ПОЛИТИКА

Новая «История КПСС»

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

оппортунистов во II Интернационале» (стр. 172).
Составителям этой упрощенной схемы чуждо понимание глубокого трагизма,
в котором очутились во время первой мировой войны массовые социалистические
партии цивилизованных стран. Ни одна из этих партий не могла взять на себя
ответственность за поражение своей страны призывом к своим членам разрушить
фронты своей армии, не имея уверенности, что то же самое сделают социалисты
других стран. Влияние партии Ленина на массы в России во время первой
мировой войны было совсем незначительным, и призыв большевиков к
пораженчеству в рядах русской армии в войне с центральными державами не
повлиял на ход войны. Иное положение было, например, в Германии или во
Франции, где существовали массовые социалистические партии и могущественные
профессиональные союзы. Этой разницы авторы Истории КПСС не учитывают, и им
легко поэтому утверждать, что «во всем II Интернационале только одна партия
разработала последовательную революционно-марксистскую платформу по вопросам
войны и мира», — партия большевиков. Но можно ли было с точки зрения
«поражения своего буржуазного отечества» доказать рабочим оккупированной
германскими войсками Бельгии, чтобы они «исполнили свой долг
интернационалистов», не желая продолжения войны против Германии, что было бы
равнозначущим отказу от возобновления своей национальной независимости? На
этот и другие вопросы, связанные с рекомендованной большевиками тактикой
«поражения своего отечества», авторы Истории КПСС не в состоянии дать
удовлетворительный ответ.

22. «Ленинская теория социалистической революции»

Сравнительно с «Кратким курсом», в Истории КПСС является новостью
раздел третий VI главы под названием «Ленинская теория социалистической
революции». В этом разделе дано обоснование ленинской «ревизии» марксовой
теории социалистической революции. Понятно, почему эта глава отсутствует в
«Кратком курсе». До второй мировой войны, когда диктатура коммунистов
существовала только в одной, хотя и очень большой стране, сторонники
традиционного взгляда Маркса на предпосылки победы социализма могли считать
положение в СССР недолговечным исключением из общего правила, единичным
экспериментом без всеобщего значения. Ведь Маркс предполагал, что
социалистическая революция может победить только в странах высокоразвитой
промышленности, где существуют организованные, сознательные массы рабочих.
Отсталые в экономическом отношении страны могут, — по мнению Маркса и
Энгельса, — учиться у более развитых народов, но ни в коем случае не
способны указывать индустриальным странам путь к победе социализма. На
противоположной точке зрения, как известно, стояли русские народники
Бакунин, Ткачев и другие. Они утверждали, что в России есть крестьянская
община, как зародыш социалистической организации труда, и что Россия,
вследствие своей отсталости, ближе стоит к созданию социалистического строя,
чем индустриальные страны Запада.
Взгляд Ленина на социалистическую революцию авторы Истории КПСС
излагают такими словами: «Революция будет состоять из ряда битв всех
угнетенных и недовольных классов, групп, элементов населения, прежде всего
пролетариата и его союзника — крестьянства, против господствующих классов,
из движения полупролетарских масс против помещичьего, буржуазного,
национального и других форм гнета, — из восстания колониальных народов и
других видов массовой борьбы. Задачей пролетариата являяется руководство
всеми этими сражениями, чтобы направить их к единой цели — к свержению
империализма и осуществлению социалистической революции» (стр. 186). Из
этого следует, что «пролетариат» (фактически — коммунистическая партия)
должен в эпоху империализма всюду, во всех странах стараться стать во главе
самых разнообразных революционных движений, используя их для своей основной
цели — создания партийной диктатуры коммунистов. А уже захватив власть в
свои руки, коммунистическая партия, независимо от состояния производительных
сил в своей стране, может приступить к «строительству социализма».
Эта ревизия теории Маркса, которую произвел Ленин, открывает новую эру
в мировой истории. Объективные условия (состояние производительных сил в
каждой стране) становятся фактором второстепенным в создании
социалистического строя. Главное — решение «пролетариата» (коммунистической
партии) возглавить революционное движение и организовать свою партийную
диктатуру, не взирая на состояние производительных сил и культуры населения
данной страны. Это — самая радикальная ревизия марксова учения, которое
считает развитие производительных сил капитализма предпосылкой успеха
социалистического переустройства. По Ленину, не бытие определяет сознание,
а, наоборот, сознание (организованная воля пролетариата — т. е.
коммунистической партии) определяет «бытие», т. е. производительные силы и
социальные отношения в стране.
Раньше Ленин мечтал об организации профессиональных революционеров для
устройства переворота в царской России. После 1917 г. большевизм перешел к
созданию организаций профессиональных революционеров для стран всего мира.
Авторы Истории КПСС заканчивают изложение ленинской теории социалистической
революции следующими словами: «Сила ленинской теории социалистической
революции состоит в том, что она развивает инициативу рабочих в борьбе со
своей национальной буржуазией, указывает рабочему классу каждой страны путь
спасения от неисчислимых бедствий, порождаемых империализмом» (стр. 189).
Таким образом, ленинская теория есть «путь спасения» для всех стран и
народов, при условии что там найдется коммунистическая партия, способная
создать свою диктатуру.

23. Причины возникновения Февральской революции

В четвертом разделе VI главы Истории КПСС излагаются причины
возникновения Февральской революции 1917 г. Поражение России в войне с
Германией «Краткий курс» ставил в вину императрице Александре Федоровне,
царским министрам и генералам, которые якобы «втихомолку содействовали
успехам немецкой армии: вместе с царицей, связанной с немцами, они выдавали
немцам военные тайны» (стр. 167). Это ничем не доказанное обвинение в
Истории КПСС опущено. Здесь только утверждается, что «царское правительство
начало тайные переговоры с Германией о прекращении войны путем сепаратного
мира» (стр. 190). Это является тоже измышлением.
События, приведшие к Февральской революции, представлены в этом разделе
так, будто бы везде и всюду ими руководили большевики. Например, о
забастовке в Петрограде 24 февраля 1917 г написано: «В столице бастовало

около 200 тысяч человек. Большевики решили продолжать забастовку, превратить
ее во всеобщую стачку и перевести в восстание» (стр. 191). Об участии иных
революционных партий и оппозиционных групп в подготовке Февральского
переворота 1917 г. авторы Истории КПСС не упоминают. Наоборот, утверждается,
будто «большевики были единственной партией, которая обратилась к народу с
революционной платформой и призвала массы к окончательному разгрому царизма.
Под ударом народных масс, вдохновляемых большевиками, рухнула монархия
Романовых» (стр. 191).
Если бы это было так, то непонятно, почему в первые дни революции
власть перешла не к большевикам, «вдохновителям революции», а к Комитету
Государственной Думы, создавшему Временное Правительство. И в Петроградском
Совете Рабочих Депутатов, созванном в конце февраля 1917 года, большевики
были в незначительном меньшинстве, огромное большинство в Совете составляли
социал-демократы меньшевики и социалисты-революционеры. Если бы в
революционном движении преобладали в то время большевики, то это обязательно
нашло бы свое отражение на составе Совета Рабочих Депутатов.
История КПСС объясняет создание Временного Правительства без участия
социалистов тем, что меньшевики и социалисты-революционеры через участие в
этом правительстве боялись потерять доверие масс (стр. 193). Этот вопрос
заслуживает более глубокого анализа. Отказ меньшевиков к
социалистов-революционеров от участия во Временном Правительстве имел
причину в теоретическом подходе этих партий к проблемам русской революции.
Признавая, согласно взгляду, утвердившемуся под влиянием Плеханова, что
русская революция будет буржуазно-демократической, умеренные социалисты
считали, что буржуазную революцию должны возглавлять
либерально-демократические буржуазные партии. В этом отношении
социалисты-революционеры, имевшие родоначальниками народников, перешли на
точку зрения социал-демократов — меньшевиков.
До приезда Ленина в Россию в 1917 г. также и большевики в Петрограде и
в других городах вместе с Сталиным разделяли традиционную точку зрения, что
в России произошла буржуазная революция и что революционные завоевания масс
должно «закрепить» буржуазное Временное Правительство.
Формула Петроградского Совета — оказывать доверие и поддержку
Временному Правительству постольку, поскольку оно осуществляло
демократические задачи буржуазной революции — выражала традиционный взгляд
русских социалистов на задачи революции. Объяснять тактику большинства
советов преобладанием в них мелкобуржуазных партий, как это делают авторы
Истории КПСС, является недопустимым искажением действительности: «В то время
как большевики во главе масс сражались против царизма, эсеры и меньшевики
торопились воспользоваться народной победой и на гребне революционной волны
подняться к руководству» (стр. 194). В том то и дело, что никаких
чрезвычайных сражений с царизмом в феврале 1917 г. не было. Абсолютизм был
свергнут без особых усилий, и представители умеренных социалистов совсем не
рвались к власти. С точки зрения успеха демократической революции эта
тактика была ошибкой, так как правительство социалистов могло бы успешнее
бороться против большевистской демагогии. Но непозволительно приписывать
умеренным социалистам те стремления, которых у них в 1917 году не было.
Совершенным искажением действительности является утверждение авторов
Истории КПСС, будто бы после Февральской революции 1917 года создалось
«переплетение двух диктатур: диктатуры буржуазии и
революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства» (стр.
193). Ни власть Временного Правительства, ни влияние советов не были
диктатурами. Эта фраза является повторением мысли, высказанной в «Кратком
курсе» на стр 171. Она нужна коммунистам для обоснования и оправдания
Октябрьского переворота, устроенного большевиками с целью захвата власти.
Этим утверждением мотивируется необходимость «защиты революции» перед
«диктатурой буржуазии», и эта защита с логической необходимостью приводит к
«диктатуре пролетариата», то есть к однопартийной диктатуре коммунистов.

24. «Краткие выводы» из шестой главы

В «Кратких выводах», заключающих VI главу, излагаются основные мысли,
подготовляющие читателя к большевистскому объяснению и пониманию
Октябрьского переворота 1917 г. Здесь повторяется утверждение, что «партия
развила марксизм, обогатив его учением В. И. Ленина об империализме, учением
о возможности победы социализма в одной, отдельно взятой стране». Следует
заметить, что у Ленина все время боролись два взгляда на путь России к
социализму. Первый был усвоен из учения Маркса о необходимости
капиталистического развития, подготовляющего экономические основы для
перехода к социалистическому хозяйству. Об этом Ленин писал в 1905 г. в
брошюре «Две тактики социал-демократии в демократической революции»:
«Марксизм бесповоротно порвал с бреднями народников, анархистов, будто
можно, например, России миновать капиталистическое развитие, выскочить из
капитализма или перескочить через него каким-нибудь путем, кроме пути
классовой борьбы на почве и в пределах этого самого капитализма … А из
этого положения следует, что реакционна мысль искать спасения рабочему
классу в чем бы то ни было, кроме дальнейшего развития капитализма …
Рабочему классу безусловно выгодно устранение всех остатков старины,
мешающих широкому, свободному и быстрому развитию капитализма. Буржуазная
революция есть именно такой переворот, который всего решительнее сметает
остатки старины … Поэтому, буржуазная революция в высшей степени выгодна
пролетариату. Буржуазная революция безусловно необходима в интересах
пролетариата … Только людям, не знающим азбуки научного социализма, этот
вывод может казаться новым или странным, парадоксальным. А из этого вывода,
между прочим, следует и то положение, что в известном смысле буржуазная
революция более выгодна пролетариату, чем буржуазии» (В. И. Ленин,
Сочинения, изд. 3, т. 8, стр. 57).
Но в годы первой мировой войны во взглядах Ленина победило его прежнее
увлечение идеями Чернышевского. В журнале «Современник» в 1858 г., в статье
«Критика философских предубеждений против общинного владения» Чернышевский
доказывал, что в случае победы революции в России «передовой народ» (т. е.
революционная интеллигенция) сможет повлиять на хозяйство отсталой России и
повести «с первой или второй ступени развития на пятую или шестую», обойдя
фазу капиталистического развития. На этот путь «перескакивания» на высшую
ступень развития повели Россию большевики путем террора, насилия и
неисчислимых жертв. Следует отметить, однако, что авторы Истории КПСС
тщательно обходят «марксистские» положения в сочинениях Ленина касательно
путей России к социализму, так как они противоречат тому направлению, по
которому Ленин и его партия принудили идти народные массы с октября 1917 г.
Ленин, наперекор своему восхищению «научным социализмом» Маркса, решил в
1917 году двинуться путем «опыта революции» (выражение из его книги
«Государство и революция» 1917 г.), даже не веря в успех, чтобы показать
пример всему миру и создать «революционную легенду».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *