РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

Книга о Библии

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Крывелев Иосиф Аронович: Книга о Библии

называться по именам их авторов (например, Асаф, сыны Кореевы), что
сразу разоблачает версию об авторстве Давида; отдельные псалмы
повторяются дважды.
*Книга Даниила* Особенное значение имела и для рассматриваемого
периода и для ближайших к нему столетий книга Даниила.
В беспокойной и мрачной обстановке II века до н.э. религиозная
фантазия поклонников бога Яхве усиленно работала в направлении
«предвидения» в ближайшем будущем грядущего конца света и пришествия
мессии. Настроения ожидания светопреставления широко распространялись
среди масс. Неудачи всех предшествовавших мессий только подталкивали
религиозное воображение к построению новых легенд о новых мессиях,
которые уж обязательно наведут порядок, уничтожат силы зла и обеспечат
победу праведных. Появляется новый жанр священных книг — апокалипсисы,
или откровения.
В апокалипсической литературе того времени был ряд произведений,
которые не вошли ни в иудейский, ни в христианский канон, а некоторые
из них вообще не дошли до нашего времени, так что мы знаем их только
по названиям. Известны не вошедшие впоследствии в канон апокалипсисы
Еноха, Варуха, «Заветы двенадцати патриархов». Один из апокалипсисов
вошел в канон Ветхого Завета. Это книга Даниила, относящаяся примерно
к 167-164 годам до н.э.
Неизвестный автор этой книги приписал ее некоему Даниилу, жившему
якобы в период вавилонского плена. По тексту видно, что автор был
плохо знаком со временем вавилонского плена, так что он, конечно, не
жил в то время. Так, например, по его описанию, вавилонский плен
кончился, когда персидский царь Дарий победил вавилонского царя
Навуходоносора; на самом деле последним царем Вавилона был Набонид,
завоевал же Вавилон не Дарий, а Кир. Книга Даниила была написана в
начале восстания Маккавеев.
По своему содержанию она является типичным пророчеством о конце
света. Пророчество выражено в видениях Даниила. Видел он, например,
четырех зверей, вышедших из моря. Один похож на льва, другой — на
медведя, третий — на барса, четвертый — просто «страшный и ужасный и
весьма сильный». Четыре зверя, как объяснил Даниилу присутствовавший
при сем ангел, — это четыре царства, причем явно имеются в виду
царства Вавилонское, Мидийское, Персидское и Греческое. У четвертого
зверя — Греческого царства — десять рогов, а «десять рогов значат, что
из этого царства восстанут десять царей»[Книга пророка Даниила,
гл.VII, ст.24.]. Рядом с этими рогами вдруг вырастает еще одиннадцатый
рог, совершенно зловредный: он «против всевышнего будет произносить
слова и угнетать святых всевышнего; даже возмечтает отменить у них
{праздничные} времена и закон»[Там же, ст.25.].
Но здесь наступит конец долготерпению Яхве. Даниил видит, как
ставятся престолы и на них садится «Ветхий днями (Яхве. — И.К.);
одеяние на нем было бело, как снег, и волосы главы его — как чистая
волна; престол его — как пламя огня, колеса его — пылающий огонь»[Там
же, ст.9.]. Быстро наводится порядок: «зверь был убит в глазах моих, и
тело его сокрушено и предано на сожжение огню»[Там же, ст.11.]. И
является мессия: «с облаками небесными шел как бы сын человеческий,
дошел до Ветхого днями, и подведен был к нему. И ему дана власть,
слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили ему;
владычество его — владычество вечное, которое не прейдет, и царство
его не разрушится»[Там же, ст.13-14.]. Вполне очевидно, что десятый
царь («десятый рог») — это Антиох Епифан, запретивший поклонение Яхве
и вызвавший этим народное восстание. Другие видения того же Даниила
полностью подтверждают именно эту трактовку его пророчеств.
Даниил точно указывает время, когда должно свершиться
светопреставление. Он рассказывает, как стал размышлять над
пророчеством Иеремии о том, что после разрушения Иерусалима продлится
только семьдесят лет. На помощь ему явился муж Гавриил, который
разъяснил, что под семьюдесятью годами следует понимать семьдесят
седмин, т.е. 490 лет. «С того времени, как выйдет повеление о
восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седмин и шестьдесят
две седмины… И по истечении шестидесяти двух седмин предан будет
смерти Христос, и не будет; а город и святилище разрушены будут
народом вождя, который придет, и конец его будет как от наводнения, и
до конца войны будут опустошения. И утвердит завет для многих одна
седмина, а в половине седмины прекратится жертва и приношение, и на
крыле {святилища} будет мерзость запустения, и окончательная
предопределенная гибель постигнет опустошителя»[Книга пророка Даниила,
гл.IX, ст.25-27.]. Сколько же еще остается терпеть? Напутав в дате
начала вавилонского плена, Даниил устанавливает, что ждать вообще
осталось только половину седмины, т.е. три с половиной года. Итак,
конец света должен был наступить через три с половиной года после
написания книги Даниила…
В приведенных выдержках следует обратить внимание на такое
интересное обстоятельство: там прямо предсказывается пришествие
Христа, его смерть и воскресение — «будет предан смерти и не будет».
Основано это на легкой подтасовке, сделанной переводчиками. В
древнееврейском подлиннике книги Даниила говорится о пришествии
«мошиах ханогид» — мессии-богача, причем слово «ногид» можно понимать
в переносном смысле, как сильный, богатырь. Переводить в данном случае
мессию словом Христос нельзя, ибо мессия здесь не означает
собственного имени; говорится о некоем помазаннике, а не о конкретной
личности, которая, независимо от того, существовала ли она в
действительности, получила в традиции собственное имя Христос. В книге
Даниила, таким образом, нет никакого предсказания о грядущем
пришествии Иисуса Христа.
Апокалипсические книги, в частности книга Даниила, явились своего
рода мостом между Ветхим и Новым Заветом. Хотя порядок расположения
книг Ветхого Завета таков, что после книги Даниила следуют другие,
появившиеся значительно раньше ее (книги Осии, Амоса и др.), на самом
деле именно книга Даниила является настоящим завершением Ветхого
Завета.
Мы говорили до сих пор об отдельных библейских книгах и об
обстоятельствах их появления. Теперь мы должны выяснить историю
появления ветхозаветного комплекса в целом.

*Установление ветхозаветного канона* Началом установления
ветхозаветного канона можно считать деятельность Ездры, который еще в
середине V века до н.э. укомплектовал Пятикнижие, а может быть, и
Шестикнижие (вместе с книгой Иисуса Навина). В дальнейшем
комплектование Ветхого Завета длилось еще немало времени. Только
примерно к 100 г. до н.э. еврейскими книжниками был отредактирован
Ветхий Завет приблизительно в таком виде, в каком он существует
теперь.
К этому же времени был в основном закончен и перевод Ветхого
Завета с древнееврейского языка на греческий — тот самый перевод,
который именуется Септуагинтой, или, иначе, Переводом 70. На этом
вопросе следует специально остановится.
Церковное предание по этому вопросу опять-таки не соответствует
исторической истине. Согласно этому преданию, египетский царь Птоломей
II, живший и царствовавший в середине III века до н.э., приказал
перевести Ветхий Завет на греческий язык. Собралось 72 толковника — по
6 от каждого еврейского колена, — которые в течение 72 дней выполнили
свою задачу. Рассказываются еще и другие неправдоподобные истории в
связи с этим. Например, будто каждый из переводчиков работал
самостоятельно, переводя весь текст, и когда все 72 перевода были
собраны вместе и сличены, то оказалось, что они совпадают слово в
слово. Все это, конечно, легенды, которые при научном исследовании
нельзя принимать в расчет.
На самом деле перевод Ветхого Завета был вызван отнюдь не нуждами
двора Птолемеев и не царским приказом, а тем, что для евреев диаспоры,
начинавших забывать свой язык, родным языком становился греческий.
Перевод Ветхого Завета действительно начался в III веке до н.э., но
шел, конечно, постепенно и очень медленно, так что книга Екклесиаста,
например, не была переведена еще и к 100 г. н.э.
Перевод представлял собой громадные трудности. Ветхозаветные
книги были написаны на пергаменте одними согласными буквами и без
интервалов между словами. Поэтому приходилось преодолевать большие
трудности даже в истолковании значения отдельных слов. Представим себе
что-нибудь подобное в русском языке. Слово, обозначенное, например,
знаками «крв», мы можем прочитать, как «корова», «кровь», «кривой» и
т.д. В древнееврейском языке дело обстоит так же. Слово, например,
«постель» по-древнееврейски называется «хаммита», слово «жезл» —
«хаммате». Одно место в книге Бытия, где участвует это слово, следует
перевести так: «И поклонился Израиль (Иаков. — И.К.) на возглавие
постели»[Бытие, гл.XLVII, ст.31.]. В Новом Завете есть ссылка на это
место, но выглядит она так: «Иаков, умирая… поклонился на верх жезла
своего»[Послание к Евреям, гл.XI, ст.21.]. Естественно, что человек,
умирая, склонился на постель, но бессмысленно утверждение, что он
склонился на верхушку жезла… Ошибка произошла именно потому, что
слова, написанные без гласных букв, могут читаться по-разному. Но так
был написан весь Ветхий Завет!
В VII-VIII вв. н.э. началась работа ученых раввинов,
устанавливавших определенный текст Ветхого Завета и строго следивших
за тем, чтобы в этом тексте не было никаких разночтений и чтобы в
дальнейшем не допускалось никаких произвольных изменений. Занимавшиеся
этим делом раввины получили название масоретов — от слова «масора»,
что значит предание. Во многом, однако, масореты опоздали. Чтобы текст
библейских книг в точности соответствовал их первоначальному
содержанию, надо было начать эту работу задолго до того, как они это
сделали, ибо огромное количество разночтений и произвольных изменений
уже было ранее.
Когда книги печатаются типографским способом, каждый экземпляр
какой-нибудь книги автоматически соответствует всем другим экземплярам
данного тиража. Но когда книги писались от руки, буквально каждый
экземпляр мог отличаться от всех других экземпляров. Даже в условиях
книгопочетания в книгу нередко вкрадываются опечатки, те или иные
ляпсусы и ошибки. Тем более это возможно при ручном воспроизведении
каждого экземпляра. Каждый переписчик делал свои ошибки, причем
списывал он с рукописи, в которой в свое время тоже были сделаны
описки и ошибки. Когда оказывалось, что текст в том или ином месте
из-за какой-нибудь ошибки трудно понять, переписчик, руководствуясь
своим разумением, вносил в него поправки, причем надо полагать, что
эти поправки далеко не всегда были правильны и целесообразны. При
отсутствии гласных букв разногласия между переписчиками в толковании
значения отдельных слов и целых фраз были неминуемы.
Известно, что в те времена, когда книги переписывались от руки,
считалось нормальным, что переписчики позволяли себе вводить в текст
новые материалы, соединять вместе рукописи, даже принадлежащие разным
авторам. Они делали иногда пометки на полях, там же приписывали
замечания и материалы, взятые из других книг и казавшиеся им в
какой-то мере связанными с данным текстом. Последующие переписчики
иногда включали эти так называемые глоссы в самый текст рукописи;
таким образом, текст оказывался «обогащенным» не относящимся к нему
материалом. Точно так было и с перепиской Библии.
Масореты подошли очень строго к установлению единообразного
текста. Вначале они, видимо, выбрали из всех существовавших рукописей
один какой-то вариант и сделали его образцом для дальнейших переписок.
Многочисленные другие варианты они старались уничтожать; таким
образом, было уничтожено большое количество древних рукописей Ветхого
Завета, что, конечно, нанесло сильнейший ущерб научному исследованию
библейского текста в дальнейшем, так как лишило исследователей
возможности сличить масоретский текст с существовавшими до него.
Текст Ветхого Завета, установленный масоретами, еврейские
церковники считают священным и неприкосновенным. До сих пор во всех
печатных и рукописных изданиях Ветхого Завета на древнееврейском языке
масоретский образец копируется не только дословно, но до любого знака,
до малейшей особенности той или иной буквы. В ряде случаев некоторые
из масоретов ставили над теми или иными местами текста точки или
какие-нибудь другие пометки, видимо для себя, как иногда мы ставим на
полях рукописи «птички» или вопросительные знаки, имея в виду,
допустим, вернуться к этому месту текста. И все эти случайные пометки
и значки теперь признаны элементом самого текста, поэтому они
тщательно воспроизводятся. На месте отдельных пробелов, которые
случайно оказались в оригинале, оставляются белые пятна.
Особый талмудический трактат строго установил все правила,
которым должен подчинятся переписчик Ветхого Завета (для богослужебных
целей в еврейской религии до сих пор применяются только рукописные
Библии, исполненные на пергаменте). Там указан материал для письма,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *