ПОЛИТИКА

Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: О.П.Орлов, А.В.Черкасов: Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

числится содержавшимся в фильтрационном пункте, после «освобождения» никто
его не видел, тела всех троих обнаружены в одном месте, — чтобы прийти к
выводу о причастности персонала фильтрационного пункта к их убийству.

9 мая 1995 г. пропали без вести жители города Шали Аюб Мовлдиевич Домаев,
Асламбек Савладинович Сулейманов и Шамхан Лемаевич Ташухаджиев. Местные
правоохранительные органы и родственники пропавших установили, что
пропавшие были задержаны на блок-посту • 2 503-го мотострелкового полка МО
РФ. Старший помощник военного прокурора в ЧР К.И.Рейтер, занявшийся
проверкой поступившей к нему об этом случае информации, не был допущен
военными на территорию полка8. 3 июня 1995 г., после того как 503-й полк
сменил место своей дислокации, на поле совхоза «Джалка» Шалинского района,
где ранее дислоцировался этот полк, трупы Домаева и Сулейманова были
обнаружены на глубине двух метров в месте расположения разведроты9. Там же
были обнаружены еще несколько зарытых тел, а также автомашина, на которой
ехали пропавшие (ее остов был расплющен гусеницами). Тело Ташухаджиева было
обнаружено 6 июня на кладбище на окраине Шали. На всех телах имелись следы
пыток, экспертиза установила, что эти люди умерли насильственной смертью10.

По факту гибели А.М.Домаева, А.С.Сулейманова и Ш.Л.Ташухаджиева прокуратура
Чеченской Республики возбудила уголовные дела, которые затем были
направлены в военную прокуратуру. Следствие пришло к выводу в виновности в
этом преступлении бывшего командира 503-го мотострелкового полка полковника
С.Н.Соколова (см. раздел 3.14).

В ходе наступления, предпринятого федеральными силами на позиции чеченских
отрядов у села Бамут в феврале 1996 г., части 58-й армии двигались по
территории Ингушетии в направлении села Аршты. В этот период пропал житель
Аршты Шарип Батаев, 1964 г.р. (страдал слабоумием). В последний раз его
видели 23 февраля, когда он шел в Аршты и солдаты посадили его на БТР.

20 марта в 5 км от села Аршты на территории, где в конце февраля стояло
разведподразделение 693-го мотострелкового полка 58-й армии, был обнаружен
неглубоко захороненный труп Ш.Батаева. На место выехала
оперативно-следственная группа во главе с сотрудником прокуратуры
Республики Ингушетия. Группу сопровождал представитель ПЦ «Мемориал»
А.В.Черкасов. На эксгумированном теле были зафиксированы следы пыток, в
частности переломы запястий и кистей рук. Смерть наступила от выстрела в
затылок3.

Недалеко от этого места, в окопах федеральных войск были найдены списки
личного состава подразделения, занимавшего эту позицию. Списки были
приобщены к уголовному делу, переданному в военную прокуратуру (см. раздел
3.14).

По сведениям ПЦ «Мемориал», лишь еще в одном случае, кроме уголовного дела
полковника С.Н.Соколова, военнослужащий федеральных сил был привлечен к
ответственности и даже предан суду за расстрел задержанного. Этот случай
был описан газетой «Известия»11. 2 августа 1995 г. на блок-посту был
задержан чеченец с удочкой и без документов. Командовавший блок-постом
старший лейтенант самолично его допрашивал и избивал, заставляя рыбака
признаться в том, что он — боевик. Ничего не добившись, старший лейтенант,
который к этому времени был сильно пьян, выстроил своих подчиненных с
оружием в шеренгу и, угрожая им автоматом, вынудил расстрелять
задержанного.

* * *

В качестве дополнения к изложенному выше приведем цитату из справки,
подготовленной начальником отдела по надзору за расследованием преступлений
прокуратуры ЧР Х.Х.Махамашаевым, которая была приложена к письму,
направленному 7 июля 1996 г. прокурором ЧР на имя генерального прокурора РФ
Ю.И.Скуратова. Руководство промосковской чеченской прокуратуры было
вынуждено признать:

—————————————————————————-
«Как показывает анализ, в освобожденных от незаконных вооруженных
формирований регионах широко распространены факты преступных посягательств
военнослужащих федеральных сил против жизни и здоровья граждан».

РОССИЯ-ЧЕЧНЯ: цепь ошибок и преступлений

3.6. НЕЗАКОННОЕ ЗАДЕРЖАНИЕ ГРАЖДАНСКИХ ЛИЦ, ЖЕСТОКОЕ И УНИЖАЮЩЕЕ
ДОСТОИНСТВО ОБРАЩЕНИЕ С ЗАДЕРЖАННЫМИ И АРЕСТОВАННЫМИ, ПРИМЕНЕНИЕ ПЫТОК

Статья 3, общая для всех четырех Женевских конвенций и касающаяся также
немеждународных вооруженных конфликтов, запрещает в отношении сложивших
оружие, задержанных, раненых или больных участников конфликта1: «а)
посягательства на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности всякие
виды убийств, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания c)
посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и
унижающее обращение».
Международное гуманитарное право в немеждународных конфликтах, к
сожалению, не предоставляет задержанным, захваченным, арестованным и т.п.
участникам антиправительственных вооруженных формирований статус
военнопленного. Такой статус дает людям, находящимся в плену, много прав,
эти люди оказываются под повышенной защитой. Однако, согласно нынешним
нормам международного права, этот статус получают люди, попавшие в плен
лишь в вооруженных конфликтах, признанных международными.
Ни одно международно признанное государство не квалифицировало чеченскую
войну как международный конфликт. А посему не было оснований требовать от
властей России обращения с взятыми в плен бойцами вооруженных формирований
ЧРИ как с военнопленными. Однако Второй дополнительный протокол к Женевским

конвенциям требует гуманного обращения как с этими людьми, так и со всеми
прочими задержанными:

—————————————————————————-
«Статья 4. Основные гарантии 1. Все лица, не принимающие непосредственного
участия или прекратившие принимать участие в военных действиях, независимо
от того, ограничена их свобода или нет, имеют право на уважение своей
личности, своей чести, своих убеждений и своих религиозных обрядов. При
всех обстоятельствах с ними обращаются гуманно и без какого-либо
неблагоприятного различия »

В пункте 2 этой статьи повторяются приведенные выше запреты из статьи 3
Женевских конвенций.
Далее:

—————————————————————————-
«Статья 5. Лица, свобода которых была ограничена 1. В дополнение к
положениям статьи 4 в отношении лиц, лишенных свободы по причинам,
связанным с вооруженным конфликтом соблюдаются, как минимум,
следующие положения: а) раненые и больные пользуются обращением в
соответствии с положениями статьи 72; б) лица, указанные в этом пункте, в
такой же степени, как и местное гражданское население, снабжаются
продовольствием и питьевой водой, им обеспечиваются условия для сохранения
здоровья и гигиены, а также предоставляется защита от суровых климатических
условий и опасностей вооруженного конфликта; в) им разрешается получать
помощь в индивидуальном или коллективном порядке; г) им разрешается
отправлять религиозные обряды и, при наличии соответствующих просьб и когда
это уместно, получать духовную помощь от лиц, таких, как священники,
которые исполняют религиозные функции; д) в случае привлечения к работе они
обеспечиваются условиями труда и защитой, аналогичными тем, которые
предоставляются местному гражданскому населению. 2. Те, кто несет
ответственность за задержание лиц, о которых говорится в пункте 1,
соблюдают также, в пределах своих возможностей, следующие положения,
касающиеся таких лиц: б) им разрешается посылать и получать письма и
почтовые карточки, число которых может быть ограничено компетентными
властями, если они сочтут это неизбежным; в) места содержания
задержанных лиц не должны находиться вблизи зоны боевых действий. Лица,
упомянутые в пункте 1, должны быть эвакуированы, когда места их
задержания подвергаются прямой опасности в результате вооруженного
конфликта, если их эвакуация может быть осуществлена в достаточно
безопасных условиях; г) они пользуются правом на медицинское обслуживание
4. Если принимается решение об освобождении лиц, лишенных свободы,
те, кто принимает такое решение, предпринимают необходимые меры для
обеспечения безопасности этих лиц».

Из Международного пакта о гражданских и политических правах: «Статья 7
Никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или
унижающему его достоинство обращению или наказанию. Статья 9 1.
Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не
может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей.
Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в
соответствии с такой процедурой, которые установлены законом. 4.
Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей,
принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог
безотлагательно вынести постановление относительно законности его
задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.
5. Каждый, кто был жертвой незаконного ареста или содержания под стражей,
имеет право на компенсацию, обладающую исковой силой».

Из Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих
достоинство видов обращения и наказания: «Статья 1 1. Для целей настоящей
Конвенции определение «пытка» означает любое действие, которым какому-либо
лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или
нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или
признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо
или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить
его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации
любого характера, когда такая боль или страдание причиняется
государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном
качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого
согласия. В это определение не включаются боль или страдания, которые
возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций
или вызываются ими случайно. Статья 2 1. Каждое Государство-участник
предпринимает эффективные законодательные, административные, судебные и
другие меры для предупреждения актов пыток на любой территории под его
юрисдикцией. 2. Никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни
были, будь то состояние войны, внутренняя политическая нестабильность или
любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием пыток. 3.
Приказ вышестоящего начальника или государственной власти не может служить
оправданием пыток. Статья 4 1. Каждое Государство-участник
обеспечивает, чтобы все акты пыток рассматривались в соответствии с его
уголовным законодательством. То же относится к попытке подвергнуть пытке и
к действиям любого лица, представляющим собой соучастие или участие в
пытке. 2. Каждое Государство-участник устанавливает соответствующие
наказания за такие преступления с учетом их тяжкого характера».

* * *

На основании имеющихся материалов3 можно утверждать, что в зоне конфликта
широкое распространение получила практика произвольных и незаконных
задержаний гражданских лиц военнослужащими группировки федеральных войск и
сотрудниками МВД РФ. Задержанных принудительно содержали в специальных
учреждениях особого типа без каких-либо правовых оснований. Тем самым
грубейшим образом были нарушены статья 9 Международного пакта о гражданских
и политических правах, статья 22 Конституции РФ, действующее

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *