РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

Книга о Библии

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Крывелев Иосиф Аронович: Книга о Библии

трапезе только четыре тысячи человек, съедают семь хлебов и «немного
рыбок», а остатков набирают «семь корзин полных». Вообще чудес
оказывается не меньше, и они не менее поразительны, чем описанные в
Ветхом Завете чудеса Моисея, Иисуса Навина, Илии и прочих пророков.
Что касается проповедей и бесед Христа, как о них рассказано в
евангелии от Матфея, то их содержания нам придется касаться в
последующих главах. Здесь мы укажем только на то, как в них решается
вопрос об отношении к Ветхому Завету. С одной стороны, очевидно
стремление сохранить преемственность с Ветхим Заветом и иудейской
религией: имеются ссылки на отдельные тексты Пятикнижия и пророков,
подчеркивается происхождение Иисуса из рода Давидова и т.д. С другой
стороны, неоднократно говорится о том новом, чему учил Христос:
«сказано так, а я говорю…»
Важное звено всего христианского учения впоследствии составили
содержащиеся в евангелии заявления Христа о том, что это его
«пришествие» является не окончательным, а только предварительным и что
раньше или позже он явится второй раз, притом «во всей славе своей».
Тогда-то будут, наконец, наведены на земле и на небе настоящие
порядки. Старое учение ветхозаветных пророков, в особенности Даниила,
о грядущем конце света находит в этих заявлениях Иисуса новое
выражение. С прямой ссылкой на Даниила Иисус в евангелии от Матфея
предсказывает «кончину века» и свое пришествие во второй раз. После
всевозможных страшных бедствий, которые надо вытерпеть («претерпевший
до конца спасется»), «явится знамение сына человеческого на небе; и
тогда восплачутся все племена земные, и увидят сына человеческого,
грядущего на облаках небесных с силою и славою великою. И пошлет
ангелов своих с трубою громогласною; и соберут избранных его от
четырех ветров, от края небес до края их»[Евангелие от Матфея,
гл.XXIV, ст.30-31.]. Все это произойдет скоро, уверяет Иисус, «не
прейдет род сей, как все сие будет»[Там же, ст.34.]. Отсюда для всех
уверовавших в Христа следовал вывод: надо ждать его второго
пришествия.
Повествовательная часть евангелия от Матфея завершается рассказом
о «страстях господних», о страданиях и смерти Иисуса, а также о
последовавшем затем его воскресении и явлении своим ученикам.
*Евангелие от Марка* Второе евангелие приписывается Марку,
которого церковь считает одним из учеников апостола Петра и вероятным
очевидцем деятельности Иисуса на последнем этапе. Это евангелие —
самое короткое, в нем нет многого из того, что имеется в остальных
трех, но его содержание почти дословно повторяется в остальных
евангелиях. У Марка ничего не говорится о рождении и детских годах
Иисуса, в частности ничего не сказано о непорочном зачатии.
Повествование начинается с деятельности Иоанна Крестителя, и далее
сразу рассказывается о том, что к Иоанну явился для крещения Иисус;
скороговоркой сказано об искушении Иисуса в пустыне и о начале его
проповеднической деятельности. В деталях у Марка немало расхождений с
Матфеем. Мы в дальнейшем будем говорить о них. Но общий ход
повествования с момента начала проповеди Иисуса тот же.
*Евангелие от Луки* Автор евангелия от Луки начинает изложение с
обращения к некоему Феофилу и сообщает о том, что именно ему он
адресует все написанное. При этом свое намерение написать евангелие
автор мотивирует тем, что «уже многие начали составлять повествования
о совершенно известных между нами событиях». Церковники считают, что
Лука был учеником апостола Павла, от которого имел возможность узнать
обо всех сообщаемых фактах биографии Иисуса Христа.
Само повествование начинается еще более издалека, чем у Матфея;
подробно рассказывается о чудесном рождении Иоанна Крестителя от
стариков-родителей и о том, какое участие в этом деле принимал ангел,
который явился заранее сообщить о грядущем событии отцу Иоанна. Иисус
рождается в городе Вифлееме, куда Иосиф с Марией приходят якобы для
того, чтобы пройти перепись, проводимую римскими властями Иудеи. Так
как в гостинице не оказывается свободных мест, роды происходят в
яслях. Пастухи, которых предупредил ангел, явившийся к ним в
сопровождении «многочисленного воинства небесного», пришли посмотреть
на Иисуса и поклониться ему. Иисуса обрезали, как всякого еврейского
младенца, принесли богу Яхве все почитавшиеся жертвы, потом родители
вернулись вместе с младенцем в Назарет. Рассказывается, как Иисус рос,
удивлял всех своей ученостью и как он готовился к выполнению своей
миссии. Начал он ее в возрасте около тридцати лет. Дальнейшее
изложение в общих чертах повторяет предыдущие евангелия.
В тему второго пришествия Христа и наступления царства небесного
на земле евангелие от Луки вносит новую ноту. На вопрос «когда придет
царствие божие?» Христос отвечает: «Не придет царствие божие приметным
образом; и не скажут: «вот, оно здесь», или: «вот, там». Ибо вот,
царствие божие внутрь вас есть» [Евангелие от Луки, гл.XVII,
ст.20-21.]. Речь идет как будто только о внутреннем
самосовершенствовании человека и о царстве божием в душе, каковое
должно заменить царствие божие в реальном внешнем мире. Но тут же в
евангелии от Луки говорится и о «приметном» наступлении второго
пришествия: «Как молния, сверкнувшая от одного края неба, блистает до
другого края неба, так будет сын человеческий в день свой»[Там же,
ст.24.]. И дальше идет подробное, хотя и достаточно туманное, описание
того дня, когда «сын человеческий явится». Таким образом, евангелие от
Луки тоже внушает верующим ожидание светопреставления и второго
пришествия Христа.
*Евангелие от Иоанна* Это евангелие сильно отличается от всех
предшествовавших. Три предыдущих евангелия в основном совпадают по
содержанию и ходу изложения, так что они именуются синоптическими
(синопсис — свод, согласование). В евангелии от Иоанна богословы и
исследователи-текстологи насчитывают 92 процента материала, не
встречающегося ни в одном другом евангелии. В нем меньше
повествовательного элемента, больше проповедей, поучений и абстрактных
рассуждений. Автором этого евангелия церковь считает одного из
апостолов Иисуса.
Евангелие от Иоанна начинается туманным заявлением о том, что
«вначале было слово, и слово было у бога, и слово было бог». Потом
рассказывается об Иоанне Крестителе, но и здесь не обходится без

мистически невнятных рассуждений о «слове, ставшем плотью» и о «славе»
этого слова. И сразу идет переход к Иисусу, уже взрослому, ведущему
свою проповедь. Опять следует описание чудес и пересказ проповедей.
Среди них приводится чудо, о котором ничего не говорится в других
евангелиях: на свадьбе в Кане Галилейской, когда не хватает гостям
вина, Иисус превращает воду в вино. Рассказы о других чудесах имеют
еще более диковинный вид, чем в остальных евангелиях. Так, например,
рассказ о воскрешении Лазаря уснащен такими колоритными подробностями,
долженствующими усилить впечатление: умерший четыре дня тому назад
Лазарь похоронен в гробу, как заявляет сестра его Марфа, он «уже
смердит», но Иисус все равно воскрешает его, и он выходит из гроба,
«обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами». В мрачном
мистическом тоне описываются и все дальнейшие перипетии жизни, смерти
и воскресения Христа.
В вопросе о конце света евангелие от Иоанна занимает особую
позицию. В нем не говорится о том, что следует ждать второго
пришествия Христа на землю. Изредка проскальзывает намек на некий
«последний день», но нет никаких указаний на то, что имеется в виду
время, когда второй раз на землю придет Христос.
*Деяния апостолов* Вслед за евангелиями идет в Новом Завете
книга, в которой описывается деятельность учеников Христа,
пропагандировавших его учение после его «вознесения» на небо.
Авторство этой книги церковь приписывает евангелисту Луке. В начале ее
автор обращается к тому же Феофилу, к которому адресует свое
произведение автор евангелия от Луки. Потом следует рассказ о том, как
ученики Христа собрались в Иерусалиме для празднования Пятидесятницы и
как они «исполнились все духа святого» и начали «говорить на иных
языках». В дальнейшем изложении, как и в Посланиях, не раз
изображается типичная картина молитвенного исступления, когда все
участники в страшном возбуждении одновременно выкрикивают бессвязные
восклицания, плачут и смеются, громко каются в грехах, — одним словом,
«пророчествуют». Сцена этого массового исступления наводит свидетелей
со стороны на мысль о том, что его участники просто пьяны[См. Деяния
святых Апостолов, гл.II, ст.13.]. Апостолу Петру пришлось в своей речи
специально опровергать такое объяснение происходящего: «Они не пьяны,
как вы думаете, ибо теперь третий час дня; но это есть предреченное
пророком Иоилем»[Там же, ст.15-16.]. Дальше идет описание вербовки
апостолами новых приверженцев христианского учения, причем определенно
говорится, что первые христиане жили общинами: «все же верующие были
вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и
разделяли всем, смотря по нужде каждого»[Там же, ст.44-45.].
Апостолы совершают чудеса почти такие же поразительные, какие
совершал Иисус. Несмотря на это, власти подвергают их преследованиям,
иногда даже заключают в тюрьмы. Из тюрем они обычно освобождаются с
помощью чудодейственной силы, но и это почему-то не убеждает власть
имущих, и преследования продолжаются. Особенно неистовствует некий
юноша Савл, который принимает участие во всех гонениях на христиан.
Савл решил искоренить христиан в Дамаске и отправился туда с
полномочиями от первосвященника. По дороге, однако, ему является сам
Христос, и Савл убеждается в правоте христианства. Он, правда, слепнет
от созерцания Иисуса, но этому горю, оказывается, нетрудно помочь:
Иисус инструктирует некоего старца Ананию, как вылечить Савла, и тот
прикосновением рук возвращает ослепшему зрение. Непонятно, правда,
почему сам Иисус не может вылечить пострадавшего, а должен обращаться
к помощи Анании, но это, конечно, не единственное место в Библии,
вызывающее недоумение.
Обращение Савла в христианство имеет, по учению церкви, огромные
последствия для всей дальнейшей истории. Под именем Павла он
становится наиболее активным из апостолов и играет потом важнейшую
роль в распространении христианства. Он проповедует преимущественно
среди нееврейского населения («язычников»), за что получает прозвание
«апостола язычников». Павел основывает большое количество новых
христианских общин не только в Иудее, но и в других странах
Средиземноморья. В Деяниях подробно описываются его многочисленные
сухопутные и морские путешествия по разным странам, причем такую
быстроту передвижения в то время следовало бы считать, вообще говоря,
невозможной, если не прибегнуть для объяснения ее к помощи чуда.
Особенно важная роль приписывается Павлу в формулировании и
обосновании самого христианского учения. Некоторые богословы считают
даже, что Павел явился вторым после Иисуса основателем христианства.
Основывается это мнение на приписываемых ему посланиях. В Новом Завете
имеется специальный раздел Посланий апостольских, среди которых
главное место занимают Послания Павла.
*Послания апостолов* Всего в Новом Завете содержится двадцать
одно послание — каждое из них приписывается тому или иному апостолу.
Четырнадцать посланий церковь считает принадлежащими Павлу. Мы не
будем пока касаться вопроса, действительно ли Павел был их автором и
существовал ли он как историческая личность. Укажем только на то, что
даже историки, весьма положительно относящиеся к христианству,
считают, что по меньшей мере пять из Павловых посланий являются
подложными. Помимо Посланий Павла, в Новом Завете имеются еще
послания, приписываемые Иакову, Петру, Иоанну, Иуде.
Каждое из посланий по форме является чем-то вроде инструктивного
письма, адресованного апостолом той или иной христианской общине или
отдельному ее представителю. Некоторые из них напоминают обычные
письма: начинаются с обращения, кончаются приветами, пожеланиями и
просьбами передать поклон кому-либо из знакомых.
В посланиях христианство впервые выступает как новая религия,
порывающая свои связи с иудейством.
В Послании к Римлянам автор говорит о иудейской религии в
довольно дружественном тоне, но делает важный шаг в сторону признания
равноправия иудеев и язычников. Иудейство он признает истинной
религией, но главное усматривает не во внешних его признаках, а в
вере. В Первом Послании к Коринфянам иудеи и язычники уже уравнены в
правах — и те и другие оказываются стоящими на неправильных позициях:
«Иудеи требуют чудес, и Еллины ищут мудрости, а мы проповедуем Христа
распятого»[Первое Послание к Коринфянам, гл.I, ст.22-23.]. А уже во
Втором Послании к Коринфянам прямо говорится о превосходстве Нового
Завета над Ветхим: на сердце сынов израилевых при чтении Ветхого
Завета «лежит покрывало», и это покрывало снимается только при чтении
Нового Завета, при «обращении к господу»[Второе Послание к Коринфянам,
гл.III, ст.14-16.]. Наибольшую ясность в вопрос о взаимоотношениях
иудаизма и христианства вносит Послание к Галатам, где автор

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *