ПОЛИТИКА

Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: О.П.Орлов, А.В.Черкасов: Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

В сентябре Д.Дудаев, по-видимому, сделал для себя вывод о неизбежности
надвигающегося военного столкновения с федеральными войсками. При этом
действовать он стал как человек военный, а не политик. Первым делом он
выслал из Чечни всех российских журналистов и представителей миротворческих
и правозащитных организаций. Все идеи, исходившие извне, решительно
отвергались, открытых внятных заявлений официального Грозного для внешнего
мира о военных приготовлениях Москвы не прозвучало. «Мы гордый народ, мы
сами сумеем себя защитить» — такую фразу приезжавшие представители
российской демократической общественности обычно слышали в резиденции
Дудаева в ответ на предложения о помощи в «наведении мостов» между Москвой
и Грозным. Одновременно высшие руководители Чечни вполне радушно
приветствовали русских националистов и представителей партии Жириновского;
некоторых из них вскоре так же гостеприимно встречали в Грозном уже
российские генералы.

Нельзя не отметить, что и в России лишь весьма малый круг людей предвидел
масштаб и значение надвигающихся событий. Вплоть до конца ноября чеченская
тема, по сути, не затрагивалась в официальных заявлениях российских
властей, не удостаивалась внимания политических деятелей и, в целом,
оставалась на периферии российского информационного пространства. Серьезные
предупреждения прозвучали лишь в выступлениях ряда представителей
федеральной партии «Демократическая Россия» и в материалах нескольких
малоизвестных публицистов и журналистов.

Только после провала штурма Грозного, предпринятого силами Временного
совета ЧР 26 ноября, и последовавших затем разоблачений тайных
обстоятельств этой операции всеобщее внимание оказалось прикованным к
событиям в Чечне. В осуждении подобных действий силовых ведомств РФ были
едины практически все политические силы в Москве.

В течение двух последующих недель, остававшихся до начала войны, одна за
другой Грозный посещали группы депутатов Государственной Думы РФ,
заявлявших о своем стремлении не допустить начала широкомасштабного
вооруженного конфликта. Им удалось добиться освобождения большинства из
захваченных 26 ноября чеченскими формированиями российских военнослужащих.
Однако никаких реальных политических последствий эти поездки не имели.
Депутатские группы не были наделены какими-либо серьезными полномочиями, и
власти ЧРИ рассматривали встречи с российскими депутатами скорее как шаги,
выгодные руководству Чечни в пропагандистской войне, чем как серьезные
политические действия. Сами депутаты не желали всерьез обсуждать
предложение некоторых представителей московских общественных организаций
установить в Грозном постоянную депутатскую наблюдательную миссию. Однако
затем, когда с таким планом в Грозный прибыл Г.А.Явлинский, эта идея была
отвергнута Д.Дудаевым.

К переговорам же с российским министром обороны П.С.Грачевым, прошедшим 6
декабря в станице Орджоникидзевская, Д.Дудаев отнесся чрезвычайно серьезно.
По-видимому, Д.Дудаев видел в этой встрече единственный шанс предотвратить
надвигающуюся войну, так же как до этого и затем, уже во время войны,
считал главным условием урегулирования конфликта свою встречу с
Б.Н.Ельциным. Действительно, 6 декабря были достигнуты предварительные
договоренности о решении всех вопросов, связанных с Чечней, исключительно
мирными и политическими средствами. Европейский парламент также посчитал
эту встречу событием, могущим предотвратить вооруженный конфликт, и призвал
в своей резолюции «все заинтересованные стороны ввести в действие
Орджоникидзевский протокол, подписанный в Ингушетии 6 декабря 1996 года
министром обороны России П.С.Грачевым и Д.Дудаевым, целью которого является
решение разногласий между Москвой и Грозным мирным путем». Однако
совершенно очевидно, что в Москве уже было принято принципиальное решение о
вводе войск в Чечню.

Последний перед началом полномасштабной войны официальный контакт между
представителями федеральных властей РФ и властей ЧРИ — переговоры во
Владикавказе 12 декабря, когда уже начался ввод на территорию Чечни
федеральных войск. При этом действия, заведомо ведущие к срыву переговоров,
объявлялись направленными на предотвращение их срыва. Так, в обращении 11
декабря к гражданам России президент РФ обосновывал ввод войск следующим
образом: «Наша цель состоит в том, чтобы найти политическое решение поблем
одного из субъектов Российской Федерации — Чеченской Республики На 12
декабря 1994 года намечены переговоры между правительствами России и Чечни.
Мы должны предотвратить их срыв».

Эти переговоры, к огромному сожалению, можно охарактеризовать лишь как
несуразные во всех отношениях. Российская делегация поставила перед
представителями ЧРИ ультимативные по содержанию и непродуманные по форме
предложения (признать Чечню в качестве субъекта федерации, осуществить
полную сдачу оружия и т.п.), которые заведомо не могли быть приняты,
особенно в «быстротечном» режиме. Обсуждение все же началось, и многие
участники переговоров, в том числе и с федеральной стороны, были искренне
уверены в том, что пока идут переговоры, сила применяться не будет. Однако
широкомасштабный ввод федеральных войск в Чечню продолжался, переговоры
были прерваны представителями ЧРИ для консультаций с Д.Дудаевым и больше
уже не возобновлялись.

* * *

Анализируя историю и характер политических взаимоотношений федеральных
властей Российской Федерации и руководящих кругов Чечни в августе 1991 г.-
декабре 1994 г., следует констатировать:

1. Смена власти произошла в Грозном в августе-ноябре 1991 г. вопреки
действовавшему законодательству РСФСР и СССР.

2. Провозглашение новой властью независимости Чеченской Республики и
создание соответствующих политических, военных и экономических атрибутов
этой независимости также происходило в нарушение действовавшей Конституции
и законодательства России.

3. Попытка силой вернуть Чечню в рамки правового поля России, предпринятая
в ноябре 1991 г., привела к прямо противоположному результату. Она
оправдала в глазах значительной части чеченского общества неправовые
силовые действия сторонников независимости Чеченской Республики.

4. Ни со стороны различных ветвей федеральной власти России, ни со стороны
властей ЧРИ во главе с Д.Дудаевым не было выработано реалистического
подхода к решению вопроса о выходе из создавшегося политического кризиса. В
результате имевшиеся возможности разрешения конфликта политическими
средствами не были использованы по вине обеих сторон.

5. Секретные силовые акции, проводимые федеральными ведомствами на
территории Чечни, способствовали консолидации чеченского общества на
антироссийских позициях, что серьезно снизило возможности разрешения
кризиса невоенным путем.

6. Военное решение создавшейся кризисной ситуации было недопустимо и не
может быть оправдано ни в политическом, ни в военном, ни в нравственном
отношении.

Автор выражает благодарность за помощь в работе Датскому Фонду Мира, а
также Николаю Гульбинскому, Тимуру Музаеву, Владимиру Швареву и Шарипу
Юсупову за оказанную помощь и полезные советы.

РОССИЯ-ЧЕЧНЯ: цепь ошибок и преступлений

НАРУШЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И НОРМ ГУМАНИТАРНОГО ПРАВА В ХОДЕ ВООРУЖЕННОГО
КОНФЛИКТА В ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Доклад Правозащитного центра «Мемориал»

Авторы О.П.Орлов, А.В.Черкасов, А.В.Соколов
1. ОТ АВТОРОВ

Двадцать один месяц на Северном Кавказе шла кровопролитная и жестокая
война. По массовости и грубости нарушений прав человека, по числу жертв, по
необычайной жестокости события в Чечне в этот период являются
беспрецедентными для России со времени прекращения в 1950-х гг. массовых
репрессий1. По размаху же боевых действий этот внутренний конфликт не имеет
аналогов с момента окончания в 1920-х гг. гражданской войны2.

Авторы рассматривают в предлагаемом читателю докладе период вооруженного
конфликта начиная с даты ввода федеральных сил на территорию Чечни — 11
декабря 1994 г. — и кончая датой подписания в Хасавюрте Заявления и
Принципов определения основ взаимоотношений между Российской Федерацией и
Чеченской Республикой — 30 августа 1996 г.

Доклад представляет собой попытку обобщения известных ПЦ «Мемориал»
сведений об имевших место в ходе вооруженного конфликта нарушениях прав
человека и норм гуманитарного права. Подробно рассмотрены наиболее
характерные и массовые из них. Учитывая масштаб событий и неполноту
имеющихся в распоряжении ПЦ «Мемориал» сведений, доклад не претендует на
полноту обобщений.

В соответствующих разделах доклада отдельные факты и свидетельства
приведены в качестве примеров. Не следует рассматривать данную работу как
исчерпывающий перечень конкретных случаев преступлений против мирных
граждан, пленных военнослужащих федеральных войск, захваченных бойцов
вооруженных сил ЧРИ и т.п. Более подробное изложение ряда фактов, указание
источников информации содержатся в отдельных докладах правозащитных
организаций, на которые мы даем ссылки.

Кроме того, в докладе, как правило, не описываются случаи отдельных
преступлений, не принявших, по мнению авторов, массового или
систематического характера.

* * *

Часть материалов, представленных в данном докладе, была передана Комиссии
по правам человека при президенте РФ и использовалась при подготовке
соответствующего раздела Доклада Комиссии «О соблюдении прав человека и
гражданина в Российской Федерации в 1994-1995 годах», выпущенного 5 февраля
1996 г.

Первый вариант данного доклада был подготовлен к слушаниям Парламентской
ассамблеи Совета Европы по правам человека в Чечне 23-24 сентября 1996 г. и
был передан в Комитет по юридическим вопросам и правам человека
Парламентской ассамблеи Совета Европы.

* * *

Источниками информации для составления данного доклада стали:

— материалы, собранные Группой Уполномоченного по правам человека
Российской Федерации.

В связи с поступавшими из зоны конфликта сообщениями о грубейших нарушениях
обеими сторонами норм гуманитарного права и прав человека с 15 декабря 1994
г. там начала работу Группа Уполномоченного по правам человека Российской
Федерации. Из-за отсутствия закона, регламентирующего деятельность
Уполномоченного по правам человека в РФ, назначенный Государственной Думой
РФ Уполномоченный С.А.Ковалев не был наделен реальными правами и
полномочиями, не имел необходимого штата сотрудников. Поэтому ряд
неправительственных российских правозащитных организаций (прежде всего
Общество «Мемориал») включились в обеспечение деятельности Группы
Уполномоченного по правам человека и направили в ее состав своих
представителей. Группа работала до марта 1995 г., когда С.А.Ковалев был

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *