ПОЛИТИКА

Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: О.П.Орлов, А.В.Черкасов: Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Вопиющие случаи преднамеренного нападения на мирных жителей произошли в
с.Самашки 7-8 апреля 1995 г.19

Операция по занятию села осуществлялась сводным отрядом из военнослужащих
внутренних войск МВД20 с приданными сотрудниками московского и
подмосковного ОМОНа, а также оренбургского СОБРа.

Ультиматум селу — сдать 264 автомата, 2 пулемета и одну БМП, а также
беспрепятственно пропустить части внутренних войск в село — предъявлял
генерал-лейтенант МВД А.А.Романов, действовавший в то время под псевдонимом
А.А.Антонов. Кадровый отряд вооруженных сил ЧРИ за месяц до этого вышел из
села, такого количества автоматов руководство села при всем желании не
могло бы сдать, никакой БМП в селе не было. Непосредственно операцией по
занятию села руководил, по-видимому, генерал-майор МВД Н.В.Скрыпник.

После подавления неорганизованного сопротивления небольшого отряда сельской
самообороны село было занято военнослужащими ВВ МВД РФ и сотрудниками
особых отрядов милиции МВД РФ.

В ходе последующей за тем «зачистки» села дома, дворы и подвалы, где
находились мирные жители и заведомо не было боевиков, забрасывались
гранатами; федеральные войска расстреливали безоружных жителей, в том числе
женщин и стариков; поджигали дома, в которых находились люди.

В целом действия в Самашках носили характер не столько войсковой операции,
сколько карательной акции.

Из многих рассказов очевидцев приведем лишь два.

Садулла Юсупов, проживающий в доме • 75 по Выгонной ул., пожилой человек,
глава семьи, рассказал, что он свою семью отправил в начале апреля из села,
а сам не успел выехать на автобусе из Самашек 7 апреля до начала обстрела.
Вот выдержки из его рассказа:

—————————————————————————-
«Соседняя улица погорела, а наша улица еще не горела ночью [c 7 на 8
апреля]. Шум, гам, туда-сюда, а оказывается, они дошли до школы в нашем
селе, там укрепились, бой прекратился. Освещающие ракеты были как днем.
Редкие солдаты бегали по дорогам. «Слава Богу, может быть, это
закончится», — мы думали. Утром еще нет войны. Солнце немножко поднялось. В
десять часов утра тут побежали солдаты Они кричали нечеловеческим
голосом матом, матюгали, кричали: «Выходите, суки!» и к каждому дому
подходили, стреляли Они с западной стороны к нам бежали. А потом до
меня очередь дойдет, думаю. Забежал в подвальчик маленький, тут прижался. У
меня подвал был очень маленький Как он подходит, по ногам я слышу. А
я прижался к правой стенке, где я сидел, маленький нарчик я поставил
специально, чтобы отдыхать, сидеть, когда опасное положение. Тут он очередь
дал, вот шуба, которая была подстелена подо мной, он полностью сеткой
сделал. А потом собрался уйти, его товарищ подоспел. Когда тот отошел, он
ему говорит: «Может, еще кто живой там остался». Он вернулся, гранату
бросил, а за ней колечко кругленькое забросил. Это оказывается у него
какой-то замок. «Ну, все, — я думаю,- теперь мне капут. Спокойно надо
умереть». Я даже не боялся тогда. Грохнула граната. Нары, которые были с
двойными досками, пополам поломались, меня оглушило. Под нарами взорвалась.
На плечо что-то ударило, на ноги что-то ударило. Я на колени упал. Оглох
совсем. А потом они отошли. Думаю, ушли. Ногу проверил, туда-сюда
шевельнул: нога цела, не поломалась, чего-то попал, черт с ним. Из руки
чуть кровь идет»21.
Далее С.Юсупов рассказал о том, как на улице он увидел тела шестерых убитых
людей (в том числе двух стариков и одной женщины)22.

—————————————————————————-

Юзбек Шовхалов, старейшина села Самашки, проживающий по адресу:
ул.Кооперативная, д.3:

—————————————————————————-
«Прихожу домой [7 апреля], мне говорят: идут танки, БТРы, все, что у них
есть. Сзади машины идут, солдаты. Я говорю: «Ребята, семьи, залезайте в
подвал». А я стою на улице. Идет. «Дай боевиков». Я говорю: «Боевиков нет
здесь». «Ты, пошли со мной». Мы проходим по комнатам в моем доме. Второй
раз приходят другие. Мне не говорят: иди. Идет он. Очередь, какая-то
автоматная. Они выходят, я захожу — прострелено два телевизора… Первые
были молодые, второй раз в черном одеты были, я не знаю, кто они такие, по
возрасту лет 25-30. Агрессивно настроены. Целую ночь мы не спали, целую
ночь стрельба, стрельба. Второй день [8 апреля] утром, часов в девять, я
выхожу на улицу, идет прямо колонна, прямо по нашей Кооперативной улице.
Бронетранспортеры Стреляют из крупнокалиберных пулеметов. В тот дом,
где живут Или дом сжигают, или дом погибает Сено, солома,
заносят и сжигают. Сами уходят Выхожу. «Где боевики?» Я говорю:
«Боевиков нет, и вообще в селе нет боевиков». «Выходите все из подвала!»
Там человек восемь в подвале собралось. Кто поднимется, они их прямо по
голове, по морде, где там нельзя ударить, ударяют, они падают.
«Раздевайтесь!» Они раздеваются. Наполовину. Рубашку, штаны. «Обувь
снимайте». Проверяют там, носили они автомат или нет. Смотрят потертости.
Никто из них автомат не носил. Все ребята молодые, всех я их знаю, ни один
из них автомат не имеет. «Ложитесь». Уводят и кладут на перекресток на
асфальт. Меня загоняют назад в подвал, жену, дочь, еще двух племянниц, в
общем, человек шесть нас сидит Раз я вижу, что идет дым, невозможно
даже сидеть. Тогда я подымаюсь оттуда, выбиваю крышку, выбегаю вот с этими
ожогами, бегу, думаю, хоть фляга там стояла с водой. Нет, они вынесли ее,
пьют воду. Все сидят с той стороны улицы, сидят, смеются, щелкают семечки,
щелкают орехи, у кого-то дома нашли, кушают компоты, я там с семьей сгораю.
Ну, думаю, скот, наверно, не убили. Прихожу, четыре коровы убили автоматами
и гранатами, постреляли овец»23.
—————————————————————————-

Представителями НМПО была точно установлена гибель 103 жителей села, в том
числе 13 девушек и женщин и 20 мужчин старше 61 года. Не меньше половины из
этих людей были преднамеренно убиты федеральными военнослужащими, а не
погибли от неизбирательного огня24.

Так, 8 апреля, когда в селе уже никаких вооруженных столкновений не
происходило, выстрелами с проезжающих БТРов или танков были убиты 18-летняя
Хава Гунашева, 61-летний Абдул-Рашид Хусейнов и 16-летний Резван Хусейнов.
62-летний Дога Цатишаев был ранен в голову в тот момент, когда он после
разговора с военнослужащими, сидящими на танке, уходил от него; он был
добит в доме в тот же день позже автоматной очередью в упор.

В этот же день шесть человек были убиты или смертельно ранены снайперами,
когда находились у себя во дворе или на улице рядом с домом: Гелани Пекаев,
проживавший у него русский по имени Евгений, Салимат Гадаева, братья Рамзан
и Руслан Гаплаевы, Бауди Магомадов.

Самая распространенная причина гибели мужчин 7 и 8 апреля — расстрелы на
месте задержания, как правило, сразу после входа военнослужащих в дом или
во двор, иногда после избиений. Так погибли: Ваха Азиев, Юнус Алиев,
Адлоб-Вахаб Ахметов, Мухид Байалиев, Иса Боршигов и Хизир Хажбекаров, Али
Бунхоев, Сажид Дадаев, 61-летний Салавди Закиев, Султан Индербаев, Мусаит
Исаев, Захар Кабилов, Шарафутдин Кишмахов, Висит Кубиев, Ваха Шамсаев,
Хумид Лумаханов, Вахид Магомадов, Саид-Хасан Мазуев, Супьян Минаев,
Саид-Ахмет Нажаев, 69-летний Саид-Хасан Сурхашев, Ширвани Тахаев, 60-летний
Абдул-Азим Урузов, Солсбек Хамзаев, Мовлади Хушпаров, Хасан Цагуев, Хоза
Цатишаев, русские жители Алексей, Геннадий и Николай.

[Trupy3.JPG]

Самашки, ул. Выгонная, 53. Тела расстрелянных 8 апреля 1995 г. Исы
Боршигова и Хизира Хажбекарова. Так во дворах домов жители села были
вынуждены хоронить погибших.
Фотография Людмилы Вахниной. 12 апреля 1995 г.

Приведем рассказ человека, оставшегося в живых после такого расстрела.
Абдурахман Чиндигаев, 1952 г.р., проживающий по ул.Шарипова, 46, и Салавди
Умаханов, пожилой мужчина, проживающий по ул.Шарипова, 41, сообщили, что
вечером 7 апреля они вместе с Мусаитом Исаевым, 1924 г.р., и Насруддином
Базуевым, 1948 г.р., находились в доме по адресу ул.Шарипова, 45. При
приближении военнослужащих федеральных сил все четверо забились в кладовку,
находящуюся на первом этаже. Войдя во двор, военнослужащие сразу бросили в
примыкающее к этой кладовке помещение гранату. Далее, по словам Умаханова,
события развивались так:

—————————————————————————-
«Тут через минуту, даже, может, раньше, открывают дверь: «Живой кто есть?»
Есть, выходим [во двор]. Их было четыре человека. «Суки, ложитесь! Суки,
ложитесь!» Мы легли. Нас обшарили. Тут сзади один кричит, мне говорит: «Там
остался кто?» Я говорю: «Нет». «Бери заложников» — сзади кричит. Меня
заводят обратно туда. Никого нет. Выходим. «Суки, в яму! Суки, яма!» Нас
загоняют туда [в яму в гараже для ремонта автомобиля]. Машина стоит как
тогда стояла. Насруддин первым залез. Вон туда встал, туда, к стене. Да,
да, к дальней стене. Мы втроем тут стоим. Я говорю: «Нас убивать сюда
ставят». Ну, я почитал там молитву. У нас эти стоят, солдаты. Муса говорит:
«Ребята, не стреляйте. Скотину кормить надо… Не стреляйте». Исаев
на третью ступеньку шагнул. Двое солдат… Наставили на него автомат.
Толкали туда его так. Да, он не успел спуститься. Моментом оттуда
автоматную очередь ему дали. Мы только спустились и только нагнулись — эти
вторую пустили очередь»25.
После этого военнослужащие ушли. Исаев был убит, Базуев и Умаханов ранены
(Базуев погиб на следующий день). Позже другими военнослужащими дом был
подожжен26.

Множество людей были ранены осколками гранат, брошенных в комнаты и подвалы
жилых домов. Эти ранения оказались смертельными для Залубы Явмирзаевой,
96-летнего Мовсара Оспанова и 66-летнего Джунида Шуипова. Раненные
осколками гранаты отец и дочь — Насруддин Базуев и Раиса Масаева — были
затем добиты.

Во время конвоирования задержанных жителей Самашек из села для «фильтрации»
(см. раздел 3.6) были застрелены три человека — Абдурахман Шамсаев (он был
ранен, и его несли на носилках), Балавди Ахметов и Рамзан Жантаев.

Специальные докладчики по вопросу о внесудебных или произвольных казнях и
по вопросу о пытках, назначенные Комиссией ООН по правам человека, в своем
призыве к правительству РФ выразили озабоченность по поводу боевой
операции, проведенной федеральными силами в селе Самашки.

* * *

Через год после вышеописанных событий, в марте 1996 г., федеральные войска
вторично провели операцию по установлению контроля над Самашками, однако на
этот раз встретили упорное сопротивление со стороны крупного вооруженного
формирования ЧРИ. Бои в селе продолжались более недели. 17 марта
военнослужащими федеральных войск в ходе «зачистки» контролируемого ими
участка на южной окраине села было совершено преднамеренное нападение на
мирных жителей. Около 40 сельчан, укрывавшихся в подвале дома Мухаддина
Алачиева (ул.Калинина, 16), были выведены солдатами во двор. После проверки
дома солдаты вышли со двора и кинули туда три гранаты «лимонки». В
результате 17 человек были ранены (среди них — 9 женщин и 2 ребенка): Ваха
Байсаев, Елена Байсаева, Иса Байсаев, Ислам Байсаев (девяти месяцев),
Мадина Байсаева (десяти лет), Муса Байсаев, Шайман Гичиева, Залуба Жабиева,
Газик Молачиева, Алпату Мусиханова (восьмидесяти лет), Зарган Насипова,
Саид-Али Насипов, Муча Умаров, Тесбулат Умаров, Шумисат Умарова, Бакисат
Эльсанова, Зарган Эльсанова. Для Бакисат Эльсановой и Шайман Гичиевой эти
ранения оказались смертельными27.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *