ФИЛОСОФИЯ

Иная жизнь

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Ажажа Владимир Георгиевич: Иная жизнь

Примечательно, что в ту самую ночь дома у М. появилась женщина около двух
метров роста, в облегающем скафандре. Выглядела она вполне по-земному, если
не считать непропорционально маленькой головы. Брат Виктора Петровича —
Владимир — сориентировавшись в обстановке, поинтересовался, не может ли она
подлечить мать, которая часто болеет. Перед тем, как исчезнуть, женщина
произнесла несколько слов, которые, по ее мнению, Владимиру следовало
запомнить и ежедневно повторять как молитву, при этом никому не передавать,
иначе потеряются их чудесные свойства.

Что же касается самого Виктора Петровича, то на прощание пришельцы пообещали
встретиться с ним в очередное дежурство, в ночь со второго на третье ноября.
М. испугался и в тот день не пошел на работу, причем чувствовал себя тяжело,
находился будто в забытьи. Вышел на улицу, а найти свой дом долго не мог,
трижды стучался в какую-то чужую квартиру. В подъезде его кто-то избил, хотя
Виктор Петрович готов поклясться, что никого там не было. С трудом
добравшись до дома, он тут же лег и заснул. Жена Любовь Алексеевна говорила,
что никогда не видела его в таком странном состоянии. Да и у нее состояние
было не из лучших: охватила какая-то тревога, было страшно.
Пятнадцатилетнему внуку тоже было не по себе: попросился переночевать в
комнате с бабушкой. А когда легли спать, под потолком появился экран
наподобие телевизионного и зажегся голубым светом. Испугавшись, разбудили
главу семьи. Втроем в страхе смотрели на экран, но тот вскоре исчез и взамен
появились красные и синие пунктирные нити, которые хаотично носились по
комнате и вскоре исчезли.

Спустя две недели перед сном экран появился снова.

Любовь Алексеевна включила люстру — экран исчез. Выключила, легла спать — он
опять возник, а потом и загадочные нити…

Этот случай расследовала Московская уфологическая комиссия. С помощью
экстрасенсов определили аномальные места, совпавшие с тем, где М. видел
пришельцев и их аппараты. В некоторых наиболее активных точках трудно было
находиться даже недолго: начинала болеть голова, пересыхало во рту.
Обнаружились необычные зоны и в мастерской, где бродили «роботы». Опросив
свидетелей и обследовав территорию, уфологи пришли к выводу, что в ту ночь
здесь побывало четыре НЛО, два «робота» и семь нлонавтов, включая загадочную
«Бинетту».

Приведем еще один рассказ, на этот раз сотрудницы Института биофизики в
Пущине С. М. Гайнулиной. Случай произошел в 1977 году.

«Фантастикой не увлекаюсь,- рассказывает она.- Об инопланетянах до этого
случая не знала, кроме того, что это ерунда, и не интересовалась «тарелками»
совершенно…

В тот день, 2 октября, ничего особенного не происходило. Несколько недель
перед этим случаем был плохой сон. Обычно при бессоннице я хожу по квартире.
И если лето — выхожу на балкон и стою. Лоджия наша — на запад. Девятый этаж.

В ночь на 3-е не спала. Встала, надела теплый халат, прошлась по дому. Вышла
в лоджию. И мне показалось, что я в доме совсем одна, что нет ни дочки, ни
мужа и квартира как-то странно выглядит: как будто есть вход в соседнюю
квартиру, и там спит брат, приехавший в командировку. На самом деле этого,
конечно, не было…

Смотрю вниз, на Оку. Думаю: нужно бы уйти. Вдруг над Окой появился… шар
цвета раскаленного металла. Аппарат остановился в 300-400 метрах от дома…

Сначала мне показалось, что от аппарата отделяются какие-то «палки». Они
направились очень плавно к жилым кварталам. Их было 15-20. Потом эти «палки»
стали на ходу распределяться по Пущино. На наш корпус пошли три. Когда они
приблизились, я увидела, что это не палки и не столбы, а… стоящие люди в
солдатской форме. Лица молодые, невыразительные, застывшие.

Один из них мимо меня плывет к соседнему балкону. Я боялась, что его
испугаются и будет скандал, махнула ему рукой… Он сразу повернул ко мне и
бесшумно встал рядом.

На вид ему было лет 19, но рост уже не 3 метра, как у пролетавшего «столба»,
а просто очень высокий, приблизительно 190 сантиметров.

Я молчу. Он говорит по-русски, улыбнувшись:

— Вы поняли, кто я?

— Да. Но почему в такой форме?

— Я хотел бы с вами поговорить, можно?

Я пригласила его в комнату. Около балкона стоял стул с табуреткой, с другой
стороны — кровать. И странно — мужа на ней вроде бы нет.

Мы сели. Я говорю: — Вы хорошо понимаете русский язык?

— Я настроился на вас. Говорю на том языке, на котором говорит собеседник.

— Но вы пришли не ко мне?

— Нет, к вам. Но люди обычно пугаются. Поэтому я ждал нормальной реакции от
вас.

— А почему вы не общаетесь днем? Люди с удовольствием впустили бы вас и
вступили бы с вами в контакт.

— Я отвечу на этот вопрос к концу беседы. А с вами я хочу поговорить о том,-

сказал он далее,- как вы лично представляете себе историю развития вашего
общества?

В руках у него появился прибор величиной с транзисторный радиоприемник, но
без всяких кнопок и выступов. Потом он иногда нажимал на него, и мы
оказывались в другом пространстве… Он меня нисколько не пугал, вел себя
очень корректно. Я себя с ним вела даже снисходительно, как с мальчиком.

Тогда он мне объяснил, почему прибыл в таком виде.

— Когда мы были на вашей границе, мы видели там человек 20 солдат и приняли
их облик.

Потом уже, к концу беседы, я вдруг заметила, что его облик изменился —
передо мной был мужчина лет 45, интеллигентный, приятной внешности, в очках,
очень располагающий к себе. Я спросила, как это случилось?

— Я изучил вас. И принял облик, который вам приятен…

И мне действительно было приятно с ним беседовать. На конгрессе в Институте
биофизики в 1972 году я видела человека с таким лицом.

Мой собеседник нажал на аппарат и сказал, что ему нужно знать представление
человека о своей истории. Я сказала, что это очень долго рассказывать, но он
возразил:

— Нет, это получится быстро. Нам поможет аппарат.

Я начала с человекообразной обезьяны. И при нажатии кнопки мы вдруг
оказались в первобытном обществе… Он объяснил, чтобы я не испугалась, что
все окружающее — это мой воображаемый мир, тот, что у меня в мыслях.

Таким образом, всю историю мы прошли за 20 минут. Затем я сказала, что мы в
СССР считаем себя лучшим обществом на планете. Он улыбнулся.

— У нас нет частной собственности,- пояснила я и стала рассказывать, что
такое капиталистическая система, колониальные войныи т.п. В связи с войнами
рассказала ему об Ольстере. И вдруг — мы там. Но там-то было все реально. Я
испугалась, и он переключил.

Потом мы были где-то в Азии, в джунглях, и там было взаимное уничтожение
нескольких банд, занимающихся наркотиками. Мы видели человеческое избиение в
двух шагах от нас. Но как только он заметил мой испуг — сразу же
переключил…

Далее я спросила его: «Почему не хотите общаться с нами?» Он ответил, что
нашу планету они уже хорошо изучили, что нам не понять их интересов.

— По нашим предположениям,- продолжал он,- ваша планета могла бы включиться
в нашу систему межпланетных связей, но для этого уровень вашей
нравственности оказался очень низким.

Далее он сказал, что человечество пошло по ложному пути и зашло в тупик. Что
у нас очень тяжелое мышление, с большой инертностью. Что это свойство
присуще всем людям.

Тогда во мне заговорил земной патриотизм, и я все пыталась ему доказать, что
люди не такие уж плохие, что мы сознаем свое несовершенство. Он ответил
коротко и прямо:

— Нет, не сознаете. В вас слишком много темного, животного начала. Вы должны
сами выбираться из своих экскрементов.

Он сказал, что такого запутанного места они еще на находили во Вселенной. Но
он добавил, что наука, если захочет, может многое понять в системе
межкосмической связи, но в настоящий момент, ввиду нашей агрессивности, это
исключено.

Я перевела разговор на другую тему: верна ли наша теория пульсирующей
Вселенной. Он ответил, что нет. Что это, мол, только ваша конструкция ума,
построенная по вашему уровню…

Я спросила его, откуда он взялся.

— Знаете ли вы астрономию?- спросил он.

— Как биолог,- ответила я. Он улыбнулся и сказал:

— Позднее вы еще столкнетесь с фактами, что нас будут оценивать и отвергать
биологи лишь только потому, что в биологии такой вид не существует. Будут
отвергать и другие ученые. Но есть пути познания. Образование не может быть
по наукам. Или оно есть, или его нет. Что касается нас, то мы из такого
«далека», что невозможно это объяснить имеющимися у вас терминами.

Далее он рассказал, что Земля — очень удобная точка для связи. И мне
показалось, что мы для них какое-то несущественное явление на планете. Меня
это обидело, и он почувствовал.

— Мы тут недолго,- сказал он.- Мы собираем информацию.

Его поразило деление на страны. Решили пообщаться на эту тему. У нас, как он
заметил, очень большая разница между людьми. У них нет таковой. У них только
очень большая разница между детьми и взрослыми… Он стремился больше узнать
о нас, а о своих говорил лишь в ответ на вопросы. Он коротко отвечал, иногда
уклонялся, объясняя: мол, не поймете.

Он не мог понять, что такое земная любовь. Семью он понял. У них нет семей.
Есть любовь и дети. Нет государства. Он сказал, что государственный строй,
как и родовой,- это дикость.

Он не считает акт воспроизведения нового организма любовью. Это дело. А
любовь у них совсем другое. Это обмен информацией и знаниями. Только тот,
кто любит, распространяет свет знаний вокруг, чтобы окружающие не находились

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *