ПОЛИТИКА

Новая «История КПСС»

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

факт создания блока социал-демократических групп, не мирившихся с
произвольными действиями Ленина и его единомышленников. В Истории КПСС даже
не упоминается так называемый «Августовский блок», организовавший
конференцию небольшевистских групп РСДРП в Вене в августе 1912 г. под
председательством Троцкого. Этим новая История КПСС отличается от «Краткого
Курса», в котором целый раздел посвящен «борьбе большевиков против
троцкизма» и «Августовскому антипартийному блоку» (стр. 131).
Касаясь выборов в IV Государственную Думу в 1912 г., авторы Истории
КПСС излагают это событие очень кратко. Перечисляя 6 большевиков, избранных
тогда в Думу, авторы нового учебника называют также Романа Малиновского,
оказавшегося провокатором. В соответствующем месте «Краткого Курса» имя
Малиновского не упомянуто.

19. Ленин и Малиновский

Отношения между Лениным и Малиновским заслуживают более подробного
освещения. Поляк по происхождению, Малиновский родился в 1876 г. По
профессии он был токарем. За ним имелось уголовное прошлое (вор-рецидивист).
В 1903 г. Малиновский судился за кражу со взломом. С мая 1910 г. он состоял
секретным сотрудником Московского Охранного Отделения, оставаясь в то же
время деятельным членом организации социал-демократов меньшевиков. Его
неоднократно арестовывали вместе с его товарищами по партии, которых он
предавал, но через некоторое время освобождали «за неимением улик». Это
создало Малиновскому авторитет солидного конспиративного работника, умеющего
прятать «концы в воду». Ленин познакомился с Малиновским на Пражской
Конференции большевиков в 1912 г. Командированный на эту Конференцию
Департаментом Полиции, Малиновский заявил Ленину, что он отошел от
меньшевиков, став на точку зрения большевиков. Малиновский приобрел полное
доверие Ленина, и последний выставил его кандидатуру от большевиков при
выборах в IV Государственную Думу. 26 октября 1912 г. Малиновский был избран
в Думу по Москве, причем в этом ему помог также Департамент Полиции, который
был хорошо осведомлен о его уголовном прошлом, но, с разрешения министра
внутренних дел, ничего не сообщил об этом московским властям. В ином случае
Малиновский был бы исключен из списка кандидатов на выборах в
Государственную Думу.
Ленин имел к Малиновскому неограниченное доверие и настоял на том,
чтобы Пражская Конференция РСДРП избрала Малиновского в состав Центрального
Комитета партии. С этого времени деятельность Большевистского Центра
оказалась под контролем секретного сотрудника Департамента Полиции.
Малиновский сыграл большую роль в расколе социал-демократической
фракции в IV Государственной Думею К расколу стремился Ленин, имея в виду
полное подчинение части социал-демократических депутатов Думы его указаниям.
На совещании большевистского Центрального Комитета РСДРП в Кракове, в конце
декабря 1912 г., присутствовал и Малиновский. В резолюции этого совещания
было сказано, что партия «должна оказывать всестороннюю поддержку массовым
стачкам и всякого рода революционным выступлениям» и устраивать митинги и
демонстрации. Меньшевики считали, что вооруженные восстания, к которым
призывал Ленин, могли лишь привести к дезорганизации рабочих масс,
нуждавшихся в подготовительной работе. Меньшевистские депутаты
Государственной Думы (семь человек) — не были намерены следовать
путчистской тактике большевиков. При усердном содействии Малиновского,
Ленину удалось расколоть в октябре 1913 г. думскую социал-демократическую
фракцию. Однако Малиновский просчитался в своей опасной игре. Речи, которые
он произносил с трибуны Государственной Думы, составлял для него Ленин.
Перед своими выступлениями эти речи Малиновский представлял на просмотр в
Департамент Полиции. 7 мая 1914 г. он читал протест против исключения его из
15 заседаний Думы. Председатель лишил его слова, и Малиновский был вынужден
уйти с трибуны. Подобные «ультра-революционные» его выступления вице-министр
Внутренних Дел генерал Джунковский признал слишком опасными, и сведения о
секретном сотрудничестве Малиновского с Департаментом Полиции были переданы
председателю Государственной Думы М. В. Родзянко. Малиновскому приказали
сложить мандат члена Думы и уехать за границу, что он в дальнейшем и сделал.
Перед этим Малиновский был у Ленина и обо всем ему рассказал. Ленин, однако,
не только не отрекся от секретного сотрудника Департамента Полиции, но
выступил даже в его защиту. Меньшевистская «Новая Рабочая Газета» требовала
расследования этого дела. Ленин и Зиновьев заявили в ответ, что они ручаются
за политическую честность Малиновского, и что Мартов и Дан, требовавшие
расследования дела, — «сознательно бесчестные клеветники». Малиновскому
даже дана была возможность выступить на страницах легальной большевистской
газеты «Правда» с обвинениями против представителей меньшевиков. Секретный
сотрудник Департамента Полиции возражал против партийного суда над собой, но
требовал публичного рассмотрения дела в суде Швейцарии. Ленин сделал
возможным это выступление провокатора Малиновского с тем расчетом, что
противники большевистской фракции не смогут выступить с обвинениями против
Малиновского перед государственным судом свободной страны, так как в этом
случае пришлось бы привлечь в качестве свидетелей многих лиц из числа
нелегальных участников революционного движения в России (J. Martow — Th.
Dan, op. cit., S. 266—267). Этот маневр Ленину удался: дело провокатора
Малиновского, члена ЦК партии большевиков и депутата Государственной Думы,
вождь большевизма временно замял. Можно догадываться, что Ленин и раньше
знал о службе Малиновского в Департаменте Полиции, но думал, что последний
служит более революционному движению, чем царскому режиму. Повидимому, в
«верности» революционному движению Малиновский еще более убедил Ленина после
своего вынужденного ухода из Государственной Думы в 1914 г., так как Ленин
не прерывал с ним связей до самой революции 1917 г. По указаниям
Центрального Комитета большевистской партии Малиновский, будучи в Германии
во время первой мировой войны, вел пораженческую пропаганду в лагерях
русских военнопленных.
В феврале 1917 г., накануне падения царского режима в России, было
опубликовано, наконец, решение особой комиссии по делу Малиновского в
большевистской газете «Социал-Демократ» (Швейцария). Комиссия была назначена
Центральным Комитетом РСДРП. В нее входили Ленин, Зиновьев и
Ганецкий-Фюрстенберг. Комиссия признала Малиновского совершенно
реабилитированным. Однако в непродолжительном времени, после свержения
царского правительства, были опубликованы материалы из архивов Департамента
Полиции о провокаторской деятельности Малиновского. У Ленина хватило все же
смелости после этого обвинять б. председателя Государственной Думы Родзянко,

якобы «утаившего дело Малиновского и не давшего возможности расследовать
деятельность агента-провокатора» (В. И. Ленин, Соч., 3 изд., т. 12). Имя
Малиновского упоминается в Истории КПСС один раз, на стр. 162, как
избранного в Государственную Думу в 1912 г. О его роли в расколе фракции
РСДРП в Государственной Думе директор Департамента Полиции Белецкий сообщил
следственной комиссии Временного Правительства в 1917 г. следующее:
«Малиновский получил поручение стараться изо всех сил, чтобы углубить раскол
социал-демократической партии … Я признаю, что вся задача моего поручения
может быть очерчена словами: сделать невозможным объединение партии» (B.
Wolfe, Der Monat, Berlin, Heft 67). В этом же направлении действовал и Ленин
(см. Paul Ohlberg, Neue Zuercher Zeitung, 10. 10. 1959).
Превознося большевистскую газету «Правда», выходившую в Петербурге с
весны 1912 г., авторы Истории КПСС замалчивают имя ее редактора Мирона
Черномазова (Фирина), который также был разоблачен после революции 1917 г.
как секретный сотрудник Департамента Полиции.
Авторы Истории КПСС приписывают большевикам заслугу в подготовке
падения самодержавия, хотя их партия была целиком под контролем Департамента
Полиции. В действительности, революционные настроения возрастали в России на
протяжении долгих десятилетий и подготовлялись целыми поколениями.
Ликвидация самодержавия произошла поэтому легко и почти безболезненно, с
минимальными жертвами; революция вполне «созрела», и у старого режима не
было сил для защиты своих позиций.
Восхваление авторами Истории КПСС решающей роли, которая якобы
принадлежала большевикам в подготовке революции 1917 г., является искажением
действительного положения в России накануне падения самодержавия. Чтобы
пропагандистски оттенить мнимое преобладание большевизма в революционном
движении в России перед первой мировой войной, авторы Истории КПСС называют
меньшевиков «столыпинской рабочей партией» (стр. 164). Такого выражения нет
даже в «Кратком курсе» Истории ВКП(б).

20. Ленин и национальный вопрос

В последнем разделе V главы Истории КПСС излагаются основные взгляды
Ленина на национальный вопрос. Признавая в теории полное равноправие наций и
право народов на самоопределение, большевистская программа требует
«теснейшего единства рабочих всех наций, слияния их в единых пролетарских
организациях». Ленин и его сторонники всячески стремились к созданию единой
централизованной социал-демократической партии России, с участием всех
национальностей. История КПСС утверждает, что «большевики добились единства
рабочих всех народов России, сплотили их вокруг русских рабочих как
основного ядра и руководящей силы рабочего движения. Партия вобрала в себя
лучших сынов всех национальностей» (стр. 165—166).
Из этого изложения вполне очевидно, что от воли «руководящей силы
рабочего движения» зависит, при централизованном характере партийных
организаций, вопрос о возможности самоопределения нерусских народов. Этого
действительного самоопределения народов (отделения угнетенных наций от
России и создания независимых государств) Ленин не желал и этим тенденциям
всячески противодействовал. Создание социалистических партий народов России,
независимых от РСДРП, Ленин считал весьма опасным для единства Российской
империи, и против этого его партия вела непримиримую борьбу.

21. Отношение большевиков к первой мировой войне

Глава VI Истории КПСС касается событий первой мировой войны 1914 —
1918 гг. Авторы пытаются убедить читателя в исключительной враждебности
большевиков к войне. В действительности Ленин и его последователи, хотя и
называли империалистические войны преступлением, были, однако, не прочь
воспользоваться этими войнами для революционных целей, для свержения
царского режима и установления своей партийной диктатуры. Свое убеждение,
что война между великими державами неминуемо приведет к революции, в первую
очередь в России, Ленин вполне определенно выразил в письме Максиму Горькому
в 1912 г. Ленин хотел, чтобы в Балканскую войну вмешались Австро-Венгрия и
Россия, но считал вместе с тем, что «Франц и Николашка не сделают нам сего
удовольствия» (В. И. Ленин, Сочинения, изд. 3, т. 12, стр. 130).
Авторы Истории КПСС приводят, как аксиому, мысль Ленина о неизбежности
войн: «В. И. Ленин, указывал, что создание могучих монополистических союзов
капиталистов и борьба этих союзов за экономический передел территориально
уже поделенного мира неизбежно порождают в эпоху империализма войны».
Признавая такую неизбежность, как непреложный закон исторического развития,
революционная партия не имеет иного выхода, как только использовать всякий
международный конфликт для достижения своих целей. Поскольку «Salus
revolutionis suprema lex», как выразился Плеханов на II съезде РСДРП в 1909
г. (в протоколах II съезда РСДРП напечатано «Salus revolutiae…».
Неизвестно, была ли это ошибка самого Плеханова, или же лиц,
корректировавших издание протоколов. См. Второй очередной съезд РСДРП,
Женева, стр. 169), и войны могут при свести к революционной развязке, логика
и чувства убеждали Ленина и его единомышленников в желательности и
полезности международных военных конфликтов для успеха революционного
движения.
Причину возникновения первой мировой войны авторы Истории КПСС ищут не
только в капиталистическом развитии великих держав, но также и в надежде
правительств этих государств, «что война отвлечет внимание народных масс от
революционной борьбы. Империалисты надеялись путем натравливания друг на
друга рабочих разных стран расколоть единство международного пролетариата,
отравить его ядом шовинизма, перебить значительную часть передовых рабочих и
тем самым подавить или по крайней мере ослабить революционный натиск
народных масс» (стр. 171).
Для объективного освещения событий, предшествовавших первой мировой
войне, следует указать на то, что революционная ситуация существовала в то
время только в России. Ни в Австро-Венгрии, ни в Германии и тем более во
Франции или же в Англии революционного напряжения тогда не существовало.
Однако, как свидетельствуют документы относящиеся к истории возникновения
первой мировой войны, правительство царской России хотело избежать войны и в
этом смысле давало указания русскому посланнику в Белграде Гартвигу, советуя
сербскому правительству идти на уступки требованиям Австро-Венгрии. По схеме
же, принятой авторами Истории КПСС, правительство Николая II должно было бы
в первую очередь стремиться вызвать мировую войну, чтобы «перебить
значительную часть передовых рабочих…».
Оборонческую позицию социалистических партий стран, участвовавших в
первой мировой войне, авторы Истории КПСС пытаются объяснить методом
«экономического материализма». «Рабочая аристократия, чиновники легальных
профсоюзов, — социал-демократические парламентарии и аппарат, их
обслуживавший» — все эти элементы создали «течение мелкобуржуазных

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *