ПОЛИТИКА

Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: О.П.Орлов, А.В.Черкасов: Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Распоряжением правительства РФ от 1 декабря 1994 г. • 1886-р «в связи с
осложнением ситуации на Северном Кавказе, угрожающей дальнейшей
стабилизации общественно-политической обстановки, и в целях доведения до
российской и мировой общественности объективной информации о происходящих
событиях» был создан Временный информационный центр при Роскомпечати. Почти
сразу же этот центр стал не только источником распространения
дезинформации, но и орудием, с помощью которого власти РФ препятствовали
работе российских и иностранных журналистов на территории Чечни.

Постановлением правительства РФ «Об обеспечении государственной
безопасности и территориальной целостности Российской Федерации,
законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных
формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней
регионов Северного Кавказа» от 9 декабря 1994 г. • 1360 Временному
информационному центру при Роскомпечати предписывалось осуществлять
аккредитацию журналистов, работающих в зоне вооруженного конфликта, и
«немедленно лишать аккредитации журналистов за передачу недостоверной
информации, пропаганду национальной или религиозной неприязни»2. В Моздоке
же, где базировалось командование федеральных сил, был создан
субпресс-центр Временного информационного центра, в котором требовалась
дополнительная аккредитация.

29 декабря 1994 г. Центр общественных связей МВД РФ выступил с заявлением
по поводу деятельности журналистов на территории Чечни. В нем после ряда
обвинений в адрес журналистов сообщалось, что «аккредитационные карточки,
выданные Временным информационным центром при правительстве Российской
Федерации, не являются основанием для свободного передвижения и
проникновения на территории дислокации частей и подразделений внутренних
войск, мест выполнения ими служебно-боевых задач». Слова о «местах
выполнения ВВ МВД служебно-боевых задач» открывали возможность для самого
широкого произвола.

В конце января 1995 г. был создан новый орган с длинным неудобопроизносимым
названием — Мобильный информационный центр пресс-службы правительства РФ
при Территориальном управлении федеральных органов исполнительной власти в
Чеченской Республике. Именно при этом органе журналисты должны были
получать «аккредитацию для работы на территории Чеченской Республики»3.
Лишь такая аккредитация давала журналистам право находиться в «зоне боевых
действий». Вдобавок, согласно Временному положению об аккредитации,
журналисты могли находиться в зоне боевых действий, в расположении воинских
частей, на военных объектах и постах только в сопровождении представителей
МО, МВД, ФПС, МЧС, пресс-службы правительства РФ. У авторов доклада не
вызывает сомнения введение особого порядка посещения журналистами
расположений воинских частей и т.п., но важно подчеркнуть, что под «зоной
боевых действий» военные и гражданские власти могли подразумевать, как это
обычно и делалось, всю территорию Чеченской Республики.

Такой порядок аккредитации в качестве обязательного предварительного
условия для работы в Чеченской Республике, установленный подзаконными
актами федеральных исполнительных властей РФ, прямо противоречил понятию об
аккредитации, установленному Законом РФ «О средствах массовой информации».
В соответствии с законом, аккредитацию нельзя рассматривать как обязанность
редакции и тем более как предварительное условие осуществления
конституционного права на свободный поиск и получение информации любым
законным способом4.

Практически военные власти в Чечне признавали право журналистов на
передвижение по ее территории лишь при наличии аккредитации при Временном
информационном центре, Мобильном центре или при службах МО и МВД.
Журналисты, не имеющие такой аккредитации, неоднократно выдворялись с
территории Чечни. Это противоречило статье 27 Конституции РФ, которая
гарантирует каждому человеку, законно находящемуся на территории России,
право свободно передвигаться по ней. Это противоречило и Законам РФ «О
праве граждан на свободу передвижения и выбор места жительства в пределах
РФ», «О средствах массовой информации», «Об обороне», «О чрезвычайном
положении»5.

Фактически подзаконными актами федеральных исполнительных властей на
территории Чеченской Республики был создан не предусмотренный действующим
законодательством правовой режим, подобный чрезвычайному. Это делало шаги
российских властей, ограничивающих деятельность СМИ, противоречащими статье
19 Международного пакта о политических и гражданских правах.

Вот как корреспондент газеты «Вечерняя Москва» описывал получение
аккредитации:
«Я долго не мог найти военный аэродром, где среди прочих тайн и секретов
притаился мобильный информационный центр Пресс-службы правительства
Российской Федерации при Территориальном управлении федеральных органов
исполнительной власти в Чеченской Республике Собственно, здесь мне
нужно было только лишь получить так называемую субаккредитацию, армейское
дополнение к остальным необходимым документам, без которой ни один
российский пост даже разговаривать не желает. Внимательно выслушав меня,
очень приветливый бородатый человек, опять в камуфлированной форме, но без
опознавательных знаков, дружелюбно сказал: «Приходите завтра». Ну как ему
объяснить, что мне ночевать негде. Я стал его уговаривать… Потом
приветливый человек вдруг нахмурился, посмотрел строго мне в глаза и
выписал на три дня эту самую субаккредитацию. — Почему так мало? Ведь сюда
не ближний свет ездить, — глупо спросил я. — Положено так. Будете
отмечаться и информировать нас, — поставил он точку в нашем диалоге…»6
—————————————————————————-

Впрочем, даже наличие аккредитации при Мобильном центре не избавляло
журналистов от неприятностей. Их неоднократно задерживали, не пропускали на
блок-постах на дорогах, у них отбирали видео- и аудиокассеты, аппаратуру,
ссылаясь на то, что необходима дополнительно еще и аккредитация при МО или
МВД.

РОССИЯ-ЧЕЧНЯ: цепь ошибок и преступлений

3.13. ДЕЙСТВИЯ КОМАНДОВАНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫХ СИЛ В ЧЕЧНЕ, НАПРАВЛЕННЫЕ НА
ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ ГИБЕЛИ МИРНОГО НАСЕЛЕНИЯ И ПРЕКРАЩЕНИЕ НАПАДЕНИЙ
ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ФЕДЕРАЛЬНЫХ СИЛ НА МИРНЫХ ГРАЖДАН

Было бы несправедливо утверждать, что командование федеральных сил совсем
не предпринимало шагов к тому, чтобы уменьшить страдания мирного населения
от военных действий в Чечне. Но мы можем утверждать, что таких шагов и
усилий было явно недостаточно и обычно они имели чисто формальный характер.

* * *

В течение зимы 1994-1995 гг. сохранялась возможность относительно
свободного проезда из Грозного в Ингушетию и обратно через блок-посты
федеральных сил, расположенные в Западной Чечне. У водителей автомашин лишь
проверяли документы, а машины досматривали на предмет наличия оружия.
Многие люди получили возможность выехать или вывезти родных и знакомых из
зоны военных действий. Сохраняя гуманитарный «коридор», связывающий Грозный
и многочисленные села Чечни с внешним миром, командование федеральных сил в
Чечне, безусловно, способствовало спасению многих человеческих жизней и
действовало в соответствии с духом международного гуманитарного права.

В сельских районах командование федеральных сил иногда во время боевых
действий предоставляло «коридоры» для выхода мирного населения. Однако, как
правило, организация таких «коридоров» была крайне неудовлетворительной —
жителей не оповещали или плохо оповещали о существовании «коридора»,
времени для выхода мирного населения перед началом обстрелов
предоставлялось недостаточно (например, в Серноводске, Самашках, Аллерое,
Центорое весной 1996 г. — см. разделы 3.2.3, 3.8). Люди вынуждены были
покидать села по ночам, в перерывах между обстрелами — по горным тропам в
обход позиций федеральных войск. Правозащитными организациями ПЦ «Мемориал»
и Хьюман Райтс Вотч/Хельсинки зафиксированы случаи, когда мирные жители
погибали именно при выходе по «коридору» (пример — «шатойский коридор» в
июне 1995 г. — см. раздел 3.2.3).

* * *

В связи с многочисленными случаями совершения военнослужащими (прежде всего
внутренних войск) преступлений против гражданского населения командование
федеральных сил предприняло в феврале 1995 г. ряд шагов.

16 февраля командующий Объединенной группировкой войск на территории ЧР
генерал А.С.Куликов выпустил диррективу • 1 «О неотложных мерах по
укреплению дисциплины и правопорядка в войсках Объединенной группировки на
территории Чеченской Республики». В этой директиве сообщалось о том, что со
стороны военнослужащих имели место преступные действия в отношении местного
населения. Командующий дал этим действиям жесткую оценку, сообщил, что
виновные арестованы и будут наказаны, потребовал «по каждому факту насилия
над населением в районе вооруженного конфликта со стороны военнослужащих
административные расследования условий и причин совершения правонарушения
проводить лицам командования группировки войск».

В феврале же 1995 г. была выпущена листовка, которая, с одной стороны,
служит доказательством того, что к этому времени практика совершения
преступлений военнослужащими против мирного населения уже действительно
приобрела массовый характер, но, с другой стороны, показывает и
обеспокоенность командования по этому поводу:

«Обращение Военного совета внутренних войск Министерства внутренних дел ко
всем солдатам, выполняющим задачи по пресечению деятельности незаконных
вооруженных формирований на территории Чеченской Республики Товарищи
солдаты, сержанты, прапорщики, офицеры и генералы, боевые друзья, Военный
совет внутренних войск МВД России обращается к Вам со словами благодарности
за Ваши грамотные и решительные действия в обеспечении государственной
безопасности, законности и правопорядка на территории Чеченской Республики.
Своими самоотверженными и решительными действиями Вы внесли реальный вклад
в устранение угрозы государственности и неприкосновенности Российской
Федерации, ее суверенитету и подрыва Конституции и законов России. При
выполнении воинского долга солдаты ВВ проявили высочайшее мужество и
героизм, лучшие качества человека. Вместе с тем, однако, в последнее время
появились случаи грабежей, вымогательства и насилия в отношении
гражданского населения со стороны российских сил. Действительно, мы несем
потери, но мы не должны позволить своим сердцам ожесточиться. Никому не
дано право попирать закон. Грабежи и насилие в отношении гражданского
населения позорят внутренние войска МВД, дискредитируют их в глазах
общественности, сводят на нет действия большинства сил, которые с честью
выполняют свой долг. Военный совет внутренних войск МВД требует от всех
командиров на всех уровнях и от всех военнослужащих полного соблюдения
закона при выполнении своего воинского долга и принятия самых строгих мер
против всех проявлений грабежей и недисциплинированности в отношении
гражданского населения, вплоть до привлечения виновных к ответственности.
Именно такие меры применяются к группе военнослужащих в/ч 3709, которые
совершили преступления и запятнали честь и достоинство внутренних войск1.
Кодекс поведения на войне остается незыблемым: — сражаться только против
вооруженного противника — стрелять только по военным целям — ограждать
мирное население — использовать силу только в масштабах, необходимых для
осуществления военных действий. Мы совершенно уверены в том, что в эти
трудные для нас всех времена солдаты внутренних войск станут примером
выполнения воинского долга, образцом утверждения законности в нашем
Отечестве. Военный совет внутренних войск МВД России».
—————————————————————————-

Кроме вышеприведенных, нам не известны другие примеры резких заявлений
командования федеральных сил по поводу совершения военнослужащими
преступлений против мирного населения. Обычно либо утверждалось, что имеют

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *