ПОЛИТИКА

Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: О.П.Орлов, А.В.Черкасов: Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

РОССИЯ-ЧЕЧНЯ: цепь ошибок и преступлений

3.2.5. Использование систем оружия неизбирательного действия, неизбежно
ведущее к большим жертвам среди гражданского населения

Неизбирательность выражалась не только в способе ведения боевых действий,
но и в использовании систем оружия и типов боеприпасов заведомо
неизбирательного действия, неизбежно ведущем к большим жертвам среди
мирного населения при любом их применении в населенных пунктах, которые не
покинули жители.

Должностные лица МО РФ неоднократно заявляли, что для предотвращения гибели
мирного населения применяется современное высокоточное оружие, и только для
нанесения ударов по военным объектам. Однако такое оружие если и
применялось, то явно не в тех масштабах, чтобы заметно повысить точность
поражения и исключить неизбирательный огонь и неприцельное бомбометание.
Более того, лишь после заявления президента России 27 декабря 1994 г. о
прекращении бомбардировок Грозного представители МО сообщили СМИ, что
впредь федеральная армия намерена использовать «высокоточное оружие с
лазерным наведением для уничтожения военных объектов дудаевского режима».
Командующий федеральными ВВС П.С.Дейнекин сообщил в интервью корреспонденту
газеты «Московский комсомолец» 21 марта 1995 г., что до 29 декабря 1994 г.
использование оружия с лазерным или телевизионным наведением в районе
Грозного было невозможно из-за неблагоприятных погодных условий. Таким
образом, применение свободнопадающих бомб и неуправляемых авиационных ракет
для бомбардировки территории густонаселенного города в условиях, когда, по
словам командующего, «землю вообще не видно» и бомбометание ведется с
высоты 5-7 тыс. м, не может рассматриваться иначе как вполне осознанное
неприцельное бомбометание, с неизбежностью влекущее большие жертвы среди
мирного населения.

[Groznyj3.JPG]

[Groznyj4.JPG]
Грозный, 1995 г.
Фотографии Сергея Сироткина и Юлия Рыбакова

Систематически при обстреле населенных пунктов (например, в Грозном зимой
1995 г. и в августе 1996 г., в Гудермесе в декабре 1995 г., в Самашках и в
Серноводске в марте 1996 г.) федеральные войска использовали системы
залпового огня «Град» — оружие, предназначенное для поражения больших
площадей, а следовательно, сомнительное с точки зрения гуманитарного права
для ведения боя в населенном пункте. Представители ПЦ «Мемориал»
неоднократно наблюдали разрывы снарядов «Града» в кварталах Грозного и
Аргуна, не контролируемых федеральными войсками; они наблюдали обстрел
Серноводска из этих же установок.

В пределах населенных пунктов (Грозный, Шали, Гудермес и др.) применялись в
том числе и кассетные боеприпасы, содержащие взрывающиеся элементы,
наполненные шариками или иголками (стрелками). Следует отметить, что
командование федеральных сил отрицало такие факты или возлагало
ответственность за них на формирования ЧРИ. Однако представители различных
правозащитных организаций находили поражающие элементы от таких боеприпасов
на территориях, контролируемых сторонниками ЧРИ; в больницы, расположенные
на этих территориях, поступали люди, раненные такими поражающими
элементами. ПЦ «Мемориал» располагает образцами как игольчатых поражающих
элементов, так и шариковых бомб1, которые федеральные силы применяли в
населенных пунктах Чечни2.

Есть основания предполагать, что федеральные силы в 1996 г. применяли в
населенных пунктах Чечни бомбы объемного взрыва (называемые также
вакуумными или топливными бомбами — fuel air bomb). Об этом говорит
характер разрушений некоторых построек в селе Самашки в результате действий
федеральных войск в марте 1996 г., что зафиксировали представители ПЦ
«Мемориал» А.Н.Миронов, О.П.Орлов и А.В.Черкасов, — мощнейшая взрывная
волна при отсутствии осколков. Об этом же свидетельствуют показания, данные
заведующим хирургическим отделением больницы в селе Знаменское Лемой
Расуевым представителю ПЦ «Мемориал» А.Н.Миронову. Врач сообщил, что
характер травм у людей, поступавших в больницу из ряда горных сел
(например, Шатойского и Веденского районов), — разрыв плевры и других
органов при отсутствии осколочных ранений — указывает на применение именно
такого вида оружия.

Аналогичные показания дал А.Н.Миронову и Умар Хазбиев, начальник военного
госпиталя ЧРИ.

* * *

В заключение данного раздела отметим эпизоды в Буденновске и в Первомайском
(подробнее см. в разделе 4.3), где из-за неизбирательности в действиях
федеральных сил операции по освобождению заложников фактически превратились
в действия по уничтожению террористов ценой жизни заложников.

17 июня 1995 г. в Буденновске во время штурма больницы от неизбирательного
огня нападающих погибли трое террористов и в десять раз больше — около 30 —
заложников3. Огонь по больничным корпусам, в том числе по родильному
отделению, велся не только из снайперского оружия, но и из башенных
пулеметов и орудий БТР и БМП.

Имеются свидетельства4, что 19 июня 1995 г., когда колонна автобусов с
террористами, прикрывшимися «живым щитом» из заложников, двинулась в

направлении Чечни, вертолеты получили приказ по команде нанести ракетный
удар по автобусам, как только те пересекут административную границу
Ставропольского края и Северной Осетии. Именно там кончались гарантии
безопасности, данные Шамилю Басаеву, — ведь под соглашением стояли подписи
представителей руководства Ставрополья. Вертолеты находились в районе цели,
но не получили команду на открытие огня. Можно предполагать, что автобусная
колонна не была уничтожена потому, что президент Северной Осетии Асхарбек
Галазов воспретил движение колонны по территории своей республики и
автобусы остановились у границы, а затем повернули в сторону Дагестана.
Последовавшие переговоры находившихся в качестве заложников депутатов
Государственной Думы РФ и Совета Федерации РФ по спутниковому телефону с
В.С.Черномырдиным и его звонок в штаб операции предотвратили уничтожение
колонны на ставропольско-дагестанской границе.

Через семь месяцев, 10 января 1996 г., когда следовавшая из Кизляра колонна
автобусов с террористами и заложниками пересекла административную границу
Дагестана и Чечни, с вертолетов был нанесен ракетный удар по голове
колонны. Высаженный поблизости десант спецназа имел приказ уничтожить
террористов, оставшихся в живых после обстрела5. Однако первые же
реактивные снаряды уничтожили сопровождавшую колонну машину ГАИ. По
счастливой случайности, находившиеся в ней милиционеры остались живы. Огонь
был прекращен, колонна вернулась на территорию Дагестана, где террористы
закрепились в селе Первомайское.

В Первомайском 15-18 января 1996 г. в ходе штурма села федеральными
войсками использовались не предназначенные для прицельной стрельбы системы
залпового огня «Град».

—————————————————————————-

Отметим, что в антитеррористических операциях именно избирательность
действий составляет их суть и смысл. Неизбирательные действия свели не нет
все усилия федеральной стороны в Буденновске и Первомайском — как, впрочем,
и во всей чеченской войне. У авторов доклада создалось впечатление, что на
настоящий момент федеральные силовые структуры не способны в принципе
действовать иначе в сколь-нибудь крупных операциях.

РОССИЯ-ЧЕЧНЯ: цепь ошибок и преступлений

3.3. ПРЕДНАМЕРЕННЫЕ НАПАДЕНИЯ НА ГРАЖДАНСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ

Статья 13 пункт 2 Второго дополнительного протокола к Женевским
конвенциям:
—————————————————————————-
«Гражданское население как таковое, а также отдельные гражданские лица не
должны являться объектом нападения. Запрещаются акты насилия или угрозы
насилием, имеющие основной целью терроризировать гражданское население».

Статья 11 пункт 1 Второго дополнительного протокола к Женевским
конвенциям:

—————————————————————————-
«Медицинские формирования и санитарно-транспортные средства в любое время
пользуются уважением и защитой и не могут быть объектом нападения»1.

* * *

Случаи преднамеренных нападений на гражданское население имели место на
протяжении всего вооруженного конфликта.

С первых же дней военных действий на территории прилегающей к Чечне
Республики Ингушетия федеральные военнослужащие не только вели
неизбирательный огонь (см. раздел 3.2), но и совершали преднамеренные
нападения на гражданских лиц.

12 декабря 1994 г. федеральные военнослужащие обстреляли из автоматического
оружия начальника Сунженского районного отдела внутренних дел старшего
лейтенанта милиции Б.А.Чаниева, когда тот, представившись, пытался выяснить
личность военнослужащего.

Поскольку на территории Ингушетии военных действий не велось, многократно
происходившие здесь нападения и обстрелы гражданских автомашин следует
рассматривать как преднамеренные нападения на гражданских лиц.

13 декабря на трассе Ростов-Баку федеральными военнослужащими была
обстреляна автомашина, в результате чего был ранен ее водитель Усман
Евлоев2.

В этот же день у поста ГАИ МВД РИ в районе станицы Слепцовская федеральные
военнослужащие без предупреждения открыли огонь по автомобилю агентства
Рейтер. Машина, в которой находились фотокорреспондент В.Коротаев, продюсер
А.Добровская и оператор С.Каразий, получила 12 пулевых пробоин3. Когда
машина остановилась, солдаты отобрали у журналистов видеоаппаратуру,
которую, однако, позже возвратили за две бутылки водки.

17 декабря 1994 г. на территории Ингушетии в районе административной
границы с Чечней на дороге, соединяющей станицы Ассиновская (Чечня) и
Нестеровская (Ингушетия), федеральными военнослужащими из
бронетранспортеров была расстреляна колонна легковых машин с беженцами из
Грозного. Три автомашины были затем раздавлены танком федеральных войск. По
показаниям раненных, но спасшихся беженцев (М.А.Бештоев, М.Ю.Кациев,
А.Б.Тангиев), на месте погибли десять человек, в том числе несколько
женщин, однако тела погибших были увезены солдатами федеральных войск.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *