ФИЛОСОФИЯ

Иная жизнь

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Ажажа Владимир Георгиевич: Иная жизнь

Изумиться необычным именем-отчеством выступавшего Михаила Сергеевича
Ельцина? И снова пребывать в летаргическом сне?

В свое время президент Уфологической ассоциации космонавт Павел Попович в
письме на Центральное ТВ рекомендовал к подготовке передач о НЛО привлекать
научных экспертов Уфоцентра. Не для какой-то там цензуры, а чтобы нужная
людям передача выходила на хорошей научной основе. А. В. Мягченкова хватило
на две передачи совместной работы, а сейчас, как выясняется, ему никто не
указ, потому что, несмотря ни на что, «Экстро-НЛО» по-прежнему популярна.

Кстати, словечка «экстро» ни в словарях, ни в словосочетаниях нет. Есть
«экстра», что по-латыни означает «сверх меры, чересчур». Как видится,
строгость отсутствует и в выборе нового названия (зачем?), и в выборе иных
сюжетов (какая, например, существует связь между НЛО и судьбой царской семьи
Романовых, которой была посвящена целая передача?), и, наконец, в подаче
материала?

Хочется, чтобы с помощью сегодняшнего руководства «Останкина» и научной
общественности такая важная тема, как НЛО, обрела гармоничную
научнопросветительскую форму вещания и не потеряла свой рейтинг».

***

Продолжая внедряться в проблему похищений, Уфоцентр разослал членам
ассоциации такое письмо.

15 августа 1994 г. Руководителям уфологических организаций, центров и групп.

Уважаемые коллеги! По имеющимся в Уфологической ассоциации отечественным и
зарубежным данным, отмечается устойчивая тенденция роста скрытых контактов,
ротационных похищений людей, гибели скота и других отрицательных воздействий
аномальных сил, включая НЛО, на биотехносферу Земли. В ряде стран, в том
числе США, проведены широкомасштабные опросы населения (Институт Ропера,
США, в 1991 году), результаты которых подтверждают эту тенденцию.

Указанная проблема вызывает озабоченность компетентных органов в России. В
частности, 18 июля 1994 года руководство Уфологического центра ассоциации
докладывало этот вопрос на комитете по экологии Государственной думы
Российский Федерации.

В целях достоверного анализа ситуации совет ассоциации разработал анкету по
опросу населения, используя опыт американского Института Ропера. Совет
поручил Уфоцентру обратиться к первичным организациям ассоциации с просьбой
помочь провести анкетирование населения.

Порядок опроса указан в образце анкеты. Объем и методика опроса зависят от
возможностей вашей организации и обстановки в регионе. Для крупных
населенных пунктов рекомендуется определить шаг выборки 23-25 человек. В
малых населенных пунктах — 11-15 человек. В организациях (типа школа,
институт, учреждение) — 3-5 человек. Общая сумма выборки (число опрошенных)
должна составлять не менее 120-200 человек в малых населенных пунктах и не
менее 510-600 — в больших.

Не обязательно при опросе уточнять фамилию, имя, отчество, служебный и
домашний адрес. Достоверность ответов определяется их логикой в процессе. В
анкете есть вопрос с контрольным словом, положительный ответ на который
показывает неискренность респондента.

Полагаем, что результаты опроса будут представлять интерес и для вас, что
позволит сделать определенные выводы в последующей научно-практической
работе.

ПАРАДИГМА XXI ВЕКА

Уфологическая спираль, раскручиваясь по одной ей ведомым законам, привела
меня в ноябре 1994 года в Будапешт на Международный симпозиум по НЛО.
Удовлетворение от удачно сделанного доклада «Исследование близких контактов»
переросло в радость. Венгерские друзья приурочили к финалу этого форума
презентацию моей книги, изданной на венгерском языке. Переводчик книги
Андраш Береш, щадя мое время и энергию, учил не задумываться при написании
автографов, а оставлять лишь одну, принятую в их стране фразу «С любовью!» и
подпись. Нескольким сотням венгерских читателей я оставил свое признание.

В том же ноябре Международная академия информатизации ангажировала на один
день Государственный Кремлевский Дворец для проведения своего 3-го
Международного форума с участием высшего руководства секретариата ООН.
Открывал заседание заместитель Генерального секретаря ООН академик Джозеф В.
Рид. Среди двух десятков выступавших прозвучали и два уфологических голоса.
Членкор нашего отделения болгарин Александр Влахов доложил смысл,
серьезность и методы нейтрализации послеконтактных состояний у людей,
испытавших воздействие НЛО. Свое выступление он готовил совместно с
американцем Борисом Ланда. Мой доклад назывался «Уфология — новое научное
направление» и был нацелен на общественную аккредитацию нашей науки среди
других наук. Его я готовил, используя соображения одного из пионеров
уфологии,- членкора Льва Гиндилиса.

Является ли проблема НЛО научной? Хотим ли мы или нет, но настал момент
поговорить об этом строгим научным языком.

Придется, по-видимому, разочаровать читателя, поскольку сегодня трудно
отстаивать тезис о том, что проблема НЛО является научной. Более того,
вернее полагать, что это пока ненаучная проблема, точнее — еще не достигшая
статуса научной. Но «ненаучная» вовсе не означает «антинаучная»! Просто
каждая новая проблема, прежде чем она приобретет статус научной, проходит
некоторую предварительную стадию становления. Вот такой становящейся и
является сегодня проблема НЛО.

Вопрос о ее научности время от времени поднимается на страницах печати.
Характерная особенность подобных дискуссий состоит в том, что они
(независимо от научного ранга выступающих) ведутся с позиций обыденного
сознания. Рассуждения обычно основаны на нестрогих, часто весьма
субъективных представлениях о том, что такое наука, научный метод, критерий
научности и т.д. Таким образом, налицо своего рода парадокс: сама постановка
и обсуждение вопроса о научности проблемы НЛО — пример ненаучного,
некорректного обсуждения. Между тем в настоящее время феномен науки стал
предметом глубокого и серьезного научного изучения. Наука о науке
(науковедение) достигла значительного развития, и мы можем опираться на ее
достижения.

Прежде всего надо иметь в виду, что наука — не застывший свод знаний, а
живой, развивающийся организм, основной функцией которого является
деятельность по добыванию нового знания. Существуют разные способы описания
процесса развития науки. Каждый из них имеет, естественно, свои достоинства
и недостатки, но мы не будем останавливаться на подобного рода тонкостях.
Вместо этого попытаемся дать, может быть, несколько грубую, приближенную, но
достаточно яркую картину, которая помогла бы нам разобраться в интересующем
нас вопросе. При этом воспользуемся популярным и удобным для нашей цели
науковедческим понятием парадигма.

Что такое парадигма? Это, в первую очередь, господствующая, общепринятая в
данном научном обществе система взглядов, знаний, своего рода картина мира.
Но не только. Парадигма — это также система оценок, ценностей и
психологических установок, принятая научным сообществом.

В процессе развития науки одна парадигма сменяется другой. Большей частью
это происходит под влиянием новых фактов, которые не укладываются в старую
парадигму. В период расцвета последней отдельные противоречащие ей факты не
принимаются во внимание. Однако с течением времени количество таких
фактованомалий и их значимость возрастают. В конце концов это приводит к
кризисной ситуации в науке, которая разрешается научной революцией, вводящей
в оборот новую парадигму. Она, в свою очередь, достигает расцвета, какое-то
время направляет исследовательскую деятельность, затем вновь наступает
кризисная ситуация, и весь цикл повторяется снова.

Существенно, что при смене парадигм происходит не просто замена одного
знания другим, а расширение знания, ибо ядро старой парадигмы, как правило,
включается в новую парадигму. Таким образом, в процессе развития науки имеет
место преемственность. Если речь идет о фундаментальных теориях и
представлениях, то новое знание не отбрасывает их полностью, а указывает
лишь область их применимости. (Частные теории и представления могут
оказаться ошибочными, и тогда они полностью отбрасываются.) Расширение
знания приводит к расширению его горизонта — границы, где оно соприкасается
с непознанным. Здесь, вблизи этой границы, возникают новые факты,
формируются новые идеи, гипотезы, теории. Поэтому с расширением знания поток
новых проблем не иссякает, а напротив — усиливается.

Рассмотрим парадигму в относительно устойчивом состоянии, соответствующем
стадии «нормальной науки». При этом можно выделить достаточно стабильное
«ядро» и «пограничный слой», в котором и проявляются новые факты,
формируются новые теории. Здесь, на переднем фронте науки, происходит острая
борьба конкурирующих теорий, исследовательских программ, направлений. Однако
новые факты и идеи возникают не только в «пограничном слое», но и за
пределами самой парадигмы. При этом, если в пределах парадигмы допускаются
сколь угодно смелые, «сумасшедшие» идеи», то любые представления,
возникающие вне парадигмы, третируются, рассматриваются как ненаучные,
вредные и активно подавляются.

Хорошо это или плохо? Видимо, ставить вопрос таким образом бессмысленно. Это
просто самозащита, оборона парадигмы от потока напирающих на нее
«непарадигмальных» феноменов. Всякая относительно стабильная система
вынуждена вырабатывать соответствующие защитные механизмы, иначе она не
может сохраниться. Этот процесс носит объективный характер, поэтому он не
может быть ни плохим, ни хорошим.

При всем этом следует иметь в виду, что большинство так называемых
внепарадигмальных явлений относится к шуму, к ложному фону. Здесь
генерируются всякого рода необоснованные гипотезы, теории и проекты — вроде
«перпетууммобиле» и тому подобных.

Они содержат элементарные ошибки, нестроги и необоснованны, наконец, часто
это просто проявления невежества. И чем менее обоснованны подобные
представления, тем с большим апломбом они выдвигаются. Конечно, парадигма
должна защищаться от такого напора, иначе никакая наука не могла бы
существовать.

Однако среди всего этого ложного фона находятся и истинные жемчужины —
зародыши нового знания. Парадигма не отличает их от шума и подавляет (иногда
даже более активно). Изменить это, по-видимому, невозможно. Но в идеале, от
которого мы еще очень далеки, этот процесс, вероятно, можно сделать менее
болезненным. Хотя сам процесс является объективным, носителями защитных
функций выступают отдельные люди. К сожалению, многие склонны впадать в
крайности, это служит источником многих неприятностей. При оценке
внепарадигмальных явлений следует избегать таких крайностей. Научная
строгость и доказательность непременно должны сочетаться с терпимостью,
широтой взглядов, иначе нам грозит опасность впасть в нетерпимость, узость,
фанатизм. С другой стороны, широта взглядов непременно должна сочетаться с
научной строгостью, иначе можно попасть в болото легковерия и
бездоказательности.

Сказанное выше характеризует научность проблемы с точки зрения ее
принадлежности к парадигме. Но научность проблемы означает также, что она
поставлена (и решается) в соответствии с научным методом.

В дискуссиях по проблеме НЛО часто указывается, что наука имеет дело с
воспроизводимыми явлениями. Кроме того, в науке свойственно
экспериментировать с изучаемыми объектами. Это, конечно, справедливо, но оба
эти условия не обязательны. Действительно, во многих областях исследований
мы постоянно сталкиваемся со случайными, спорадическими, невоспроизводимыми
явлениями. Таковы вспышки сверхновых звезд, падение метеоритов, редкие
атмосферные события, землетрясения и т.д. Каждое из этих явлений в

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *