ПОЛИТИКА

Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: О.П.Орлов, А.В.Черкасов: Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

уголовно-процессуальное законодательство РФ.

Задержанные содержались в местах двух типов: в официальных фильтрационных
пунктах и в неофициальных местах содержания задержанных.

РОССИЯ-ЧЕЧНЯ: цепь ошибок и преступлений

3.6.1. Фильтрационные пункты1

Так называемые временные фильтрационные пункты были созданы на основании
указания МВД РФ • 247 от 12 декабря 1994 г. в конце 1994 — начале 1995 г. в
Моздоке (Республика Северная Осетия-Алания), Ставрополе и Пятигорске
(Ставропольский край), а позднее в Грозном с целью установления личности
задержанных в зоне боевых действий и проверки их причастности к совершенным
преступлениям или степени участия в боевых действиях против федеральных
сил.

Деятельность ФП регламентировалась Временным положением, утвержденным
приказом МВД РФ • 205 дсп от 31 мая 1995 г. Постановка грифа «дсп» (для
служебного пользования) на подобный документ является нарушением
Конституции, так как, согласно ст.15 ч.3 Конституции РФ, «любые нормативные
правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и
гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для
всеобщего сведения»2.

Ни Закон РФ «Об органах, исполняющих наказание в виде лишения свободы», ни
иные действующие нормативные акты, регулирующие деятельность учреждений,
осуществляющих содержание задержанных, содержание под стражей или иные
формы принудительного ограничения свободы граждан, не включают понятия
«фильтрационный пункт». Внутриведомственные документы и приказы не могут
рассматриваться в качестве законной нормативной основы для создания
фильтрационных пунктов. Правовой статус ФП явился, таким образом, абсолютно
неопределенным. Их создание было незаконно, и следовательно, фильтрационные
пункты должны рассматриваться как не предусмотренные законами РФ пункты
принудительного ограничения свободы граждан РФ.

Члены группы Уполномоченного по правам человека РФ (в том числе
представители неправительственных правозащитных организаций в качестве
экспертов) и ряд депутатов Государственной Думы РФ посещали фильтрационные
пункты и ознакомились с их документацией.

Было установлено, что в январе 1995 г. по крайней мере часть людей
задерживали вообще без какого бы то ни было оформления документов о
задержании. С февраля 1995 г. стали оформляться постановления о задержании,
но это не значит, что в большинстве случаев имелись сколько-нибудь
серьезные основания для задержания и содержания в фильтрационных пунктах
доставленных туда людей. Во-первых, постановления, как правило, оформлялись
с нарушениями установленных норм и правил. Во-вторых, в большинстве случаев
постановления содержали ссылку на Указ президента РФ от 2 декабря 1993 г.
«О мерах по предупреждению бродяжничества и попрошайничества». Не вдаваясь
в оценку самого указа, отметим, что большинство из доставленных на
фильтрационные пункты имели при себе удостоверяющие их личность документы,
а некоторые вообще были задержаны в своих домах, где они прописаны, и,
соответственно, действие указа не могло быть распространено на них.

В фильтрационные пункты попадали как задержанные в результате
неизбирательных задержаний во время «зачисток» населенных пунктов и т.п.,
так и целенаправленно задержанные, например по имевшимся на блок-постах
спискам.

Установлены случаи задержания граждан без предъявления им обвинений на
длительные сроки (в том числе более месяца), на что не имелось никакого
законного основания. Это происходило и в 1995 г., и в 1996 г. Например,
жители Самашек, задержанные 15 марта 1996 г. и доставленные в Пятигорск,
были освобождены лишь 19 апреля.

Людям не предоставляли возможности сообщать родственникам о своем
задержании, как это предусматривается ст.5 «Положения о краткосрочном
задержании лиц, подозреваемых в совершении преступления». В результате
задержанные становились для родных и знакомых пропавшими без вести.

Подчас задержанные подвергались особенно жестокому обращению в первые часы
и дни, вплоть до прибытия на фильтрационные пункты. Отчасти это можно
объяснить тем, что охрана и конвой сознавали свою безнаказанность в связи с
неопределенностью правового статуса задержанных — формально срок их
содержания отсчитывался с момента поступления на фильтрационный пункт.
Кроме того, первоначальное этапирование осуществлялось на неприспособленных
для этого транспортных средствах, и при этом охрана и конвой размещали
людей так, чтобы побег был физически невозможен, а нечеловеческие условия в
пути сделали невозможной саму мысль о побеге.

Мы располагаем свидетельствами3 о том, что при этапировании на грузовых
автомобилях людей укладывали штабелями в несколько слоев. Приведем ряд
примеров.

—————————————————————————-

3 января 1995 г. при этапировании в Моздок свыше 60 человек, задержанных на
террритории консервного завода в Грозном, были размещены сначала в кузовах
двух грузовых машин, а когда одна сломалась, — в кузове оставшейся. Люди
лежали штабелями в шесть и более слоев. Находившиеся в нижних слоях
задыхались. При попытке пошевелиться конвой открывал огонь4. Всего погибло
не менее восьми человек.

Именно об этом случае сообщал пресс-секретарь Временного совета Чеченской
Республики Руслан Мартагов:

—————————————————————————-
«В районе консервного завода было бомбоубежище. Туда ворвались [федеральные
военнослужащие], женщин и детей не тронули, а всех подростков и мужчин,
связав руки, штабелями свалили в кузов КамАЗа, в семь рядов, а сама охрана
села сверху. Как на дрова… На глазах у отца расстреляли его 15-летнего
сына. В дороге еще нескольких застрелили. Кто-то задохнулся в дороге…»5
—————————————————————————-

10 января 1995 г. в Моздок были этапированы 18 человек, уложенные в кузове
грузового автомобиля штабелями. 19 января 1995 г. таким же образом в Моздок
были доставлены 14 человек. 27 января при перевозке более 30 задержанных по
вине пьяного шофера машина перевернулась, несколько задержанных получили
травмы. 8 апреля 1995 г. при этапировании в Моздок 68 задержанных жителей
с.Самашки их укладывали в кузова грузовиков штабелями в четыре слоя6.

При этапировании на вертолетах людей с завязанными глазами усаживали в
неудобных позах вплотную в несколько рядов, жестоко избивали. Имеется ряд
независимых друг от друга показаний о том, что во время полета конвоиры
убили (или имитировали убийства — глаза у задержанных были завязаны)
нескольких этапируемых людей7. Можно предположить, что это делалось с целью
подавить всякую мысль о неподчинении.

При пешем этапировании из Самашек 8 апреля 1995 г. задержанных постоянно
избивали. Трех этапируемых при этом застрелили8.

Жестокое обращение не прекращалось с поступлением задержанных на
фильтрационный пункт. Очевидные следы избиений и пыток у вышедших из ФП
многократно отмечали представители правозащитных организаций, депутаты
Государственной Думы РФ, журналисты. Жалобы на факты жестокого обращения
наличествуют в большинстве свидетельских показаний людей, побывавших в ФП.
Сообщенные пострадавшими сведения о сроках их содержания в ФП полностью
подтвердились при посещении этих пунктов депутатами Государственной Думы РФ
и членами группы Уполномоченного по правам человека РФ. Имеющиеся же акты
судебно-медицинского освидетельствования пострадавших, составленные вскоре
после документально подтвержденной даты их освобождения из ФП, делают
достоверность показаний о применении пыток практически бесспорной.

Избивая и пытая задержанных, их пытались заставить признаться в участии в
боях, от них добивались сведений о том, кто из известных им людей является
боевиком, где хранится оружие и т.п.

При организации ФП должностными лицами вообще не было предусмотрено их
материально-техническое снабжение, достаточное для обеспечения задержанным
сколько-нибудь приемлемых условий существования. Это обстоятельство имело
тяжкие последствия.

Условия содержания задержанных в фильтрационных пунктах отличались в разные
периоды и в различных ФП, но в целом могут быть охарактеризованы как
тяжелые.

В Моздоке ФП был размещен в нескольких железнодорожных вагонах для
перевозки заключенных. Практически все содержавшиеся в моздокском ФП в
январе 1995 г. в своих показаниях жаловались на крайне скудное питание,
недостаток воды и страшную скученность. В конце января положение там
изменилось к лучшему, и подобные жалобы задержанными уже не высказывались.
Очевидно, что некоторое улучшение условий содержания было связано с
разгрузкой этого ФП, снижением числа вновь задержанных и, главное,
привлечением внимания российской и мировой общественности к происходящему в
фильтрационных пунктах. По имеющимся у ПЦ «Мемориал» сведениям, в конце
января 1995 г. моздокский ФП посетила комиссия МВД РФ; по результатам
проверки персонал ФП был полностью сменен, а кто-то из низшего начальства
был наказан в дисциплинарном порядке. Пытки во время допросов прекратились.
Раненым и травмированным начали выдавать перевязочные материалы и йод;
людям, находящимся в тяжелом состоянии, медицинскую помощь оказывал
фельдшер. Улучшилось питание задержанных. Однако издевательства и избиения
со стороны персонала ФП продолжались.

Впрочем, поступление в моздокский фильтрационный пункт относительно крупной
партии задержанных после проведения 7-8 апреля 1995 г. МВД РФ операции в
Самашках немедленно вновь привело к страшной скученности в камерах,
недостатку питания и воды. Следует отметить, что недостаток воды не может
быть объяснен плохим снабжением и является прямым проявлением жестокого
обращения с задержанными.

—————————————————————————-
«10 апреля нас погрузили в вертолет и отвезли в Моздок. Там избили и
привезли в фильтрационный пункт. На допросах снова избивали, угрожали
расстрелом. Следователь сам не бил, били люди в масках, когда он выходил из
отсека. То же самое творилось в соседних отсеках Предлагали
подписать, не читая, какую-то бумагу или рассказ о том, что первыми из села
открыли стрельбу боевики. Иногда приходил военный врач, который давал йод и
одну таблетку от всех болезней. Человеку, у которого грудь сильно болела, —
видимо, ребра были поломаны, он лишь дал бинт, чтобы тот сам себя
перевязал»9.
—————————————————————————-

В Грозном ФП был размещен в помещении 1-го производственного
автотранспортного предприятия (ПАП-1). При его посещении Уполномоченным по
правам человека РФ С.А.Ковалевым и представителями его группы
А.Ю.Блинушовым, Н.Г.Охотиным, С.В.Сироткиным 25 февраля 1995 г. было
установлено, что камера для задержанных находится в подвальном помещении,
перегороженном металлическими решетками. Отопления не было (впрочем, как и
во всем городе), освещение также отсутствовало — задержанные содержались в
полной темноте.

Вскоре после посещения ФП этой группой здание было оборудовано движком, в
результате чего все помещения ФП были освещены, на первом этаже были
оборудованы восемь камер (одна — м, одна — м, шесть — м) с металлическими
решетками вдоль всех стен изнутри.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *