ФИЛОСОФИЯ

Иная жизнь

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Ажажа Владимир Георгиевич: Иная жизнь

вопросы динамики).

Во-вторых, объект в течение весьма длительного времени (должно быть, около
часа, по крайней мере, не менее получаса) с начала наблюдения, медленно
дрейфуя с востока на запад, уйдя за это время градуса на 2-3 от исходной
точки начала наблюдения, находился в горизонтальной плоскости при постоянной
ориентации по тангажу и рысканию (продольная ось объекта постоянно была
ориентирована с востока на запад, а это было видно на глаз (а такое
постоянство параметров ориентации объекта во времени предполагает наличие у
последнего системы стабилизации и ориентации при условии, что объект
находится в пределах атмосферы), а где ему быть, спрашивается, если не
подвергать сомнению факт сотворения его разумом и руками человеческими?).

Надо полагать, что до обнаружения нами объект в течение относительно
немалого времени находился в воздухе, и, возможно, до того как мы его
«засекли», его ориентация была такой же. А посему, подведя итог рассуждениям
об ориентации объекта, решили, что идея такого, с позволения сказать, зонда
является абсурдной абракадаброй.

По-моему, комментарии излишни. Мы так и не приклеили какой-нибудь «зондовый»
ярлык этой «сосиске». В-третьих, попытка определить размеры объекта с
помощью глазомера и сравнения с размерами известных предметов (например, с
размерами самолета ТУ-104, летящего на высоте 10 километров), при условии,
что наблюдаемый объект находился на высоте порядка 15 километров, а может
быть, и выше, что, казалось, не вызывает сомнения, дала величину приличную —
метров 80-100 в длину, а может быть, и больше. Я, конечно, понимаю, что
такой «метод» определения высоты, на которой находился объект, не есть метод
по известным причинам и чреват грубейшими ошибками — мы наблюдали объект из
одной точки, а не из двух одновременно, когда его можно было бы
«запеленговать» намертво.

Итак, «сосиска» задавала много вопросов. Было чему растекаться по древу.

Мы наблюдали объект и в бинокль, и невооруженным глазом. Все было видно как
на ладони: объект описанной правильной геометрической формы,
серебристобелого цвета, без других цветовых включений или выступов, с четко
обозначенной периферией и неизменяющимися во времени конфигурациями и
пропорциями. Материальность объекта и, как стало видно впоследствии, его
«железная логика» были совершенно очевидны.

Ну, а дальше началось самое интересное. Прошло, пожалуй, около часа с тех
пор, как мы заметили «сосиску», когда вдруг обнаружили, что из ее основания,
обращенного на запад, стало выползать нечто, что можно было бы образно
сравнить с тем, как выползает рожок улитки, и вскоре отделилось от объекта,
который условимся отныне называть «базой». Процесс выхода и полного
отделения «малютки» от базы занял, пожалуй, не более одной минуты. Мы сразу
обратили внимание на то, что малютка (отныне назовем ее так) подобна базе
(форма, пропорции), но раз в 10-12 меньшего размера. После отделения она
медленно стала уходить вправо на запад-северо-запад от базы.

Как только малютка ушла от базы на расстояние, равное приблизительно ее
собственной длине, из того же места стала «отпочковываться» еще одна и
вскоре отделилась. Процесс отпочковывания и выхода длился столько же,
сколько при выходе первой, вторая малютка была копией первой, как говорится,
как две капли. Вторая малютка уходила от базы с той же скоростью, что и
первая, но уже влево на запад-юго-запад, и через несколько минут (думаю, что
не более 5 минут) расстояния от каждой из двух вышедших малюток до базы, как
казалось, стали равными.

«Дрейф» обеих малюток продолжался. Когда каждая из них находилась от базы на
расстоянии, равном двум длинам малютки или несколько большем, от базы
отделилась третья малютка, совершенно подобная двум первым и устремилась
вслед за первой, а как только она удалилась от базы по схеме удаления
первой, отделилась четвертая и устремилась вслед за второй.

В такой последовательности по принципу «через одного» процесс отделения
очередных малюток продолжался, а отделилось их всего 10 или 12 по 5 или,
соответственно, по 6 в каждом из двух определившихся направлений.

К сожалению, я усомнился в том, что «железно» помню, сколько же их, этих
малюток, отделилось на самом деле. Истина где-то в одной из двух названных
цифр, их не было меньше десяти и не больше двенадцати, а на
последовательность выхода малюток по принципу «через одного» нельзя было не
обратить внимания. Здесь очевидна программа, подчиняющаяся элементарной
логике. Все малютки выходили из одного места западного основания базы, были
абсолютно подобны друг другу, серебристо-белого цвета, с четко обозначенной
периферией.

Процесс отделения всех малюток произошел до захода солнца и длился около
часа, не более. Каждая колонна из 5 (6) малюток, выстроившись в четком
кильватере, медленно удалились от базы, при этом расстояние между малютками
в каждой колонне равномерно увеличивалось. Угол между колоннами малюток
составил градусов 30-40, иначе говоря, обе колонны расположились симметрично
продольной оси базы. Казалось, вся эта процессия расположена в
горизонтальной плоскости. Видно было, что со времени выхода всех малюток
база продвинулась еще на несколько градусов на запад, и мы наблюдали ее уже
под большим углом к горизонту. Казалось, что размеры и базы, и малюток
несколько увеличились (они приблизились к нам, при этом можно предположить,
что высота их полета была либо постоянной, либо уменьшилась).

После захода солнца объекты продолжали четко выделяться на небосводе,
процесс удаления малюток от базы и друг от друга в каждой из колонн
продолжался.

Постепенно объекты стали различаться хуже (солнце и для них ушло за горизонт
или еще по каким-то иным причинам), цвет их стал бледно-матовым, свечения
поверхности объектов не наблюдались. Кстати, во время всего наблюдения

объектов шумов наземного свойства (шум ветра, плеск воды, шелест травы и
т.д.) мы не слышали.

Думается, что мы наблюдали эту необычную процессию около четырех часов, до
тех пор, пока объекты стали едва различимы и пока нам, попросту говоря, не
надоело задирать головы в небо. Мы уже смирились с фактом присутствия над
нашими головами этого нечто. К этому времени вся система находилась почти в
зените (градусов 75-80) и несколько северо-восточней нас. Ориентация базы и
малюток оставалась устойчивой за все время наблюдения. Головные малютки
удалились от базы на расстояние, равное двум или более длинам базы,
дистанция между малютками в колоннах сокращалась равномерно. Конфигурация,
постоянство формы объектов за все время наблюдений также оставалась
неизменной.

Это было удивительное зрелище, которое не могло не будоражить воображение,
так же как и не могло не задавать вопросов. В небе висело нечто такое
таинственно-загадочное, которое при бесспорно ощущаемой реальности,
материальности (вот оно, хоть пощупай руками, если достанешь, конечно),
разумности, логичности действий, мы лишили шансов на то, что его сработали
разум и руки человеческие.

Было бы весьма интересно, если бы вдруг оказалось, что описанное мною
наблюдали, кроме нас, и другие люди. В этом случае, несомненно, возник бы
ряд вопросов, попытку разобраться в которых, по-видимому, невозможно свести
к гипотезам, в основу которых положены миражи, инверсии воздуха, шаровые
молнии, электромагнитные явления и прочие очевидности и невероятности.

Здесь не выдвигаются гипотезы. Я воздержусь и от разного рода предположений.
Описав увиденное, я попытался объяснить некоторые технические нюансы, исходя
из своего опыта, подавив эмоции, которые не могли и не могут не нахлынуть.

По возвращении из этого отпуска я рассказывал друзьям, знакомым и коллегам
об увиденном. Сложный вопрос задал этот «феномен», не правда ли? И сколько
времени и сил потребуется еще для наведения ясности в этой туманности?

Мне было бы весьма приятно, если то, о чем я рассказал здесь, представит для
вас интерес, уважаемый Владимир Георгиевич.

Если у Вас возникнут еще какие-нибудь вопросы по поводу этого дела, я с
удовольствием поговорю с Вами или напишу, как Вам будет удобней.

Желаю Вам всего наилучшего. С уважением З.Стахий.

ОСТОРОЖНО — НЛО!

Уважаемый Владимир Георгиевич! Николай Иванович Коровяков передал мне Вашу
просьбу описать необычное явление, очевидцем которого я случайно оказался.

То, о чем я попытаюсь рассказать, произошло со мной около семи лет назад:
насколько я помню, это было в декабре 1968 или в январе 1969 года.

Ночью около 24 часов я сошел с поезда на станции Степь в Читинской области.
Попутчиков не оказалось, и в поселок за 4-5 километров я пошел один.

Местность ровная, открытая. Дул сильный ветер и шел небольшой снег, но
дорогу я знал хорошо и заплутаться не боялся. Загораживаясь от ветра справа,
я прошел километра два, как вдруг увидел в той стороне, куда шел, на фоне
непроницаемо-серого неба светлое пятно. Никаким образом не прореагировав на
его появление, я продолжал идти, наблюдая за ним. Но заметив, что пятно
движется, чтобы лучше рассмотреть его, я, пройдя несколько шагов,
остановился. Вот тутто и начали происходить странные вещи.

Во-первых, пятно не просто двигалось — оно маячило из стороны в сторону,
постоянно увеличиваясь в размерах.

Представьте себе человека, сидящего в кинозале в первом ряду перед широким
экраном во время демонстрации кинофильма. Ему приходится, немного задрав
голову вверх, следить глазами за действиями артистов, поворачивая голову то
вправо, то влево, причем не всегда одинаково: то быстро, то медленно, то
вдруг остановив взгляд прямо перед собой. Точно так и я ворочал головой
однуполторы минуты. За это время пятно заметно увеличилось в размерах — я
решил, что оно приблизилось — такое создавалось впечатление. Обозначилась
его форма — форма эллипса, если хотите, форма сложенных вместе двух чайных
блюдец донышками наружу. Причем ни разу пятно не наклонилось — большая ось
его оставалась параллельной горизонту.

Кроме этого, казалось, что объект излучал матовый свет вокруг себя:
очертания формы были смазаны. Поражала та легкость, с которой объект
передвигался по небу, безынерционность, как будто у него не было массы, как
будто не было ветра, который вырывал из рук мой чемодан. Из-за темноты
вокруг, из-за непроглядного неба, на котором абсолютно ничего, кроме этого
пятна не было видно, трудно было оценить размеры его, расстояние до него. И
только очень приближенно можно было сравнить пятно с теми самыми блюдцами,
увеличенными до 20… 30 метров в диаметре и поднятыми в воздух метрах в 100
от наблюдателя на высоту около 50 метров.

Итак, после минутного рысканья пятно зависло, остановилось. Стою и я. Пятно
не похоже ни на одну машину, способную так гулять по небу. Миражи и другие
оптические явления ночью, да еще при такой погоде — вещь сомнительная. Пятно
необъяснимо, непонятно, а главное, до того неожиданно и необычно, что, кроме
любопытства, во мне ничего не возникает — никакого ощущения опасности,
никакого страха.

Вспомнил про часы. Нужно было засечь время, но разгляжу ли циферблат? Я
переложил чемодан в правую руку, чтобы левую с часами поднести к глазам, но
в этот момент услышал какой-то посторонний звук, которого до этого не
замечал. Это был даже не звук, а какой-то звон в ушах, как при сильной
головной боли. Про часы я сразу же забыл. Оглянулся по сторонам — все, как
прежде, только тепловозный гудок, наверное, можно было еще услышать со
станции, но этот звук не такой. Его уже хорошо слышно, этот звук — смесь
звона, дребезжания и гула, и, чем лучше его слышно, тем он неприятнее,
хочется заткнуть уши.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *