ПОЛИТИКА

Новая «История КПСС»

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

Франко, и развязало руки Гитлеру.
Политика Сталина, часто скрытая даже от его ближайшего окружения, имела
целью разрушить демократический строй в государствах Центральной и Западной
Европы. Сталин понимал, что диктаторские правительства легко могут вызвать
войну, а война может принести успех коммунистическому движению. Известный
немецкий политик А. Рехберг (Rechberg) писал в 1946 г. в меморандуме,
поданном Международному трибуналу в Нюрнберге, о своем разговоре в 1930 г. с
генералом фон Шлейхером, выдающимся деятелем немецкого рейхсвера, а позднее
— премьером в предпоследнем правительстве Веймарской республики. Рехбергу
Шлейхер сообщил, что он получил от Сталина совет — действовать в согласии с
Гитлером, которого Сталин ценил высоко как хорошего оратора. Ораторское
искусство Гитлера, как известно, было направлено к разрушению
демократического строя в Германии. Но Сталину было все равно. Он верил
Шлейхеру, что тому удастся держать Гитлера в руках, то есть что Гитлер не
начнет войны против СССР, с которым генералы рейхсвера были в тесном
сотрудничестве (Протоколы Международного трибунала в Нюрнберге).
К разрушению демократического строя в Германии Сталин шел
последовательно и настойчиво, пользуясь, как своим орудием, германской
коммунистической партией. Так, по указаниям из Москвы, немецкие коммунисты
совместно с нацистами устраивали, начиная с 1929 г., общие демонстрации, в
частности с целью свержения социал-демократического правительства в Пруссии.
По предложению коммуниста В. Пика, члена прусского Ландтага, 56
депутатов-коммунистов и 162 нациста, выразили недоверие
социал-демократическому правительству Брауна. Это произошло 3 июня 1932 г.
Вследствие этого германское правительство фон Папена назначило для
управления Пруссией «рейхскомиссара». То же самое случилось и в парламенте
Германии: действуя в Рейхстаге единым фронтом, коммунисты и фашисты лишили
парламент большинства. Это побудило президента Гинденбурга издать указ о
назначении Гитлера председателем германского правительства. Таков был
результат политики Сталина, считавшего, по заветам Ленина, социал-демократию
«главным врагом».
В связи с этой политикой «дальнего прицела», которую преследовал
Сталин, стоит и его тактика в отношении гражданской войны в Испании:
способствовать победе диктаторских режимов, взять Францию в тиски фашистских
стран — Германии, Италии и Испании, — вызвать конфликт между
«капиталистическими государствами», но оставить СССР в стороне от большой
войны и сохранить силы Красной армии для позднейшей расправы над обеими
воюющими сторонами. Об этой тайной политике советского правительства
читатель ничего не узнает из нового учебника истории КПСС. По уверению его
авторов, советское правительство действовало только для сохранения
международного мира.
Свидетелем и обвинителем политики советского правительства во время
гражданской войны в Испании является Хесус Эрнандэс (Jesus Hernandes), один
из наиболее влиятельных вождей испанских коммунистов в 1936—1939 гг. В
своей книге «Великое предательство» (La grande trahison), изданной в Париже
в 1954 г., Эрнандэс, член политбюро испанской коммунистической партии и
министр в коалиционном правительстве Испанской республики, сообщает важные
подробности, характеризующие отношение советского правительства к событиям в
Испании. Эрнандэс приводит факты, доказывающие, что советское правительство
хотело, чтобы гражданская война в Испании продолжалась возможно дольше.
Поэтому Москва в начале гражданской войны в Испании не предоставила ее
республиканской армии достаточно оружия для победы над сторонниками генерала
Франко. Весной 1937 г. перевес оказался на стороне Франко, и в Москве
почувствовали, что война в Испании может скоро закончится победой фашизма.
Чтобы не допустить преждевременного окончания войны, советское правительство
начало щедро снабжать оружием республиканскую армию, но одновременно
предъявило республиканскому правительству Испании новое политическое
требование: свержение правительства социалиста Каваллеро (Caballero) и
учреждение нового правительства с участием коммунистов. Таким образом
испанское республиканское правительство очутилось целиком под влиянием
Москвы. В дальнейшем советское правительство увидело, что победа
республиканцев в Испании могла бы преградить путь для соглашения с Германией
Адольфа Гитлера. Сталин понимал, что такое соглашение развязало бы руки
германскому диктатору для агрессивных действий в международной политике.
Поэтому Сталин решил закончить гражданскую войну в Испании так, как это было
выгодно Гитлеру: победой генерала Франко. «Чтобы облегчить с Берлином
переговоры, Сталин вынес на рынок кожу испанской республики» — пишет
Эрнандэс.
В связи с планами соглашения с Гитлером, которые лелеял Сталин с самого
начала диктатуры в Германии, стоят и казни выдающихся советских маршалов в
июне 1937 года. Эрнандэс приводит по этому поводу слова одного старого
большевика: «Наиболее кровавая чистка, которую когда-либо испытала армия,
имела причину не в каком-либо «заговоре», а в подготовке чудовищного
советско-немецкого пакта». Как известно, расстрелянные маршалы во главе с
Тухачевским, были противниками союза СССР с гитлеровской Германией.
Во втором разделе XIII главы говорится о мероприятиях советского
правительства для развития народного хозяйства. Сравнительно с «Кратким
курсом», здесь уделено значительно больше места описанию роли политотделов
при машинно-тракторных станциях и совхозах, которые были созданы зимой 1933
г. Рядом с пропагандным пустословием, обычным для авторов Истории КПСС,
здесь приведено ценное определение действительных задач политотделов:
«Колхозы были очищены от пробравшихся в них кулаков и других враждебных
элементов» (стр. 458). Неимоверно живучий, неистребимый «кулак»! На это
фантастическое существо коммунистическая власть сваливает вину за свою
бездарность и некомпетентность при организации сельского хозяйства в СССР на
принудительных коллективных началах. Фактически политотделы были помощью
государственному аппарату для устрашения сельского населения, чтобы
заставить земледельцев оставаться в колхозах и совхозах и работать за
полуголодное вознаграждение. О «воспитательной» роли членов коммунистических
политотделов в жизни сельского населения, как утверждают авторы Истории КПСС
на 459 стр., говорить не приходится. Политотделы в 1934 г. были
ликвидированы, — их присоединили к районным комитетам партии. Трудно себе
представить, чтобы 25 тысяч партийцев — членов политотделов, смогли на
протяжении одного года выполнить ту «воспитательно-организационную работу»
среди сельского населения, которую им приписывает новый учебник истории
КПСС.

4. XVII съезд ВКП(б)

Состоявшийся в конце января и в начале февраля 1934 г. XVII съезд
ВКП(б) представлен в Истории КПСС несколько иначе, чем в «Кратком курсе»,
хотя общая тенденция обоих учебников направлена к тому, чтобы скрыть
поражение Сталина на этом съезде. Большинство съезда шло за Кировым, который
отстаивал линию примирения с крестьянством и политику некоторой
«либерализации» режима. С другой стороны, не была одобрена политика Сталина,
направленная на поддержку фашистских движений в Германии и Франции с целью
разрушения там демократии и провоцирования войны между «капиталистическими
государствами». Это поражение Сталина на XVII съезде партии было
ознаменовано назначением Кирова секретарем ЦК партии, рядом со Сталиным,
который был лишен титула «генерального секретаря». Бухарин был, против воли
Сталина, назначен главным редактором «Известий». Тем не менее, поражение
Сталина на XVII съезде в «Кратком курсе» скрыто, и его имя упоминается (на
305 —308 стр.) 13 раз. В новой Истории КПСС имя Сталина, в связи с XVII
съездом, встречается только один раз, как докладчика о работе ЦК партии.
Авторы торжествующе сообщают: «Партия пришла к своему съезду сплоченной и
монолитной. Никаких оппозиционных групп на съезде не было. Идейно разбитые
партией бывшие оппозиционеры Зиновьев, Каменев, Бухарин, Рыков, Томский и
другие выступили с покаянными речами и прославлением успехов партии» (стр.
462).
В новой Истории КПСС нет упоминания о дискуссии по национальному
вопросу, состоявшейся на упомянутом съезде и отмеченной в «Кратком курсе»
(стр. 307). В период, предшествовавший первой пятилетке, партийное
руководство стремилось к соглашению с крестьянством. Поскольку крестьянство
и национальная интеллигенция в нерусских областях СССР были главным образом
носителями национального сознания, руководство ВКП(б) предоставляло в период
нэпа некоторую возможность для развития культур этих народов, «национальных
по форме, социалистических по содержанию». Давление партии на крестьянские
массы в период принудительной коллективизации в 1929 г. вызвало в нерусских
республиках Советского Союза сопротивление не только по линии социальной, но
и национальной. В «Кратком курсе» это было названо уклоном «к местному
национализму». Против этого «национализма», как «главной опасности», XVII
съезд призывал всех членов партии бороться. Борьба должна была выражаться в
ограничении развития культуры нерусских народов даже под фирмой коммунизма.
По неизвестным соображениям новая История КПСС о проблеме «местного
национализма», выдвинутой в докладе Сталина на XVII съезде ВКП(б),
совершенно не упоминает. Следует отметить, что борьба с «местным
национализмом», которую руководство ВКП(б) начало систематически проводить с
1933 г., вызвала многочисленные жертвы не только среди беспартийной
интеллигенции Украины, Белоруссии, Кавказских республик, Туркестана и т. д.,
но и среди коммунистов этих республик.

5. Убийство С. Кирова

На стр. 463 Истории КПСС упоминается об убийстве С. Кирова 1 декабря
1934 г. в Ленинграде. В «Кратком курсе» подготовка покушения на Кирова
приписана «зиновьевской оппозиции», которая будто бы была «объединенной
троцкистско-бухаринской бандой наемников фашизма». Эта версия, пущенная в
ход по указанию Сталина, чтобы опорочить его противников в партии, авторами
нового учебника не повторяется. Об убийце Кирова, Николаеве, сказано только,
что он «общался с некоторыми бывшими участниками зиновьевской антипартийной
группы» (стр. 463). Следует отметить, что даже после обличительной речи
Хрущева на XX съезде партии в 1956 г., в которой он раскрыл некоторые
преступления Сталина, авторы нового учебника уклонились от сообщения правды
— об участии Сталина в подготовке убийства Кирова.
Киров был очень опасным конкурентом для Сталина, и он был устранен при
помощи агентов «Особого секретно-политического отдела органов
государственной безопасности», организованного Сталиным в 1933 г. и
подчиненного только ему лично. На участие Сталина в организации убийства
Кирова Хрущев намекнул в своей речи на XX съезде КПСС: «Есть причина
подозревать, что убийце Кирова, Николаеву, помогал кое-кто из людей, в
обязанности которых входила охрана личности Кирова. За полтора месяца до
убийства Николаев был арестован из-за его подозрительного поведения, но был
выпущен и даже не обыскан. Необычайно подозрительно и то обстоятельство,
что, когда чекиста, входившего в состав личной охраны Кирова, везли на
допрос 2 декабря 1934 года, то он погиб во время автомобильной «катастрофы»,
во время которой не пострадал ни один из других пассажиров машины. После
убийства Кирова руководящим работникам ленинградского НКВД были вынесены
очень легкие приговоры, но в 1937 году их расстреляли. Можно предполагать,
что они были расстреляны для того, чтобы скрыть следы истинных организаторов
убийства Кирова».
Смысл этих слов Хрущева ясен, — они намекают на участие Сталина в
подготовке убийства Кирова. Авторы нового учебника истории КПСС об этом,
однако, «забыли». Указывая на мнимое общение убийцы Кирова «с некоторыми
бывшими участниками зиновьевской антипартийной группы», авторы пытаются этим
снять со Сталина обвинения в организации убийства Кирова. Единственным
объяснением подобной трусости со стороны заказчиков нового учебника истории
КПСС может быть их сознание, что они, несмотря на свое отрицательное
отношение к преступлениям Сталина, являются наследниками и продолжателями
его режима. Поэтому лучше не делать глубоких исследований преступлений
Сталина и неясным намеком бросить тень подозрения на «бывших участников
зиновьевской антипартийной группы».
Несмотря на несомненное стремление авторов Истории КПСС всячески
опорочить и унизить вождей оппозиции в партии, они все же не решились
повторить рассказ «Краткого курса», как бухаринцы и троцкисты, «подонки
человеческого рода … состояли в заговоре против Ленина, против партии,
против Советского государства уже с первых дней Октябрьской социалистической
революции» (стр. 301).

6. «Сталинская конституция» и некоторые события 1937—1941 гг.

XIII глава Истории КПСС заканчивается прославлением «Сталинской
конституции» 1937 г., которая названа по традиции «самой демократической из
всех конституций, которые когда-либо существовали в мире» (стр. 474). Это
утверждение трудно примирить со словами на стр. 473 учебника: «Дальнейшая
демократизация общественного и государственного строя расширила и упрочила
социальную базу диктатуры рабочего класса». Таким образом, диктатура
неизменно признается неотъемлемой частью советского «демократизма».
В главе XIV описываются события 1937—1941 гг., предшествовавшие
нападению Германии на Советский Союз. До 1939 г. на внешнюю политику СССР
имел влияние комиссар по иностранным делам Литвинов, который стремился

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *