ФИЛОСОФИЯ

Иная жизнь

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Ажажа Владимир Георгиевич: Иная жизнь

«инопланетянином», небось, поглубже бы вникли в предмет, благополучно
переживший за свою долгую историю очень много критиков.

И все же в этом детективном приключении мы отметим не только способности
пришельца, но и вполне цивилизованное поведение хозяина квартиры,
стопроцентного землянина. Дело в том, что жуликоватому «инопланетянину»
просто повезло. Если бы он нарвался на аборигенов из старинного города
Боровска, то еще неизвестно, чем бы закончилась встреча.

А сомнения на этот счет у нас возникли потому, что в одной из окрестных
деревень упомянутого города случилось волнующее событие: поймали «зеленого
человечка»! Местный житель, изловивший пришельца, церемониться с ним не стал
и посадил в клетку. Но чтобы в пленнике не угасла жизнь, о нем, как
известно, надо заботиться. Наш удачливый ловец к заботам оказался не готов и
потому охотно согласился на предложение соседа уступить добычу за 0,5 литра
крепкого напитка. Сделка состоялась, и инопланетянин продолжал свою жизнь по
другому адресу. Но уже на следующий день, когда напиток подошел к концу,
прежнему хозяину показалось, что одна бутылка — чересчур дешево за такой
товар даже по местным ценам, не говоря уж о мировых. Во избежание
расторжения сделки соседу пришлось потратиться на целый ящик спиртного.

Кстати, о мировых ценах. Идея выйти на мировой рынок, родившаяся в
опьяненной удачей голове молодого соседа, получила поддержку среди ближайших
родственников и начала немедленно осуществляться. В столицу был командирован
гонец с заданием установить контакты с иностранцами и реализовать им
инопланетянина за твердую валюту, предварительно выяснив рыночную цену на
подобных человечков.

Не исключено, что вскоре провинциальный владелец инопланетянина разъезжал бы
на новеньком автомобиле, если бы… не объявление, переданное по местному
радио. Оказалось, из заезжего цирка сбежала обезьянка в зеленой тужурке.
Зверек был экзотический, в средней полосе России такие не водятся, вот
предприимчивые мужички и дали маху.

Тут уж впору и задуматься: отчего это инопланетяне плохо идут на контакты с
местным населением? Может, они каким-то шестым чувством улавливают, что
взаимопонимание не гарантируется?.. Поэтому, готовясь к встрече с гостями из
других миров, хорошо бы не забывать, что говаривали на этот счет наши
пращуры: гость доволен — хозяин рад. Хотя, повторим, кто гость, кто хозяин —
отдельный вопрос.

Сэр Тоби: Разве наша жизнь не состоит из четырех стихий?

Сэр Эндрю: Понимаешь, я и сам это слышал. Но, по мне, так она состоит из еды
и питья.

Шекспир

ЧТО ГОВОРЯТ НЕКОТОРЫЕ УЧЕНЫЕ

«Я пришел домой, набрал номер телефона своего пермского товарища. «Что,-
говорю,- и до вас инопланетяне добрались?» И пересказываю ему вкратце
историю М-ской зоны. А он мне в ответ смеется: «Не слыхал про это. У нас
сейчас все больше о другом судачат. Говорят, немцы собираются открыть в
городе свой супермаркет. И продавать, мол, будут за рубли. Вот это —
фантастика так фантастика. Не то, что твои пришельцы…»

«…Чем дольше будет пустой тарелка на вашем столе, тем чаще она будет
мерещиться в небе. Особенно на голодный желудок».

«Как никогда обострились апокалиптические настроения, ощущения неизбежного
конца. Ведь не то плохо, что нет продуктов в магазине, а то, что их с каждым
днем становится все меньше… И люди ищут опору, надежду».

Три разных, но в то же время одинаковых суждения наших современников. Но что
они, сговорились, что ли?! Четыре века отделяют эти современные высказывания
от шекспировских времен, и нам остается склонить голову перед гением
классика. Как повторяются сюжеты…

Впрочем, рано делать далеко идущие выводы: ну, пустился в философствование
журналист, понадеялся на здравый смысл человек с ученой степенью… Нас-то
интересует, что думают «серьезные ученые», искушенные в проблеме.

Наш старый знакомый Ю. Платов, но, никуда не денешься, он один из бывших
руководителей группы анализа аномальных явлений при Академии наук: «…
Нужно иметь точный источник информации. Однако ехать на место тоже ни к чему
— нет никаких сообщений, кроме газетных статей… Мы не можем бегать искать,
кто где что сказал или написал». Но как же тогда известить эту группу
анализа о чем-то аномальном? Ведь для этого придется что-то сказать или
что-то написать…

В другое время и в другом месте Ю. Платов заявил, что «поступающая к нам
информация обрабатывается в обязательном порядке». Но если отбросить все эти
«кто где что сказал» и к тому же не двигаться с места, то откуда взяться
информации? Может быть, поэтому спустя три года после известного случая с
НЛО, сопровождавшим поезд в Карелии, он говорил: «Материалов о происшествии
с поездом в АН СССР нет, что, конечно, совершенно не означает отсутствия
события как такового. Пока данные об этом случае к нам не поступят и не
будут проанализированы, какой-либо комментарий неуместен».

Комментария мы не дождались и по сей день. С. Лавров, член-корреспондент АН
СССР: «Я не интересуюсь неопознанными летающими объектами. Отношусь к этому,
как к чертовщине».

Вот такой научный подход… Было бы отношение, а интересоваться не
обязательно. Принцип, однако, довольно распространенный. Вот и профессор А.
И. Китайгородский, известный борец со всякого рода лженаучными воззрениями,

если верить симпатизирующему ему журналисту, «и сам не отрицал, что часть
его доводов опирается просто на интуицию и богатый опыт физика». Разве могут
факты соперничать с «богатым опытом»?

Н. Кардашев, член-корреспондент АН СССР: «Проблемой внеземных цивилизаций
интересуюсь профессионально. Но данное сообщение, я думаю, лучше всего
прокомментировали бы товарищ Хазанов или товарищ Жванецкий».

Слышите, ребята? Те, которые что-то там видели — Света, Ира, Саша, ау!
Пишите письма упомянутым товарищам. То-то посмеетесь!

Впрочем, сатирикам писать не обязательно. По данным Уфоцентра, в течение
жизни лишь у пяти процентов населения планеты есть шанс увидеть НЛО, если
исходить из активности НЛО в течение последних 30 лет. Значит, остальные 95
процентов, привыкшие познавать мир «на ощупь», имеют возможность смеяться
над этими немногочисленными очевидцами. Что они и делают. Во всяком случае,
«ученые с улыбкой относятся к псевдонаучным мифам вроде посещения нашей
планеты пришельцами из других миров на так называемых тарелках»,- сообщает
полковник М. Ребров, научный обозреватель «Красной звезды». То же касается и
сообщений, имеющих отношение к НЛО. Ученый секретарь рабочей группы
«Внеземные цивилизации» научного совета при президиуме АН СССР Л. Никишин
когда-то писал: «У ученых, да и просто у здравомыслящих людей они вызывают
лишь смех да удивление. Ибо этим небылицам не хватает литературных
достоинств даже посредственной научной фантастики». Сильно сказано. Дальше —
больше: «… следовало бы ответить: есть научная проблема поиска внеземных
цивилизаций и псевдонаучный вздор, связанный с НЛО… Откровенный вздор
вроде «путешествий» в чужих звездолетах, легенд о похищениях землян,
разумеется, надо отмести сразу… Вполне вероятно, что все оставшиеся
загадочными случаи будут объяснены абсолютно «земными» причинами. Главное —
серьезно и добросовестно изучать все те скудные факты, которые попадают в
руки исследователей, и не поднимать ненужного ажиотажа вокруг тех или иных
сообщений».

Написано это, заметим, в 1986 году. К тому времени фактов было уже вполне
достаточно для исследований. Но если сразу «отметать» непонятное,
рассчитывая объяснить остальное земными причинами, то что назвать «серьезным
изучением»?

Но, в конце концов, начитавшись подобных статей, начинаешь составлять себе
примерно такой словарик:

«без сенсаций» — делать вид, будто того, о чем наука не имеет мнения, не
существует вовсе;

«трезвое объяснение» — значит, в рамках привычных стереотипов;

«серьезные ученые» — которые избегают сенсаций и предпочитают трезвые
объясненияи т.д.

Что же касается «здравомыслящих людей», которых тянет посмеяться, когда
впору задуматься, то на ум приходят такие слова одного из классиков
марксизма: «Здравый человеческий рассудок, весьма почтенный спутник в
четырех стенах своего домашнего обихода, переживает самые удивительные
приключения, лишь только он отважится выйти на широкий простор
исследования».

Веселый характер, как известно, очень помогает делу. Если, конечно, не
мешает. Однако трудности не только в этом. Вот, например, один научный
сотрудник обращается к другому: мол, под Пушкином приземлилась «летающая
тарелка». Просто грех не проверить.

— Ладно, уговорил. Если хочешь, завтра и поедем,- расслабленно соглашается
коллега.

Тут науке повезло. Удалось уговорить. Хотя мы еще увидим, что бывают и
неудачи.

Ну почему же серьезные ученые так относятся к серьезному делу? То улыбаются,
то вздыхают. И все как-то неохотно, будто через силу…

И снова ясность внес пресловутый В. В. Мигулин: «Дело в том,- заявил он в
одном из своих выступлений,- что серьезные ученые стараются обходить
стороной проблемы спекулятивного характера. История естествознания показала,
что в них, за редким исключением, нет научного результата, а занятие ими
несет и угрозу потери авторитета, и явную потерю времени. Ни я, ни мои
сотрудники не были в восторге, когда президент Академии наук поручил нам
разобраться в некоторых нашумевших событиях, в частности, в петрозаводском.
Однако сегодня я понимаю, что единственная возможность бороться с такого
рода сенсациями — это по возможности широко и открыто объяснять людям
истинную природу случившихся явлений».

И снова все стало на свои места. Задача-то заключалась не в исследовании, а
в борьбе. Что же касается объяснений «истинной природы явлений», то о них мы
уже имеем некоторое представление.

Ну, а как же все-таки быть с очевидцами? — Нет никаких оснований не верить
очевидцам,- говорил все тот же Ю. Платов.- Но, с другой стороны, я не вижу
никакой причины считать, что эти явления не наблюдались очевидцами (и
всетаки: верить очевидцам или нет?- Авт.). Предпочитаю оставаться «мягким
скептиком»…

Против такой позиции, несмотря на ее некоторую загадочность, трудно чтолибо
возразить. Да и вообще скептики порой довольно сложно излагают мысли. «У нас
нет доказательств, что объекты, которые видели очевидцы, действительно
отражались на сетчатке их глаза. Мы лишь можем констатировать, что мозг
очевидца получал сигналы об этих изображениях».

Или: «Петрозаводский феномен… лишь частично обусловлен картиной запуска
ракеты, а в основном определяется эффектом, связанным с запуском…» Какие
софизмы ни шли в ход, какое наукообразие ни изобреталось, только бы
сохранить незыблемыми свои привычные представления. Железнодорожник вместо
того, чтобы не допускать аварий, ограждает от неприятных известий. Психолог
толкует о «космических факторах», корреспондент рассуждает о психологии, а

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *