ПОЛИТИКА

Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: О.П.Орлов, А.В.Черкасов: Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Мы не можем однозначно определить степень ответственности политического и
военного руководства ЧРИ за террористические акты в Буденновске и Кизляре.

С одной стороны, в мае-июне 1995 г. Джохар Дудаев неоднократно высказывался
против переноса боевых действий на территорию России, а уже в ходе
буденновских событий утверждал, что ни одна из подчиненных ему вооруженных
структур «не имела и не имеет никаких приказов о проведении
террористических акций на территории России»17. Тогда же Ш.Басаев заявил,
что предпринял эту акцию независимо от Д.Дудаева18. Сообщение о рейде
С.Радуева в январе 1996 г. явилось для Д.Дудаева неожиданностью19.

Однако, с другой стороны, если в первом случае чеченская делегация на
грозненских переговорах хотя бы формально осудила действия Шамиля Басаева и
даже «обещала» оказать содействие в его поиске и задержании, то во втором
случае Д.Дудаев с некоторым запозданием заявил о том, что С.Радуев
действует по его приказу и под его постоянным контролем:

—————————————————————————-
«Все происходит под моим строгим контролем. Ситуация управляема, я не
считаю ее чем-то неординарным. Я далек от мысли, что кровопролитие
закончится сегодня. Я не раз заявлял и сейчас заявляю, что война только
началась. Я предполагаю, что произойдет событие более важное, чем в
Кизляре. Я ответственно заявляю, что одной моей команды было
достаточно, чтобы начать или остановить любую операцию»20.
—————————————————————————-

Позже, 6 февраля 1996 г., на пресс-конференции, проведенной в селе
Рошни-Чу, Д.Дудаев заявил:

—————————————————————————-
«Это запланированная акция, чтобы показать, что так не выйдет — чтобы мы
здесь детей купали в крови, а соседи купались бы в молочке. Так
нечестно»21.
—————————————————————————-

А.Масхадов, в то время начальник Главного штаба вооруженных сил ЧРИ, скорее
всего, непричастен к организации рейдов Ш.Басаева и С.Радуева. По его
собственным словам22, он «отговаривал» Ш.Басаева от совершения буденновской
акции. На правдивость этих слов указывает и то, что А.Масхадов не
использовал происходящее в Буденновске для давления на А.С.Куликова в ходе
переговоров 16 июня 1995 г.23

В случае же рейда в Кизляр утверждения федеральной стороны24 о причастности
А.Масхадова к планированию террористического акта ничем не были подкреплены
и имели целью дезавуировать его как партнера по переговорам.

Главный штаб вооруженных сил ЧРИ включился в операцию на территории
Дагестана лишь при обеспечении отхода отряда из Первомайского. А.Масхадов
осудил действия С.Радуева и заявил, что тот будет предан суду шариата.
Однако до сих пор никаких санкций не последовало.

Вместе с тем, несмотря на короткий период формального осуждения действий
отряда Ш.Басаева в Буденновске, должностные лица ЧРИ впоследствии
неоднократно заявляли о том, что Басаев является национальным героем, а его
действия нельзя расценивать как террористический акт. Участники нападения
на Буденновск были награждены орденами ЧРИ. Ш.Басаев оставался одним из
руководителей вооруженных сил ЧРИ, а после заключения перемирия стал и
одним из политических лидеров ЧРИ.

Таким образом, можно говорить о политической ответственности и об
официальном одобрении террористических актов политическим руководством ЧРИ.

* * *

28 июня 1996 г. на автовокзале города Нальчик (Кабардино-Балкарская
Республика) в рейсовом автобусе, следующем по маршруту Минеральные Воды —
Владикавказ, была взорвана бомба. В результате взрыва погибли шесть человек
и сорок получили травмы различной степени тяжести.

В июле по подозрению в совершении этого преступления были арестованы
местные жители — братья Исмагил и Ахмед Вороковы, 16 и 15 лет
соответственно. Старший из них воевал в Чечне в отряде, который оборонял
село Бамут. Братья Вороковы на следствии и суде признали свою вину и
сообщили, что именно командир бамутского отряда Руслан Хайхороев (см. также
разделы 4.6 и 4.8) приказал им совершить этот террористический акт с целью
дестабилизации ситуации на Северном Кавказе.

Прокуратура Кабардино-Балкарии объявила Р.Хайхороева во всероссийский
розыск.

При встрече с депутатом Государственной Думы РФ С.А.Ковалевым и
представителем ПЦ «Мемориал» А.В.Черкасовым в Грозном в январе 1997 г.
Р.Хайхороев признал, что братья Вороковы действовали по его приказу, и
заявил, что готов обменять на них несколько пленных российских солдат.

* * *

В период военных действий в Чечне, кроме вышеописанного, за ее пределами
произошел еще ряд взрывов, организацию которых некоторые российские
должностные лица и СМИ приписывали вооруженным формированиям ЧРИ. Однако
этому пока нет никаких убедительных доказательств.

* * *

В Резолюции • 1086 ПАСЕ25 безоговорочно осудила «захват заложников и
жестокие террористические нападения, совершаемые чеченскими бойцами, что
нельзя оправдать никакими причинами».

РОССИЯ-ЧЕЧНЯ: цепь ошибок и преступлений

4.4. ЗАХВАТ В ЗАЛОЖНИКИ ГРАЖДАНСКИХ ЛИЦ, НАХОДИВШИХСЯ НА ТЕРРИТОРИИ ЧЕЧНИ

Захват заложников прямо и абсолютно запрещен Женевскими конвенциями и
Дополнительными протоколами к ним и находится в противоречии с нормами
Международного пакта о гражданских и политических правах и Конвенции против
пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов
обращения и наказания (см. разделы 3.6, 3.7, 4.3).

* * *

С осени 1995 г. вооруженные структуры ЧРИ (как отдельные отряды, так и ДГБ)
начали задерживать и похищать гражданских лиц. В этих деяниях трудно
отделить чисто криминальные акты от задержания видных, с точки зрения
сторонников ЧРИ, «коллаборационистов» и «сотрудников оккупационной
администрации».

В декабре 1995 г. после возобновления боевых действий похищение гражданских
лиц приобрело массовый характер. Причиной этого стали выборы главы ЧР,
выводившие руководство ЧРИ из политического процесса в республике. Указ
Д.Дудаева, предписывавший всем гражданским лицам, не прописанным в Чечне,
до начала выборов покинуть ее пределы, послужил формальным основанием для
массового захвата заложников из числа гражданских лиц. В первую очередь в
заложники брали специалистов, командированных на работу в Чечню из ряда
регионов России. Так, в декабре 1995 г. были захвачены 33 ставропольских
строителя1 в Ачхой-Мартане, в январе 1996 г. — большие группы энергетиков и
строителей в Грозном. 84 гражданских лиц были уведены из Грозного после его
штурма чеченскими формированиями 6-8 марта 1996 г. В течение лета в Грозном
были похищены еще несколько строителей.

29 января 1996 г. у с.Урус-Мартан были захвачены два православных
священника — настоятель храма архистратига Михаила в Грозном отец Анатолий
(Чистоусов) и сотрудник Отдела внешних церковных сношений Московской
патриархии отец Сергий (Жигулин). Эти священники вели переговоры в
Урус-Мартане с полевым командиром Ахмедом Закаевым об освобождении
российского пленного военнослужащего. Священники были похищены группой
вооруженных лиц под непосредственным руководством известного полевого
командира Доку Махаева, ранее присутствовавшего на переговорах в
Урус-Мартане.

Чеченская сторона объявляла в ряде случаев такие захваты арестом российских
агентов. Так, 6 февраля 1996 г. на пресс-конференции, проведенной в селе
Рошни-Чу, Д.Дудаев заявил, что захваченные в январе в Грозном
заложники-энергетики — военнопленные и в отношении них ведется следствие.

—————————————————————————-
«Они для нас, и это подтверждает следствие, наемники из спецслужбы,
выполняющие заказ агрессора на этой территории и принесшие немало бед»2.
Действительно, среди похищенных гражданских лиц (строителей, энергетиков и
т.п.) находились и тайные сотрудники российских секретных служб3. Однако
очевидно, что они составляли абсолютное меньшинство среди захваченных. При
этом большинство похищенных людей, в том числе и те, чья принадлежность к
секретным службам не была доказана, освобождались путем их выкупа. Поэтому
с точки зрения ПЦ «Мемориал» эти случаи безусловно следует квалифицировать
как захват заложников.

РОССИЯ-ЧЕЧНЯ: цепь ошибок и преступлений

4.5. УСЛОВИЯ СОДЕРЖАНИЯ ПЛЕННЫХ РОССИЙСКИХ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И НАСИЛЬСТВЕННО
УДЕРЖИВАЕМЫХ ГРАЖДАНСКИХ ЛИЦ1

Пытки, истязания, жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство
обращение или наказания абсолютно запрещены как Вторым дополнительным
протоколом к Женевским конвенциям, так и Международным пактом о гражданских
и политических правах и Конвенцией против пыток и других жестоких,
бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания
(подробнее см. раздел 3.6).
Cтатья 3, общая для всех четырех Женевских конвенций, запрещает в отношении
сложивших оружие, задержанных, раненых или больных участников конфликта:
«а) посягательства на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности
всякие виды убийств, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания c)
посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и
унижающее обращение». Международное гуманитарное право, к сожалению, не
предоставляет в немеждународных конфликтах задержанным, захваченным,
арестованным и т.п. участникам антиправительственных (повстанческих,
партизанских, сепаратистских, освободительных и т.п., в зависимости от
точки зрения) вооруженных формирований статус военнопленного. Если силы,
противостоящие международно признанному правительству, поступают с
плененными в таком конфликте правительственными военнослужащими как с
военнопленными — это можно лишь приветствовать, однако нет правовых
оснований, позволяющих требовать этого. Но, безусловно, к этим людям
следует требовать такого же гуманного отношения, что и по отношению к
задержанным бойцам антиправительственных (повстанческих, партизанских,
сепаратистских, освободительных и т.п.) вооруженных формирований.

* * *

За время войны в Чечне общее число российских военнослужащих, когда-либо
числившихся пленными или пропавшими без вести (последние также могли

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *