ПОЛИТИКА

Новая «История КПСС»

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

период нэпа, обвиняя его в измене «делу социализма».
Из обвинений против оппозиционеров, которые авторы Истории КПСС
повторяют вслед за «Кратким курсом», вытекает заключение, что эти обвинения
имеют целью оправдать Сталина в устранении им элиты «старых большевиков»,
якобы «изменивших делу социализма». Хрущевское руководство КПСС может не
соглашаться с жестокостью Сталина вообще, но в его глазах Троцкий, Зиновьев,
Бухарин и прочие противники Сталина были тоже «врагами народа».
«Крестьянство повернуло на социалистический путь развития, на путь
колхозов», — пишут авторы Истории КПСС, утверждая, что «сплошная
коллективизация сельского хозяйства была подготовлена партией и советским
государством рядом экономических и политических мероприятий.» (стр. 410).
Составители Истории КПСС называют принудительно введенные колхозы в СССР
«высшей формой кооперирования крестьянских хозяйств». С этим нельзя
согласиться. Кооперация предполагает добровольное объединение ее участников
для достижения хозяйственных целей в своих интересах. Цель введения
советских колхозов была иная: создать крупные хозяйства для наиболее
удобного получения сельскохозяйственных продуктов из деревни. Эти продукты
(зерно, лен и т. д.) были необходимы правительству для экспорта и для
закупки за границей всего, что могло служить созданию крупной промышленности
в СССР.

1. Период «наступления социализма по всему фронту»

В главе XII Истории КПСС более пространно, чем в «Кратком курсе»,
говорится о периоде «наступления социализма по всему фронту» (1929— 1932
гг.) С большим удовлетворением авторы описывают здесь мировой экономический
кризис, наступивший в 1929 г. Этот кризис до некоторой степени помог
индустриализации в СССР. В советскую страну направилось много иностранных
инженеров и квалифицированных рабочих. Советские заказы на промышленные
товары привлекали внимание многих фирм Запада.
Авторы Истории КПСС отрицают демпинг, который развивало советское
правительство, продавая на рынках Запада свои продукты по бросовым ценам.
Однако это был факт.
Авторы Истории КПСС отрицают также существование принудительного труда
в СССР («Лживая легенда о применении в СССР принудительного труда», стр.
414). Верность правде никогда не была отличительной чертой советских
партийных историков. Отрицание ими в новом учебнике истории КПСС
существования концентрационных лагерей в СССР с принудительным трудом не
может убедить в этом советских читателей и не найдет доверия в свободном
мире. О методе «построения социализма» при помощи принудительного труда
собрано достаточно материала, уличающего советское правительство как
крупнейшего рабовладельца в мировой истории. Фактически авторы новой Истории
КПСС все же подтверждают «легенду» о принудительном труде в советском
государстве. На стр. 441 приводится число крестьян, выселенных в 1930—1932
гг. из районов сплошной коллективизации (в первую очередь Украины, Северного
Кавказа, Нижнего Поволжья). Авторы партийного учебника говорят о 240 757
«кулацких семьях», выселенных из родных мест: «Основная масса
кулаков-выселенцев была занята в лесной, строительной и горнорудной
промышленности, а также в совхозах Западной Сибири и Казахстана». Количество
выселенных крестьян явно преуменьшено. Доказательством преуменьшения
является сообщение газеты «Комунiст», Харьков, 21 декабря 1934 г., о
ликвидации не менее 200 тысяч крестьянских хозяйств на Украине во время
коллективизации. Владельцы хозяйств были вместе с семьями вывезены с
Украины. Если принять средний размер крестьянских семей в то время в 6
человек, то количество пострадавших от насильственной коллективизации только
на Украине, даже по исчислениям официальной коммунистической прессы,
превосходило 1 200 000 чел. Фактически, конечно, число жертв насильственной
коллективизации было значительно больше. Утверждение авторов Истории КПСС,
будто бы советская власть для выселенных крестьян «создала нормальные
условия жизни» в отдаленных необжитых лесных и степных областях Северной
России и Сибири, является одним из примеров лицемерия коммунистической
пропаганды.

2. XVI съезд ВКП(б)

Во втором разделе XII главы Истории КПСС четыре страницы посвящены XVI
съезду ВКП(б), который состоялся в конце июня и в начале июля 1930 г. Об
этом съезде в «Кратком курсе» сказано гораздо меньше. Там даже не отмечено
осуждение XVI съездом троцкистов, которые «окончательно скатились на позиции
меньшевизма, превратились в антисоветскую контрреволюционную группу»
(напечатано курсивом на стр. 425). Одновременно авторы сообщают, что XVI
съезд «объявил взгляды правой оппозиции несовместимыми с принадлежностью к
ВКП(б)» (тоже курсив). Несмотря на победу Сталина на XVI съезде, его имя в
отчете об этом съезде в новом учебнике упоминается только один раз, а также
исключена цитата из его книги «Вопросы ленинизма», приведенная в «Кратком
курсе» на 297 стр.
О резолюции XVI съезда по национальному вопросу в «Кратком курсе» вовсе
не упоминается. Новая История КПСС отмечает эту резолюцию — «против
великодержавного шовинизма, как главной опасности, и местного национализма»
(стр. 428).
В третьем разделе той же главы — «Организаторская и политическая
работа партии в условиях развернутого наступления социализма по всему
фронту» — авторы новой Истории КПСС сочли нужным сообщить о
«контрреволюционных организациях», которые будто бы были раскрыты в
1930—1931 гг. Здесь названы: «Промышленная партия», «Трудовая крестьянская
лартия» и «Союзное бюро РСДРП». В новом учебнике утверждается, что якобы
члены этих организаций, «получая помощь от буржуазных государств, …
занимались вредительством и шпионажем, добивались свержения советской власти
и восстановления капитализма в СССР» (стр. 435).
Авторы Истории КПСС и ее заказчик — Центральный Комитет КПСС — не в
состоянии привести хотя бы одно доказательство о «преступлениях» членов
указанных организаций. Между прочим, недостаточно опытная прокуратура,
создавшая судебный процесс против так называемого «Союзного бюро РСДРП» в
1931 г., неосторожно включила в число обвиняемых известного
социал-демократа, эмигранта Р. Абрамовича, которому приписан тайный приезд в
Россию для связи с «Союзным бюро». В действительности Абрамович как-раз в
это самое время, когда он, по замыслу прокуратуры, должен был нелегально

посетить Москву, присутствовал на одном международном социалистическом
собрании, что было запечатлено и на фотографическом снимке
(«Социалистический Вестник», Берлин 1931). Можно задать вопрос: зачем
заказчикам новой Истории КПСС понадобилось упоминать об этих дутых судебных
процессах против мнимых «врагов народа» и «вредителей»? Ведь об этих
позорных для диктатуры процессах нет ни слова даже в «Кратком курсе» истории
ВКП(б), составленном под непосредственным наблюдением Сталина. Ответ может
быть только один: поскольку из поля зрения авторов нового учебника
совершенно «выпали» судебные процессы против Зиновьева—Каменева,
Бухарина—Рыкова и др., представилось необходимым упомянуть о других
инспирированных органами ГПУ процессах, где не коммунисты, а люди других
направлений фигурировали в качестве обвиняемых. Этого требовало
«статистическое равновесие»: так как в новом учебнике очень много говорится
о «кулацких вредителях» и о вредителях вообще, то нужно было признать
необходимыми сталинские судебные процессы, на которых, по предварительному
заказу, коммунистическая «добродетель» должна была торжествовать, а
«капиталистические пороки» получили бы заслуженное наказание.
Для более полного освещения судебных процессов против «вредителей»
авторы Истории КПСС могли бы привести дело «Союза освобождения Украины»,
которое разбиралось в Харькове весной 1930 г., причем на скамье подсудимых
оказались члены Украинской Академии наук, профессора, писатели, бывшие
министры Украинской Народной Республики, врачи, студенты. Обвиняемым
приписывали планы ликвидации коммунистической диктатуры и создание
независимого Украинского государства под властью «помещиков и капиталистов».
Чем ближе изложение истории КПСС подходит к нашей современности, тем
яснее становится слияние функций государственного аппарата и диктаторской
партии в СССР, которая охватывает и контролирует все области политики,
хозяйства, культуры. История КПСС превращается в перечень «достижений»
(действительных и мнимых): где и когда построен тот или другой завод, и
какую продукцию дает то или иное государственное предприятие, неизменно
именуемое с обязательным эпитетом — «социалистическое».
Глава XII заканчивается «краткими выводами» с указанием на достижения в
хозяйственной области во время первой пятилетки. Этот период, названный В.
Г. Чемберлином «железным веком», в новой Истории КПСС описывается в
идиллическом тоне: «Не стало безработицы в городе и нищеты в деревне. В
стране осуществлялась подлинная культурная революция». При этом обойден
молчанием голод в некоторых областях СССР и особенно на Украине и на
Северном Кавказе в 1932—1933 гг. Этот голод был вызван политикой советской
власти: запасы продовольствия были конфискованы у крестьян, и земледельцы
были предоставлены голодной смерти. Об этом преступлении писал В. Г.
Чемберлин (W. H. Chamberlin) в книгах «Исповедь индивидуалиста» и «Украина
— потонувшая нация», где он назвал голод 1933 г. на Украине «политическим
голодом» (political famine). (The Ukraine a Submerged Nation, New York
1944).

3. Проблемы внешней и внутренней политики в 1933—1937 гг.

В главе XIII освещаются проблемы внешней и внутренней политики
советского правительства в 1933—1937 гг. Авторы усиленно пытаются доказать
читателю, будто бы советское правительство стремилось к сохранению мира в
Европе и в других частях света, не упоминая при этом о попытках вождей
ВКП(б) создать в свободных странах «народный фронт» коммунистов и
социалистов для борьбы с «опасностью фашизма». В этом изложении авторы
Истории КПСС совершенно отходят от традиционной политики большевиков,
объявивших еще под руководством Ленина, что для коммунистов
«социал-демократия — главный враг». В немецком издании органа Коминтерна
(«Kommunistische Internationale», Nr. 2, 1919) председателем этой
организации Г. Зиновьевым была высказана следующая мысль: «Чем сильнее в
какой-либо стране социал-демократия, тем хуже обстоит дело с положением
пролетариата … Старая официальная социал-демократия превратилась в орудие
буржуазной реакции. Это не полемическая фраза, не преувеличение, а
объективная, можно сказать — научная истина». Открыв эту «научную истину»,
вожди Коминтерна приступили к соответственным действиям для разрушения
социал-демократических партии в странах свободного мира. После победы
фашизма в Италии в 1922 г. коммунистическая пропаганда при всяком случае
выступала против социалистов, называя их «социал-фашистами». Не доверяя
коммунистам, зная их враждебное отношение к демократическому строю,
социалистические партии свободных стран, за исключением Франции и Испании,
сочли невозможным «защищать демократию» в едином «народном фронте» с
коммунистами, Авторы Истории КПСС сетуют на это, так как «раскол рабочего
движения значительно ослабил силы противников фашизма и войны» (стр. 453).
Странное превращение: «социал-фашисты», как еще совсем недавно презрительно
называла коммунистическая пропаганда социалистов, неожиданно оказались в
учебнике истории КПСС «противниками фашизма». Подобные противоречия не
смущают, однако, авторов новой Истории, и они пишут все, что им угодно и
выгодно в данный момент, не оглядываясь на прошлое.
Нечто подобное случилось и с Лигой Наций: из орудия «англо-французского
господства в Европе и Азии», как о ней говорят авторы новой Истории КПСС,
эта организация в 1933 г. стала в глазах советского правительства пригодным
оружием «для борьбы против агрессии» (стр. 454). Этим мотивируется в новом
учебнике вступление СССР в Лигу Наций в 1934 г. Тем не менее авторы
попрежнему обвиняют тогдашнее правительство Англии в помощи агрессивным
планам Гитлера и утверждают, будто бы в то время «политика США
потворствовала фашистским агрессиям» (стр. 454—455). Действительность была
совсем иной. Политика советского правительства, имевшая целью вызывать
конфликты между «империалистами», проявилась особенно ярко во время
гражданской войны в Испании 1936—1938 гг. Авторы Истории КПСС говорят об
этой войне очень мало. Между тем на гражданскую войну в Испании сильно
влияло советское правительство, и поэтому испанские события в некоторой
степени тоже являются частью истории КПСС. Советское правительство
постаралось использовать гражданскую войну в Испании также и для того, чтобы
испытать новые типы оружия Красной армии, которое поставлялось испанским
республиканским войскам, для борьбы с итальянскими и немецкими
«добровольцами», посланными в Испанию Гитлером и Муссолини. Скупо снабжая
оружием республиканскую армию Испании, советское правительство хотело
поставить испанское правительство в полную зависимость от СССР. Это
вмешательство Москвы во внутренние дела Испании привело к чрезвычайному
напряжению и борьбе в рядах республиканского фронта. Демократы не хотели
мириться с террором коммунистов, и поэтому в республиканском лагере доходило
до кровавых конфликтов. Когда в Москве увидели, что Гитлер путем новых
агрессий готовится к переделу Европы и что ему в этом намерении мешает
гражданская война в Испании, было решено прекратить посылать оружие
испанским республиканцам. Это и решило исход кампании в Испании в пользу

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *