ФИЛОСОФИЯ

Иная жизнь

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Ажажа Владимир Георгиевич: Иная жизнь

Потом я еще не раз тонул… в моральном и физическом смысле. У
моряковподводников есть такой тост: «За то, чтобы число погружений равнялось
количеству всплытий». Так всегда со мной и случалось. Но…

Сейчас я погрузился в проблему НЛО, а всплыть не могу. Не верьте умникам,
кто говорит: мы знаем все об НЛО. Они поступают несерьезно. Проблема эта
сложна и многослойна.

Но, пожалуй, самой трагичной попыткой наказать меня за прикосновение к
божественным тайнам Вселенной было не водное, а сухопутное приключение —
неудавшееся покушение со стороны религиозных уфофанатов в июне 1994 года.
Подробнее об этом речь пойдет ниже. В двух словах: против меня использовали
электрошокер. А рядом с киллером, которого, как обычно пишут в официальной
прессе, мне удалось обезвредить, обнаружилась емкость с бензином. Замысел
был таков: беззвучно в укромном месте парализовать жертву, облить горючим и
сжечь. Дабы не шельмовал являющихся с неба «посланцев божьих», ну и чтоб
другим неповадно было.

Не без помощи тех же полоумных фанатов мы с женой в том же июне попали в
автомобильную катастрофу. Ее невольные свидетели полагали, что из сплюснутой
кабины «Жигулей» придется извлекать соответственно сплюснутые тела или их
части. Но судьба смилостивилась и на этот раз. Я, сидевший справа, не
получил ни царапины, а Алла, управлявшая машиной, отделалась синяками.

Каким же образом поселилась во мне неистребимая тяга к неизведанному, за
которую не раз приходилось расплачиваться по-крупному? Истоки этого
проследить трудно.

Знаю только одно, что читать научился очень рано, и перед учебой в школе уже
перечитал немало взрослых книг. О классическом воспитании в семье «врага
народа» не могло быть и речи. Семья (мама, младший брат, бабушка) едва
сводила концы с концами. В принципе, я воспитывался сам, посещая, кроме
школы, различные кружки в Московском доме пионеров — поэтический,
хореографический, изобразительного искусства, и читал, читал все подряд.

Но когда же все-таки в меня вселилось нечто, заставившее бороздить глубины
на исследовательской подлодке, нырять в акваланге с заводским номером один,
цепляться с кинокамерой за движущийся рыболовный трал, погружаться на остов
затонувшего фрегата «Паллада», искать, где в действительности покоится
сердце фельдмаршала Кутузова, вторгнуться в необъятную целину проблемы
«летающих тарелок»?

Где-то в середине восьмидесятых годов Алла пригласила меня на автобусную
экскурсию по булгаковским местам. Тогда вся Москва зачитывалась «Мастером и
Маргаритой», рожденным заново журналом «Юность». Место старта — на Неглинной
улице, на задворках Малого театра. А первая остановка, как объявила
экскурсовод,- у места, где Михаил Афанасьевич Булгаков устроился на свою
первую московскую службу. И автобус не спеша выруливает через Сретенский
бульвар в Бобров переулок к подъезду No6 огромного старинного дома,
известного москвичам как «дом России». Я заволновался. И повод для этого был
основательный. В доме, у которого остановился автобус, я родился. И как раз
в подъезде No6. Мне стало совсем не по себе, когда услышал, что литературная
контора, приютившая писателя, размещалась на четвертом этаже. На том же
этаже произрастал и я. «Скажите, пожалуйста, а какой был номер у квартиры,
где размещался офис Булгакова?» — спросил я и не узнал своего голоса. «Номер
шестьдесят четыре». Напряжение пошло на убыль. Я проживал в квартире
шестьдесят шесть. Но все равно. Этаж был тот же. Лифт и лестница — те же. То
есть можно говорить об общем жизненном пространстве, которое, как полагают
некоторые психоаналитики, способно вырабатывать общность психического
склада. Именно здесь еще несмышленым мальчишкой я поневоле впитывал
неистребимую булгаковскую ауру.

А может быть, приобщение к Тайне произошло иначе? Я не забуду ту белую ночь
на Белом же море. Теплым летом 1951-го краснознаменная подводная лодка
«С-51», где я состоял штурманом, миновав пролив, именуемый на Севере горлом,
ходко шла в надводном положении на Архангельск. Мы достаточно удалились от
своей базы в Кольском заливе и с удовольствием направлялись отрабатывать
совместные задачи с Беломорской флотилией. Здесь стояло нормальное
российское лето и вольготней дышалось, чему немало способствовало и
отсутствие глаз начальства. Я нес вахту на ходовом мостике и заметил нечто в
воздухе. Сигнальщик завопил: «Самолет слева десять, угол места…» —
«Отставить доклад» — прервал я, потому что в бинокль видел не самолет, а
самый что ни на есть пароход с трубой посередине и шапкой дыма. Да, да, в
небе плыл стандартный лесовоз класса «Либерти». Мы сближались с фантомом, с
изображением судна, которое на самом деле находилось где-то за горизонтом
вне пределов видимости. Это было одно из редких явлений природы — мираж. Все
выглядело красиво и величественно. Появившийся оранжевый зонт солнца,
белесая гладь моря, разрезанная кильватерным следом подлодки, и «летучий
голландец», а точнее «летучий норвежец», рожденный оптическим эффектом
преломления лучей. Недоставало только мажорной музыки. Но она возникала
внутри каждого, кто благоговейно взирал на эту композицию. Помните, как в
романсе: «И мы, как путники, обмануты миражем…» И верхние вахтенные, и
вышедшие покурить перед сменой матросы — всего человек семь — завороженно
воспринимали этот естественный обман, очищали увиденным свои прокуренные и
закомплексованные души и растворялись в огромности и непознаваемости мира.

ДВА ДОКУМЕНТА И ТРИ КАПИТАНА 1-ГО РАНГА

Документ первый.

«Выписка из протокола заседания секции подводных исследований
Океанографической комиссии АН СССР от 17 ноября 1976 года.

Присутствовали: председатель секции П.А.Боровиков, зам. председателя
Океанографической комиссии АН СССР Е.М.Кухарков, ученый секретарь
Океанографической комиссии В.А.Ширей, члены бюро секции — 28 человек.

Повестка дня: Подводный аспект проблемы НЛО (неопознанных летающих
объектов). Докладчик — заместитель председателя секции В.Г.Ажажа.

Слушали: доклад В.Г.Ажажи. Постановили: принять доклад В.Г.Ажажи к сведению.
Включить в план работы секции сбор информации о проявлении НЛО над морскими
акваториями и на глубинах в гидросфере Земли и последующий ее анализ.

Подписи: председатель П.А.Боровиков. Секретарь Д.А.Аксенов.

Печать: Океанографическая комиссия АН CCCР».

Так в лоне АН СССР независимо от возможного мнения ее ортодоксальных
авторитетов началось официальное изучение необычной для академических
традиций тематики.

Документ второй.

Письмо на бланке Главного штаба Военно-Морского Флота СССР от 20 января 1978
года No739/105.

«Заместителю председателя Океанографической комиссия АН СССР. Главный штаб
ВМФ получил разработанный под руководством кандидата технических наук тов.
Ажажа В.Г. «Проект инструкции по наблюдению НЛО». Указанный проект
использован при организации наблюдения за НЛО кораблями и судами ВМФ.
Учитывая актуальность и важность научно-технического решения этой проблемы,
выражаю признательность за оказанную помощь и надежду на дальнейшее
сотрудничество в этом вопросе.

Заместитель начальника Главного штаба ВМФ вице-адмирал Ю.В.Иванов».

Приятно, что военные моряки оказались впереди и в таком экстравагантном
сюжете как НЛО. А почему бы и нет? Стоит вспомнить российских офицеров,
выпускников Морского кадетского корпуса, приумноживших славу Отечества не
только на море: Н.А.Римского-Корсакова — в музыке, В.И.Даля — в языкознании,
А.Н.Крылова — в судостроении, К.М.Станюковича — в литературе, В.В.Верещагина
— в живописи, А.Ф.Можайского — в авиации, А.М.Берга — в развитии
радиолокации и радиоэлектроники.

Я имел счастье в 1949 году окончить в Ленинграде Высшее военно-морское
училище им. М.В.Фрунзе, которое унаследовало и здание, и многие традиции
Морского кадетского корпуса. Наше поколение моряков всегда с благоговением
относилось к именитым выпускникам прошлых лет.

Когда я вхожу по святому паркету В училище Фрунзе, в торжественный зал, Для
жизни моей ощущения нету Сильнее, чем этот высокий накал.

Я бил здесь чечетку на этой вот сцене, Я вел здесь прокладку, я впитывал
здесь Бессмертную ауру всех поколений Морских офицеров, их славу и честь.

Начальник разведки ВМФ Ю.В.Иванов имел несколько поводов просить меня
разработать методику наблюдения НЛО в море. Первый — когда я лейтенантом
прибыл для прохождения службы на дивизию подлодок Северного флота, то меня
принимал дежурный командир подводной лодки капитан 2-го ранга Ю.В.Иванов. То
есть знал меня Юрий Васильевич без малого тридцать лет, и не понаслышке.

Второй повод. К концу 70-х годов в досье разведуправления ВМФ СССР
накопилось немало донесений с флотов и флотилий, а также зарубежных данных о
наблюдении НЛО. Головоломка состояла в том, что все эти летающие
непонятности можно было по незнанию принять за разведывательные или ударные
средства потенциального противника.

Чего стоят, например, донесения начальника разведки Тихоокеанского флота
контр-адмирала В.А.Домысловского. Речь идет о неоднократных наблюдениях
гигантского цилиндра, зависшего над поверхностью океана. Из одного его
конца, как пчелы из улья, вылетали мелкие НЛО, ныряли в воду, через какое-то
время вылетали из-под воды и возвращались в цилиндр-улей. После нескольких
таких циклов НЛО загружались в цилиндр, и он уходил за горизонт.

Третий. Случилось так, что во время одного из моих визитов в хозяйство
Иванова адмирал принимал доклад трех капитанов 1-го ранга Королева,
Кряжукова и Гусева. Декабрьским утром 1976 года они ехали по Калужскому
шоссе в Москву и обратили внимание, что прямо по курсу их следования, то
есть на севере, восходит солнце. Со стороны солнца было явное попрание
законов мироздания, по которым оно обязано восходить на востоке. Бывалые
офицеры, видавшие виды, поехали дальше, ожидая, как повернутся события. В
поселке Сосенки НЛО, принятый за солнце, оказался уже справа, зависая над
автобусной остановкой. Офицеры прервали свой путь. Полку наблюдателей
прибывало. А объект из ярко солнечного стал матовым и показал на себе что-то
вроде горизонтального пояса. Кто-то даже различил подробности — цепь
иллюминаторов, расположенных по экватору. Минут через пять объект стал
подниматься, набирая скорость, и вдруг исчез.

Случай этот оказался каплей, переполнившей чашу терпения начальника
разведки. Тем более, что под рукой оказался свой, из флотских, уфолог.
Проект инструкции я подготовил к июлю 1977 года.

ДЕВЯТЬ ВЕРТОЛЕТОВ НИОТКУДА

Около трех часов по московскому времени 20 сентября 1977 года быстроходная
атомная подводная лодка проекта 705 шла в надводном положении, прошивая
своим дельфиньим телом гладь Белого меря. Она возвращалась с заводских
испытаний в Северодвинск. Вахтенный офицер в звании инженер-капитана 2-го
ранга (кстати, на этой сплошь автоматизированной подлодке весь экипаж
состоит из офицеров, в основном, инженеров) обратил внимание на быстро
перемещающуюся по небу звездочку. Она двигалась с норд-оста на зюйд-вест, то
есть из Арктики в направлении Петрозаводска и Ленинграда. Звездочка
удлинялась, превращаясь в длинный светящийся отрезок. Вахтенному казалось,
что над ним проходит цилиндр, у одного конца которого симметрия вдруг
нарушилась и из цилиндра стали вылетать отдельности, напоминающие мелкие
горошины. Оценить линейные или угловые размеры было трудно. Ощущалась только
громадная высота, на которой следовал НЛО. Горошины двигались не вслед, а
разлетались по разным направлениям. В вахтенном журнале подлодки появилась

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *