ПОЛИТИКА

Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: О.П.Орлов, А.В.Черкасов: Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Например, на видеопленке зафиксирован эпизод, произошедший во время боев в
Грозном в августе 1996 г.: боевик подносит к горлу пленного российского
военнослужащего кинжал, вынуждая того переделывать снаряды от башенного
орудия БМП для стрельбы из безоткатного орудия. Затем этот военнослужащий
был вынужден произвести выстрел из этого орудия по позициям федеральных
войск.

* * *

—————————————————————————-

Таким образом, можно констатировать, что обращение с пленными российскими
военнослужащими и условия их содержания сильно отличались в разное время и
в разных местах их содержания. Хотя в ряде мест содержания и в первые
месяцы боевых действий, и позднее условия были приемлемыми и гуманными,
однако в 1996 г. обращение с пленными и насильственно удерживаемыми
гражданскими лицами в «следственном изоляторе ДГБ ЧРИ» отличалось
чрезвычайной преднамеренной жестокостью.

Положение пленных и насильственно удерживаемых обеими сторонами
усугублялось тем, что федеральная сторона рассматривала вооруженный
конфликт в ЧР вне контекста права — как национального, так и международного
гуманитарного. Тем самым ситуация выводилась за рамки действия Второго
дополнительного протокола к Женевским конвенциям, лишая российских
военнослужащих защиты статьей 5 этого Протокола.

РОССИЯ-ЧЕЧНЯ: цепь ошибок и преступлений

4.6. БЕССУДНЫЕ КАЗНИ. СМЕРТНЫЕ ПРИГОВОРЫ, ВЫНЕСЕННЫЕ В РЕЗУЛЬТАТЕ ПРОЦЕДУРЫ
УПРОЩЕННОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА. ИСЧЕЗНОВЕНИЯ ЛЮДЕЙ

Статья 3, общая для всех четырех Женевских конвенций, а также Второй
дополнительный протокол к Женевским конвенциям абсолютно запрещают в
немеждународных вооруженных конфликтах посягательства на жизнь и физическую
неприкосновенность, всякие виды убийств, осуждение и применение наказания
без предварительного судебного решения лиц, которые непосредственно не
принимают участия в военных действиях, включая тех лиц из состава
вооруженных сил, которые сдались или были пленены.
Согласно Международному пакту о гражданских и политических правах

—————————————————————————-
«Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека Никто не
может быть произвольно лишен жизни». Поскольку в данном разделе речь пойдет
и о смертных казнях, совершенных на основании судебных приговоров, то
специально подчеркнем, что в соответствии с международным гуманитарным
правом и международно признанными нормами в области прав человека для
вынесения приговора судебная процедура должна отвечать определенным
критериям.
Из статьи 6 Второго дополнительного протокола к Женевским конвенциям:

—————————————————————————-
«2. Никакое судебное решение не выносится и никакое наказание не налагается
в отношении лица, признанного виновным в правонарушении, кроме как на
основе приговора суда, обеспечивающего основные гарантии независимости и
беспристрастности. В частности: а) процедура должна предусматривать, чтобы
обвиняемый был без промедления информирован о деталях правонарушения,
вменяемого ему в вину, и предоставлять обвиняемому до и во время суда над
ним все необходимые права и средства защиты; б) ни одно лицо не может быть
осуждено за правонарушение, кроме как на основе личной уголовной
ответственности; в) ни одно лицо не может быть признано виновным в
каком-либо уголовном преступлении в связи с каким-либо действием или
упущением, которое не являлось уголовным правонарушением по закону во время
его совершения; равным образом, не может налагаться более суровое
наказание, чем то, которое было применено, когда было совершено данное
уголовное правонарушение; если после совершения правонарушения законом
устанавливается более легкое наказание, то действие этого закона
распространяется и на данного правонарушителя; г) каждый, кому
предъявляется обвинение в правонарушении, считается невиновным до тех пор,
пока его вина не будет доказана по закону; д) каждый, кому предъявляется
обвинение в правонарушении, имеет право на судебное разбирательство в его
присутствии; е) ни одно лицо не может быть принуждено к даче показаний
против самого себя или к признанию себя виновным».

Из статьи 6 Международного пакта о гражданских и политических правах1: «2.
В странах, которые не отменили смертную казнь, смертные приговоры могут
выноситься только за самые тяжкие преступления в соответствии с законом,
который действовал во время совершения преступления Это наказание
может быть осуществлено только во исполнение окончательного приговора,
вынесенного компетентным судом. 3. Каждый, кто приговорен к смертной
казни, имеет право просить о помиловании или о смягчении приговора.
Амнистия, помилование или замена смертного приговора может быть дарована во
всех случаях».

Из статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах: «1.
Все лица равны перед судами и трибуналами, каждый имеет право при
рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему на
справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и
беспристрастным судом, созданным на основании закона. 3. Каждый имеет
право при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения как

минимум на следующие гарантии на основе полного равенства: а) быть в
срочном порядке и подробно уведомленным на языке, который он понимает, о
характере и основании предъявленного ему обвинения; b) иметь достаточное
время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранным им
самим защитником; с) быть судимым без задержки; d) быть судимым в его
присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим
защитника; если он не имеет защитника, быть уведомленным об этом праве и
иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда интересы правосудия
того требуют, безвозмездно для него в любом таком случае, когда у него нет
достаточно средств для оплаты этого защитника; е) допрашивать показывающих
против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были
допрошены, и иметь право на вызов и допрос его свидетелей на тех же
условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него; f)
пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка,
используемого в суде, или не говорит на этом языке; g) не быть принуждаемым
к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным. 5.
Каждый, кто осужден за какое-либо преступление, имеет право на то, чтобы
его осуждение и приговор были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией
согласно закону».

Из статьи 15 Международного пакта о гражданских и политических правах2:
—————————————————————————-
«1. Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо
уголовного преступления вследствие какого-либо действия или упущения,
которое, согласно действовавшему в момент его совершения
внутригосударственному законодательству или международному праву, не
являлось уголовным преступлением. Равным образом, не может назначаться
более тяжкое наказание, чем то, которое подлежало применению в момент
совершения уголовного преступления. Если после совершения преступления
законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона
распространяется на данного преступника».

* * *

Бойцы вооруженных формирований ЧРИ неоднократно осуществляли бессудные
казни как гражданских лиц, так и пленных военнослужащих федеральных сил.

Ряд сообщений о расстрелах базируется на косвенной информации либо на
утверждениях одной из сторон.

31 декабря 1994 г. около 16.00 на допросе в подвале «президентского дворца»
в Грозном только что взятый в плен легкораненный лейтенант Олег Николаевич
Мочалин «слишком независимо» отвечал на вопросы начальника охраны Д.Дудаева
Абу Арсанукаева и, в частности, заявил, что в бою израсходовал весь
боекомплект своей БМП (120 снарядов). Взбешенный Арсанукаев вывел Мочалина
из помещения. В дальнейшем среди пленных О.Н.Мочалина никто не видел. В
124-й Специальной медицинской лаборатории его тело значилось за номером 83,
среди первых вывезенных из Грозного3.

В Шали зимой 1995 г. в плену погибли по крайней мере четверо российских
военнослужащих, среди них лейтенант Владимир Валентинович Белошицкий и
рядовой Николай Михайлович Шелудков. Представители федеральной стороны
утверждали, что они расстреляны.

Штурмовик Су-25, пилотируемый Николаем Улюмжаевичем Баировым, был сбит 4
февраля 1995 г. в районе села Чечен-Аул. 22 марта представитель Д.Дудаева
сообщил, что в отношении Н.Баирова «был приведен в исполнение смертный
приговор»4. Это первый случай, когда должностное лицо ЧРИ признало факт
казни российского военнослужащего. Однако, согласно достоверным сообщениям,
Н.Баиров разбился при катапультировании и полевой командир Умар-Хаджи
Хасанов по прозвищу «Батя» отрубил голову у мертвого тела5.

22 мая 1995 г. в лесном массиве рядом с горным селением Саясан в
Ножай-Юртовском районе, в этот период находившемся под контролем властей
ЧРИ, был расстрелян оператор телевизионной службы американского агентства
AP Фархад Керимов.

Некоторые эпизоды бессудных казней не скрывались чеченской стороной и даже
комментировались официальными лицами ЧРИ.

В период наиболее жестоких боев в конце мая — начале июня 1995 г. в
предгорных и горных районах неоднократно имели место бессудные казни
пленных российских военнослужащих.

27 мая 1995 г. в селе Харсеной были расстреляны подполковник Владимир
Иванович Зрядний и лейтенант Юрий Анатольевич Галкин «за попытку к
бегству»6.

27 мая 1995 г. в Шатойском районе командовавший на этом направлении полевой
командир Руслан Гелаев объявил ультиматум: в случае продолжения
бомбардировок горных сел будут расстреливаться по пять пленных в день. При
этом он сослался на соответствующее решение действующего в Шатое
шариатского суда. В последующие дни были расстреляны 8 человек (пятеро — 13
июня и трое — 14 июня)7. Их тела были сброшены в рудоспуск, ведущий к
подножию горы, занятому войсками. Фамилии погибших неизвестны: они были
только что взяты в плен и не успели попасть в списки.

Решение об убийстве пленных военнослужащих, принятое группой людей,
назвавших себя «шариатским судом», никак нельзя рассматривать в качестве
решения суда. Не говоря уже о том, что этот «суд» вряд ли мог быть
сформирован в соответствии с установлениями шариата, в любом случае его
решение было по сути объявлением пленных заложниками. Международное
гуманитарное право абсолютно запрещает такие действия. Любой суд призван
определять вину и наказывать конкретного преступника. В данном же случае
был нарушен пункт «2б» статьи 6 Второго дополнительного протокола к
Женевским конвенциям: «ни одно лицо не может быть осуждено за
правонарушение, кроме как на основе личной уголовной ответственности».
Очевидно, что приведение в исполнение смертной казни на основании такого
решения «суда» не соответствует и другим критериям судебной процедуры,
определенным нормами международного права.

Отметим, что, к счастью, не каждый ультиматум приводил к гибели заложников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *