ПОЛИТИКА

Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: О.П.Орлов, А.В.Черкасов: Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

— даже в случае невыполнения требований.

10 марта 1996 г. командир Бамутского батальона ВС ЧРИ Р.Хайхороев (см.
также раздел 4.3) сообщил представителям НМПО А.Ю.Блинушову и
А.Э.Гурьянову, что им издан приказ: в случае продолжения бомбардировок села
Бамут после каждого авианалета расстреливать пять российских военнопленных.
В ответ на высказанные протесты Р.Хайхороев согласился отложить исполнение
приказа на пять суток при условии, что его заявление будет оглашено по
телевидению, а в Бамут прибудут представители С.А.Ковалева.

Эта информация была обнародована по НТВ, а в Бамут направились
представители С.А.Ковалева, депутат Государственной Думы РФ Ю.А.Рыбаков и
член Совета ПЦ «Мемориал» А.В.Черкасов, которые 13-14 марта встретились с
Р.Хайхороевым, комендантом Бамутского района Хамзатом Батаевым и
начальником Департамента исполнения наказаний ЧРИ У.Фирзаули, ответственным
за содержание военнопленных. Последний по поводу угрозы Р.Хайхороева
официально заявил, что тот «не вправе делать подобные заявления», что
«ситуация контролируется и ни один полевой командир не вправе
манипулировать военнопленными», «ни один полевой командир не может казнить
военнопленного без приказа командующего вооруженных сил ЧРИ». Р.Хайхороев
признал, что его заявление было сделано в состоянии аффекта под
впечатлением обстрела и штурма Серноводска и гибели там мирных жителей, и
подтвердил приостановку отданного им ранее приказа8.

О том, что ранее описанного эпизода пленных в Бамуте расстреливали, заявил
брат Руслана Хайхороева Алла Хайхороев9.

Разумется, власти и командиры формирований ЧРИ сообщали не о всех бессудных
казнях — о большинстве подобных случаев мы не знаем ничего либо имеем
косвенные свидетельства. Однако о некоторых эпизодах есть прямые
свидетельские показания.

Весной 1996 г. в следственном изоляторе ДГБ ЧРИ в Западной Чечне (см.
раздел 4.5) за попытку к бегству были убиты несколько саратовских
строителей. По рассказам очевидцев семь10 или пять11 саратовских строителей
пытались бежать, но были пойманы. На глазах всего лагеря трое рабочих были
расстреляны; двое или четверо умерли от побоев. По словам о.Сергия,
командовал расстрелом начальник особого отдела Резван.

По крайней мере один случай бессудной казни зафиксирован на видеопленке. В
апреле 1996 г., по-видимому в районе села Гойское, были с особой
жестокостью убиты четверо пленных военнослужащих федеральных сил. Короткий
разговор на русском языке с пленными, их казнь и захоронение тел были
кем-то засняты на видеопленку. Двух убили выстрелами в голову, двум другим
перерезали кинжалом горло, они умирали долго и мучительно. Одного бросили в
яму, когда еще продолжалась агония, и добили автоматной очередью.

Вероятно, казненные были контрактниками (так утверждает зафиксированный на
пленке член вооруженного формирования ЧРИ), возможно, кто-то из них был
сотрудником МВД РФ — один из ожидавших казни говорит, что был прислан в
Чечню в командировку. На лицах пленных видны следы побоев. Окружающие их
люди, в том числе и те, кто непосредственно убивал, были одеты в форму
вооруженных сил ЧРИ. Первый эпизод — разговор с пленными — датирован на
пленке 12 апреля 1996 г. (9.45); время и дата казни на пленке не отмечены,
но скорее всего казнь произошла в тот же день.

Это преступление можно предварительно квалифицировать как умышленное
убийство, совершенное с особой жестокостью, и прокуратура ЧРИ обязана его
расследовать. Установление личностей как свидетелей убийства, так и убийц
не представляет никакой трудности — их лица отчетливо видны на видеопленке.

* * *

5 марта 1996 г. в Заводском районе Грозного при разгрузке десятью
военнослужащими воинской части 54249 вагона трое чеченских боевиков
захватили лейтенанта и младшего сержанта, а остальных построили в шеренгу и
расстреляли (четверо солдат скончались на месте, четверо были ранены).
Впоследствии обезглавленные тела захваченных военнослужащих были обнаружены
за городом12.

Это убийство также совершено членами вооруженных формирований ЧРИ:
арестованные участники нападения — З.М.Умаров и Ш.Я.Дашаев — были позднее
обменены на пленных российских военнослужащих, в том числе на старшего
лейтенанта ФСБ13.

* * *

Вышеприведенный перечень не исчерпывает все случаи бессудных казней пленных
военнослужащих или похищенных гражданских лиц.

* * *

Известны случаи обнаружения тел военнослужащих федеральных войск со следами
прижизненных пыток или жестокой казни.

На май 1996 г. капитан второго ранга Владимир Щербаков, заведующий 124-й
Специальной медицинской лабораторией СКВО14, зафиксировал 42 случая, когда
у тел погибших военнослужащих были отрезаны головы, половые органы, руки,
выколоты глаза и т.п.15 Однако во многих случаях эти травмы носят характер
посмертного глумления над трупами. Так, в девяти подобных случаях,
известных на конец марта 1995 г., все тела имели прижизненные смертельные
огнестрельные или минно-взрывные ранения и следы посмертных глумлений16;
все эти девять человек погибли в бою или в результате нападения из засады.

Например, 13 января 1995 г. в станице Ассиновская Уполномоченным по правам
человека РФ С.А.Ковалевым, членом его группы А.Ю.Даниэлем и журналистами
Е.М.Альбац и М.А.Гессен были обнаружены тела трех пограничников. При

проведении судебно-медицинской экспертизы у них были выявлены:
«прижизненные огнестрельные сквозные пулевые повреждения груди.
Множественные посмертные огнестрельные повреждения туловища, головы и
конечностей. Посмертные сквозные колото-резаные повреждения на предплечьях
(следы подвешивания на крюках)».
А у одного «посмертно иссечены острым предметом оба яичка, произведены
разрезы полового члена».

Позже были выяснены обстоятельства гибели этих людей. По ошибке заехав в
Ассиновскую, они были расстреляны в упор из засады (двое — выстрелами из
охотничьего ружья).

По лежащим на земле телам убитых продолжали многократно стрелять из разных
видов оружия, их кололи штыками; затем тела с помощью трактора (отсюда и
следы «подвешивания на крюках») отволокли на окраину села.

По ходу войны взаимное ожесточение сторон росло.

В июле 1995 г. на рынке в Грозном был обнаружен труп рядового федеральных
сил со следами пыток, в том числе с травматической ампутацией полового
органа17.

Весной 1996 г. в районе административной границы Дагестана и Чечни
обнаружены тела военнослужащих ВВ МВД РФ со следами пыток:

«В ночь с 28 на 29 марта [1996 г.] после обстрела позиций было обнаружено
отсутствие двух военнослужащих и одного АК-74. В ходе проведенных
розыскных мероприятий поисковой группой в лесном массиве были обнаружены их
тела со следами пыток, выколотыми глазами, отрезанными ушами, снятыми
скальпами. Кроме того, их тела были заминированы миной итальянского
производства на йнеизвлекаемостьк»18.

В июне 1996 г. головы двух незадолго перед этим пропавших военнослужащих
101-й бригады МВД РФ были выставлены неизвестными лицами в Грозном перед
кинотеатром «Родина»19. Однако в этом случае нет полной ясности, кто же
несет ответственность за убийства — бойцы вооруженных сил ЧРИ, никому не
подчиняющиеся бандиты или кто-то еще20.

* * *

Множество бессудных расстрелов было совершено вооруженными формированиями
ЧРИ в Грозном после его занятия в августе 1996 г. Их осуществляли не
преступники-одиночки: по показаниям очевидцев, казни производили в
соответствии с имевшимися списками «расстрельные группы» — люди в
камуфляжной форме, принадлежавшие к организованным структурам с четкой
соподчиненностью, перемещавшиеся на автомашинах по заранее известным им
адресам. Выбор жертв не зависел от этнической принадлежности.

По понятным причинам ПЦ «Мемориал» не считает возможным здесь приводить
какие-либо подробности из рассказов очевидцев, но имеются основания
полагать, что списки, имевшиеся у таких «расстрельных групп», были
подготовлены заранее или захвачены в федеральных комендатурах в Грозном.

Прежде всего казнили тех, кого «расстрельные группы» подозревали в
сотрудничестве с российскими комендатурами, секретными службами или во
взаимодействии с федеральными войсками на почве торговли присвоенным
имуществом. Были случаи, когда убивали и мужа, и жену, и родственников
разыскиваемых людей.

10 и 12 августа были убиты матери и отцы двух сотрудников Кавказской
межрегиональной прокуратуры.

«Московские новости» привели рассказ жительницы Грозного:

—————————————————————————-
«Когда пришли боевики, сразу стали расстреливать тех, кто работал в
воинских частях. Мы видели, как хоронили старого подполковника — он раньше
в военкомате работал. Убили Таню Филиппову и ее маму — они в ГУОШ работали.
Повариху из ГУОШ арестовали. Прямо ходили по домам и брали тех, кто хоть
как-то с военными был связан Человек 8 из нашего двора забрали»21.
—————————————————————————-

Авторы доклада не располагают информацией о числе бессудных казней в
Грозном, но из достоверных источников известно, что в «расстрельном» списке
по одному из районов города было более 200 фамилий. Однако многие из тех,
кто мог опасаться за свою жизнь, успели покинуть Грозный в период боев.
Кроме того, некоторых из числящихся в списках после допроса отпускали.

ПЦ «Мемориал» не располагает информацией о том, какие именно структуры
осуществляли эти казни — отдельные отряды или централизованные структуры.
Однако в любом случае вина за эти тяжкие преступления ложится на тех, кто
реально контролировал эти районы Грозного, — на формирования вооруженных
сил и ДГБ ЧРИ.

* * *

Кроме того, после занятия Грозного вооруженные формирования ЧРИ
практиковали бессудные расстрелы, чтобы прекратить грабежи, разбой и
марадерство. Так, 26 августа представитель ПЦ «Мемориал» А.Н.Миронов видел,
как конвоируемый бойцами вооруженных формирований ЧРИ немолодой человек
пытался бежать, но был ранен в спину (хотя преследователь мог стрелять по
ногам), а затем добит контрольным выстрелом в голову. На вопрос Миронова
боевики ответили: «Убили мародера».

Житель Грозного описал представителям ПЦ «Мемориал», как он стал свидетелем
расстрела на месте двух женщин и одного мужчины (чеченцев), которых
поймали, когда они уносили вещи из чужой квартиры.

Трупы расстрелянных мародеров в Грозном видели корреспонденты ряда СМИ
(«Известий», «Независимой газеты» и др.).

Такие действия членов вооруженных формирований являются грубейшим
нарушением одного из основных прав человека — права на жизнь. Смертная

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *