ПОЛИТИКА

Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: О.П.Орлов, А.В.Черкасов: Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

группа боевиков отряда Д.Махаева. В завязавшейся перестрелке большая часть
из прорывавшихся была убита, в числе погибших оказался и Д.Махаев.

После этого инцидента федеральные войска закрыли необстреливаемый «коридор»
для выхода населения из села, которое в течение всего дня продолжали
обстреливать и бомбить5.

* * *

Неоднократно в Грозном осуществлялись диверсии, направленные против
военнослужащих федеральных сил и сотрудников пророссийской администрации
ЧР. В ряде случаев они привели к гибели или ранению мирных граждан. Однако
до сих пор нет ясности в вопросе — осуществляли ли все такие диверсии
отряды, находящиеся под контролем руководства ЧРИ? По крайней мере в
отношении некоторых диверсионных взрывов, приведших к жертвам среди мирного
населения, есть основания подозревать, что они осуществлялись с ведома МВД
ЧР и федеральных спецслужб.

* * *

В Резолюции 1086 ПАСЕ6 безоговорочно осуждалось «занятие ими [бойцами
чеченских отрядов] позиций вблизи гражданских поселений без четкого
предупреждения граждан об эвакуации до занятия таких позиций».

РОССИЯ-ЧЕЧНЯ: цепь ошибок и преступлений

4.2. ВОСПРЕПЯТСТВОВАНИЕ ВЫЕЗДУ МИРНЫХ ЖИТЕЛЕЙ ИЗ ГРОЗНОГО

Гуманитарное право призвано способствовать смягчению последствий войны и
защите лиц, не принимающих или переставших принимать участие в военных
действиях.
В частности, согласно статье 13 Второго дополнительного протокола к
Женевским конвенциям,

—————————————————————————-
«гражданское население и отдельные гражданские лица пользуются общей
защитой от опасностей, возникающих в связи с военными операциями».
Исходя из вышесказанного, власти обязаны на подконтрольной им территории
помогать немобилизованным мирным жителям покинуть подвергающиеся обстрелам
или бомбардировкам места. Создание же властями препятствий в этом,
безусловно, является нарушением норм международного гуманитарного права.

* * *

—————————————————————————-

В нарушение норм международного гуманитарного права и в противоречии с
нормами Международного пакта о гражданских и политических правах власти и
бойцы вооруженных формирований ЧРИ препятствовали с 25 декабря 1994 г.
выезду мирных жителей из Грозного.

Во второй половине декабря 1994 г. Министерством по чрезвычайным ситуациям
Республики Ингушетия из Грозного в Ингушетию были вывезены четыре
автобусные колонны с мирными гражданами. Однако 25 декабря, когда из
Грозного двинулась следующая колонна, бойцы вооруженных формирований ЧРИ ее
остановили и вернули на площадь у «президентского дворца». Людей1 высадили
из автобусов и объявили им, что колонна не поедет. Автобусы, а также
сопровождающие их машины «скорой помощи» и милиции были конфискованы.

Среди тех, кому не дали покинуть город, были люди, лишившиеся жилья в
результате бомбардировок, а также по крайней мере одна тяжело раненная
женщина — Титова Вера Дмитриевна2.

Члены Группы Уполномоченного по правам человека, ставшие свидетелями этого
инцидента, пытались выяснить причину таких действий у должностных лиц ЧРИ.
Помощник Д.Дудаева Мавлен Саламов, выяснив обстоятельства этого
происшествия, представил объяснения.

Однако доводы его были противоречивы, он не назвал ни одной резонной
причины, которая оправдала бы воспрепятствование выезду мирных жителей из
подвергающегося бомбардировкам города. Тем не менее из его слов было ясно,
что эту автоколонну не выпустили если не по прямому распоряжению, то с
ведома людей из ближайшего окружения Д.Дудаева.

27 декабря 1994 г. Группе Уполномоченного по правам человека РФ поступило
предложение от руководства ЧРИ начать составлять списки жителей Грозного,
желающих выехать из города. Было обещано, что по мере составления списков
автобусные колонны будут вывозить этих людей.

31 декабря 1994 г. С.А.Ковалев с таким списком пришел на встречу с
вице-президентом ЧРИ З.Яндарбиевым в «президентский дворец», однако
начавшийся штурм Грозного сделал невозможным дальнейшее обсуждение этого
вопроса.

Представитель ПЦ «Мемориал» А.В.Соколов зафиксировал в январе 1995 г.
случай, когда частный автобус, везший из Грозного беженцев, был остановлен
на выезде из города бойцами вооруженных формирований ЧРИ, водителю было
приказано доставить пассажиров назад в обстреливаемый город. К чести
водителя, он на следующий день снова собрал своих пассажиров и по другой
дороге все же вывез их из города.

Таким образом, налицо преднамеренное воспрепятствование выезду мирных
жителей из мест боев, в том числе раненых и оставшихся без жилья людей.

По версии чеченской стороны, в декабре 1994 г. существовал «секретный план
депортации чеченского народа» и действия МЧС РФ проводились в рамках этого
плана. Чеченские же отряды пресекали выезд не из Грозного, а за пределы
территории Чечни3.

По мнению ПЦ «Мемориал», эта версия не выдерживает критики и не может
служить оправданием действий руководства ЧРИ, фактически вынуждавшего
мирных жителей вернуться в бомбардируемый Грозный.

Вместе с тем подавляющему большинству автомашин, также вывозящих людей и
двигающихся отдельно вне колонн, препятствий к выезду из Грозного и из
Чечни не чинилось.

РОССИЯ-ЧЕЧНЯ: цепь ошибок и преступлений

4.3. ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ АКТЫ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЧЕЧНИ: ЗАХВАТЫ ЗАЛОЖНИКОВ,
ПРЕДНАМЕРЕННЫЕ НАПАДЕНИЯ НА ГРАЖДАНСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ И МЕДИЦИНСКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ,
БЕССУДНЫЕ КАЗНИ, ИСПОЛЬЗОВАНИЕ «ЖИВОГО ЩИТА»

Вопиющими нарушениями прав человека и норм гуманитарного права явились
действия вооруженных формирований ЧРИ за пределами Чечни — в Ставропольском
крае и в Дагестане.
Захват заложников прямо и абсолютно запрещен международным гуманитарным
правом (см. раздел 3.7).

С точки зрения международных норм в области прав человека такие действия
можно квалифицировать как незаконное задержание и применение пыток, что
прямо запрещено Международным пактом о гражданских и политических правах и
Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих
достоинство видов обращения и наказания (см. раздел 3.6).

Статья 13 пункт 2 Второго дополнительного протокола к Женевским конвенциям:

—————————————————————————-
«Гражданское население как таковое, а также отдельные гражданские лица не
должны являться объектом нападения. Запрещаются акты насилия или угрозы
насилием, имеющие основной целью терроризировать гражданское население».
Статья 11 пункт 1 Второго дополнительного протокола к Женевским конвенциям:
—————————————————————————-
«Медицинские формирования и санитарно-транспортные средства в любое время
пользуются уважением и защитой и не могут быть объектом нападения»1.
Бессудные казни прямо и абсолютно запрещены международным гуманитарным
правом и Международным пактом о гражданских и политических правах (см.
раздел 3.5).
В целом действия вооруженных формирований ЧРИ в ходе операций в
Буденновске, Кизляре и Первомайском можно определить как «террористические
акты». Хотя в международном праве нет четкого определения понятия
«терроризм», в Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма,
одобренной резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 9 декабря 1994 г.,
записано:

—————————————————————————-
«Преступные акты, направленные или рассчитанные на создание обстановки
террора [дословно: ужаса] среди широкой общественности, группы лиц или
конкретных лиц в политических целях, ни при каких обстоятельствах не могут
быть оправданны, какими бы ни были соображения политического, философского,
идеологического, расового, этнического, религиозного или любого другого
характера, которые могут приводиться в их оправдание»2.

* * *

14 июня 1995 г. на территории Ставропольского края РФ грузовики, в которых
скрывался объединенный отряд вооруженных формирований ЧРИ под командованием
Шамиля Басаева3, были остановлены на посту ГАИ и препровождены к городскому
отделу внутренних дел Буденновска4. Это учреждение, занятое после
недолгого, но жестокого боя5, и стало первым объектом нападения отряда
Басаева. Затем последовало нападение на здание городской и районной
администрации. Преднамеренно был подожжен Дом детского творчества.

Боевики вели на улицах неизбирательный огонь, что привело к гибели и
ранениям большого числа мирных граждан.

На улицах города и в жилых домах боевики захватывали заложников из числа
гражданского населения, расстреливали отказывавшихся подчиниться и
пытавшихся убежать — с этого момента их действия можно квалифицировать как
террористический акт. Они обстреливали проезжающие легковые автомобили, в
том числе машину «скорой помощи». Таким же образом были остановлены и
пассажирские автобусы — водители были убиты, а пассажиры захвачены в
заложники. Заложников, среди которых было много женщин, детей, пожилых
людей, согнали на площадь.

Приведем цитату из книги, написанной буденновскими журналистами на основе
рассказов участников событий:

—————————————————————————-
«Боевики уже действовали на рынке. Они стреляли не глядя. Пускали
автоматные очереди, а куда попали или не попали пули их не интересовало.
Главное — побольше шума создать. Люди в панике бросали все, что у них было,
и бежали. Убежать удалось многим, но не всем. Чеченцы перекрыли оба выхода
и погнали толпу к центральной площади. Остальные боевики направились к
проспекту Калинина. Люди разбегались в разные стороны, спасались от пуль и
плена. Кто не успел спрятаться, попадали в заложники. Управляющая
отделением Сбербанка 1812 Антонина Алексеевна Ильина, ее 13-летняя дочь и

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *