РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

Книга о Библии

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Крывелев Иосиф Аронович: Книга о Библии

положение верблюда, которому надо пролезть в игольное ушко. У них
двойная бухгалтерия: одна — для практической жизни, другая — для
благочестивых размышлений, для «души» и, что самое главное, для
проповеди другим людям.
Служители евангельской религии не устают повторять в проповедях с
церковных амвонов, учить детей на уроках закона божьего, внушать
верующим на исповеди, что заботиться об улучшении своей жизни — грех,
суета, чуть ли не мерзость перед богом. Довольствоваться своей долей и
не думать о большем — эта новозаветная мораль объявляется чуть ли не
главной добродетелью христианина. Если ты нищий, ты должен только
радоваться этому, ибо, как сказано в евангелии Луки, «блаженны
нищие»[Евангелие от Луки, гл.VI, ст.20. В греческом подлиннике
евангелия от Луки сказано именно так, а не «нищие духом», как в
русском переводе.]. Этот мотив на многие лады повторяется в Новом
Завете, причем не однажды оговаривается, что каждый должен
довольствоваться тем положением, в каком он находится («каждый
оставайся в том звании, в котором призван»), и не искать путей к его
изменению и улучшению.
Вот те требования, которым должен удовлетворять верующий по
своему нравственному облику. Он должен быть нищим не только по своему
материальному положению, но и духом, ибо «блаженны нищие духом»[См.
евангелие от Матфея, гл.V, ст.3.]. Нищий духом — это безответный и
смиренный «раб божий» и раб человеческий. Это нищий не только разумом
и знаниями, но и волей, достоинством, самолюбием. Забитый тихий
человек, лишенный чувства собственного достоинства, не имеющий желания
дерзать, добиваться, стремиться к чему-либо, идти вперед, — вот
евангельский идеал.
Но позвольте, может ответить защитник религии, разве библейское
учение в данном вопросе сводится к приведенным выше евангельским
высказываниям, разве во всех книгах Ветхого и Нового Заветов
пропагандируется презрение к земным благам и отсутствие стремления к
улучшению жизни? Доля истины в этом возражении есть. Действительно, в
ряде других библейских книг мы находим и другие мотивы. Больше того, в
самих евангелиях имеется много таких текстов, которые решительно
противоречат приведенным выше.
Как было уже показано в предыдущих главах, Библия формировалась
на протяжении ряда столетий. За это время происходили многочисленные
изменения в социально строе, в классовых взаимоотношениях людей, в
уровне культуры как общества в целом, так и отдельных его классовых
групп. Конечно, в этих условиях вся Библия не могла быть пронизана
единым мировоззрением, единым общественным идеалом, как и единым
идеалом нравственной личности. Но ведь верующий человек ищет в Библии
определенного ответа на вопрос о том, как ему жить, на какой
общественный и нравственный идеал ему ориентироваться. Да и церковное
учение утверждает, что Библия не противоречит себе, а, наоборот, дает
единое и последовательное божественное наставление человеку.
Противоречий в Библии бесчисленное множество, но следует
признать, что как раз в том вопросе, который мы сейчас разбираем,
можно найти единую нить, которая при соответствующем истолковании
библейских текстов может быть представлена как последовательная точка
зрения.
В вопросе об отношении к жизни и к обществу библейская точка
зрения может быть сформулирована примерно таким образом: мир, в
котором мы живем, — временный, несущественный, даже не совсем
реальный; настоящая жизнь наступает только после смерти человека,
когда он попадает в загробный мир; нет поэтому никакого смысла
стремится к его улучшению на земле, ибо в качестве преддверия к
будущей жизни он должен быть таким, каким его создал бог. Отсюда
вытекает настойчивое оправдание существующих на земле общественных
порядков, оправдание любого эксплуататорского строя.
Но защита эксплуататорского общественного строя базируется в
Библии не только на этих положениях. Она значительно более
многостороння, более разнообразна по своим приемам и доводам.
*Оправдание строя эксплуатации* Когда читаешь библию, иногда не
можешь отделаться от впечатления, что отдельные ее сказания и легенды
как будто нарочно придуманы для оправдания классового разделения
общества, эксплуатации, нищеты одних и богатства других. Это, конечно,
не так. Основные библейские сказания и легенды возникали стихийно,
создаваясь религиозной фантазией народных масс, придавленных
беспросветной нуждой. Но их объективное значение от этого не меняется.
И сами по себе, а в особенности будучи соответствующим образом
истолковываемы и используемы, они служат оправданию и освящению всех
форм угнетения и рабства.
Уже первые главы Ветхого Завета содержат в себе такого рода
материал. Вот рассказ о первородном грехе Адама и Евы. Бог говорит
Адаму: «За то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о
котором я заповедал тебе, сказав: «не ешь от него», проклята земля за
тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей… В
поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из
которой ты взят»[Бытие, гл.III, ст.17 и 19.]. Таким образом, Адаму
богом уготовано тяжелое и скудное существование: он должен изо всех
сил трудиться и мало получать за свои труды. Иначе говоря, он должен
вести именно тот образ жизни, который характерен для раба,
крепостного, наемного рабочего, для всякого угнетенного и
эксплуатируемого.
Отсюда следует прямой вывод, который религиями, основанными на
Библии, — иудейством и христианством — всячески внушается верующим:
тяжелое положение трудящегося человека при эксплуататорском строе
вытекает вовсе не из самого этого строя, а из божьего повеления,
вызванного страшным грехом Адама и Евы. Что это, как не оправдание и
освящение того положения, при котором люди, созидающие своим
напряженным трудом все блага земные, сами не вкушают от этих благ и
вынуждены довольствоваться жалкими крохами?!
В той же книге Бытия есть легенда, которая как будто нарочно
придумана для оправдания классового неравенства и классовой
эксплуатации. Праотец Ной однажды напился пьяным «и {лежал} обнаженным
в шатре своем». «И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего, и

выйдя рассказал двум братьям своим». Братья Сим и Иафет оказались
более тактичными, чем Хам: они «взяли одежду, и, положив ее на плечи
свои, пошли задом, и покрыли наготу отца своего; лица их были обращены
назад, и они не видали наготы отца своего». Когда Ной проспался и
узнал о происшедшем, он проклял Хама и все его потомство, обязав его
во все будущие времена трудится для потомства Сима и Иафета[См. Бытие,
гл.IX, ст.21-27].
В православных церквах до революции можно было часто видеть
иконы, изображающие это «разделение труда» в обществе, установленное
распоряжением праотца Ноя: под надписью «Сим царствует над всеми»
изображен некий начальник, восседающий на троне и повелевающий людьми;
рядом — священник в образе Иафета, который «молится за всех»; и,
наконец, несчастный мужичонка на ободранной кляче пашет сохой поле;
под ним надпись: «Хам трудится за всех». Таков, оказывается, идеал
общественного устройства, проповедуемый Ветхим Заветом. Одни люди
трудятся, другие в той или иной форме бездельничают, пользуясь трудами
первых, и это, по Библии, справедливо, угодно богу, полностью
оправдано тем, что Хам когда-то не догадался накрыть своего пьяного
отца…
Во всех книгах Ветхого и Нового Заветов разбросаны легенды,
притчи, поучения, отдельные изречения, смысл которых заключается в
оправдании эксплуататорского общественного строя. «Неприлично рабу, —
говорится в Притчах Соломоновых, — господствовать над князьями»[Книга
Притчей Соломоновых, гл.XIX, ст.10.]. В тех же притчах специально
сказано, что, когда служанка «занимает место госпожи своей», ее земля
не может носить![Там же, гл.XXX, ст.23.] Нормально, по Библии, когда
господствуют рабовладельцы, «князья», эксплуататоры, но совершенно
ненормально и неугодно богу, когда сами трудящиеся пытаются стать
господами положения.
Большая часть Библии была написана в период господства
рабовладельческих общественных порядков. Следует заметить, что рабство
не встречает в Библии никакого осуждения. Наоборот, этот гнусный
порядок, при котором один человек является для другого чем-то вроде
домашнего животного, рабочей скотины, признается Библией священным и
неприкосновенным. «Можете передавать их, — говорится о рабах, — в
наследство и сынам вашим по себе, как имение; вечно владейте ими, как
рабами»[Левит, гл.XXV, ст.46.].
Здесь делаются, правда, некоторые послабления в отношении рабов
из евреев, но это не меняет сути дела — рабство, как принцип
общественного устройства, полностью оправдывается Библией. Особенно
характерные высказывания на этот счет содержатся в евангелиях и вообще
в Новом Завете.
В евангелиях постоянно говорится о рабах, о господах, об их
взаимоотношениях и никогда не произносится ни одного слова,
осуждающего рабство, как бесчеловечный и несправедливый общественный
порядок. Наоборот, оно рассматривается как нечто само собой
разумеющееся. Известна, например, притча о талантах. Некий человек,
отправляясь в путешествие, собрал своих рабов и дал им на сохранение
деньги. «И одному дал он пять талантов (мера веса драгоценных
металлов. — И.К.), другому два, иному один, каждому по его силе».
Дальше описывается, что сделали рабы с оставленными им деньгами. Все
рабы, за исключением одного, занялись приумножением богатства своего
хозяина, «употребили в дело», как сказано в евангелии, полученные ими
деньги и нажили для своего владельца новые деньги. А один нерадивый
раб закопал полученный им талант в землю и просто сберег его там.
Когда хозяин вернулся, он, конечно, всячески поощрил тех рабов,
которые активно работали над его обогащением, а раба, который просто
сберег его деньги, приказал «выбросить во тьму внешнюю», где «будет
плач и скрежет зубов»[См. евангелие от Матфея, гл.XXV, ст.14-30].
Притча эта влагается в уста самого Иисуса, как одно из высших
проявлений божественной мудрости. И сформулированные в ней обязанности
раба отнюдь не сводятся к пассивному подчинению и простому выполнению
хозяйских распоряжений: Иисус требует от раба, чтобы он всей душой был
предан рабовладельцу. Лучшей идеологической обработки своих рабов
никакой рабовладелец не пожелал бы.
Неустанно в евангелиях, особенно в евангелии от Луки, развивается
тема об обязанностях раба в отношении своего хозяина, причем часто это
делается как бы мимоходом, для иллюстрации положения об обязанностях
верующего во Христа. Эти обязанности полностью приравниваются к
обязанностям раба в отношении своего господина. Таким образом заодно
пропагандируется рабство не только земное, реальное, но и «небесное» —
рабство в отношении потусторонних сил. При этом, конечно, главную роль
играет то полное одобрение земного рабства, которое недвусмысленно в
Новом Завете выражают Христос, его апостолы и другие «авторитетные»
личности.
Требуя от людей беспрекословного повиновения воле божией и отказа
от всяких претензий к богу, Христос говорит: «Кто из вас, имея раба
пашущего или пасущего, по возвращении с поля, скажет ему: «пойди
скорее, садись за стол»? Напротив, не скажет ли ему: «приготовь мне
поужинать и, подпоясавшись, служи мне, пока буду есть и пить, и потом
ешь и пей сам»? Станет ли он благодарить раба сего за то, что он
исполнил приказание? Не думаю. Так и вы, когда исполните все
повеленное вам, говорите: «мы рабы ничего нестоящие; потому что
сделали, что должны были сделать»»[Евангелие от Луки, гл.XVII,
ст.7-10.].
Можно привести еще немало таких мест, свидетельствующих о том,
что евангелия проповедуют рабство, как самый угодный богу общественный
строй. Ограничимся сказанным выше и приведем только некоторый материал
для иллюстрации того, как рассматривается этот вопрос в других книгах
Нового Завета и прежде всего в Посланиях, приписываемых Павлу.
Самым характерным является в этом отношении знаменитое, можно
сказать, программное заявление в Послании к Колоссянам: «Рабы, во всем
повинуйтесь господам вашим по плоти, не в глазах только служи {им},
как человекоугодники, но в простоте сердца, боясь бога»[Послание к
Колоссянам, гл.III, ст.22.]. И страх обычного земного наказания со
стороны хозяина, и страх небесного божьего наказания — все
используется с целью воспитания в людях рабьего послушания хозяевам.
«Рабы, — требуется в Послании к Ефесянам, — повинуйтесь господам своим
по плоти со страхом и трепетом, в простоте сердца вашего, как
Христу»[Послание к Ефесянам, гл.VI, ст.5.]. Здесь уже повиновение
рабовладельцу приравнивается к повиновению самому богу, оно
возносится, таким образом, на самый высокий уровень божественного
повеления первостепенной важности.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *