ПОЛИТИКА

Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: О.П.Орлов, А.В.Черкасов: Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Было бы неправильно считать, что вице-президент в то время был единственным
из людей в руководстве России, готовым к силовому решению проблемы Чечни.
Уже 19 октября Б.Н.Ельцин обратился к лидерам ОКЧН практически с
ультиматумом. Этот документ остался почти без внимания исследователей.

ОБРАЩЕНИЕ к лидерам Исполкома Общенационального конгресса чеченского народа
На протяжении последних недель мирная земля Чечено-Ингушетии превратилась в
арену массовых беспорядков и вооруженных столкновений, сопровождающихся
захватом государственных учреждений, погромами, бесчинствами и гибелью
людей. Причина этого — в откровенно антиконституционных, противозаконных
действиях Исполкома Общенационального конгресса чеченского народа и его
лидеров, которые стремятся дестабилизировать ситуацию в республике и взять
власть в свои руки путем использования организованных ими вооруженных
отрядов так называемой «национальной гвардии». Все предпринятые в рамках
политических переговоров меры не привели к восстановлению спокойствия и
гражданского согласия. Напротив, обстановка становится все более
непредсказуемой и чреватой самыми серьезными последствиями для настоящего и
будущего республики. Такое положение не может быть терпимо. Исходя из
интересов обеспечения безопасности граждан и охраны конституционного строя
Чечено-Ингушской Республики, на основании предоставленных Конституцией и
Законами РСФСР полномочий и лежащей на мне ответственности за судьбы
народов и жизнь людей требую от лидеров Исполкома Общенационального
конгресса чеченского народа и поддерживающих их группировок прекращения
противоправных действий и безоговорочного подчинения Закону. Предлагаю в
течение трех суток: а) выполнить Постановление Президиума Верховного Совета
РСФСР «О политической ситуации в Чечено-Ингушской Республике» • 1723-1 от 8
октября 1991 г. и Постановление Верховного Совета РСФСР «О положении в
Чечено-Ингушской Республике» • 1733-1 от 10 октября 1991 г.; б) освободить
все захваченные здания и помещения, принадлежащие государственным органам и
общественным организациям; в) сдать все имеющееся оружие органам внутренних
дел республики; г) распустить незаконно созданные вооруженные формирования.
17 ноября 1991 года совместно с Временным Высшим Советом Республики
провести демократические выборы Верховного Совета Чечено-Ингушской
Республики, референдум о государственном устройстве Чечено-Ингушской
Республики согласно действующему законодательству РСФСР. Предупреждаю, что
в случае невыполнения этих требований будут приняты все предусмотренные
Законами РСФСР меры в интересах нормализации обстановки, обеспечения
безопасности населения и защиты конституционного строя. Президент РСФСР
Б.Ельцин.

20 октября был сделан важнейший шаг, готовящий к возможным в дальнейшем
силовым решениям. Президент РСФСР подписал Указ • 146 «О передаче
внутренних войск Министерства внутренних дел СССР, дислоцирующихся на
территории РСФСР, под юрисдикцию Российской Советской Федеративной
Социалистической Республики».

24 октября президент РСФСР своим указом назначил народного депутата РСФСР
А.Арсанова представителем президента РСФСР в Чечено-Ингушской Республике.
А.Арсанов был членом фракции «Коммунисты России» и популярностью в Чечне не
пользовался, но большим уважением пользовался его род, что могло обеспечить
ему существенную поддержку. Однако при серьезном анализе назначение
Арсанова вряд ли можно счесть удачным решением. Эта первая и, увы, отнюдь
не последняя попытка сыграть на полувозрождавшихся родовых отношениях и
противоречиях не усиливала позиции российского президента, а ставила его в
неопределенное и даже несколько смешное положение.

27 октября 1991 г., как гласит постановление созданной от имени ОКЧН
Центральной избирательной комиссии, состоялись выборы президента и в
парламент Чеченской Республики. Президентом ЧР был избран председатель ИК
ОКЧН Д.Дудаев. Такой результат выборов был предрешен: хотя формально у
Д.Дудаева было три соперника, все они сильно уступали ему в известности и
авторитете. По данным ЦИК ЧР, в выборах приняли участие 72% избирателей, за
Д.Дудаева проголосовали 90,1% из них. Вместе с тем противники проведения
этих выборов утверждали, что в выборах приняли участие меньше половины
зарегистрированных избирателей и что голосование проводилось на меньшинстве
избирательных участков.

Первым своим указом Д.Дудаев объявил о независимости Чеченской Республики.

Временный высший совет эти выборы не признал и продолжал готовить выборы по
собственной схеме, назначенные на 27 ноября. А.Арсанов стал лидером
альтернативного Д.Дудаеву «митингового удара» и организовывал в разных
районах республики массовые митинги в поддержку Временного высшего совета.

2 ноября внеочередной пятый Съезд народных депутатов РСФСР после очень
долгой подготовки избрал Р.Хасбулатова председателем Верховного Совета.
Вслед за этим Съезд постановил «признать проведенные в Чечено-Ингушской
Республике 27 октября 1991 года выборы в высший орган государственной
власти (Верховный Совет) и президента республики незаконными, а принятые
ими акты не подлежащими исполнению».

Трудно сказать, как именно могла бы развиваться ситуация дальше, но ее
однозначно решил в пользу ОКЧН и Д.Дудаева появившийся 8 ноября 1991 г.
Указ президента РСФСР • 178 «О введении чрезвычайного положения в
Чечено-Ингушской Республике». Согласно указу, чрезвычайное положение
вводилось на всей территории ЧИР с 9 ноября по 9 декабря 1991 г. Среди
прочего пункт 6 этого указа на основании ст. 38 Закона РСФСР «О
чрезвычайном положении» отменял на период его действия проведение выборов —
тех самых, которые, несмотря на всю сложность обстановки, намеревались
провести в Чечне 27 ноября пророссийские деятели и лишь отталкиваясь от
предстоящего факта которых можно было всерьез обосновывать непризнание
сценария ОКЧН и становившейся реальностью власти Д.Дудаева.

Есть все основания полагать, что в окончательной выработке самого решения о
принятии Указа • 178 участвовал весьма небольшой круг людей, но кто
персонально, возможно, уже не удастся установить.

Например, О.И.Лобов, занимавший тогда пост первого заместителя председателя
Совета Министров РСФСР, а значит, имевший отношение к политическим решениям
и силовым структурам, 4 ноября писал на имя Р.Хасбулатова о
целесообразности всего-навсего «направить в республику группу народных
депутатов РСФСР во главе с руководством Совета Национальностей Верховного
Совета и ответственных сотрудников Совета Министров, Государственного
комитета по делам национальностей для содействия нормализации положения и
сохранения межнационального мира в ЧИР». При этом он опирался на обращение
еще признаваемого Москвой в своей должности председателя Совета Министров
ЧИР С.Бекова.

Поводом к выпуску Указа • 178 послужила шифротелеграмма, полученная из
Грозного вечером 6 ноября за подписью А.Арсанова.

Из Москвы МВД СССР НР 1175 Сов. секретно Передается телеграмма из Грозного
Президенту РСФСР т.Ельцину Б.Н. Вице-президенту РСФСР т.Руцкому А.В. В
связи с чрезвычайно сложной и накаленной обстановкой в городе Грозном и в
целом в республике и продолжающимися попытками боевиков ОКЧН захватить
жизненно важные объекты и эскалацией вооруженного террора просим вас
немедленно по получении шифровки принять меры по охране объектов, а также
населения и восстановлению конституционного строя. В противном случае
события в республике могут непредсказуемо осложниться. Еще раз настаиваю
принять предусмотренные законом для подобных ситуаций меры не позднее нуля
(00) часов восьмого ноября сего года. Представитель Президента РСФСР в
Чечено-Ингушской Республике А.Арсанов. НР 2665 06.11.91.
—————————————————————————-

Арсанов затем отвергал факт отправки им этой шифротелеграммы. Непонятно,
откуда взялись у человека, постоянно жившего в Чечено-Ингушетии и
занимавшего там до «повышения» пост заместителя министра лесного хозяйства,
да еще и изрядно морально побитого ситуацией, такая лексика, такой стиль и
действительно ультимативный тон в обращении к своим очень высоким
начальникам. И это в момент, когда на самом деле в Чечне ничего
сколь-нибудь особенного, выходящего за пределы некоего установившегося
общего фона не происходило и не должно было произойти, а главной сложной и
хлопотной задачей было все-таки пытаться довести дело до проведения по
крайней мере церемонии выборов 27 ноября.

Не прошло и суток, как от Арсанова пришла другая телеграмма, которую мы
воспроизводим, не изменяя орфографии и пунктуации.

Грозный 247145?1616 7.11.91 1500 = Москва МВД РСФСР Президенту РСФСР
Ельцину Б Н = Многоуважаемый Президент Согласно Вашего Указа, мною в период
пребывания в ЧИР с 25.10.91г в качестве вашего личного представителя
проведена определенная работа, а именно: участие и выступления на
организованных митингах в Чечне и Ингушетии по разъяснению политики Вашей и
Парламента России поддержка, единственно на сегодняшний день законного
органа на территории ЧИР, ВВС (Временный высший совет. — Авт.) ЧИР. Советы
народных депутатов республики не признают политику проводимую ОКЧН. Но тем
не менее, учитывая сложившуюся обстановку и углубляющийся кризис, считаем
необходимыми до 9 ноября, кода предполагается вступление генерала в
должность, личное присутствие в республике Ваше или Хазбулатова для
обращения к народу по местному телевидению и непосредственно на митинге = С
уважением ваш представитель в ЧИР, народный депутат РСФСР А.Арсанов.
—————————————————————————-

Однако механизм уже был запущен.

Военная операция была начата решительно, но без всякой подготовки. От
руководителей силовых ведомств не поступало четких команд.
Спецподразделения доставлялись по воздуху в Чечню в отрыве от техники,
подкреплений и тылового обеспечения и оказались блокированными. В Грозном
же в это время захватывались здания силовых ведомств, происходило
разоружение и переход на сторону Д.Дудаева личного состава МВД ЧИР.
Вступать в силовое единоборство с национальной гвардией и другими видами
ополчения сторонников Д.Дудаева было со всей очевидностью бессмысленно,
российские регулярные силы не стали средством политического сдерживания.

Что касается московской политической ситуации, то здесь важно отношение к
операции ряда ключевых официальных лиц — как на стадии ее оперативной
разработки и осуществления, так и при последующей ее оценке.

С самого начала резко отрицательно к операции отнеслись два влиятельных
представителя силовых структур: находившийся тогда в должности министра
внутренних дел СССР В.П.Баранников и занимавший должность председателя КГБ
РСФСР В.Иваненко. Баранников не скрывал, что не будет участвовать в
реализации чрезвычайного положения, и это было воспринято как косвенное
выражение общей позиции политического руководства СССР. Иваненко открыто
выступил на совещании у вице-президента А.В.Руцкого с предупреждением о
возможных крайне тяжелых последствиях принятого решения. (9 ноября
Президиум Верховного Совета РСФСР примет постановление с резким осуждением
бездействия Баранникова и тогдашнего руководителя союзного КГБ В.В.Бакатина
и с предложением президенту РСФСР дать этому свою оценку.)

В поддержку Указа • 178 и позиции А.В.Руцкого на совещании у
вице-президента РСФСР 7 ноября выступили, согласно тексту протокола этого
совещания, заместитель министра обороны СССР и председатель Госкомитета
РСФСР по оборонным вопросам П.С.Грачев, министр внутренних дел РСФСР
А.Дунаев, а также генеральный прокурор РСФСР В.Г.Степанков.

Заслуживает внимания шифротелеграмма • 12366, направленная 9 ноября
министру внутренних дел РСФСР А.Дунаеву министром внутренних дел Республики
Северная Осетия Г.Кантемировым. Кантемиров жалуется вышестоящему начальнику
на неисполнение указа теми представителями силовых структур, которые
считают себя подчиненными министру внутренних дел СССР, а также на то, что
«ингушами устроены заграждения из железобетонных блоков».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *