ПОЛИТИКА

Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: О.П.Орлов, А.В.Черкасов: Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений

Патимат, проживающая в селе Ишхой-Юрт:

—————————————————————————-
«Я приехала вчера из Ишхой-Юрта. По-мирному старики договорились, чтобы
людей не убили, село не разрушили. Они [военные] сказали — пустите нас, мы
только пройдем. Пустили их. Они говорили, что хотят лес окружить. Пришли
они в село, прямо через нас стреляют. Самолеты бомбят, вертолеты бомбят — в
лес, но все равно в село попадают… В деревне есть разрушения. Домов
10-15…»
—————————————————————————-

Ася Асхабова, мать двоих детей, проживающая в селе Бетти-Мохк:
«Уехала оттуда неделю назад. Там «Градом» бомбили. 23 дома пострадали. Это
было 19 или 20 апреля после обеда. Начали обстреливать за две-три недели до
этого дальнобойными орудиями Село маленькое, всего 105 дворов,
бедное. Дома пострадали в разных местах. Бомбили «Градом», с вертолетов, в
день два-три раза прилетали. У нас в семье никто не пострадал, мы в подвале
были последнюю неделю. Подвал был большой, бетонный, у второй жены нашего
отца. Со всего села там жили. Русские войска к селу близко не
подходят, только обстреливают из дальнобойных орудий и ракетами с самолетов
и вертолетов. «Градом» обстреливают утром, после обеда и ночью».
—————————————————————————-

Родимхан Даудова, мать двоих детей, проживающая в селе Аллерой:

—————————————————————————-
«Я вчера приехала из Аллероя. Целый месяц стреляли из Истису, и все
попадало в Аллерой. Я жила на окраине села, и наш дом бомбили. Целый месяц
мы с детьми скрывались в лесу и по подвалам. Аллерой — большое село — около
4500-5000 населения. 20 процентов домов полностью разрушено, даже стен не
осталось после попадания ракет. Есть пострадавшие, перебит почти весь скот.
Я жила в маленькой будке на ферме и ждала, когда достроится дом. Дом
строился несколько лет. Я вложила все силы в этот дом. Я еще не успела
заселиться, как дом полностью разбомбили. Мужа на войне ранили. Он сейчас в
Аллерое. В поселке очень много раненых и убитых. С тех пор как
начались обстрелы, из села ежедневно погибало 10-12-15 человек. Обстрелы
начались месяц назад. Сначала обстреливали вокруг села, а потом начали дома
бомбить. Последнюю неделю были особенно сильные бомбежки. Бомбили именно
поселок. По одному дому дали снарядом, семью убили и дети раненные.
Дом стоял в центре села, я видела это своими глазами. Женщины и старики
умирали от страха, от инфаркта. Дети начинают заикаться…»
—————————————————————————-

Зара Агамирзаева, проживающая в селе Ники-Хита (рассказ записан в больнице
Хасавюрта):

—————————————————————————-
«Живу в селе Ники-Хита, это маленькое село в горах. 6 апреля мы были дома:
я, двое моих детей и моя мать. Мать приехала к нам из соседнего села
Ачашка. Мужа не было, он уехал в Грозный. Вечером, часов в 8-9 начался
обстрел «Градом» и ракетами. Ракета пробила стену в комнате, где я
находилась с детьми. Мои дети были убиты. Меня ранило в ногу и в бок.
Сначала я находилась в больнице в Бачи-Юрте, потом больных и раненых
вывезли в Хасавюрт…»
* * *

Бомбежки вели к тяжелым психическим травмам, особенно у детей и пожилых
людей. По словам медработников, при авианалетах у многих детей начинались
приступы. Они бледнели, кожа на лице как бы стягивалась, желтели носы,
появлялось подрагивание лицевых мускулов, дети начинали заикаться, порой
заикание так и не проходило. Некоторые из них хватались за живот и падали.
Были случаи смерти пожилых людей от инфаркта. Нередко у людей отмечалась
частичная парализация, потеря речи после бомбежки или обстрела. У
беременных женщин происходили выкидыши.

Вот как описал журналист «Известий» самочувствие жителей
Ачхой-Мартановского района зимой 1995-1996 гг. — в период нового обострения
вооруженного конфликта:
«Если сказать в двух словах, то население Чечни тихо сходит с ума. Не в
переносном смысле, а в буквальном! представьте себе людей, которых в
течение всего года подвергают массированному обстрелу из самых современных
видов оружия, включая системы залпового огня «Град», «Ураган» и т.д. Причем
они не прекращались даже тогда, когда российская армия якобы объявила
мораторий на ведение боевых действий в период переговорного процесса.
Население многих сел месяцами не покидает холодные сырые подвалы.
Наступление сумерек, именно тогда начинают свою беспощадную деятельность
артиллеристы, многие ожидают, как расстрела в камере смертников.
Вследствие бесконечных обстрелов погибло много мирных жителей, разрушены
предгорные селения Бамут, Старый Ачхой, Орехово. При этом ни боевики, ни
федералы не вступали в прямые контактные сражения, обмениваясь обстрелами
через головы совершенно не причастных ко всем этим «разборкам» местных
жителей. Те, кто выжил физически, безнадежно больны, совершенно подорвана
психика. Холодные зимние месяцы в подземелье, отсутствие света и тепла,
голод подорвали здоровье людей. Больницы забиты детьми со странными
симптомами»19.
—————————————————————————-

То же в этот период испытывали жители многих горных и предгорных сел Чечни.

И весной 1996 г., уже после объявления Б.Н.Ельциным о начале реализации
«мирного плана» и о прекращении боевых действий, неизбирательные удары по
горным селам продолжались:

—————————————————————————-
«Заслышав характерный шум двигателей реактивного самолета, который даже
грудные чеченские дети ни с чем не могут перепутать, мужчины загоняли в
убежище свои семьи и еще не съеденный за месяцы блокады скот. Однако

хронический бронхит от сидения в подвалах и недостаточное питание не
сравнимы с психологическими потрясениями, которые за последние месяцы и
особенно после указа Бориса Ельцина испытали жители горных районов.
Естественной эмоциональной реакцией местных жителей, имевших несчастье
проживать «в местах сосредоточения боевиков», стал их массовый исход из
районов «специальных операций». Следующей ночью (днем дорога бомбится
раз в 15-20 минут) беженцы из сел Ведено и Дышне-Ведено также потянулись на
равнину. Одна из местных жительниц так объяснила свой отъезд из родного
села: йНадоело сидеть и ждать, когда же самолеты начнут бомбить сам
райцентр. Числа 20 марта они бомбили школу, тогда одну женщину убило и
одной ноги оторвало. А до этого они тоже только по окраине били. Нам больше
всего детей жалко — то в подвал бегают, то из подвалак»20.
—————————————————————————-

Временную передышку жителям горных сел принесли выборы президента РФ в 1996
г. За неделю до первого тура, 10 июня, в Назрани были подписаны документы о
мерах по урегулированию вооруженного конфликта, и боевые действия не велись
в течение месяца, вплоть до официального объявления результатов второго
тура. Однако вскоре после окончания президентских выборов федеральная
сторона нарушила подписанные договоренности, и вновь из Чечни начали
поступать такие сообщения:

—————————————————————————-
«Как утверждает ИТАР-ТАСС, всю прошедшую ночь по селу Махкеты велся
интенсивный обстрел из установок залпового огня «Град» и «Ураган». Число
жертв обстрела равно 18, несколько десятков жителей ранены. Их не могут
вывезти из села, так как вчера во второй половине дня федеральные
подразделения перекрыли единственную дорогу, ведущую из этого населенного
пункта. Некоторых тяжелораненных пытались вывести из Махкеты горными
тропами. Из 8 человек, доставленных в больницу Шалинского района, четверо
скончались от ран, состояние остальных оценивается как критическое.
Единственным ближайшим местом, где пострадавшим могут оказать
квалифицированную помощь, остается сам Шали, но город вновь блокирован.
Солдаты на блок-постах не разрешают машинам с ранеными проехать через
оцепление»21.

РОССИЯ-ЧЕЧНЯ: цепь ошибок и преступлений

3.2.2. Артобстрелы и бомбардировки дорог

С началом военных действий бомбардировки и обстрелы вынудили сотни тысяч
людей покинуть опасные районы. Потоки беженцев, в основном
неорганизованные, используя любые возможные средства передвижения —
автобусы, частные машины, грузовики, — потянулись из Грозного в сельские
районы и в соседние Дагестан и Ингушетию. В дальнейшем каждая новая вспышка
боев порождала новые потоки беженцев по территории, которую федеральные
войска не контролировали и где они начинали настоящую охоту за
транспортными средствами. Так как чеченские формирования практически не
имели и не использовали для передвижения военную технику, федеральные
войска искали боевиков во всяком гражданском транспортном средстве и вели
себя соответственно — т.е. совершали неизбирательные нападения.

[Refug1.JPG]
Беженцы.
Фотография Валерия Щеколдина, вперввые оопубликвана в журнале «Карта»(1997
#15)

Пожалуй, наиболее цинично об этом сказано в статье, описывающей успешные
действия десанта спецназа ГРУ в первых числах января 1995 г.:

—————————————————————————-
«Отряд сибирских спецназовцев1 (офицеры и контрактники) сумел выполнить
боевую задачу — они устроили завал на горной дороге и, когда образовалась
солидная пробка из разнообразных чеченских машин, вызвали штурмовую
авиацию, которая данную пробку успешно ликвидировала. После этого сибиряков
эвакуировали вертолетами»2.
—————————————————————————-

Именно в эти дни поток беженцев из Грозного был особенно велик. Авиация
уничтожала автомобили неизбирательно, и спецназовцы, в отличие от пилотов,
не могли этого не видеть и не понимать.

В декабре 1994 г. в Западной Чечне, в районе села Новый Шарой, ракетами,
выпущенными с вертолетов, были уничтожены четыре легковые автомашины, в том
числе и машина «скорой помощи»3. Во второй половине декабря на дороге,
связывающей города Аргун и Грозный, под огонь неоднократно попадали
автомашины, в которых из обстреливаемого Аргуна пытались выехать его
жители4.

3 января 1995 г. около Шали на трассе Ростов-Баку легковая автомашина, в
которой находились журналисты Джеймс Мик («The Guardian»), Дэвид Филиппов
(«Boston Globe»), Николай Загнойко (ИТАР-ТАСС) и Марина Перевозкина
(«Русская мысль»), подверглась ракетному обстрелу с самолета, который для
этого специально спикировал5.

8 января 1995 г. на дороге севернее Серноводска с позиций, занятых
спецподразделением МВД РФ «Витязь», была обстреляна машина, в которой
находилась группа журналистов телекомпании WTN6.

18 января 1995 г. на дороге в 5 км от села Ачхой-Мартан автомашина, в
которой находились корреспондент «Радио России» Надежда Чайкова и еще двое
гражданских лиц, была обстреляна с военного вертолета. По словам
журналистки, когда люди покинули машину, вертолет продолжал стрелять по
бегущим и выпустил две ракеты.

24 января 1995 г. на трассе Ростов-Баку автомашина, в которой следовала
группа журналистов телекомпании «Deutsche Welle» — Эдуард Неймайер, Лев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *