ПОЛИТИКА

Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: О.П.Орлов, А.В.Черкасов: Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Сергеев и Владимир Карин, подверглась бомбардировке. В.Карин был ранен в
руку7.

Это лишь несколько примеров, зафиксированных в начале боевых действий
независимыми наблюдателями. Понятно, что случаев, когда пострадали местные
мирные жители, было значительно больше.

Имеются показания о преднамеренных атаках с воздуха весной 1995 г. на
машины, в которых мирные жители пытались выехать из сел, ставших зоной
боевых действий. Приведем некоторые из этих свидетельств.

—————————————————————————-

Хусейн Габадов, 1961 г.р., проживающий в селе Герменчук:

—————————————————————————-
«Это было 10 апреля. Беженцы выезжали в Аргун, Шали и Белгатой по дороге
Элистанжи — Шали. Я поехал за вещами в Герменчук. Я ехал днем на своей
машине и наткнулся на разбомбленные машины: ЗИЛ-131, КамАЗ и ГАЗ-53.
Девушку одну молодую убило. Череп у нее в одном месте лежал, мозги — в
другом. Не дай Бог никому это увидеть. Еще один мужик был убит — сын рядом
стоял. Раненые были — пять-шесть человек. В ГАЗ-53 никто не пострадал»8.
—————————————————————————-

Тамара Тарамова, проживающая в Шали:
«Мой муж, Сергей Тарамов, вывозил из сел беженцев на своей машине ГАЗ-53.
Он два раза уже вывез людей и не хотел третий раз ехать. Но к нему пришла
женщина — ей надо было ребенка вывезти [из окруженного села]. Он знал, что
российские танки окружили Мескер-Юрт, но все-таки поехал. Это было
22-23 марта на дороге между Мескер-Юртом и Цоцин-Юртом. В машине было трое
пассажиров: мужчина в кабине, женщина, которая ехала за ребенком, и еще
один мужчина — в кузове. Их обстреляли с вертолета из
крупнокалиберного пулемета. Бензобак взорвался. Сергей и пассажир, сидевший
в кабине, погибли. Мужчина, находившийся в кузове, выскочил, женщина была
ранена, ее забрали в вертолет солдаты. Там до сих пор его машина сгоревшая
стоит»9.
—————————————————————————-

Зулпа Бадаева, 1953 г.р., проживающая в с.Гелдагана:

—————————————————————————-
«Когда стали бомбить, переехала в Бачи-Юрт к родственникам. Три недели
назад, в воскресенье, мы с отцом и братом поехали на КамАЗе в Новогрозный
[Ойсхара]. Немного отъехали — начался обстрел. Сзади раздался взрыв, земля
задрожала. Я сидела в кабине вместе с отцом и братом. Когда машина
перевернулась, меня выбросило из машины. Я потеряла сознание, а когда
пришла в себя, услышала, как кричит брат: «Сестренка, где ты?» — и опять
потеряла сознание. Оказывается, отец и брат тоже вылетели из машины через
переднее стекло. Меня они нашли не сразу, так как меня далеко отбросило.
Когда брат стал меня поднимать, я закричала от боли. Рука моя была сломана
в нескольких местах, были и открытые переломы. Сотрясение мозга оказалось
сильное — до сих пор не могу ходить, так голова кружится Теперь жду
операции в больнице [Хасавюрта]. Что они делают, зачем они бомбят? Из
Гелдаганы я бежала в Бачи-Юрт. У нас там даже подвалов нету. А теперь в
Бачи-Юрте сильные бомбежки»10.
—————————————————————————-

Лурса Закаева, жительница Грозного, бежавшая в село Белгатой:
«В начале апреля мой родственник, Асланбек Закаев, тридцати лет, узнав, что
в Элистанжи разворачиваются боевые действия, решил вывезти оттуда родных.
На обратном пути машину стал преследовать вертолет. В машине находились еще
его отец, Махма Закаев, и два его племянника. Увидев вертолет, они
выскочили из машины и побежали с дороги, но вертолет продолжал охотиться за
людьми. Асланбек был ранен в голову из крупнокалиберного пулемета и сразу
погиб на глазах отца. Отец был ранен, потерял много крови, но умер не от
ран — от инфаркта. Племянники Асланбека тяжело ранены, находятся в
больнице»11.
—————————————————————————-

30 июня 1995 г. на дороге между селами Ведено и Дарго с поста федеральных
войск подверглась обстрелу из автоматов машина съемочной группы программы
«Время» Общественного российского телевидения, в которой находились, кроме
водителя, корреспондент С.Зенин, оператор Д.Акинфеев и корреспондент газеты
«Сегодня» М.Эйсмонт. К счастью, никто не пострадал. Позже на посту на
просьбу объяснить причину обстрела не представившийся офицер ответил
корреспондентам, что существует «секретный приказ стрелять по всем
движущимся по дороге машинам»12.

[Vehicle.JPG] Шоссе Ростов-Баку 3-4 км от шали. В этой машине ехали
гражданские люди.

Фотография Руслана Ямалова.

* * *

Иногда командование федеральных сил для предотвращения гибели мирного
населения все же предоставляло «коридор» для выхода мирного населения.
Однако, как правило, организация таких «коридоров» была крайне
неудовлетворительной — о существовании «коридора» людей оповещали плохо
либо не оповещали вообще. Времени для выхода из опасных районов до начала
обстрелов предоставлялось мало. Зафиксированы случаи, когда мирные граждане
гибли именно при выходе по таким «коридорам».

Примером могут служить события в так называемом Шатойском коридоре. С конца

мая 1995 г. Группа содействия ОБСЕ в Чечне вела переговоры с командованием
федеральных сил об организации в Шатойском районе «коридора» для
беспрепятственного и безопасного выхода мирных жителей из мест ведения
боев. Были оговорены условия: «коридор» создается сроком на два дня — 1 и 2
июня — и действует только в дневное время с 10.00 до 19.00. Представитель
группы содействия ОБСЕ выехал в районный центр Шатой 1 июня и в тот же день
во главе колонны жителей покинул Шатой. Однако система оповещения жителей
Шатойского района о созданных «коридорах» не была продумана, в частности,
потому, что окончательно договориться с военным командованием удалось
буквально в тот же день, который и был объявлен первым днем действия
«коридора». Жители узнавали о «коридоре» от соседей, от приехавших из
Грозного родственников и т.п. Большинство не знали точных сроков и условий
действия «коридора». Люди старались забрать с собой вещи, а потому
задерживались и ехали по вечерам, пользовались дорогами, не включенными в
«коридор». В результате они попадали под бомбежки и обстрелы, среди них
были убитые и раненые.

Так, например, Кюри Байсаев, 1951 г.р., проживающий в селе Борзой
Шатойского района, рассказал, что он узнал о «коридоре» от соседа13.
Сообщений об этом по радио, телевидению и от руководства села не было.
Выехали по маршруту: Борзой-Шатой-Варанды-Садикотр Урус-Мартановского
района. Представители ОБСЕ колонну не сопровождали. На переходе Варанды —
Садикотр колонну обстреливали из танковых орудий и бомбили с воздуха.
Рассказчик лично видел раненых и четырех убитых из числа следовавших в
колонне.

Леча Хаджиев, проживающий в селе Асланбек-Шерипово Шатойского района,
рассказал представителям «Мемориала», что он выехал 2 июня вместе с отцом и
братом по «коридору» на Садикотр14. В 18.00 в 4 км перед селом Садикотр их
машина попала под артиллерийский обстрел. В результате Л.Хаджиев был ранен
осколком в руку.

* * *

Когда при штурме Гудермеса в декабре 1995 г. федеральные силы начали
артиллерийский обстрел города, мирное население вынуждено было покидать
город под огнем. Добровольцы из числа местных жителей выводили из города
женщин, детей и стариков, выбирая относительно безопасные пути,
предоставляли свои машины и автобусы для вывоза беженцев. На транспортных
средствах вывешивали импровизированные белые флаги (из детских пеленок и
т.п.). Тем не менее, по рассказам жителей, многие машины и автобусы,
ехавшие из города, и даже идущие из него пешком люди обстреливались с
вертолетов из пулеметов и ракетами. При этом боевые машины летали на
небольшой высоте, и пилоты при желании могли разглядеть, что по дороге идут
женщины и дети. В результате среди беженцев имелись многочисленные
жертвы15.

* * *

В августе 1996 г. по автомашинам, в которых беженцы выезжали из Грозного,
неоднократно наносились удары с воздуха. Например, в районе села Гойты 20
августа в результате обстрела с вертолета автоколонны, состоявшей из
нескольких автобусов и автомашин, погибли 12 человек16.

РОССИЯ-ЧЕЧНЯ: цепь ошибок и преступлений

3.2.3. Операции по занятию и штурмы населенных пунктов

По-видимому, за период боевых действий в Чечне наибольшее число мирных
жителей погибло в Грозном в начале 1995 г. в период развернувшихся там
боев.

31 декабря 1994 г. федеральные силы начали первый штурм Грозного. Бои в
городских кварталах продолжались до конца февраля 1995 г., пока все районы
города не были заняты федеральными силами. Во время боев обеими воюющими
сторонами применялись артиллерия и установки залпового огня, по жилым
кварталам велся неизбирательный огонь. Федеральные силы использовали
авиацию для нанесения по городу ракетно-бомбовых ударов.

Обладая большими возможностями, федеральные войска вели значительно более
интенсивный огонь. При этом обстреливались и те районы, где не
располагались значительные силы чеченских формирований и не было военных
объектов. Так, например, 26 января 1995 г. представитель ПЦ «Мемориал»
О.П.Орлов, находившийся в Черноречье (южная окраина Грозного), наблюдал
артиллерийский обстрел многоэтажных домов в жилых кварталах в этом районе,
где не было чеченских отрядов или их военных объектов, но оставалась
значительная часть мирных жителей.

В то же время необходимо отметить, что сообщения о «ковровых»
бомбардировках Грозного, появлявшиеся в некоторых СМИ, материалами,
имеющимися в распоряжении ПЦ «Мемориал», не подтверждаются.

[Podwal.JPG]
Грозный зима1994-1995гг. В пдвале жилого дома.
Фотография Владимира Веленгуина

Военнослужащие федеральных сил располагали свои позиции в жилых домах и
вели огонь по таким же позициям чеченских отрядов. Обе стороны при этом не
брали в расчет безопасность мирных жителей, в большом числе прятавшихся в
подвалах этих же домов1.

—————————————————————————-

Из рассказа Павла, сержанта, командира отделения:

—————————————————————————-

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *