ФИЛОСОФИЯ

Иная жизнь

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Ажажа Владимир Георгиевич: Иная жизнь

Писатель-фантаст Е.Парнов миллионными тиражами сердито громил «суеверия». В
1976 году он писал: «Нет никаких доказательств существования в прошлом и
настоящем ни малейших следов какой бы то ни было машинной цивилизации. Не
найдено ни единого винтика, сделанного из неизвестного сплава, ни единой
детали механизма, построенного не на Земле. И уже тем более мы не
располагаем доказательствами контакта с чужими людьми, чужими формами
жизни».

В данном случае «мы» звучит несколько анекдотично, потому что те, кто
всерьез занимался исследованиями НЛО, имели на этот счет собственную точку
зрения. Вот только возможности обнародовать ее, в отличие от Парнова, у них
не было. Отправил, например, Ф. 3игель в ту же газету, где выступил
писатель, свою статью под названием «Технология лжи», но — увы… Газета,
оказывается, мнению исследователей предпочитала свое собственное: «Вашу
статью мы опубликовать не сможем, поскольку она идет вразрез с точкой зрения
редакции, с нашим взглядом на эту проблему»,- ответил уфологу заведующий
отделом науки. И потому эта статья увидела свет лишь в самиздатовском
сборнике тиражом несколько экземпляров. Поэтому не будем удивляться тому,
что москвич Шарков (фамилия изменена) так долго хранил молчание. Спустя два
года после программного выступления Е.Парнова произошла не менее загадочная
история. Но Шарков написал о ней ленинградским уфологам лишь в 1985 году. А
на газетных страницах его письмо появилось еще через пять лет…

Вот что он пишет: «Это случилось 30 августа 1978 года. Я отдыхал в
пансионате «Голубой залив» в Планерском.

В ночь с 30 на 31 августа примерно в 2-2.30 ночи я проснулся с огромным
желанием искупаться. Поскольку сам пансионат стоит на берегу моря, проблемы
не было, но мне захотелось пройти куда-нибудь подальше, и я направился в
Лягушачью бухту.

Еще приближаясь к этой бухте, я услышал какой-то странный гул, сравнить
который ни с чем не берусь. В каких-нибудь 100-150 метрах от берега и на
расстоянии 3-4 метров от воды висело нечто, очень напоминающее пробковый
шлем, но более округлый и плоский. На какой-то новый вид оружия это не было
похоже (я в этом немного разбираюсь: заканчивал МАТИ). Наблюдал я это
«нечто» в течение минут 15. Затем принял решение приблизиться, хорошенько
осмотреть его. На мое счастье ночь была не темной, периодически из-за туч
появлялась луна.

Мне показалось, что я плыл целую вечность, и отчасти так оно и было — я плыл
очень медленно, так как меня даже тошнило от страха.

По мере приближения все явственней и сильней был ощутим какой-то гул. Когда
я подплыл к «телу», оказалось, что оно висит в 2,5-3 метрах от воды. Еще в
то время, когда я плыл, я обратил внимание, что поверхность воды под ним
вроде как фосфоресцирует. Когда же я был практически под ним, то увидел, что
по периметру нижней окружности проходит свечение зеленоватого цвета. Не
знаю, чем это было вызвано, но я был уверен, что за мной наблюдают.

Проплавав там не менее получаса, я уже собирался плыть назад к берегу, но
увидел, что по центру круга начал выдвигаться вниз какой-то цилиндр. Дойдя
до поверхности воды, он раскрылся, то есть одна половина зашла за другую. И
тут, наконец, до меня дошло: меня приглашают войти.

В первое мгновение захотелось рвануть, уплыть, но внезапно будто кто-то
подчинил меня своей воле, я вошел в цилиндр, вторая половина закрылась,
мгновенно ушла вода, и я почувствовал, что поднимаюсь вверх. Через несколько
минут подъем закончился, цилиндр открыли, потом раскрылось еще что-то, и я
увидел, что нахожусь в помещении, которое меньше всего было похоже на
помещение летательного аппарата.

Пройдя немного вокруг сердцевины, я попал в комнату, неизвестно чем и откуда
освещенную, в которой было два кресла — нечто вроде одного большого сиденья
вдоль стены. Кресла были совсем необычной формы, напоминающей яйцо, из
которого удалили некоторую внутреннюю часть. Внутри этого кресла гул
слышался в мягкой, почти неуловимой форме.

В тот момент, когда я почти отчаялся что-либо понять, неизвестно откуда
раздался голос, говорящий без акцента на прекрасном русском языке. Меня
просили не бояться, уверяли, что никакого вреда мне не причинят. О себе мне
рассказывать не пришлось — обо мне все было известно. В основном вопросы
задавал я.

Как я понял, они не из этой Галактики, с какого-то созвездия. Естественно,
что сознание было несколько затуманено… То, что они мне показали, не
укладывается в рамки нашего кино. При затемнении внутри помещения то, что
мне показали, было как бы наяву, то есть имело объем, издавало звуки и т.д.
Не подумайте, что это похоже на голографию, нет. Такого я никогда не видел
и, видимо, не увижу.

Я понял, что они умеют управлять полем гравитации и многое-многое другое.
Что это тело — робот-автомат, который посылается сюда для выполнения вполне
определенных заданий. На мой вопрос, почему они напрямую не вступают в
контакт с нами, мне ответили, что на том уровне, на котором находимся мы,
это практически невозможно, что это принесет нам большие неприятности.

Во время беседы мне казалось, что на некоторое время я терял сознание, но,
по-видимому, ненадолго.

Когда многие вопросы были выяснены, мне задали вопрос — не хочу ли я
покинуть пределы Земли и войти в более высокую цивилизацию? Сказали, что у
них есть достаточно обитателей Земли.

Я отказался и поблагодарил их, а потом все-таки сказал, что с возвратом — с
удовольствием. Но оказалось, что с возвратом — нельзя, так как для человека
— это гибель.

Меня очень любезно таким же образом доставили обратно в воду, я поплыл к
берегу. Когда я уже был на берегу, ослепительно яркий свет озарил все
вокруг, и я смог спокойно выбраться оттуда».

Как видим, что-то в этих рассказах похоже (освещение в аппарате, странные
психологические ощущения), а что-то — нет. Визит на родину пришельцев, по их
словам, почему-то сулил человеку гибель. Если Малышева гости расспрашивали,
то о Шаркове все уже знали… Словом, противоречий много. Но подобные
истории интересны нам, разумеется, не столько тем, что проясняют непонятное,
сколько возможностью иметь дело не с рассказом одного человека, пусть даже и
с безупречной репутацией, а с неким явлением. Абсурдным? Но если делать
выводы не после исследования, а вместо него, то мы недосчитались бы многих
открытий. Вспомним хотя бы, что еще каких-то два столетия назад люди были
уверены, что паровоз на рельсах без зубчатого сцепления непременно станет
буксовать… Поэтому продолжим…

Следующая публикация — едва ли не первая, рассказывающая о том, как наша
соотечественница покаталась на «летающей тарелке». Характерно, что для такой
рискованной информации в партийной газете и дата — 31 декабря — выбрана не
случайно: мол, накануне праздника можно немного расслабиться… Мы же
обратили на это внимание лишь потому, что «путешественнице» негде было
начитаться о подобных случаях, благодаря чему ее рассказ представляет особый
интерес.

«13 сентября в начале десятого вечера над небольшим, чистеньким подмосковным
научным городком Протвино появилась «летающая тарелка». Жительница Протвина
Л., сорока с лишним лет, мать двоих детей, на дух не переносящая всякую
чертовщину, в том числе и НЛО, шла домой. На пересечении с дорогой, ведущей
к строящемуся жилому дому, из-за двух больших валунов навстречу ей вышли две
женщины высокого роста (около двух метров) в плотно облегающих тело
серебристых костюмах.

На вид Л. определила им по тридцать лет. Светлые волосы были уложены в
пучки, на макушке у каждой — маленькая шапочка с двумя небольшими антенками.
Страха, паники, оцепенения не было. Л. призналась: ощущение такое, что
встретила двух старых приятельниц. Неожиданно писклявым голосом, шевеля
губами, на правильном русском языке, хотя и, как показалось Л., с некоторым
усилием, одна из женщин предложила пойти с ними. Метров 80-100 Л. безропотно
шла по дороге, пока не увидела на обочине, напротив трансформаторной будки,
небольших размеров «летающую тарелку». Дверей не было. Внезапно раскрылась
стена, и женщины, не пригибаясь, вошли внутрь. В радиусе «тарелка» была
метра два, высотой примерно два с половиной. Цельнометаллическое основание
высотой около метра, в центре — иллюминатор диаметром 70-80 сантиметров,
прозрачный колпак из неведомого материала. По всей окружности тарелки —
пульт. Три кресла. В одном из них Л. увидела сидящего спиной к ней человека.
По его широким плечам заключила, что это мужчина. За все время знакомства он
ни разу не заговорил и не обернулся.

— Летим с нами,- сказала одна из хозяек «тарелки». Л. смутилась и растерянно
сказала, что у нее сегодня много дел: надо проверить уроки у сына, готовить
ужин.

— Вот я и хлеб купила…- и после обоюдного молчания: — Хотите, угощу?

— Мы ваш хлеб не едим,- ответили ей вполне доброжелательно, тем же писклявым
голоском,- можете попробовать наш.

И женщина протянула Л. небольшой кусочек чего-то твердого, который та,
недолго думая, проглотила. Вкусом он ей напомнил ситный хлеб, только не в
меру сладкий…

— Хорошо, тогда немного полетаем,- сказала та женщина.

«Тарелка» бесшумно взлетела. В иллюминатор Л. увидела быстро вращающееся и
уменьшающееся в размерах Протвино. Летели минут десять. Все это время Л.
стояла, крепко держась за спинку одного из кресел. Впрочем, полет был ровным
и спокойным. Наконец женщина попросила вернуть ее на Землю.

«Где вы живете?» — спросили ее. «В одном из панельных домов на окраине
Протвина».- «На каком этаже?» — «На четырнадцатом».- «Хорошо, высадим вас на
балкон». У Л. хватило благоразумия отказаться: «Что скажут муж и дети?»
«Тарелка» приземлилась возле платной автостоянки. «Мы еще с Вами
встретимся»,- сказали Л. «Ладно, в следующий раз у меня будет побольше
времени, тогда и полетаем побольше»,- ответила мужественная женщина, вышла
из «тарелки» и, не оглядываясь, пошла домой. Никакого желания оглянуться не
испытывала. В сущности человек, являясь частью биосферы, только по сравнению
с наблюдаемыми на ней явлениями может судить о мироздании. Он висит в тонкой
пленке биосферы и лишь мыслью проникает вверх и вниз.

В.И.Вернадский

Книга вторая

ТЕАТР АБСУРДА

ЧЕРНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Коллективное мышление общества, к сожалению, инерционно. С трудом впуская в
себя новое, многие люди любят думать «на короткие дистанции», получать
результат сразу.

Кроме того, среди господствующих стереотипов существенной оказывается
тенденция к «очеловечиванию» всего происходящего в мире. С детских сказок
животным, растениям, предметам присваиваются свойства, присущие человеку. И
с возрастом мы продолжаем приписывать поведению животных логику человека.
Однако если у животных существует генетический запрет на внутривидовое
убийство, то у нас его нет. Можно смеяться или плакать по этому поводу, но
этим мы, в частности, и отличаемся от животных. Казалось бы, почему не
применить силу интеллекта не к убийству, а спасению от него?

Все это можно отнести и к проблеме «внеземных цивилизаций». Даже крупные
ученые исходят из соображений нашей морали и идеалов, оценивая вероятность и

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *