ПОЛИТИКА

Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: О.П.Орлов, А.В.Черкасов: Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Руководил республикой с 1983 г. партийный функционер чисто бюрократического
склада Доку Завгаев, сделавший одной из главных идеологических задач
возглавляемого им обкома партии до перестройки сокрытие реальной истории
Кавказа и его населения. Однако общее развитие ситуации привело к тому, что
27 ноября 1990 г. Завгаев в качестве председателя Верховного Совета ЧИАССР
подписывает Декларацию о государственном суверенитете Чечено-Ингушской
Республики (именно так с этого момента она стала именоваться), фактически
признающую за республикой все атрибуты независимого государства и весьма
аккуратно обходящую какие бы то ни было прямые упоминания РСФСР и
Советского Союза (за исключением статьи 10, где говорилось об осуждении
«геноцида в отношении чеченцев и ингушей и других народов СССР» и
заявлялось, что «республика оставляет за собой право на возмещение
морального и материального ущерба, причиненного республике и ее народу в
1944-1957 годах»). Каких-либо протестов ни со стороны российских, ни со
стороны союзных властных структур в Москве тогда не прозвучало.

Принятие Верховным Советом ЧИАССР Декларации реально ничего не изменило и
не должно было изменить в жизни республики. Со стороны Д.Завгаева,
«центриста», заявлявшего о своей приверженности политическим принципам
руководителя Казахстана Н.Назарбаева, это было во всех отношениях удачным
«ходом» — и как уступка резко активизировавшейся антикоммунистической
оппозиции самых различных направлений, и как шанс в дальнейшем тонко
лавировать между двумя московскими центрами власти — Кремлем (СССР) и Белым
домом (РСФСР). Заметим, что в Белом доме вторым после Б.Н.Ельцина лицом был
Руслан Хасбулатов, незадолго до этого победивший второго секретаря
Чечено-Ингушского республиканского комитета КПСС П.Громова на проходивших в
Чечне выборах народных депутатов РСФСР.

Декларация стала прямым и формальным следствием события, весьма активно
поддержанного Д.Завгаевым и предназначенного в рамках его
«консервативно-либеральной» концепции играть существенную стабилизирующую
роль во внутренней жизни республики. 23-25 ноября 1990 г. в Грозном
состоялся Общенациональный съезд чеченского народа (ОСЧН), объединивший под
своей «крышей» большинство умеренных неформалов, группу либеральных
представителей партийного и государственного аппарата, а также и часть
национал-радикалов. Символом съезда и созданных им постоянно действующих
органов стала группа очень разных людей, пользовавшихся достаточно широкой
известностью и авторитетом и производивших в целом солидное и
уравновешенное впечатление. Стиль и авторитет съезда были призваны отвлечь
широкие массы от «стихийных уличных мероприятий непредсказуемого
характера». Фактическим руководителем сформированного съездом для
реализации его решений постоянно действующего Исполнительного комитета ОСЧН
стал избранный заместителем председателя опытный и авторитетный грозненский
промышленный руководитель, заместитель управляющего трестом «Дорремстрой»,
народный депутат Чечено-Ингушской Республики Леча Умхаев. Заместителями
председателя стали также Юсуп Сосламбеков и Зелимхан Яндарбиев. Роль
председателя Исполнительного комитета была отведена человеку издалека,
служившему в Эстонии, — командиру авиационной дивизии и ветерану афганской
войны Джохару Дудаеву. Какого-либо серьезного влияния на ситуацию в
республике прибалтийского комдива, по-видимому, не предусматривалось. И нет
никаких сведений о том, чтоб факт его возможного предстоящего избрания
как-то обсуждался в заинтересованных официальных кругах в Москве.

Но вскоре в ИК ОСЧН произошел раскол между национал-радикальным крылом и
крылом либерально-демократическим, вследствие чего Д.Дудаев совершил свою
первую маленькую революцию. Поддержав национал-радикалов, он обеспечил им
моральную и организационную победу над представителями реформаторских
хозяйственных кругов и носителями общедемократических убеждений и при этом
сразу превратился в лидера оппозиции. Одним из первых самостоятельных
заявлений Д.Дудаева стал призыв к роспуску (в 1990 г.!) Верховного Совета
Чечено-Ингушетии как выполнившего принятием Декларации о суверенитете свою
политическую задачу и не соответствующего статусу парламента нового
суверенного государства. В марте 1991 г. Д.Дудаев вышел в отставку с
военной службы и поселился с семьей в Грозном.

Весной 1991 г. в рамках приуроченной к выборам деловой поездки по России
Чечено-Ингушетию посетил бывший тогда председателем Верховного Совета РСФСР
и кандидатом в президенты РФ Б.Н.Ельцин. Среди сопровождавших его лиц была
Г.В.Старовойтова. Ельцин в общих чертах выразил поддержку суверенитету
республики, повторив свой известный тезис: «Берите столько суверенитета,
сколько сможете понести». Однако он не встретился с Д.Дудаевым и другими
руководителями ОСЧН, видимо, не считая их достаточно значимой
общественно-политической силой. Позже, незадолго до российских
президентских выборов, в поддержку кандидатуры Ельцина выступил Д.Завгаев.
ОСЧН при этом остался в стороне.

Политическая «рокировка» произошла в дни августовского путча 1991 г. Крайне
осторожный Д.Завгаев 19-20 августа находился в Москве, в Грозный прибыл
только 21-го и лишь тогда дал «добро» на недвусмысленное заявление против
ГКЧП. ОКЧН1 же без промедления резко выступил против ГКЧП и поддержавших
его властей Грозного, сумев поднять всю мощь митинговой стихии. Интересно
отметить, что 19 августа ИК ОКЧН издал постановление, в котором действия
ГКЧП квалифицировались как государственный переворот и предписывалось «в
сложившейся обстановке руководствоваться указом президента РСФСР».

В последующие после провала путча дни митинговая атака ОКЧН в Грозном
стремительно была переведена с ГКЧП на Д.Завгаева и Верховный Совет
Чечено-Ингушетии.

Сигналы в Москву, разумеется, поступили немедленно, но ни адекватного
понимания остроты ситуации, ни, тем более, понимания, что делать, во
властных структурах Москвы первых дней и недель после ГКЧП не было и быть
не могло. В отличие от других столиц и административных центров,
революционные претенденты на власть в Грозном никак не относились к числу
проверенных «своих» людей.

В конце августа — начале сентября из Москвы в Грозный одна за другой

направлялись официальные делегации.

26 августа туда прибыли председатель Комитета Верховного Совета РСФСР по
вопросам законности, правопорядка и борьбы с преступностью А.А.Аслаханов и
заместитель председателя Совета Министров РСФСР И.Гребешева. На экстренном
заседании Президиума Верховного Совета Чечено-Ингушетии эти представители
российского руководства предупредили Д.Завгаева о недопустимости применения
силы для разрешения политического кризиса.

Тем временем ОКЧН формировал национальную гвардию, которая вооружалась,
самостоятельно захватывая оружие со складов. К концу августа отряды гвардии
взяли под контроль республиканское телевидение и административные здания
исполнительной власти, включая здание Совета Министров. 6 сентября, в то
время когда сторонники ОКЧН занимали здание Верховного Совета ЧИР, при
невыясненных обстоятельствах был выброшен (выпал, выпрыгнул?) из окна
председатель городского совета Грозного В.Куценко.

11 сентября в республику прибыли Госсекретарь РСФСР Г.Э.Бурбулис и министр
печати и информации М.Н.Полторанин. В течение четырех дней они вели
переговоры с представителями противоборствующих сторон. Предлагались
различные концепции выхода из кризиса, часть из которых как бы никем не
опровергалась, но и не принималась в качестве каких-либо обязательств.

14 сентября в Грозный прилетел и.о. председателя Верховного Совета РСФСР
Р.Хасбулатов, занявший эту высокую, но потерявшую прежнее значение
должность после того, как Б.Н.Ельцин стал президентом РСФСР. 15 сентября
была собрана и прошла фактически под его руководством последняя сессия
Верховного Совета Чечено-Ингушетии. Здание, где проходила сессия, было
окружено гвардейцами ОКЧН. По настойчивой рекомендации Хасбулатова депутаты
приняли решение об отставке Д.Завгаева с поста председателя Верховного
Совета и самороспуске Верховного Совета. Новые парламентские выборы были
назначены на 17 ноября. Власть на переходный период передавалась Временному
высшему совету ЧИР из 32 депутатов Верховного Совета, в основном
относящихся к либерально-демократическому крылу. В тот же день Р.Хасбулатов
вылетел в Москву.

Вскоре под давлением ОКЧН во Временном высшем совете ЧИР прошла серия
сокращений и расколов, и разные группы стали самостоятельно действовать от
имени этого совета. Так, четверо сторонников Дудаева издали ряд законов и
постановлений, предполагавших создание правовой базы для деятельности ИК
ОКЧН в качестве верховного властного органа. Другая группа, из пяти
человек, 1 октября заявила протест и объявила принятые документы юридически
недействительными. Тем временем «группа четырех» в тот же день, сославшись
на решение съезда депутатов Ингушетии всех уровней от 15 сентября о
создании «Ингушской автономной республики в составе РСФСР», объявила о
разделении Чечено-Ингушской Республики на суверенную Чеченскую Республику и
оставшуюся в составе РСФСР Ингушскую Республику.

Заявление о расколе республики вызвало многочисленные протесты, и 5 октября
собравшиеся семь членов Временного высшего совета большинством голосов
приняли решение об отмене решений «четырех». В ответ на это ИК ОКЧН
постановил «за подрывную и провокационную деятельность» распустить этот
совет и принял на себя функции «революционного комитета на переходный
период со всей полнотой власти».

В ночь на 6 октября в Грозный прибыла российская делегация во главе с
вице-президентом А.В.Руцким. Он провел ряд встреч с представителями самых
разных общественных слоев и политических групп, включая ОКЧН, и под его
патронажем опять смог собраться Временный высший совет, но лишь на один
день.

В Чечне начался период перманентного двоевластия, грозящего перейти в
гражданскую войну. При этом на фоне двух крупных центров власти и влияния
возникали и другие, в той или иной мере независимые, неформальные властные
группы различного уровня.

ОКЧН постановил провести выборы президента и депутатов парламента ЧР 27
октября (кстати, эта дата была устно одобрена одним из гостей из Верховного
Совета России — Ю.М.Лучинским).

После отъезда Руцкого серия личных встреч политиков Москвы и Грозного была
прервана. Личные разговоры сменились крайне несдержанными постановлениями и
письменными обращениями.

Отказавшись от своей грозненской умеренности, А.В.Руцкой в Москве 8 октября
сделал доклад в Верховном Совете РСФСР с крайне резкой оценкой ситуации. В
этот же день появилось Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР «О
политической ситуации в Чечено-Ингушской Республике», в котором
единственным законным органом власти на территории ЧИР признавался
Временный высший совет и выдвигалось требование разоружить незаконные
военизированные формирования.

В ответ, в тот же день вечером, появилось постановление ОКЧН со словами:
«Действия А.Руцкого и его команды в период пребывания в Чеченской
Республике признать провокационной акцией международного масштаба, заранее
подготовленной в темных замыслах российского правительства против
чеченского народа грубое провокационное вмешательство во внутренние
дела Чеченской Республики считать объявлением вооруженного противостояния».
Было объявлено об отзыве из Вооруженных Сил СССР военнослужащих чеченской
национальности, о мобилизации всех лиц мужского пола от 15 до 55 лет и
приведении в боевую готовность национальной гвардии.

10 октября Верховный Совет РСФСР принял Постановление «О положении в
Чечено-Ингушской Республике», в котором вице-президенту и Совету Министров
РСФСР предлагалось «обеспечить необходимые условия для восстановления
законности и правопорядка» в ЧИР. В этот день А.В.Руцкой обращается к
Д.Дудаеву с письмом, в котором гарантирует Д.Дудаеву и другим членам ИК
ОКЧН, в случае выполнения ими постановлений Верховного Совета РСФСР и его
Президиума, личную безопасность и возможность участия в выборах. Затем
вице-президент РФ, несмотря на несогласие многих своих ближайших
сотрудников, дает указание о начале подготовки указа о введении в Чечне
чрезвычайного положения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *