕТАРНЫХ ЭНЕРГИЙ В ФИЗИЧЕСКИХ МИРАХ

    Во внешних мирах (мы условились называть их внешними планетами или
    физическими проявлениями энергий вышеописанных планет) проявляются в виде
    функций и свойств определенных предметов. Выглядит это следующим образом.
    К примеру, возьмем обычный домашний столовый нож. В приложении к кухне его
    можно описать как частичное слияние Меркурианских отражений, которые
    проявляются в универсальности применения, легкой задумчивости Нептуна,
    «домашность» Луны и… коварность Сатурна. Но вот тот же самый предмет — в
    руках хулиганов. На предний план выходят яростный Марс, который затмевает
    своим светом все окружающее. Однако это происходит при условии, если у
    хулигана имеется определенная доля смелости и решимости. В противном
    случае он будет проявлением сильнейшего Сатурна, приготовившегося к удару
    из-за угла.
    Именно здесь и таится один из клучей к тому, что те же самые травы и
    лекарства, изготовленные и принятые без учета индивидуальностей пациента,
    его психики и склонностей, времени и места рождения, проживания и работы,
    способны не только лечить, а приносить непоправимый вред пациенту и самому
    помогающему.
    Каждое растение, камень, предмет, животное имеет свои, свойственные
    только ему, особенности и, при условии грамотного сопоставления
    соединяющихся сред носителей, способны творить чудеса, при условии же
    антагонистичности — последствия могут быть тяжелыми. То же и при обычных
    контактах людей между собой и в соотношении с окружающим миром. Врач,
    испытывающий к больному все кроме сострадания, не может помочь ему ничем.
    Не может человек, сидя на неудобном стуле, в конце концов не заболеть.
    Способ избавиться от этих воздействий есть. Для этого достаточно
    научиться первичной классификации всего, что существует по отношению к
    астрологическим истинам. После этого человек не пойдет наперекор
    возникшему противодействию, а спокойно сгладит углы и успокоит волну,
    компенсировав, например, коварного Сатурна горячим и пылким Марсом;
    слишком задумчивую Луну и заторможенного Нептуна — непоседливым Меркурием
    и так далее. Он найдет лекарство для своего лечения в обычных предметах и
    окружающем мире. Вписавшись гармоничноо в течение жизни, он вдруг заметит,
    что те самые пороги, о которые он разбивал раз за разом голову, и не
    пороги вовсе, а ступени к достижению цели. Иными словами, он станет
    гармоничным.
    Вероятно найдутся люди, которые сразу не смогут принять то, что
    только что ими прочитано. Пусть они вспомнят о том, что предпочитают одни
    вещи другим, не отдавая в этом отчета. Наилучшим доказательством может
    послужить, например, желание ребенка иметь совершенно абсурдную и
    некрасивую, с точки зрения взрослых, игрушку. Дело в том, что именно
    ребенок, с его еще не установленной в рамки современных законов и догм,
    психологией, является наиболее чувствительным к глубинным свойствам
    физически проявленной материи. В его лепете, смехотворном для взрослых,
    порой проходят глубочайшие философические размышления и огромной глубины

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

  • ФИЛОСОФИЯ

    ВВЕДЕНИЕ В АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : ВВЕДЕНИЕ В АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН

    на ткацких станках; от их вида веет чем-то прекрасным и грамоничным, они
    просто завораживают красками, потому люди считают ясновидение уделом
    немногих, все-таки пользуясь им подсознательно. Интуитивно они чувствуют
    влечение к обладателям такого рода полей. Вампиризм этим людям, как
    правило, не страшен, так как на преодоление мощных сфер затрачивается
    очень много усилий и получаемую «пищу» невозмоно сопоставить с
    затраченными усилиями.
    Любая мысль придает этим сферам определенные цветовые гаммы. Так,
    мысли чистые и возвышенные радуют глаз каскадом мошных и прозрачных
    многоцветий. Мысли противные человеческому наполняют его ауру, или
    энергетическую оболочку, более тяжелыми кристаллизованными цветами, по
    степени эгоизма распределяются вплодь до черного, характеризуя наивысшую
    его степень. Астрономия нашла наиболее подходящее название-символ,
    соответствующее этому состоянию — «черная дыра». На энергетических уровнях
    высшие степени эгоизма так и проявлены в символической форме.
    Существует мнение, что метраж поля есть внешнее проявление здоровья
    его обладателя. Говорить об этом возможно только в том случае, если
    говорящий не может проконтролировать состояние данного поля с момента
    рождения, которое может, при наличие соответственной, довольно высокой
    мощности на настоящий момент не охватывать всех потребностей человека,
    который привык и устроен таким образом, что потребность мощности его поля
    должна не уменьшаться, а повышаться по мере восхождения по пути жизни.
    В общих чертах, на основе соответствий можно проследить ситуацию на
    следующих примерах:
    Тяжелый грузовик, будучи еще в новорожденном состоянии, потребляет
    для своей нормальной жизни до 25-ти литров топлива на 100 километров пути.
    Для «Жигуленка», с его 7-ю литрами на 100 км грузовик покажется очень
    сильным, так же как и потребление топлива сильно обедненной смесью (до
    14-ти литров на 100 километров). В то же время, когда сам грузовик будет
    задыхаться от бессилия, его младший брат будет восторгаться по поводу его
    аппетита. Более того, может найтись механик, который постарается помочь
    младшему брату отрегулировать его обжерство топливом для компенсации его
    неполноценности. Это выглядит глупой шуткой с точки зрения
    автомобилестроителя, однако, с точки зрения «экстрасенсов», во многих
    случаях такой метод находит оправдание, как высший признак «здоровья».
    Определить степень «накачки» энергиями можно только по форме полей,
    по их прослеживанию с момента рождения или в случае смертельной опасности,
    когда «переливание крови» жизненно необходимо. В иных случаях, заряжая
    пациента энергией, но не представляя емкости его сфер, более сильный по
    отношению к пациенту «врачеватель» рискует вызвать взрыв «бензобака»,
    закачав туда больше положенных сорока литров горючего.
    Закачивание энергетических оболочек пациента энергичми под давлением
    несет неисчислимые страдания их обладателю. Это проявляется в разрывах
    оболочек и ускоренной потере «сочащихся» из них энергий, в результате чего
    человек превращается в вечного посетителя «бензоколонок» и свое спасение
    может найти только в восстановлении целостности оболочек, которого, в
    принципе, можно добиться и самому при систематических тренировок с помощью
    упражнений.
    Внешне все выглядит довольно прекрасно: в первые дни после «заправки»
    человек выглядит веселее и лучше, собираясь продолжить жизнь в том же
    состоянии, но наступает момент ухода или потери энергии. Организм,
    привыкающий к дармовой энергии, перестает превлекать энергии к себе
    самостоятельно. Все выше описанное относится ко всем типам грубых энергий
    без исключения, и потому владения ясновидением для врачевателя и
    экстрасенса просто необходимо во избежании опасных последствий.
    При систематической утечке энергии человек начинает обладать полями
    грушевидной формы, широкой стороной обращенных к низу. Такие виды оболочек
    наиболее часто встречаются у людей, систематически заряжающихся с
    посторонней помощью. Некоторые из них мне приходилось встречать у
    питерского экстрасенса А. В. Мартынова. Причины, по-видимому, кроются в
    его приверженности к работе с руками или рамкой. Это не говорит о том, что
    Анатолий Васильевич не обладает способностью помогать. Вероятно слишком
    большое доверие и приверженность к техническим приемам сыграло роковую
    роль в торможении иных его способностей. Впрочем, подобные ситуации не
    редкость. Особенно в среде магов и колдунов.
    Следующими признаками такого пациента, как правило, является наличие
    огромного числа энергетических ударов от самых незначительных, до
    смертельно опасных — поскольку энергетическое поле, движущееся вяло и
    лениво, не в состоянии защитить хозяина. О рассеивании уже нанесенных
    ударов говорить не приходится. Эти люди сильно подвержены «сглазу» и иным
    энергетическим и физическим воздействиям. Они как бы притягивают к себе
    все окружающие их неприятности. Жизнь таких пациентов можно
    охарактеризовать термином «жизнь под капильницей». К слову сказать,
    многочисленные поражения связаны с групповыми лечениями и грубыми типами
    энергий именно этого порядка. Но там еще присутствует и множество иных,
    которые описаны ниже. Одного из таких доброжелателей являет собой «доктор
    Кашпировский».
    Хочется заострить внимание читателей: критические замечания не
    относятся к самим людям, только к способам их воздействия.

    ЧЕЛОВЕК, КАК СИСТЕМА ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ УЗЛОВ

    Согласно содержанию древнейших и более современных источников,
    человек несет в себе семь центров сознания. Они проявляются как
    энергетические источки человека и способны в определенных услових не
    только обеспечить необходимой энергией самого человека, но окружающую его
    среду, превратив их владельца в некоторое подобие Солнца в духовном смысле
    слова.
    Самый нижний энергетический узел (или чакра, как его называют
    последоватли буддизма) расположен в области промежности, чуть ниже тела. В
    раскрытом виде представляет собой подобие звезды со множеством лучей. (По
    буддийским источниками: лунная чакра, имеет красный цвет, резонансный звук
    — Ламм). Раскрытие этого узла дает владельцу возможность наладить связь с
    физическим и подсознательным миром, с самыми низшими, в духовном и
    умственном отношении, его регионами; тем, что в нашем физическом мире

    принято называть грязью и злом, в теософии — хаосом и беспорядком.
    Открытие данного центра при остальных закрытых даст человеку черты
    тупого, упрямого, злобного существа. Будет присутствовать все то, что
    причиняет боль и страдания окружающим его.
    Смысл открытия первого центра в следующием. Сам человек может ее
    открыть, воссоздав чистоту. Иными словами, можно сказать, что она
    открывается достойным ее: в одном случае — для подавления опасности со
    стороны развивающейсся в человеке духовности, с другой — когда сам человек
    превращается в поле битвы добра и зла. Учения, подобные буддизму, говорят
    о том, что при ее открытии необходимо присутствие учителя, который может
    покорить вырвавшиеся из-под контроля темные проявления страстей.
    Второй энергетический центр находится, примерно, посередине между
    промежностью и пуповиной. Представляет собой низшие жизненно важные
    проявления: жадность, гнев, честолюбие, зависть. Здесь уже начинают
    прослеживаться определенные закономерности. Так, например, эти свойства
    могут быть логично обоснованы и даже давать, при ближайшем рассмотрении,
    некоторе напоминание человечности. (Половая чакра, имеет оранжевый цвет,
    резонансный звук — Вамм.)
    Основное различе первых двух центров. Если обитатели первой чакры
    способны довести человека до самоубийства, второй энергетический узел
    всеми силами стремиться продлить существование человека как физически
    проявленного существа.
    Третий энергетический узел находится примерно между легкими и
    желудком. Отвечает за жизненные проявления среднего уровня. В общих чертах
    они могут быть обозначены как власть, честолюбие, противодействие,
    стойкость. Как правило, именно власть этого центра толкает человека как на
    подвиги, так и на бессмысленные противостояния в злом и добром
    направлениях, в зависимости от одного из видов их приложения. (Силовая
    чакра, цвет — желтый, звук — Рамм).
    Четвертый центр находится в области физического солнечного сплетения
    и является одним из важнейших центров жизнеобеспечения. Недаром
    энергетические удары, относящиеся к категории «проклятий» ложаться именно
    сюда, если они не направлены на конкретное погашение каких-либо иных
    функций. Сердце и иные жизненно важные органы управляются непосредственно
    отсюда. Этот центр придаеь человеческой жизни своеобразную чувственность и
    морально-этическую окраску. (Грудная чакра, цвет — зеленый, звук — Памм).
    Пятый центр управляет мыслительными способностями в приложении к их
    ментальному или чувственному выражению. Находится в области выхода гортани
    из грудной клетки. (Горловая чакра, цвет — голубой, звук — Хамм).
    Две информационные чакры — чакры тонкого тела.
    Шестой энергетический узел отвечает за разум и изменение или динамику
    мыслительной активности и воли — «третий глаз». Его расположение по высоте
    в различных учениях меняется от уровня глаз до уровня лба. (Цвет — синий,
    звук — Умм).
    Седьмой центр по полноте проявления сложней и загадочней всех
    предыдущих. Расположен там, где «родничок». Работает на тонких энергиях.
    Посредством открытия седьмого центра человек, в его физическом воплощении,
    имеет возможность общения с высшими мирами, тем самым приобретая знания
    сверхразума. («Тысячалепестковый Лотос», цвет — фиолетовый, звук — Хумм).
    Имеется множество второстепенях энергетических центров, стволов. Они
    расположены, как правило, на местах жизненно важных органов. Их функции и
    способы раскрытия будут приводиться по мере накопления опыта и знания.

    КЛАССИФИКАЦИЯ МИРОВ ПО УЧЕНИЯМ ДРЕВНИХ
    И СОВРЕМЕННЫХ ОККУЛЬТИСТОВ

    С древнейших времен и до настоящего времени треуголник с равными
    сторонами почетаем как магическая святыня, которая хранит в себе глубокий
    смысл и огромную мощь. Уместно вспомнить и о любых упоминаниях числа «3»
    (от Святой Троицы Православия до Триад оккультистов). Цифры, сопутствующие
    тройке — «7», «9», «12». Человек, разбирающийся в оккультизме, легко
    докажет их соответствие, а сам человек, как высшее существо, будет их
    проявлением и отражением. Правда, он же не забудет напомнить и о числе
    «5». Пока скажу, что с этим числом все обстоит сложнее, чем может
    показаться. Разговор о нем следует вести особый, ведь это одна из
    оскверненных святынь, и изучение ее возможно только тем, кто имеет
    приличный опыт. В общей своей массе миры деляться на три основных
    категории:
    — мир внешних проявлений или феноменов (физический мир);
    — мир астральный;
    — царство духа.
    Если с миром физическим все обстоит более или менее ясно, так как он
    является «нашим с вами миром», то с проявлением двух других многие
    встречаются впервые.
    Мир астральный является тем самым миром чертежей и форм, о котором
    говорилось выше. Это мир кристаллизованных идей, не облаченных в
    материальную форму, при этом материя нашего мира в них так же отражена. В
    этом мире находится множество вариантов нашего прошлого и будущего.
    Человек, решающийся предсказывать события на основе этой, часто
    противоречивой информации, рискует впасть в большие заблуждения. Причина в
    том, что планы, отраженные в астральном свете, постоянно дорабатываются и
    изменяются. Это связано с работой магов, а также вмешательством высших
    посвященных. Как и в любом деле, здесь присутствует дезинформация, иногда
    подбрасываемая для распространения. Это именно тот мир, через который в
    человека проникает внешнее энергетическое воздействие — как поражающее,
    так и восстановительное. Здесь обитают жители и участники ночных кошмаров
    и необычных снов, энергетические сгустки-копии умерших и еше не
    родившихся, черти, ведьмы, демоны. Сюда же идут воздействовать и
    экстрасенсы любых видов — зрячие и не обладающие ясновидением. Здесь
    обитают энергетические двойники — схемы всякого человека и существа,
    включая предметы, не зависимо от того, верит в них их обладатель или нет.
    Мир духовный, или царство духа, отличается от астрального по
    плотности, по полному изменению анешних форм для постороннего наблюдателя.
    Энергии не кристаллизованы, а более близки к аморфным. Чем выше уровень
    представителя, тем меньше эгоизма и больше стремления отдавать. Это дает
    эффект «внутренней генерации», или самовоспроизведения энергий. Существо
    превращается в подобие солнца, согревающего своей энергией все вокруг. По
    традиции христианства — мир херувимов, по буддийской философии —
    легендарная Девака или страна богов, достигший ее пределов обретает
    бессмертие.

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

  • ФИЛОСОФИЯ

    ВВЕДЕНИЕ В АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: : ВВЕДЕНИЕ В АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН

    ВВЕДЕНИЕ В АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН

    КАЧЕСТВЕННОЕ РАЗДЕЛЕНИЕ МИРОВ

    С самого детства мы пребываем в полной уверенности, что наш мир, или
    мир физических ощущений, является единственно возможным способом
    существования материи, в каком бы виде она не проявлялась на плане
    физическом, или, пользуясь языком оккультистов, на плане внешних форм
    проявления. Люди
    научены тому, что любое явление, которое не укладывается в рамки «законов
    природы», либо не существует, либо объявляется чьими-либо происками. Люди
    стали утрачивать способность абстрагироваться: стать в любом споре
    посторонним наблюдателем, найти ошибки и нелогичности, прямые противоречия
    в отношениях между людьми и природой, включая их собственную. Это имеет
    прямое отношение и к знаниям о мироздании.
    Что же такое «миры» с точки зрения качественного их разделения? Что,
    в общем понимании и философии, является определенным насилием над фактами?
    Для наглядного примера можно обратиться к любым материалам. Берем
    кусок сахара. Эта кристаллическая структура является полноправным
    представителем физического мира, или внешнего плана проявлений. Сахар
    прекрасно пропитывается жидкостью, включая жидкости, которые, по нашим
    понятиям, сами являются представителями жидких кристаллических структур.
    Вероятно многие согласятся, что любая жидкость может быть насыщена
    газами, которые еще несколько сотен лет назад были для общества в целом,
    за исключением небольшого числа ученых и философов, пределом нашего
    физического мира непосредственных восприятий. Эту субстанцию можно было
    лишь предполагать по косвенными признакам, к которым могут быть отнесены
    ветер, дыхание и так далее. Интересно заметить, что уже здесь, на грани
    физических восприятий, возникает понятие о Ветре, как о живом совершенном
    существе, которое обладает своей волей и разумом. Однако желание втиснуть
    его в объективные рамки физических проявлений присутствует. Но даже на
    нашем физическом мире мы не остановимся. Известно, что жидкость и газ
    можно ионизировать с помощью проникающих излучений. Это дает еще один этаж
    проникновения в кристалле.
    Итак, мы имеем четыре взаимо проникающих и пересекающихся мира
    одновременно. Для внешнего наблюдателя они существуют друг в друге. Могут
    возникать зоны неоднородностей этого состояния. Это зависит от
    неоднородности насыщения и проникновения, а так же от неравномерности
    структур среды по плотности и энергетической сгушенности полей, которые
    являются неприменными спутниками физических и материальных структур.
    Комбинации можно брать любые — эффект будет повторяться неукаснительно.
    Разница лишь в том, что при использовании сопоставляемых по жесткости
    структур их проникновение будет проявляться под влиянием усилия и будет
    сопровождаться быстрым разрушением или разломами. Для внутренних
    наблюдателей этих миров будет являться совершенным подобием наших
    физических разломов, взрывов, извержений, а при использовании сред более
    различных по плотности будет возникать явление так называемой эрозии или
    постепенного размывания более плотной структуры менее плотной. (Например,
    земли водой.) Возможен и другой вариант: резкое или более длительное по
    времени образование кристаллов из менее плотных сред. Аналогом этому может
    быть процесс образования кристаллов из соляных перенасыщенных растворов
    при опускании в них затравки.
    Человек в свете проникающих миров является ни чем иным как полным
    отражением или аналогом выше описанных эффектов.
    Есть кристаллические структуры, или так называемая плоть, пропитанные
    жидкостями разных вязкостей. Жидкости переходят от плотности и
    приближаются к плотностям газов, так же представленных в человеке. Не
    стоит отрицать и то, что организацию человека создают биологически
    активные импульсы, являющиеся ближайшими и дальними родственниками
    электрического тока, который проявляется полями различных энергетических
    уровней. Это подтверждается и современной наукой.
    Может ли быть нормальным состояние человека, который являясь
    общностью всех составляющих проявлений различных по плотности миров,
    контролирует ее жалкую часть, провозглашая при этом себя царем природы?
    Ведь даже кошка прекрасно ориентируется в диапазоне частот звука до 30
    Кгц. Ведь даже различные аппараты, являясь подпорками «царя природы»,
    обладают возможностями неизмеримо большими, чем его собственные, и при
    этом не обладают и малой частицей проявления в них миров, составляющих
    человека.
    Однако, подходя логически, можно прийти к выводу: человек, состоящий
    из различных по плотности сред, может контролировать колебания этих сред
    при определенных моментах сосредоточения на их проявление. Эти среды, при
    воздействии на них окружающих предметов, любых проявлений, входят в
    резонансные колебания. Колебания могут быть расшифрованы мозгом в
    спокойном состоянии, не загруженным потоком противоречивой информации и
    контролем со стороны владельца. Весь вопрос сводится только к способности
    тонкой настройки этих «колебательных контуров» и способности прислушаться
    к их слабому голосу в тишине собственного молчания.
    На основе приведенных выше доказательств, можно предположить
    существование миров более тонких с более тонкими разумными существами,
    предметами и феноменами, которые видны только с помошью «духовного
    зрения», или «третьего глаза» (у буддистов). Эти существа могут вполне
    основанно утверждать невозможность существования жизни более грубого, по
    отношению к ним, мира. Это может быть особенно сильно относено к описанию
    миров несвязанных с нашим миром непосредственно.

    ЧЕЛОВЕК, КАК СИСТЕМА ПРОНИКАЮЩИХ МИРОВ

    Без приувеличения можно сказать, что данный вопрос является
    основополагающим для любого изучения знаний, связанных, хотя бы малой
    частью своей, с «потусторонностью». Излагаемые знания не сведены здесь в
    единую систему с тем, чтобы человек мог ухватиться за ту нить рассуждений,
    которая покажется ему ближе для понимания или естественней и проще, а на
    пути, пусть даже ошибочном, мог бы изменить свой путь, не начиная с
    полного нуля. В этом есть определенный смысл. Если вдуматься, то все
    системы говорят об одном и том же, но разным языком и разными средствами.
    В нашей повседневной жизни обычно мы пользуемся переводами, которые не
    всегда являются доброкачественными, а зачастую ивалидированными.
    Переводчики, как правило, полностью не понимают о чем идет речь в
    первоисточнике. Они не способны отредактировать текст, внести
    дополнительнвн примечания, не нарушив структуры текста. Не секрет, что в
    каждом языке земли есть глубиные слои, которые теряют свое значение не
    только от многочисленных переводов, но и от простых перестановок слов в
    предложении.
    О системе самих миров сказано выше, но о концентрациях материи
    сказано не было. Как уже говорилось, человек на наиболее грубом уровне
    представлен совокупностью поликристаллических связей, совмещенных в
    систему жизнеобеспечения материальных и сверхматериальных тел. Не составит
    большого труда понять, что, например, структуры концентрации материальных
    тел сердца и печени значительно отличаются как друг от друга, так и от
    концентрации материальных проявлений кристализованных энергий той же
    костной ткани, в зависимости от функций и от энергетических способностей
    их обладателей.
    Для поддержания физического тела природой созданы, если можно так
    сказать, чертежи, по которым организм воссоздает сам себя в процессе
    постепенного разрушения тела или материального износа под влиянием эрозии
    и внешних воздействий. Эти чертежи, в случае их утери, могут
    воссоздаваться по соответствующему органу, как по шаблону (эта способность
    присутствует у каждого человека). В случае если человек не способен
    воссоздать эти утеряные схемы, он обретает стойкие, дляшиеся годами,
    прогрессирующие изменения и заболевания. Они выражаются в мутациях форм и
    состояний органов и тканей. Типичным проявлением этого может являться
    образование различного рода опухолей, как доброкачественных, так и
    злокачественных.
    Сам процесс восстановления чертежей можно сравнить с обычной
    жизненной ситуацией, приведенной ниже как пример.
    К станку определенной конструкции утеряны чертежи. Заботливый хозяин,
    сразу обратив на это внимание, постарается исправить положение. Он
    приобретает чертежи либо в соответствующем учреждении, либо снимает замеры
    узлов и механизмов, чтобы в случае отказа изготовить их для замены. В
    случае же когда чертеж и деталь одновременно уничтожены, хозяин может
    попытаться создать эту деталь по замерам, но качество созданной детали по
    отношению к фактической может быть подвержено определенной критике. Этот
    пример является точным соответствием ситуации, которая возникает при
    «энергетических ударах» грубыми энергиями.
    Каждая из схем органов человека в физическом проявлении неоднократно
    повторяется по мере восхождения от наиболее грубых к более тонким
    материям. Однако способ «записи» информации меняется от уровня к уровню,
    что позволяет человеку при утере определенной группы «чертежей» воссоздать
    копию по схеме более высокого уровня и более низкого по отношению к
    пораженному. Как указывалось выше, это не всегда возможно. Именно в таких
    случаях используются препараты-гормоны, как заменители информации по этим
    чертежам.
    Поля, наполняющие человека так же неоднородны и могут создавать как
    энергетические пробки, так и энергетические дыры. Кроме того и просто
    застойные зоны. В этих случаях их обладатель будет чувствовать
    определенный дискомфорт, иногда доходящий до боли (например, закупорка
    спинного или головного мозга кристаллизированными энергетическими
    структурами). При систематических движениях, позволяющих разминать все
    тело, пробки, как правило, уходят. Здесь и скрыт секрет самочувствия
    «живых» людей.
    Наиболее грубые поля имеют определенную вязкость и могут быть
    ощущаемы даже обычным человеком без какой-либо подготовки. Эти
    энергетические среды имеют свои каналы протекания в физическом теле
    человека и определяются как каналы аккупунктурного воздействия, или
    китайские меридианы. Протекают они на грани соприкосновения мускулов,
    связок и костей, во многих местах углубляясь в тело. Именно эти виды
    энергии привлекают к себе существ, прозванных с давних времен вампирами,
    вурдалаками и упырями. Данные энергии — концентрированная физическая сила,
    здоровье, молодость. Впрочем, указанные существа, во избежание
    энергетических заражений, как правило, не трогают людей с заболеваниями,
    передающимися энергетическим путем.
    Энергия более тонкая и высокая обладает большей проницательной
    способностью и образует вокруг человека более или менее ровные
    концентрические сферы. У нормального здорового человека энергия течет
    через макушку наружу, разливается в виде фонтана во все стороны над
    человеком, собираясь в районе промежностей для нового подъема вверх по
    телу. Человек, в описанном случае, выполняет роль нагнетателя или насоса,
    приводящего в движение объемы энергии по подобию сердца, только не
    импульсами, постоянным потоком. Место на макушке, через которое энергии
    выходят наружу, в буддизме получило название «дыры брамы», так как именно
    через эту «дыру», по понятиям буддистов, человеческая душа покидает в
    случае смерти, в физическом понимании этого слова, кристаллизированные
    структуры своего прежнего владельца или тела.
    Выше описанное движение энергий именно по этому циклу происходит
    потому, что они, как правило, имеют структуры сопоставимые со структурами
    земной гравитации и могут захватываться ими в поле притяжения Земли.
    Именно в этом случае способ сохдания бесконечного движения «сферического
    полотна» является наиболее простым. Все выше описанное относится к людям,
    энергии которых душевны, но не духовны.
    Энергии духовно развитых представителей человечества обладают
    способностью как бы всплывать в грубых и более тяжелых энергетических
    слоях зесного плана и потому, в отличае от привеленного выше случая, эти
    энергии могут приобретать движение противоположное, в зависимости от воли
    их хозяина. Именно поэтому, находясь в таком «всплывающем духовном поле»,
    человек ощущает легкость и способность к парению.
    По состоянию этих полей можно судить о состоянии владельца или его
    окружения. Так, например, у совершенно здорового человека поле имеет ровно
    обозначенные совершенные поверхности, очень сочные и наполненные цвета и
    краски энергии. Ток энергий напоминает ровное и спокойное движение ткани

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

  • ПРИКЛЮЧЕНИЯ

    Веселые молодцы

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Роберт Луис Стивенсон: Веселые молодцы

    Мери я рассказал все, что произошло, и ничего от нее не утаил, хотя,
    признаюсь, сердце у меня мучительно сжималось; но я напрасно усомнился в
    ее справедливости.
    — Ты поступил правильно, — сказала она. — На все божья воля.
    И она тотчас же собрала нам поесть.
    Когда я насытился, то велел Рори приглядывать за негром, который еще
    продолжал есть, а сам отправился на поиски дяди. Я не прошел и нес-
    кольких шагов, как увидел, что он сидит на том же месте, где я видел его
    в последний раз, — на самой вершине холма — и как будто все в той же по-
    зе. Оттуда, как я уже упоминал, перед ним открывался вид почти на весь
    Арос и на прилегающие низины Росса — они расстилались у его ног, точно
    карта. Несомненно, дядя бдительно смотрел по сторонам: не успела моя го-
    лова показаться из-за первой скалы, как он вскочил на ноги и повернулся,
    словно намереваясь броситься на меня. Я окликнул его тем же тоном и теми
    же словами, как в прежние дни, когда приходил звать его к обеду. Он ни-
    чего не ответил и даже не пошевелился. Я сделал несколько шагов вверх по
    тропе и снова попробовал с ним заговорить — и снова тщетно. Однако едва
    я двинулся дальше, как им вновь овладел безумный страх, и, храня все то
    же глухое молчание, он с невероятной быстротой побежал прочь от меня по
    каменистому гребню холма. Всего час назад он был разбит усталостью, а я
    был относительно свеж. Но теперь жар безумия придал ему новые силы, и я
    понял, что мне его не догнать. Более того, я подумал, что подобная по-
    пытка только усугубит его ужас и тем самым ухудшит наше и без того тяже-
    лое положение. Мне оставалось только удалиться восвояси и поведать Мери
    грустные новости.
    Она выслушала их, как и первый мой рассказ, сохраняя спокойствие, по-
    том посоветовала мне прилечь и отдохнуть, так как я совсем измучился, а
    сама отправилась искать своего несчастного отца. Я был тогда в том воз-
    расте, когда только чудо помешало бы мне спать и есть. Я уснул крепким,
    глубоким сном, и день уже начинал клониться к вечеру, когда я проснулся
    и спустился в кухню. Мери, негр и Рори молча сидели там у горящего оча-
    га, и я заметил, что Мери недавно плакала. Как я вскоре узнал, причин
    для слез было более чем достаточно. Сначала она, потом Рори искали дядю
    — оба по очереди находили его на вершине холма, и от обоих по очереди он
    быстро и молча убегал. Рори попробовал догнать его, но не сумел: безумие
    придало ему ловкости, он перепрыгивал с камня на камень через широкие
    расселины, мчался по склонам, как ветер, петлял и увертывался, точно за-
    яц, спасающийся от собак, и Рори в конце концов отказался от своего на-
    мерения. Но даже в самый разгар погони, когда быстроногий слуга чуть бы-
    ло не схватил его, бедный безумец не издал ни единого звука. Он бежал
    молча, как зверь, и это молчание напугало преследователя.
    Мы оказались в мучительном тупике. Как изловить безумца, как покуда
    его кормить и что с ним делать, когда мы его схватим, — таковы были три
    трудности, которые нам предстояло разрешить.
    — Припадок этот вызвал чернокожий, — сказал я. — Может быть, дядя
    прячется на холме из-за его присутствия в доме. Мы поступили как должно:
    он поел и согрелся под этим кровом, а теперь пусть Рори перевезет его на
    ялике через бухту и проводит в Гризепол.
    Мери охотно согласилась с моим планом, и, знаками пригласив негра
    следовать за нами, мы все трое спустились к пристани. Но небеса поистине
    обратились против Гордона Дарнеуэя. Случилось то, чего еще никогда не
    случалось на Аросе: во время бури ялик сорвался с причала, ударился о
    крепкие сваи пристани и теперь с разбитым бортом лежал на дне на глубине
    четырех футов. Починка должна была потребовать не меньше трех дней. Но я
    не пожелал сдаться и повел всех к тому месту, где пролив был уже всего,
    переплыл на другой берег и поманил негра за собой. Он ответил знаками,
    столь же ясно и спокойно, как и раньше, что не умеет плавать, и в его
    жестах была искренность, в которой мы не могли усомниться. И вот, обма-
    нутые и этой надеждой, мы были вынуждены вернуться в дом в том же поряд-
    ке, в каком ушли из него, и негр шел с нами без всякого смущения.
    Больше мы в этот день ничего сделать не могли и только еще раз попро-
    бовали урезонить бедного безумца. Вновь он сидел на своем сторожевом
    посту и вновь бежал оттуда в молчании. Однако теперь мы оставили ему еду
    и большой плащ. К тому же дождь прекратился, а ночь обещала быть даже
    теплой. Мы решили, что можем спокойно ожидать следующего дня; нам всем
    требовался отдых, который подкрепил бы наши силы перед трудным утром,
    разговаривать никому не хотелось, и мы разошлись в ранний час.
    Я долго не мог уснуть, обдумывая завтрашнюю облаву. Негра я намере-
    вался поставить в Песчаной бухте, откуда он должен будет отпугнуть дядю
    по направлению к дому, Рори будет поджидать его на западе, а я — на вос-
    токе. Чем дольше я размышлял над географией островка, тем больше крепло
    во мне убеждение, что, несмотря на все трудности, мы все-таки можем до-
    биться успеха и вынудить дядю спуститься в низину у бухты Арос, а там
    даже силы, придаваемые ему безумием, не откроют ему путь к спасению.
    Больше всего я рассчитывал на страх, который внушал ему негр: я не сом-
    невался, что дядя ни за что не решится побежать в сторону человека, ко-
    торого он считал воскресшим мертвецом, и, значит, об одном направлении
    можно было не беспокоиться.
    Наконец я уснул, но только для того, чтобы вскоре пробудиться от кош-
    мара, в котором причудливо мешались разбитые корабли, чернокожие люди и
    подводные приключения; совсем разбитый, чувствуя лихорадочный жар, я
    встал с постели, спустился по лестнице и вышел из дома. Позади меня на
    кухне спали Рори и чернокожий, передо мной раскинулось прекрасное звезд-
    ное небо, кое-где испещренное клочками облаков, — последними напоминани-
    ями об унесшейся буре. Приближался час полного прилива, и рев Веселых
    Молодцов далеко разносился в безветренной тиши ночи. Никогда еще — и в
    самый разгар урагана — не внимал я их песне с таким трепетом. Даже те-
    перь, когда ветер удалился на покой, когда бездна морская вновь убаюки-
    вала себя, погружаясь в летнюю дремоту, а звезды лили кроткий свет на
    сушу и на воды, голос этих бурунов все еще грозил бедой. Они поистине
    казались частицей мирового зла и трагизма жизни. Но безмолвие ночи нару-
    шалось не только их бессмысленными воплями. Ибо я слышал, что реву Греб-
    ня аккомпанирует человеческий голос, то пронзительный и громкий, то заг-
    лушаемый грохотом волн. Я узнал голос дяди, и меня обуял великий страх
    перед неисповедимостью путей господних и перед злом, правящим в мире. Я
    вернулся во мрак дома, ища в нем приюта, и еще долго лежал без сна, раз-
    мышляя над этими тайнами.

    Когда, я вновь очнулся, час был уже поздний, и, торопливо одевшись, я
    поспешил в кухню. Там никого не было: Рори и чернокожий уже давно ти-
    хонько ушли из дома, и мое сердце упало при этом открытии. Я верил в
    добрые намерения Рори, но не мог положиться на его рассудительность. Ес-
    ли он вот так ушел из дому тайком, значит, он думал помочь дяде. Но ка-
    ким образом мог он помочь ему, даже будь он один, и тем более в обществе
    человека, который стал для дяди живым воплощением его страхов? Возможно,
    я уже опоздал предотвратить какую-то непоправимую ошибку, но, во всяком
    случае, мешкать было нельзя. Я бросился вон из дома, и хотя мне не раз
    приходилось бегать по каменистым склонам Ароса, я еще никогда не бегал
    так стремительно, как в то роковое утро. По-моему, я достиг вершины ме-
    нее чем за двенадцать минут.
    Мой дядя покинул свой наблюдательный пост. Правда, корзина была отк-
    рыта и еда разбросана по траве, но, как мы обнаружили позднее, он не
    съел ни кусочка. Нигде вокруг, насколько хватал глаз, не было видно ни
    малейших признаков человека. Рассвет уже озарил ясные небеса, солнце ок-
    расило розовым румянцем вершину Бен-Кайо, но скалистые склоны Ароса подо
    мной и широкий щит моря еще купались в прозрачном сумраке ранней зари.
    — Рори! — крикнул я и, помолчав, снова закричал: — Рори!
    Звук моего голоса замер, но я не услышал никакого ответа. Если сейчас
    действительно шла охота на моего дядю, преследователи не полагались на
    быстроту своих ног, а рассчитывали подкрасться к нему незаметно. Я побе-
    жал дальше, придерживаясь наиболее высоких вершин и оглядываясь по сто-
    ронам, пока не оказался на холме над Песчаной бухтой. Я увидел разбитый
    бриг, обнажившуюся полосу песка, длинную гряду скал, а по обеим сторонам
    бухты дикое нагромождение утесов, валуны и расселины. И ни единого чело-
    века.
    Внезапно солнечный свет пал на Арос, и ожили все тени и цвета. Мгно-
    вение спустя ниже по склону и к западу от того места, где я стоял, мет-
    нулись врассыпную испуганные овцы. Раздался крик. Я увидел дядю, который
    тут же кинулся бежать. Я увидел негра, который помчался за ним; но преж-
    де, чем я успел понять, что происходит, появился Рори и принялся выкри-
    кивать по-гэльски распоряжения, словно собаке, гонящей овец.
    Я опрометью бросился вниз, чтобы вмешаться, но лучше бы я остался
    там, где я стоял, ибо теперь я отрезал безумцу последний путь к отступ-
    лению. С этой минуты перед ним не было уже ничего, кроме могилы, разби-
    того корабля и моря в Песчаной бухте. Но, бог свидетель, я думал сделать
    как лучше!
    Дядя Гордон заметил, к какому страшному для него месту гонят его
    преследователи, и попытался свернуть в сторону. Он метался вправо и вле-
    во, но хотя лихорадка безумия и придавала быстроту его ногам, чернокожий
    был еще проворнее. Куда бы дядя ни поворачивал, его намерения предвосхи-
    щались, и он все приближался и приближался к месту своего преступления.
    Внезапно он начал пронзительно кричать, и по всему берегу эхо подхватило
    его вопли. Теперь уже и я и Рори кричали негру, чтобы он остановился. Но
    тщетно! Ибо суждено было иное. Преследователь продолжал гнаться, пресле-
    дуемый продолжал, вопя, бежать перед ним; они обогнули могилу, промча-
    лись под самыми обломками брига, в одно мгновение пересекли пески, но
    дядя ни на секунду не замедлил бега и кинулся прямо в волны, а черноко-
    жий, уже почти касавшийся его рукой, последовал за ним. Мы с Рори оста-
    новились, ибо не в силах человеческих было что-либо изменить: на наших
    глазах свершалось предначертание господне. Конец редко наступает так
    быстро: здесь берег обрывался в море очень круто, и они со второго шага
    ушли под воду с головой, а оба не умели плавать. На мгновение негр вы-
    нырнул с придушенным криком, но течение уже подхватило обоих и потащило
    в море; а если они всплыли вновь, что ведомо только богу, то лишь через
    десять минут у дальнего конца аросского Гребня, где над водой парят чай-
    ки, высматривая рыбу.

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

  • ПРИКЛЮЧЕНИЯ

    Веселые молодцы

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Роберт Луис Стивенсон: Веселые молодцы

    ГЛАВА V
    ЧЕЛОВЕК ИЗ МОРЯ

    Рори отправился домой, чтобы согреться и поесть, но дядя во что бы то
    ни стало хотел осмотреть берег, и я не мог отпустить его одного. Он был
    теперь спокоен и кроток, но очень ослабел и духом и телом и занимался
    поисками с любопытством и непоследовательностью ребенка. Он забирался на
    рифы, он гонялся по песку за отступающими волнами, любая щепка или обры-
    вок каната казались ему сокровищами, которые следовало спасти хотя бы с
    опасностью для жизни. Замирая от ужаса, я смотрел, как, спотыкаясь, на
    подгибающихся от усталости ногах, он бредет навстречу прибою или проби-
    рается по коварным и скользким рифам. Я поддерживал его за плечи, хватал
    за полы, помогал отнести его жалкие находки подальше от набегающей волны
    — точно так вела бы себя нянька с семилетним ребенком.
    Но, как ни ослабел он после ночных безумств, страсти, таившиеся в его
    душе, были страстями взрослого человека. А ужас перед морем, хотя дядя,
    казалось, и подавлял его, был по-прежнему силен — он отшатывался от волн
    так, словно перед ним было огненное озеро, а когда, поскользнувшись, дя-
    дя оказался по колено в воде, вопль, вырвавшийся из самых глубин его
    сердца, был полон смертной муки. Несколько минут после этого он сидел
    неподвижно, тяжело дыша, точно усталый пес, но алчное стремление вос-
    пользоваться добычей, оставшейся после кораблекрушения, вновь взяло верх
    над страхом, и он вновь принялся рыскать среди полос застывшей пены,
    ползать по камням среди лопающихся пузырей и жадно подбирать обломки,
    годившиеся разве что для растопки. Эти находки доставляли ему большое
    удовольствие, но все же он не переставал сетовать на преследующие его
    неудачи.
    — Арос, — сказал он, — гиблое место: не бывает тут кораблекрушений.
    Сколько лет я тут прожил, а это всего лишь второе, да и все, что получ-
    ше, пошло на дно!
    — Дядя, — сказал я, воспользовавшись тем, что в эту минуту мы шли по
    ровной полосе песка, где ничто не отвлекало его внимания. — Вчера ночью
    я видел вас, как не чаял видеть, — вы были пьяны.
    — Нет-нет, — ответил он. — До этого дело не дошло. Но пить-то я пил.
    И сказать тебе божескую правду, так я тут ничего поделать не могу. Трез-
    вее меня человека не найти, но как начнет выть ветер, так я словно умом
    трогаюсь.
    — Но ведь вы верующий, — сказал я. — А это грех.
    — Верно! — ответил он. — Только не будь тут греха, не знаю, стал бы я
    пить. Это ведь все наперекор делается. В море непочатый край грехов: оно
    и в покое не место для христианина, а как разыграется, да ветер взвоет —
    они с ветром в родстве, это уж так, — да Веселые Молодцы заревут и зап-
    ляшут, как полоумные, а бедняги на тонущих кораблях всю-то долгую ночь
    терпят муку мученическую — тут и начинает меня разбирать. Уж не знаю,
    дьявол в меня вселяется, что ли. Только бедных моряков мне и не жалко
    нисколько — я с морем заодно, с ним и с Веселыми Молодцами.
    Я решил найти уязвимое место в его броне и повернулся к морю. Там ве-
    село неистовствовал прибой; волны с развевающимися гривами бесконечной
    чередой накатывались на берег, вздымались, нависали, рассыпались и стал-
    кивались на изрытом песке. Дальше — соленый воздух, испуганные чайки и
    бесчисленная армия морских коней, которые с призывным ржанием сплачива-
    лись вместе, чтобы обрушиться на Арос, а прямо перед нами та черта на
    плоском пляже, преодолеть которую их орда не может, как бы они ни яри-
    лись.
    — Тут твой предел, — сказал я, — его да не преступишь!
    А потом как мог торжественнее произнес стих из псалма, который прежде
    уже не раз примеривал к хору валов:
    — «Но паче шума вод многих сильных волн морских силен в вышних гос-
    подь!»
    — Да, — отозвался дядя, — господь под конец восторжествует, разве я
    спорю? Но тут на земле глупые людишки преступают его заветы перед самым
    его оком. Неразумно это — я и не говорю, что разумно, — но какая гордыня
    глаз, какая алчба жизни, какая радость!
    Я промолчал, так как мы вышли на мысок, отделявший нас от Песчаной
    бухты, и я решил воззвать к лучшим чувствам моего несчастного родича,
    когда мы окажемся на месте его преступления. Умолк и дядя, но шаг его
    стал тверже. Мои слова подхлестнули его рассудок, и он уже больше не ис-
    кал никчемные обломки, а погрузился в какие-то мрачные, но горделивые
    мысли. Минуты через три-четыре мы достигли вершины холма и начали спус-
    каться в Песчаную бухту. Море обошлось с разбитым кораблем безжалостно:
    нос повернуло в противоположную сторону и стащило еще ниже, а корму нем-
    ного подняло — во всяком случае, они теперь совсем разделились. Когда мы
    поравнялись с могилой, я остановился, обнажил голову, подставив ее
    сильному дождю, посмотрел дяде прямо в лицо и обратился к нему со следу-
    ющей речью.
    — По божьему соизволению, — начал я, — человеку было дано спастись от
    смертельных опасностей; он был беден, он был наг, он был истомлен, он
    был здесь чужим — он имел все права на сострадание; может, он был солью
    земли, святым, добрым и деятельным, а может, — нераскаянным грешником,
    для которого смерть была лишь преддверием адских мук. Перед лицом небес
    я спрашиваю тебя, Гордон Дарнеуэй: где человек, за которого Христос умер
    на кресте?
    При последних словах дядя вздрогнул, но ничего не ответил, и в его
    глазах отразилась лишь смутная тревога.
    — Вы брат моего отца, — продолжал я. — Вы научили меня смотреть на
    ваш дом, как на мой отчий дом; мы оба с вами грешники, бредущие перед
    лицом господа по стезе греха и искушений. Бог ведет нас к добру через
    наше зло; мы грешим… не смею сказать — по его завету, но с его соизво-
    ления; и для всякого человека, если только он не стал зверем, его грехи
    служат началом мудрости. Бог предостерег вас через это преступление, он
    предостерегает вас и сейчас — этой могилой у ваших ног, но если вы не
    покаетесь, если ваше сердце не смягчится и не обратится к нему, то чего
    остается нам ждать, как не какой-нибудь грозной кары?
    Я еще не договорил, но глаза дяди уже не были устремлены на меня. Его
    лицо вдруг претерпело неописуемую перемену: все черты словно съежились,
    щеки покрылись свинцовой бледностью, дрожащая рука поднялась и указала
    на что-то за моим плечом, а с губ сорвалось столько раз уже повторявшее-

    ся название:
    — «Христос-Анна!»
    Я повернулся и хотя не ощутил подобного ужаса, для которого, благода-
    рение небу, у меня не было причин, но все же был поражен зрелищем, отк-
    рывшимся моему взору. На палубной надстройке разбитого судна спиной к
    нам стоял человек — он, по-видимому, вглядывался в морскую даль, приста-
    вив руку козырьком ко лбу, и вся его высокая, очень высокая фигура четко
    рисовалась на фоне воды и неба. Я сто раз повторял здесь, что я не суе-
    верен, но в миг, когда мои мысли были заняты смертью и грехом, непонят-
    ное появление чужого человека на этом опоясанном морем пустынном остров-
    ке исполнило меня изумлением, граничащим с паническим страхом. Не вери-
    лось, что простой смертный мог выбраться на берег в бурю, которая буше-
    вала накануне вокруг Ароса, когда единственное судно, оказавшееся в этих
    водах, на наших глазах погибло среди Веселых Молодцов. Мной овладели
    сомнения, и, не выдержав неопределенности, я сделал шаг вперед и оклик-
    нул незнакомца, как окликают корабль.
    Он обернулся и, как мне показалось, вздрогнул при виде нас. Мужество
    тут же возвратилось ко мне, и я, крикнув, сделал знак рукой, чтобы он
    подошел поближе, а он тотчас спрыгнул на песок и направился к нам, но то
    и дело в нерешительности останавливался. Эти робкие колебания придали
    мне смелости, и я сделал еще один шаг вперед, а потом дружески закивал и
    замахал рукой незнакомцу, подбодряя его. Нетрудно было догадаться, что
    потерпевший крушение слышал мало хорошего о гостеприимстве наших остро-
    вов, да и правду сказать, в то время у людей, живших дальше к северу,
    слава была самая скверная.
    — Он черный! — воскликнул я вдруг.
    И в то же мгновение рядом со мной раздался голос, который я узнал
    лишь с трудом, — мой дядя разразился проклятиями, мешая их со словами
    молитвы. Я оглянулся на него: он упал на колени, лицо его исказилось от
    муки, и по мере того, как незнакомец приближался к нам, голос дяди ста-
    новился все пронзительнее, а ярость его красноречия удваивалась. Я наз-
    вал эти крики молитвой, но, право же, никогда еще Творцу не доводилось
    слышать из уст одного из его созданий столь бессвязных и непристойных
    речей — если молитва может быть грешной, то безумные излияния дяди были
    греховны. Я подбежал к нему, схватил его за плечи и заставил встать.
    — Замолчите! — сказал я. — Почитайте бога если не деяниями, то хотя
    бы словами. На том самом месте, где вы преступили его заповедь, он посы-
    лает вам средство искупления. Вперед! Воспользуйтесь им: как отец, при-
    ветствуйте бедняка, который, дрожа, взывает к вашему милосердию.
    И я попытался увлечь дядю навстречу чернокожему, но он повалил меня
    наземь, вырвался из моих рук, оставив в них лацкан своей куртки, и быст-
    рее оленя помчался вверх по склону. Я с трудом поднялся на ноги, весь в
    синяках и несколько оглушенный. Негр в удивлении — или, быть может, в
    ужасе — остановился на полпути между мной и разбитым кораблем, а дядя
    тем временем был уже далеко и по-прежнему с отчаянной быстротой перепры-
    гивал с камня на камень; два разных долга призывали меня в разные сторо-
    ны, и я на миг заколебался, не зная, какому зову последовать. Однако я
    решил — и молю бога, чтобы решение это было правильным, — в пользу бед-
    няги на берегу; он-то, во всяком случае, не был виноват в своем нес-
    частье, и к тому же ему я мог оказать истинную помощь, а дядю к этому
    времени я уже считал неизлечимым и страшным безумцем. Поэтому я пошел
    навстречу негру, который ожидал меня, скрестив руки на груди, с видом
    человека, готового принять уготованную ему участь. Когда я приблизился,
    он поднял руку величественным жестом священника на кафедре и голосом,
    также напоминавшим голос священника, произнес несколько слов, увы, мне
    непонятных. Я заговорил с ним поанглийски, а потом на гэльском языке, но
    напрасно — было ясно, что нам придется положиться на язык взглядов и
    жестов. Поэтому я сделал ему знак следовать за мной, и он подчинился с
    торжественным смирением, словно низложенный король, а на его лице все
    это время не отражалось ничего — ни тревоги, пока он ожидал, ни облегче-
    ния теперь, когда он убедился, что опасения его были напрасны. Если я не
    ошибся в моей догадке и он действительно был чьим-то рабом, мне остава-
    лось только заключить, что у себя на родине он занимал высокое положе-
    ние, но и в его падении я не мог не восхищаться им. Когда мы проходили
    мимо могилы, я остановился и поднял глаза и руку к небу в знак печали и
    уважения к мертвым, а он, словно в ответ, низко поклонился и широко раз-
    вел руками — этот странный жест был ему привычен и, наверное, принят в
    его стране. Затем он указал на моего дядю, который как раз добрался до
    вершины холма, и коснулся пальцем лба, давая понять, что перед нами су-
    масшедший.
    Я выбрал длинный путь берегом, боясь, как бы дядя не впал в исступле-
    ние, если мы пойдем напрямик через остров, и пока мы шли, я успел обду-
    мать небольшую, пантомиму, с помощью которой намеревался успокоить мою
    тревогу. И вот, остановившись на камне, я принялся изображать перед нег-
    ром поступки человека, который накануне искал что-то в Песчаной бухте,
    сверяясь с компасом. Он сразу же меня понял и, в свою очередь, обозна-
    чил, где была шлюпка, а потом указал в сторону моря, словно на шхуну, и
    на край утесов, повторяя при этом слова «Эспирито Санто» со странным
    произношением, но достаточно внятно. Следовательно, мои заключения были
    справедливы. Притворные исторические розыски служили лишь ширмой для по-
    исков сокровищ, и человек, обманувший доктора Робертсона, был тем самым
    иностранцем, который приезжал в Гризепол весной, а теперь вместе со мно-
    гими другими лежал мертвый под аросским Гребнем, куда их привела алч-
    ность и где волны будут вечно играть их костями. Тем временем негр про-
    должал свой безмолвный рассказ и то поглядывал на небо, словно следя за
    приближением бури, то в роли матроса махал остальным со шлюпки, поторап-
    ливая их, то изображал офицера и бежал по скалам к шлюпке, то, наконец,
    наклонялся над воображаемыми веслами с видом озабоченного гребца — и все
    с такой торжественной серьезностью, что мне ни разу и в голову не пришло
    засмеяться. В заключение с помощью пантомимы, которую невозможно пере-
    дать словами, он показал, как сам ушел осмотреть обломки неизвестного
    корабля и, к своему горю и негодованию, был покинут товарищами на берегу
    бухты. Затем он вновь скрестил руки на груди и склонил голову, словно
    смиряясь с судьбой.
    Теперь, когда тайна его присутствия на острове объяснилась, я с по-
    мощью рисунка на песке сообщил ему, что случилось со шхуной и всеми, кто
    был на ее борту. Он не выразил ни удивления, ни печали, но, внезапно
    подняв ладонь кверху, казалось, предал своих бывших друзей или хозяев на
    волю божью. Чем больше я приглядывался к нему, тем больше внушал он мне
    уважения; я видел, что он наделен острым умом и спокойным, суровым ха-
    рактером, а я всегда любил общество подобных людей. Так что, когда мы
    добрались до дома, я уже почти забыл и совсем простил ему мрачный цвет
    его кожи.

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

  • ПРИКЛЮЧЕНИЯ

    Веселые молодцы

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Роберт Луис Стивенсон: Веселые молодцы

    дел за какойнибудь час? Нет, — продолжала она, — я знаю, что случилась
    беда, а какая беда, я не знаю и знать не хочу. И мне не доводилось слы-
    шать, чтобы зло можно было поправить, вмешавшись не в свое дело. Только,
    Чарли, не проси меня уехать от отца. Пока он жив, я его не покину. А ему
    осталось недолго жить, Чарли. Это я могу тебе сказать. Недолго… На лбу
    у него печать, и, может, так оно и лучше.
    Я помолчал, не зная, что ответить на это, а когда я, наконец, поднял
    голову, собираясь заговорить, Мери меня опередила.
    — Чарли, — сказала она, — мой долг ведь не твой долг. Этот дом омра-
    чен грехом и бедой. Ты здесь посторонний. Так бери свою сумку и иди в
    лучшие места, к лучшим людям. А если когда-нибудь задумаешь вернуться
    назад — будь то даже через двадцать лет — все равно я буду ждать тебя
    здесь.
    — Мери-Урсула, — сказал я, — я просил тебя стать моей женой, и ты да-
    ла мне понять, что согласна. И теперь мы связаны навек. Где будешь ты,
    там буду и я — бог мне свидетель.
    Едва я произнес эти слова, как внезапно взревел ветер, а потом вдруг
    все вокруг дома смолкло и словно задрожало. Это был пролог, первый удар
    надвигающейся бури. Мы вздрогнули и вдруг заметили, что в доме воцари-
    лась полутьма, будто уже настал вечер.
    — Господи, смилуйся над всеми, кто в море! — сказала Мери. — Отец те-
    перь не вернется до рассвета.
    И тогда-то, когда мы сидели у очага, прислушиваясь к ударам ветра,
    Меои рассказала мне, как произошла с моим дядей эта перемена.
    Всю прошлую зиму он был угрюм и раздражителен. Когда Гребень вздымал-
    ся особенно высоко, или, как выразилась Мери, когда плясали Веселые Мо-
    лодцы, дядя много часов подряд лежал на мысу, если была ночь, а днем —
    на вершине Ароса, смотрел на бушующее море и вглядывался в горизонт, не
    покажется ли там парус. После десятого февраля, когда на берег в Песча-
    ной бухте был выброшен обогативший его бриг, дядя вначале был неестест-
    венно весел, и это возбуждение не проходило, но только менялось и из ра-
    достного стало мрачным. Он не работал и не давал работать Рори. Они ча-
    сами шептались за домом с таинственным, почти опасливым видом. А если
    она задавала вопросы тому или другому (вначале она пыталась их расспра-
    шивать), они отвечали уклончиво и смущенно. С тех пор, как Рори заметил
    у переправы большую рыбу, дядя всего один раз побывал на Россе. Это слу-
    чилось в разгар весны, при сильном отливе, и он перешел туда посуху, но
    задержался на дальнем берегу и, возвращаясь, увидел, что прилив вот-вот
    отрежет его от Ароса. С отчаянным воплем он перепрыгнул через полоску
    воды и добрался до дома вне себя от ужаса. Его мучил страх перед морем,
    постоянные и неотвязные мысли о море — этот страх сквозил в его разгово-
    рах, в молитвах, даже в выражении лица, когда он молчал.
    К ужину вернулся только Рори. Но чуть позже в дом вошел дядя, взял
    под мышку бутылку, сунул в карман хлеб и снова отправился на свой наблю-
    дательный пост — на этот раз в сопровождении Рори. Дядя сказал, что шху-
    ну несет к бурунам, но команда по-прежнему с безнадежным упрямством и
    мужеством пытается отстоять каждый дюйм. От этого известия на душе у ме-
    ня стало совсем черно. Вскоре после заката ярость бури, достигла полной
    силы — мне еще не приходилось видеть летом подобных бурь, да и зимние
    никогда не налетали так внезапно. Мы с Мери молчали и слушали, как скри-
    пит, содрогаясь, дом, как воет снаружи ветер, а огонь в очаге между нами
    шипел от дождевых брызг. Наши мысли были далеко отсюда — с несчастными
    моряками на шхуне, с моим столь же несчастным дядей на мысу среди разбу-
    шевавшихся стихий. Но то и дело мы вздрагивали и отвлекались от своих
    раздумий, когда ветер обрушивался на дом, как тяжелая скала, или внезап-
    но замирал, затихал, и пламя в очаге вытягивалось длинными языками, а
    наши сердца начинали отчаянно биться в груди. То буря схватывала все че-
    тыре угла кровли и встряхивала ее, ревя, как разгневанный Левиафан, то
    наступало затишье, и ее холодное дыхание, всхлипывая, пробиралось в ком-
    нату и шевелило волосы у нас на голове. А потом ветер вновь заводил
    тоскливую многоголосую песню, стонал в трубе, плакал, как флейта, вокруг
    дома.
    Часов в восемь вошел Рори и таинственно поманил меня к дверям. Дядя,
    по-видимому, напугал даже своего верного товарища, и Рори, встревоженный
    его выходками, попросил меня пойти с ним и разделить его стражу. Я пос-
    пешил исполнить его просьбу — с тем большей охотой, что страх, ужас и
    электрическая атмосфера этого вечера пробуждали во мне беспокойство и
    желание действовать. Я велел Мери не тревожиться, обещал присмотреть за
    ее отцом и, закутавшись в плед, вышел вслед за Рори на улицу.
    Хотя лето было в разгаре, ночь казалась чернее январской. Порой сум-
    рачные отблески на мгновение рассеивали чернильный мрак, но в мятущемся
    хаосе небес нельзя было уловить причину этой перемены. Ветер забивался в
    ноздри и в рот, небо над головой гремело, как один гигантский парус, а
    когда на Аросе вдруг наступало затишье, было слышно, как шквалы с воем
    проносятся вдали. Над низинами Росса ветер, наверно, бушевал с той же
    яростью, что и в открытом море, и только богу известно, какой рев стоял
    у вершины БенКайо. Дождь, смешанный с брызгами, хлестал нас по лицу.
    Вокруг Ароса всюду пенились буруны, и валы с непрерывным грохотом обру-
    шивались на рифы и пляжи. В одном месте этот оглушительный оркестр играл
    громче, в другом — тише, хотя общая масса звука почти не менялась, но,
    вырываясь из нее, господствуя над ней, гремели прихотливые голоса Гребня
    и басистые вопли Веселых Молодцов. И в эту минуту я вдруг понял, почему
    они получили такое прозвище: их рев, заглушавший все остальные звуки
    этой ночи, казался почти веселым, полным какого-то могучего добродушия;
    более того, в нем было что-то человеческое. Словно орда дикарей перепи-
    лась до потери рассудка и, забыв членораздельную речь, принялась выть и
    вопить в веселом безумии. Именно так, чудилось мне, ревели в эту ночь
    смертоносные буруны Ароса.
    Держась за руки, мы с Рори с трудом пробирались против ветра. Мы
    скользили на мокрой земле, мы падали на камни. Наверное, прошел почти
    час, когда, промокшие насквозь, все в синяках, измученные, мы наконец
    спустились на мыс, выходящий на Гребень. По-видимому, именно он и был
    излюбленным наблюдательным пунктом моего дяди. На самом его краю, в том
    месте, где утес наиболее высок и отвесен, земляной пригорок образует
    нечто вроде парапета, где человек, укрывшись от ветра, может любоваться
    тем, как прилив и бешеные волны ведут спор у его ног. Оттуда он может
    смотреть на пляску Веселых Молодцов, словно из окна дома на уличные бес-

    порядки. В подобную ночь, разумеется, он видит перед собой только чер-
    нильный мрак, в котором кипят водовороты, волны сшибаются с грохотом
    взрыва, и пена громоздится и исчезает в мгновение ока. Мне еще не дово-
    дилось видеть, чтобы Веселые Молодцы так буйствовали. Их исступление,
    высоту и прихотливость их прыжков надо было видеть — рассказать об этом
    невозможно. Белыми столпами они взлетали из мрака высоко над утесом и
    нашими головами и в то же мгновение пропадали, точно призраки. Порой они
    взметывались по трое сразу, а порой ветер подхватывал кого-нибудь из них
    и опрокидывал на нас брызги, тяжелые, как волна. Тем не менее зрелище
    это не столько впечатляло своей мощью, сколько раздражало и заражало
    своим легкомыслием. Оглушительный рев не давал думать, и в мозгу возни-
    кала блаженная пустота, родственная безумию. По временам я замечал, что
    мои ноги двигаются в такт танцу Веселых Молодцов, словно где-то играли
    джигу.
    Дядю я разглядел, когда мы находились от него еще в нескольких ярдах,
    потому что в это мгновение черноту ночи рассеял один из тех отблесков, о
    которых я уже упоминал. Дядя стоял позади холмика, откинув голову и при-
    жимая ко рту бутылку. Когда он поставил бутылку на землю, он увидел нас
    и помахал нам рукой.
    — Он пьян? — закричал я Рори.
    — Он всегда пьет, когда дует ветер, — ответил Рори таким же громовым
    голосом; но я его еле расслышал.
    — Так, значит… так было… и в феврале? — спросил я.
    «Да» старого слуги исполнило меня радостью. Следовательно, убийство
    было совершено не хладнокровно, не по расчету. Это был поступок сумас-
    шедшего, который так же не подлежал осуждению, как и прощению. Конечно,
    мой дядя был опасным безумцем, но не жестоким, низким негодяем, как я
    страшился. Но какое место для попойки, какой немыслимый порок избрал для
    себя бедняга! Я всегда считал пьянство страшным, почти кощунственным
    удовольствием, более демоническим, нежели человеческим. Но напиваться
    здесь, в ревущей тьме, на самом краю утеса, над адской пляской волн, где
    голова кружится, как сам Гребень, нога балансирует на краю смерти, а
    чутко настороженный слух ждет, чтобы раздался треск гибнущего корабля, —
    казалось бы, если бы и нашелся человек, способный на это, то уж никак не
    мой дядя, неколебимо верующий в ад и возмездие, терзаемый самыми мрачны-
    ми суевериями. И все же это было так. А когда мы укрылись за пригорком и
    могли перевести дух, я заметил, что глаза дяди сверкают в темноте
    дьявольским блеском.
    — Эгей, Чарли, красота-то какая! — воскликнул он. — Ты только посмот-
    ри… — продолжал он, подтаскивая меня к краю бездны, откуда вздымался
    этот оглушающий рев и взлетали тучи брызг. — Посмотри-ка, как они пля-
    шут! Уж это ли не грех?
    Последнее слово он произнес со вкусом, и я подумал, что оно подходит
    к этому зрелищу.
    — Они воют, так им не терпится заполучить шхуну, — продолжал он, и
    его визгливый безумный голос было легко расслышать под прикрытием при-
    горка. — И ее тянет все ближе, и ближе, и ближе, и ближе, и ближе… И
    все они знают это, знают, что им пришел конец! Чарли, они на шхуне там
    все напились, залили себе глаза вином. На «Христе-Анне» все под конец
    были пьяны. В море трезвыми не тонут! Что ты об этом знаешь! — с внезап-
    ной яростью крикнул он. — Я тебе говорю, и так оно и есть: никто не пос-
    меет пойти на дно трезвым. Возьми-ка, — добавил он, протягивая бутылку,
    — выпей глоток.
    Я хотел было отказаться, но Рори предостерегающе дернул меня за ру-
    кав, да и я сам уже передумал. Поэтому я взял бутылку и не только сделал
    большой глоток, но и постарался пролить на землю как можно больше.
    Это был чистый спирт, и я чуть не задохнулся, пытаясь его проглотить.
    Не заметив, насколько убыло содержимое бутылки, дядя вновь запрокинул
    голову и допил все до конца. Затем с громким хохотом швырнул бутылку Ве-
    селым Молодцам, которые, казалось, с воплями подпрыгнули повыше, чтобы
    поймать ее.
    — Эй, ребята, — крикнул он, — вот вам подарочек! А до утра получите и
    кое-что получше!..
    Внезапно в черном мраке под нами, всего в какихнибудь двухстах ярдах
    от нас, в секунду затишья ясно прозвучал человеческий голос. Тут же ве-
    тер с воем опрокинулся на мыс, и Гребень заревел, закипел, затанцевал с
    новой яростью. Но мы успели расслышать этот голос и с мучительным ужасом
    поняли, что гибель обреченного корабля уже недалека и, до нас донеслась
    последняя команда его капитана. Сбившись в кучку на краю утеса, мы, нап-
    рягая все чувства, ждали неизбежного конца. Однако прошло немало време-
    ни, которое нам показалось вечностью, прежде чем шхуна на мгновение вы-
    рисовалась на фоне гигантской горы сверкающей пены. Я до сих пор вижу,
    как захлопал ее зарифленный грот, когда гик тяжело упал на палубу, я все
    еще вижу черный силуэт ее корпуса, и мне все еще кажется, что я успел
    различить фигуру человека, навалившегося на румпель. А ведь шхуна воз-
    никла перед нами лишь на кратчайшее мгновение, и та самая волна, которая
    показала ее нам, навеки погребла ее под водой. На миг раздался нестрой-
    ный хор голосов, но этот предсмертный вопль тут же заглушили своим ревом
    Веселые Молодцы. На этом трагедия кончилась. Крепкий корабль со всеми
    своими снастями и фонарем, быть может, еще горящим в каюте, с жизнями
    стольких людей, возможно, дорогими кому-нибудь еще и, уж во всяком слу-
    чае, драгоценными, как райское блаженство, для них самих — все это в
    мгновение ока было поглощено бушующими водами. Все они исчезли, как сон.
    А ветер по-прежнему буйствовал и вопил, а бессмысленные волны Гребня
    по-прежнему взметывались ввысь и рассыпались пеной.
    Не знаю, сколько времени мы пролежали у края утеса все трое, молча и
    неподвижно, но, во всяком случае, его прошло немало. Наконец, по очереди
    и почти машинально, мы опять заползли за пригорок. Я лежал, прижимаясь к
    земле, вне себя от ужаса, не владея рассудком, и слышал, как дядя что-то
    бормочет про себя — возбуждение сменилось у него унынием. То он повторял
    плаксивым тоном: «Так они старались, так старались… Бедняги, бедня-
    ги…» — то принимался сожалеть о зря пропавшем «добре» — ведь шхуна по-
    гибла среди Веселых Молодцов и ее не выкинуло на берег, — и все время он
    твердил одно название — «Христос-Анна», повторяя его с дрожью ужаса. Бу-
    ря тем временем быстро стихала. Через полчаса дул уже только легкий
    бриз, и эта перемена сопровождалась, а может, была вызвана проливным хо-
    лодным секущим дождем. Я, по-видимому, заснул, а когда очнулся, мокрый
    насквозь, окоченевший, с тяжелой головой, уже занялся рассвет — серый,
    сырой, унылый рассвет. Ветер налетал легкими порывами, шел отлив. Гре-
    бень совсем спал, и только сильный прибой, еще накатывавшийся на берега
    Ароса, свидетельствовал о ночной ярости бури.

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

  • ПРИКЛЮЧЕНИЯ

    Веселые молодцы

    LIB.com.ua [электронная библиотека]: Роберт Луис Стивенсон: Веселые молодцы

    будет ниспослано облегчение. Во всяком случае, мой ужас рассеялся, и я
    мог уже без смятения смотреть на великое сверкающее создание божье —
    океан; и когда я решил вернуться домой и начал взбираться по каменистому
    склону Ароса, от моей недавней тревоги осталась только глубокая реши-
    мость никогда больше не искать добычи на разбитых судах, не посягать на
    сокровища мертвецов.
    Я уже был недалеко от вершины холма, когда остановился, чтобы пере-
    дохнуть, и поглядел назад.
    Зрелище, открывшееся моему взору, было вдвойне удивительным.
    Буря, которую я предугадал, надвигалась теперь почти с тропической
    быстротой. Сверкающая поверхность моря потемнела и приобрела зловещий
    свинцовый оттенок; в отдалении ветер, еще не достигший Ароса, уже гнал
    белые волны — «дочерей шкипера», и вдоль всего полумесяца Песчаной бухты
    бурлила вода, так что шум ее доносился даже до того места, где я стоял.
    Перемена в небе была еще более разительной. С юго-запада подымалась ог-
    ромная хмурая туча, кое-где пронизанная пучками солнечных лучей, и от
    нее по всему еще безоблачному небу тянулись длинные чернильные полосы.
    Опасность была грозной и неотвратимой. На моих глазах солнце скрылось за
    краем тучи. В любой миг буря могла обрушить на Арос всю свою мощь.
    Эта внезапная перемена приковала мой взгляд к небу, так что прошло
    несколько секунд, прежде чем он обратился на бухту, расстилавшуюся у мо-
    их ног и через мгновение погрузившуюся в тень. Склон, на который я
    только что поднялся, господствовал над небольшим амфитеатром невысоких
    холмов, спускавшихся к морю, под которыми изгибалась желтая дуга пляжа
    Песчаной бухты. Это был пейзаж, на который я часто смотрел и прежде, но
    никогда его не оживляла ни одна человеческая фигура. Всего лишь нес-
    колько минут назад я покинул бухту, где не было никого, — так вообразите
    же мое удивление, когда я вдруг увидел в этом пустынном месте шлюпку и
    несколько человек. Шлюпка стояла возле окал. Двое матросов, без шапок, с
    засученными рукавами, багром удерживали ее на месте, так как течение с
    каждой секундой становилось сильнее. Над ними на вершине скалы два чело-
    века в черной одежде, которых я счел за начальников, о чем-то совеща-
    лись. Секунду спустя я понял, что они сверяются с компасом, а затем один
    из них развернул какую-то бумагу и прижал к ней палец, словно указывая
    место по карте. Тем временем еще один человек расхаживал взад и вперед,
    вглядываясь в щели между скал и всматриваясь в воду. Я еще наблюдал за
    ними — мой ошеломленный изумлением рассудок был не в силах осознать то,
    что видели мои глаза, — как вдруг этот третий человек остановился, точно
    пораженный громом, и позвал своих товарищей так нетерпеливо, что его
    крик донесся до холма, где я стоял. Те бросились к нему, в спешке уронив
    компас, и я увидел, что они передают друг другу кость и пряжку с жеста-
    ми, выражающими чрезвычайное удивление и интерес. Тут моряки в шлюпке
    окликнули стоящих на берегу и указали на запад, на тучу, которая все
    быстрее и быстрее одевала чернотой небо. Люди на берегу, казалось,
    что-то обсуждали, но опасность была слишком велика, чтобы ею можно было
    пренебречь, и они, спустившись в шлюпку вместе с моими находками, поспе-
    шили прочь из бухты со всей быстротой, с какой могли их нести весла.
    Я не стал долее размышлять об этом деле, а повернулся и опрометью по-
    бежал к дому. Кем бы ни были эти люди, о них следовало немедленно сооб-
    щить дяде. В те дни еще можно было ожидать высадки якобитов, и, может
    быть, среди троих начальников на скалах находился и сам принц Чарли, ко-
    торого, как я знал, мой дядя ненавидел. Однако, пока я бежал, перепрыги-
    вая с камня на камень, и наспех обдумывал случившееся, с каждой минутой
    это предположение казалось мне все менее и менее правдоподобным. Компас,
    карта, интерес, вызванный пряжкой, а также поведение того, кто так часто
    заглядывал в воду, — все указывало на совсем иное объяснение их при-
    сутствия на этом пустынном, безвестном островке западного побережья.
    Мадридский историк, документы доктора Робертсона, бородатый незнакомец с
    кольцами, мои собственные бесплодные поиски, которыми я не далее чем час
    назад занимался в глубинах Песчаной бухты, всплывали все вместе в моей
    памяти, и я уже не сомневался, что видел испанцев, занятых поисками ста-
    ринных сокровищ и погибшего корабля Непобедимой Армады. Людям, живущим
    на одиноких островках, вроде Ароса, приходится самим заботиться о своей
    безопасности: им не к кому обратиться за защитой или даже за помощью, и
    появление в подобном месте чужеземных авантюристов — нищих, алчных и,
    вполне возможно, не признающих никаких законов — заставило меня опа-
    саться не только за деньги моего дяди, но даже и за его дочь. Я все еще
    изыскивал способ, как мы могли бы от них избавиться, когда наконец, за-
    пыхавшись, поднялся на вершину Ароса. Весь мир уже погрузился в угрюмый
    сумрак, и только на самом востоке дальний холм Росса еще сверкал в пос-
    леднем луче солнца, как драгоценный камень. Упали первые, редкие, но
    крупные капли дождя, волнение на море усиливалось с каждой минутой, и
    уже вокруг Ароса и вдоль берегов Гризепола протянулась белая полоса пе-
    ны. Шлюпка еще не вышла из бухты, но мне теперь открылось то, что внизу
    от меня заслоняли скалы, — у южной оконечности Ароса стояла большая кра-
    сивая шхуна с высокими мачтами. Утром, когда я внимательно вглядывался в
    горизонт и, разумеется, не мог бы не заметить паруса, столь редкого в
    этих пустынных водах, я ее не видел — следовательно, прошлую ночь она
    простояла на якоре за необитаемым мысом Эйлин-Гур, а это неопровержимо
    доказывало, что шхуна появилась у наших берегов впервые — ведь бухта Эй-
    лин-Гур, хотя и очень удобная на вид, на самом деле настоящая ловушка
    для кораблей. Столь невежественным морякам у этих грозных берегов надви-
    гающаяся буря могла нести на своих крыльях только смерть.

    ГЛАВА IV
    БУРЯ

    Дядя стоял возле дома с трубкой в руках и поглядывал на небо.
    — Дядя, — сказал я, — в Песчаной бухте были какие-то люди.
    Я внезапно умолк — я не только забыл, что собирался сказать, но поза-
    был о своей усталости, так странно подействовали на дядю Гордона эти
    несколько слов. Он уронил трубку и бессильно прислонился к стене, рот у
    него открылся, глаза выпучились, длинное лицо побелело, как бумага. Мы
    молча смотрели друг на друга не менее четверти минуты, и лишь потом он
    ответил мне следующим непонятным вопросом:
    — А на нем была мохнатая шапка?

    И я понял так, словно видел собственными глазами, что у человека, по-
    хороненного в Песчаной бухте, была меховая шапка и что до берега он доб-
    рался живым. В первый и последний раз я почувствовал злость к человеку,
    который был моим благодетелем и отцом девушки, которую я надеялся наз-
    вать моей женой.
    — Это были живые люди, — сказал я. — Может быть, якобиты, а может
    быть, французы, пираты или авантюристы, которые разыскивают здесь ис-
    панские сокровища, но, как бы то ни было, они могут оказаться опасными,
    хотя бы для вашей дочери и моей кузины, — а что до ужасов, которые рису-
    ет вам нечистая совесть, так мертвец спит спокойно там, где вы его зако-
    пали! Я сегодня утром стоял у его могилы. Он не восстанет до Судного
    дня.
    Пока я говорил, дядя, моргая, смотрел на меня, потом устремил взгляд
    в землю и стал нелепо перебирать пальцами. Было ясно, что он лишился да-
    ра речи.
    — Полно, — сказал я. — Вам надо думать о других. Пойдемте со мной на
    холм, поглядите на этот корабль.
    Он послушался, не ответив мне ни словом, ни взглядом, и медленно поп-
    лелся следом за мной. Его тело словно утратило гибкость, и он тяжело
    взбирался на камни, вместо того, чтобы перепрыгивать с одного на другой,
    как он это делал раньше. Я нетерпеливо его окликал, но это не заставило
    его поторопиться. Ответил он мне только раз — тоскливо, словно испытывая
    телесную боль:
    — Ладно, ладно, я иду.
    К тому времени, когда мы добрались до вершины, я уже не испытывал к
    нему ничего, кроме жалости. Если преступление было чудовищным, то и кара
    была соразмерной. Наконец мы поднялись на гребень холма и могли огля-
    деться. Повсюду взгляд встречал только бурный сумрак — последний проб-
    леск солнца исчез, поднялся ветер, правда, еще не сильный, но неровный и
    часто меняющий направление; дождь, впрочем, перестал. Хотя прошло совсем
    немного времени, волны вздымались гораздо выше, чем когда я стоял здесь
    в последний раз. Они уже перехлестывали через рифы и громко стонали в
    подводных пещерах Ароса. Я не сразу нашел взглядом шхуну.
    — Вон она, — сказал я наконец. Но ее новое местоположение и курс, ко-
    торым она шла, удивили меня. — Неужто они думают выйти в открытое море?
    — воскликнул я.
    — Это самое они и думают, — ответил дядя, словно с радостью.
    В этот миг шхуна повернула, легла на новый галс, и я получил исчерпы-
    вающий ответ на свой вопрос: чужестранцы, заметив приближение бури, ре-
    шили выйти на океанский простор, но ветер, который грозил вотвот обру-
    шиться на эти усеянные рифами воды, и мощное противное течение обещали
    им на этом пути верную смерть.
    — Господи! — воскликнул я. — Они погибли!
    — Да, — подхватил дядя, — все, все погибли. Им бы укрыться за
    Кайл-Дона, а так им не спастись, будь у них лоцманом хоть сам дьявол. А
    знаешь, — продолжал он, дернув меня за рукав, — хорошая будет ночка для
    кораблекрушения! Два за год! Ну и потанцуют же сегодня Веселые Молодцы!
    Я поглядел на него, и впервые во мне зародилось подозрение, что он
    лишился рассудка. Он поглядывал на меня, словно ожидая сочувствия, с
    робкой радостью в глазах. Новая грозящая катастрофа уже изгладила из его
    памяти все, что произошло между нами.
    — Если бы только я мог успеть, — воскликнул я в негодовании, — то
    взял бы ялик и попробовал бы их догнать, чтобы предупредить!
    — Ни-ни-ни, — возразил он, — и думать не смей вмешиваться. Тут тебе
    делать нечего. Это его, — тут он сдернул с головы шапку, — это его воля.
    Ну, до чего же хорошая будет ночка!
    В мою душу закрался страх, и, напомнив дяде, что я еще не обедал, я
    позвал его домой. Напрасно! Он не пожелал покинуть свой наблюдательный
    пост.
    — Я должен видеть, как творится его воля, Чарли, — объяснил он и до-
    бавил, когда шхуна легла на новый галс: — А они с ней хорошо управляют-
    ся! Куда там «Христу-Анне»!..
    Люди на борту шхуны, вероятно, уже начали понимать, хотя далеко еще
    не в полной мере, какие опасности подстерегают их обреченный корабль.
    Всякий раз, когда затихал капризный ветер, они, несомненно, замечали,
    насколько быстро течение относит их назад. Галсы становились все короче,
    так как моряки убеждались, что толку от лавирования нет никакого. Каждое
    мгновение волна гремела и вскипала на новом подводном рифе, и все чаще
    ревущие водопады обрушивались под самый нос шхуны, а за ним открывался
    бурый риф и пенная путаница водорослей. Да, им приходилось отчаянно тя-
    нуть снасти — видит бог, на борту шхуны не было лентяев. И вот это-то
    зрелище, которое преисполнило бы ужасом любое человеческое сердце, мой
    дядя смаковал с восторгом знатока. Когда я повернулся, чтобы спуститься
    с холма, дядя улегся на землю, его вытянутые вперед руки вцепились в ве-
    реск, он словно помолодел духом и телом.
    Я возвратился в дом в тягостном настроении, а когда я увидел Мери, у
    меня на сердце стало еще тяжелее. Закатав рукава по локоть и обнажив
    сильные руки, она месила тесто. Я взял с буфета булку и молча стал ее
    есть.
    — Ты устал, Чарли? — спросила Мери несколько минут спустя.
    — Устал, — ответил я, подымаясь на ноги, — устал от отсрочек, а мо-
    жет, и от Ароса. Ты меня хорошо знаешь и не истолкуешь мои слова прев-
    ратно. И вот, Мери, что я тебе скажу: лучше бы тебе быть где угодно,
    только не здесь.
    — А я тебе отвечу, — возразила она, — что буду там, где мне велит
    быть долг.
    — Ты забываешь, что у тебя есть долг перед самой собой, — указал я.
    — Да неужто? — ответила она, продолжая месить тесто. — Ты это что же,
    в Библии вычитал?
    — Мери, — сказал я мрачно, — не смейся надо мной.
    Бог свидетель — мне сейчас не до смеха. Если мы уговорим твоего отца
    поехать с нами, тем лучше. Но с ним или без него, я хочу увезти тебя от-
    сюда. Ради тебя самой, и ради меня, и даже ради твоего отца тебе лучше
    отсюда уехать. Я возвращался сюда с совсем другими мыслями, я возвращал-
    ся сюда домой, но теперь все изменилось, и у меня осталось только одно
    желание, одна надежда: бежать отсюда — да, это самое верное слово — бе-
    жать, вырваться с этого проклятого острова, как птица вырывается из сил-
    ков птицелова.
    Мери уже давно оставила свою работу.
    — И что ж ты думаешь? — спросила она. — Что ж ты думаешь, у меня нет
    ни глаз, ни ушей? Что ж ты думаешь, я бы не была рада выбросить в море
    это добро? (Как он его называет, господи прости его и помилуй!) Что ж ты
    думаешь, я жила с ним здесь изо дня в день и не видела того, что ты уви-

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8