ФИЛОСОФИЯ

Иная жизнь

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Ажажа Владимир Георгиевич: Иная жизнь

Я не хотел огорчать артиста и долго не звонил ему, но пауза уже перерастала
допустимые рамки. И пришлось поведать, что НЛО на фото — это результат брака
пленки. Результат ее малозаметного пореза. Он-то и проецировал на фотобумагу
похожее на фигурную «тарелку» изображение. Курьез, да и только.

Но совсем не смешно, когда этот снимок появляется на уфологических
выставках, в сборниках и книгах. Так, в упоминавшейся книге Г. Колчина
изображение брака на пленке снабжено подписью «НЛО над заповедником Рамит
(Таджикистан)». Досадно, что происходят такие «ляпы» в проблеме, которая
вызывает повышенное внимание у ортодоксов, только и ждущих повода опорочить,
обхохотать, подкузьмить. Возникают промахи из-за элементарного несоблюдения
этикета — фото помещают даже без указания, кто фотографировал. Или из-за
пренебрежения рекомендациями, которые не раз обнародовались. Например, об
обсуждаемом снимке я рассказывал не единожды и на уфологических
конференциях, и в печати.

А может быть, здесь просматривается и другая закономерность. Сегодняшний
прорыв в будущее, к незнаемому и незнакомому породил своего рода новую
зашоренность, остервенелую устремленность к заманчиво сияющим горизонтам,
которые, в свою очередь, растворяются в пространстве, не даются в руки,
предпочитая оставаться непознанными. И эта зашоренность не позволяет многим
рассмотреть и впитать необходимые элементы не только научной, но и обычной
этики.

А лекции продолжались. Откуда брались силы? Не помню, кто именно ответил на
это так: из духовной устремленности.

Но не раз я слышал, что меня поддерживают «высшие силы».

После выступления в Ленинградском политехническом институте мне подарили
фото. Низко надо мной, стоящим на сцене, висит светящийся сгусток овальной
формы метра два в поперечнике. Фотоаппарат, как известно, не устает, не
мучается похмельем, не лжет, наконец. А на фотоснимке, сделанном в актовом
зале ЦНИИЭП жилища, в Москве, точно над моей персоной зависло призрачное
изображение женщины, напоминающей святую мадонну. Странно, но факт.

Экстрасенс Борис Александрович Иванов во время моей встречи со слушателями
Военной командной академии имени Фрунзе, сидя в зале, зафиксировал вокруг
моей головы громадную, как он сказал, ауру. Когда я перестал говорить, аура
поубавилась, перестала волновать экстрасенса. Что стоит за всем за этим?
Большой вопросительный знак.

В антракте Б.А.Иванов познакомил меня с Алексеем Анастасовичем Микояном,
красивым генералом авиации. Микоян пришел как очевидец, над которым в
Ташкенте во время прогулки с дочерьми низко и бесшумно пролетел большой, как
«Боинг», темный треугольник. Генерал, командовавший тогда авиацией
Среднеазиатского военного округа, запросил свой командный пункт: что в
воздухе? Получив ответ, что в небе никого, запросил штаб ПВО. Там тоже
ничего не видели. Так произошло приобщение боевого летчика к необычной
летающей реальности. Алексей Микоян, человек тонкой и доброй души, стал моим
другом и много помогал. Помогать другим — в этом была его сущность.

Мой голос на лекциях стал срываться. Установившийся образ жизни не оставлял
времени для отдыха и размышлений, уводил от нормальной научной деятельности.
Вот тогда-то и родилась идея создать уфологическую школу, которая потом
получила название «Базис». Преподавать в школе, разумеется, не одному,
подготовить группу уфологов первой ступени — скажем так, способных учить
других — таков был замысел. И главная задача школы не только дать ученикам
образование, а привить им уфологическое воспитание.

Как хорошо, что школа состоялась не вдруг, а десять лет спустя, когда
выработались другие взгляды на сущность НЛО и возникла новая концепция
уфологии.

СОЦИУМ

А пока я неистово внедрял уфологический фактор в общество, исходя из так
называемой инопланетной концепции.

Концепция, как известно, это система взглядов, то или иное понимание
явлений, процессов. Тогда понимание сводилось к тому, что НЛО — это
инопланетные корабли, посещающие нашу Землю. Пришельцы исследуют ее и
проводят различные эксперименты. В качестве доказательства я приводил
многочисленные свидетельские показания, описания очевидцев, фотографии и
даже кинокадры. Инопланетная версия исходит из предположений, что на
каких-то планетах нашей необъятной Вселенной в результате эволюции
появляется разумная жизнь, в какой-то степени схожая с нашей. Внеземные
цивилизации — или сокращенно ВЦ — значительно обогнали нас по уровню
научного и технического прогресса и смогли создать технические средства,
позволяющие им посещать Землю и другие небесные тела.

Их автоматические зонды-разведчики и корабли значительно совершеннее наших
технических средств, но имеют с ними и много общего — также требуют
определенного ухода и ремонта и, как наши самолеты или автомобили, могут
терпеть аварии, разбиваться и гибнуть.

Судя по показаниям очевидцев, нашу планету посещают представители разных
цивилизаций. Они разнятся своими размерами — от карликов до великанов,
внешним видом, строением ряда органов и другими деталями, но все их
разновидности человекоподобны.

Их одежда, говорят свидетели, напоминает наши скафандры и комбинезоны. При
общении с землянами они пользуются либо жестами, либо передают информацию
телепатическим путем. Некоторые люди утверждают, что при определенных
обстоятельствах им пришлось побывать внутри кораблей инопланетян, и
описывают их интерьер: кабины, пульты управления с множеством кнопок,

тумблеров, лампочек.

Концепция посещения Земли инопланетными кораблями заманчива по многим
причинам. Она легко воспринимается, ибо не противоречит нашему
миропредставлению и объясняет природу многих загадочных явлений, которые мы
относим к категории НЛО. Кроме того, она созвучна с нашими желаниями,
стремлениями и соответствует нашим представлениям о будущих космических
полетах. Тем более, что мы, человечество, уже сами вышли в Космос. Поэтому
тяга многих людей к тому, чтобы узнать побольше о подобных проявлениях,
вполне закономерна.

Возникает вопрос, почему при столь частых посещениях нашей планеты
инопланетяне до сих пор не установили с нами тесных и открытых контактов,
скажем, на уровне послов или торговых советников?

Некоторые уфологи считают, что такие контакты уже имели место с некоторыми
представителями отдельных государств, но содержатся в строжайшей тайне. И
вообще государственные институты всеми средствами стараются сохранить в
тайне все, что в какой-то мере связано с проблемой НЛО.

В качестве иллюстративного материала приводил я и классификации
разновидностей НЛО. Полезность такой работы тогда не вызывала сомнений. Она
должна была помочь разделить разнородные явления на несколько однородных
групп, каждая из которых могла затем исследоваться своими специфическими
методами.

Низкий КПД такой классификации оказался в том, что она основывалась только
на внешних характеристиках НЛО, а не на природе исследуемого объекта.
Внешнее сходство таким критерием являться не может, иначе бы и Луну, и
уличный фонарь отнесли бы к одной и той же категории — оба круглые и оба
светятся.

Уважаемый читатель! Стань на минуту слушателем. Фактически я знакомлю тебя —
пойми, это не фамильярность, а обращение к другу — с моим уфологическим
детством, с содержанием лекций, которые распространялись по нашей стране в
тот же период, что и песни Владимира Высоцкого. Вот кого я боготворил, ни
разу, к сожалению, не встретившись лично.

Своим неподражаемым баритоном он помогал мне чувствовать себя мужчиной:
«Туда пятьсот, сюда шестьсот!» И, ступая по одной планете с такими парнями
как Высоцкий, Окуджава, Урбанский, я чувствовал себя надежно, как в едином
слаженном экипаже, который не подведет и не продаст.

Когда, пробившись сквозь шипение глушилок, радио принесло сообщение
«Би-БиСи» о смерти Владимира, я попросту не поверил. Это же нелепо! Тем
более, что слухи о его смерти муссировались не раз. Но когда тот же канал
повторил это в полночь, в сообщении я уловил привкус безысходной
уверенности. И побрел из своего дома отдыха на берег Финского залива,
утыканный большими и малыми валунами. Стояла спокойная белая ночь, но душа
клокотала.

Хоть о камень башкою, хоть кричи — не кричи. Я услышал такое в июльской
ночи, Что в больничном загоне, не допев лучший стих, После долгих агоний
Высоцкий затих. Смолкли хриплые трели, хоть кричи — не кричи. Что же вы
просмотрели и друзья, и врачи? Я бреду как в тумане, вместо компаса —
злость. Отчего, россияне, так у нас повелось? Только явится парень неуемной
души И сгорит, как Гагарин, и замрет, как Шукшин, Как Есенин повиснет, как
Вампилов нырнет. Словно кто, поразмыслив, стреляет их влет.

Стихи, к удивлению, просто лились из меня, успевай только записывать.
Хорошо, что в куртке всегда был блокнот и авторучка.

До свидания, тезка! Я пропитан тобой,
Твоей рифмою хлесткой и хлесткой судьбой.
Что там я… Миллионы, а точнее — народ
Твои песни-знамена по жизни несет.
Ты и совесть, и смелость, и лиричность, и злость.
Чтоб и там тебе пелось и, конечно, пилось!
В звоне струн, в ритме клавиш, ты бессмертен и чист.
До свиданья, товарищ, Народный артист!

Как и песни Высоцкого, мои лекции расходились и на магнитофонных пленках.

Неожиданно прозвучал однажды по телефону голос, принадлежащий «лицу
кавказской национальности». «Дорогой Владимир Георгиевич! Вы мой спаситель.
Вы меня вытащили из лап смерти. Я хочу Вас поблагодарить, сделать что-нибудь
приятное». Это звонил заместитель председателя Совета Министров Абхазской
автономной республики Шота Мамович Шакая. После операции на сердце, находясь
в Кремлевской больнице, он мучительно долго приходил в себя. У него пропал
интерес к жизни, к газетам и телевизору, он даже перестал есть. И вот кто-то
дал ему прослушать четырехчасовую пленку с моей записью. Он попросил еще
раз, потом еще, проявив жгучий интерес. Дело пошло на поправку, а кончилось
тем, что по правительственной телеграмме я был командирован Министерством
судостроения, в систему которого входил НИИ, где я работал, в Сухуми, где на
три дня попал в супергостеприимные объятия возродившегося к жизни
государственного человека. Но продолжим лекцию.

Выход в космос изменил мировоззрение человечества. Сегодня уже не кажется
невероятной идея множественности обитаемых миров, за которую отправили на
костер Джордано Бруно.

Вот как излагал свой взгляд астроном К.Фламмарион: «Обитаемость планет
является единственным объяснением их существования, и ни строение планет, ни
какие бы то ни было другие условия не могут помешать развитию на них жизни».

У мыслителей с широким кругозором никогда не возникало сомнений по поводу
распространенности жизни во Вселенной. Ф.Энгельс полагал, что Разум, затухая
на одном небесном теле, неизменно возрождается на другом. В этом постулате
заложена не только идея перманентного существования и распространения Разума
в Космосе, но и мысль о том, что Разум (сознание) всегда присутствовал во
Вселенной наряду с Материей и неизвестно, что из них первично, а что
вторично. Даже мы с вами, доморощенные философы несравнимо более низкого
ранга, воспитанные на ленинской теории отражения, понимаем сегодня, что

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *