ПОЛИТИКА

Новая «История КПСС»

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

Генуэзскую конференцию для того, чтобы начать борьбу за разоружение» —
утверждают составители Истории КПСС (стр 344). В действительности
Рапалльский договор подготовил вооружение Германии с помощью советской
России. Артиллерийские полигоны и прочие технические средства были
предоставлены германской армии в России для испытания новых военных
изобретений, и это содействовало позже агрессивной политике Гитлера. Поэтому
совсем неубедительно звучит фраза, будто бы в 1922 г. «впервые в истории
появилось на земле правительство, искренне и последовательно стремящееся к
разоружению» (стр 344).
Относительно второго вопроса — о Турции — новый учебник истории КПСС
отмечает, что на международной конференции в Лозанне, в 1922 г., «советское
правительство отстаивало суверенитет Турции над проливами». Однако времена
изменяются, и политика советского правительства тоже меняется. Выступая в
роли «верного друга» независимой Турции в 1922 г., защищая турецкий
суверенитет в отношении проливов, советское правительство после второй
мировой войны предъявило Турции требования, которые нарушали ее суверенные
права над этими проливами. Это противоречие не смущает, однако, составителей
Истории КПСС.
Авторы нового учебника касаются более пространно, чем это было в
«Кратком курсе», провозглашения Союза Советских Социалистических Республик,
которое состоялось в конце 1922 г. В учебнике цитируется постановление
октябрьского пленума ЦК РКП(б) от 1922 г.: «Признать необходимым заключение
договора между Украиной, Белоруссией, Федерацией Закавказских республик и
РСФСР об объединении их в «Союз Советских Социалистических Республик» с
оставлением за каждой из них права свободного выхода из состава Союза» (стр.
346). Далее сообщается, что в октябре—декабре 1922 г. пленумы ЦК
коммунистических партий Украины, Белоруссии, Азербайджана, Армении и Грузии
тоже высказались за создание СССР. Надо помнить, что РКП(б) возникла на
основе строгой централизации, при которой коммунистические партии в
«национальных» республиках были во всем подчинены Центральному Комитету
партии в Москве. Поэтому неудивительно, что эти «национальные
коммунистические партии» последовали указаниям октябрьского пленума ЦК
РКП(б). Фраза о «праве свободного выхода» из СССР является выражением
лицемерной ленинской теории признавать на словах «право наций на отделение»,
но в то же время считать, что о «целесообразности отделения» должна решать
«пролетарская партия» (фактически Центральный Комитет РКП(б) в Москве).
Следует отметить, что в постановлении октябрьского пленума ЦК РКП(б) 1922 г.
не упомянут Туркестан. Это объясняется тем, что в то время шло завоевание
Туркестана Красной армией и его «советские республики» еще не были
организованы. Авторы Истории КПСС правы, утверждая, что «образование СССР
явилось триумфом идей ленинизма, ленинской национальной политики
коммунистической партии» (стр. 346). Но нет никаких оснований соглашаться с
мнением авторов этого учебника, будто бы образованием СССР «всему
прогрессивному человечеству был указан путь разрешения национального
вопроса, уничтожения неравноправности наций и народов, путь объединения
народов в единую братскую семью для построения коммунизма» (стр. 346). Ведь
теория национального вопроса у Ленина требует строго государственной
централизации народов в едином государстве и в конце концов «слияния наций».
Для решения народов свободно располагать своей судьбой ленинская
«национальная политика» не оставляет места.
На стр. 342 нового учебника истории КПСС сообщается, что осенью 1921
года советское правительство «объявило о своей готовности на определенных
условиях признать довоенные долги царского правительства». Подобное
предложение, выдвинутое на XII съезде партии в 1923 г. Красиным и другими,
признано в Истории КПСС «ошибочным» (стр. 355—356). В «Кратком курсе» об
этих предложениях Красина, поддержанных Троцким, Радеком и др., сказано:
«Эти капитулянтские предложения партия заклеймила как предательские» (стр.
250).

2. IV конгресс Коминтерна

Третий раздел Х главы Истории КПСС заканчивается сообщением о IV
конгрессе Коминтерна, который состоялся в Москве в конце 1922 г. Здесь
указывается на резолюцию конгресса о «едином рабочем фронте», причем к
участию в этом фронте конгресс приглашал всех рабочих, включая и тех,
которые шли за социал-демократами, анархистами, синдикалистами и т. п. (стр.
347). Значение «единого рабочего фронта», как его понимают коммунисты, стало
ясно всему миру после второй мировой войны. Тогда, под давлением советской
армии, были созданы «объединенные рабочие партии» во всех странах, попавших
в орбиту СССР: в Польше, в советской зоне Германии, в Чехословакии, в
Венгрии, Румынии и Болгарии.

3. Предсмертные идеи Ленина

В то время как «Краткий курс» лишь в нескольких строках излагает
содержание предсмертных идей Ленина, высказанных в его статьях, новый
учебник истории КПСС уделяет этому весь (четвертый) раздел Х главы. Авторы
Истории КПСС отмечают, что Ленин в своих статьях выражал уверенность в
победе социализма в отсталой России и что он возлагал надежду на
распространение коллективного хозяйства в деревне при помощи кооперативов:
«Объединение крестьян в кооперативы должно проводиться на добровольных
началах и ни в коем случае не административными мерами» (стр. 349). Остается
под вопросом, остался ли бы Ленин верен этой мысли организации сельского
хозяйства на добровольных началах кооперации, если бы прожил дольше? Во
всяком случае, советским гражданам, помнящим волну репрессий, залившую
Советский Союз во время принудительной коллективизации, мысль Ленина о
добровольном кооперировании сельского хозяйства может представиться
осуждением сталинского насилия над земледельцами. Излагая содержание
предсмертных статей Ленина, авторы Истории КПСС умалчивают о глубоком
разочаровании и огорчении, которые звучат в некоторых из них. При всех своих
аморальных качествах Ленин не был человеком лично своекорыстным, и его
возмущали явления коррупции, лени, паразитизма, небрежности и преступного
отношения к своим обязанностям, которые он наблюдал в советском
административном аппарате. Ленин не хотел понять, что созданный диктатурой
аппарат без свободы критики, без общественного контроля над ним неминуемо
должен привести к нарушению интересов общества в угоду эгоизму отдельных
лиц. В этом отношении письма Ленина к членам советского правительства —

Цюрупе, Богданову и другим являются политическими документами большого
значения: говоря в них о своем отвращении к обычаям, укоренившимся в
советском бюрократическом аппарате, Ленин был, однако, бессилен указать
реальный путь для выхода из тупика. Например, в письме (от 20 декабря 1921
г.) к тогдашнему комиссару юстиции П. А. Богданову Ленин говорил: «Мы не
умеем гласно судить за поганую волокиту: за это нас всех, и наркомюст
сугубо, надо вешать на вонючих веревках. И я еще не потерял надежды, что нас
за это когда нибудь поделом повесят» (В. И. Ленин, К вопросу о задачах
Рабкрина, Москва 1923). В том же письме еще сказано: «…А впредь будем
сажать за это (за волокиту. — П. Ф.) профсоюзовскую и коммунистическую
сволочь в тюрьму беспощадно». Комиссару Цюрупе Ленин писал 24 января 1922 г.
по поводу «расхлябанности» советских чиновников: «Но это «расхлябается» …
, если не следить, не подгонять, не проверять, не бить в три кнута». Тому же
Цюрупе Ленин рекомендовал «пороть всерьез» неисполнительных чиновников
(письмо от 26 февраля 1922 г.).
Ленин, как указывают авторы Истории КПСС, и в своих предсмертных
статьях и заметках верил в спасительность «диктатуры пролетариата» (т. е.
диктатуры своей партии). Он остался непримиримым противником представителей
демократического социализма — социал-демократов и
социалистов-революционеров — и провозгласил уже в своей первой речи о
введении новой экономической политики, что необходимо подавить все прочие
партии, а «меньшевиков и социалистов-революционеров бережно держать в
тюрьме» (J. Martow — Th. Dan, op. cit., S. 319).
Следует отметить, что авторы Истории КПСС, хотя и приводят название
одной из предсмертных статей Ленина, направленных против бюрократизма,
который развился в советском государственном и партийном аппарате, но
избегают излагать мысли Ленина по этому поводу. Они останавливаются лишь на
словах Ленина о необходимости сохранения единства партии, о запрещении в ней
всяких фракций и групп, о «мирном сосуществовании двух систем — социализма
и капитализма» (стр. 350). Последняя фраза, кстати, отсутствует в «Кратком
курсе». Здесь она нужна для обоснования нынешней пропаганды руководства
КПСС, связанной с международной политикой. Следует отметить, что идея
«мирного сосуществования» коммунистического строя с капиталистическим
всерьез и надолго, была чужда Ленину. Он был уверен, что неминуемо должно
придти к вооруженному конфликту, причем неуклонно приписывал «капиталистам»
агрессивные намерения. На апрельской конференции партии большевиков в 1917
г. Ленин говорил: «Мы не пацифисты и не можем отказаться от революционной
войны … Мы должны не только теоретически говорить, но и практически
показать, что мы тогда поведем войну действительно революционную, когда
власть будет иметь пролетариат» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 20, стр. 247)
Для Ленина, как известно, «власть пролетариата» равнозначна власти
коммунистической партии.
Ленин считал, как было отмечено выше, что войны прекратятся только
после «экспроприации буржуазии»: «Только после того как мы свергнем,
окончательно победим и экспроприируем буржуазию во всем мире, а не только в
одной стране, войны будут невозможны» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 19, стр.
325).

4. XII съезд ВКП(б)

Пятый раздел Х главы содержит изложение дискуссий на XII съезде ВКП,
который состоялся в апреле 1923 г. Ленин, по болезни, не мог принять участия
в этом съезде, на котором разгорелась борьба групп за руководство партией.
Сталину и его единомышленникам удалось изолировать Троцкого, хотя, как
свидетельствуют документы того времени, больной Ленин был на стороне
Троцкого, боровшегося с большинством съезда. Как известно, Ленин потерял
доверие к Сталину и в своем политическом завещании предлагал партии избрать
своим заместителем Троцкого. Однако этот факт История КПСС скрывает от
читателя и сосредоточивает свою атаку против «троцкизма». Излишне было бы
останавливаться на этой фальшивой казуистике. Для установления истинного
значения пропаганды против «троцкизма» можно привести письма Карла Радека и
Христиана Раковского от 25 и 28 декабря 1927 г., которые Троцкий привел в
своей книге «Сталинская школа фальсификаций». Радек писал: «Они (т. е.
Каменев и Зиновьев), совместно со Сталиным решили использовать старые
разногласия Л. Д. Троцкого с Лениным, чтобы не допустить после смерти Ленина
Троцкого к руководству партией». Раковский писал Троцкому: «И тот, и другой
(то есть и Зиновьев, и Лашевич) утверждали сами, что аргумент от «троцкизма»
и перманентной революции был притянут за волосы исключительно с целью
дискредитировать оппозицию 1923 года» (стр. 107).
Конечно, нынешнее руководство КПСС, обязанное за свое возвышение
Сталину, не могло рекомендовать авторам Истории КПСС упоминать о том, что
Ленин в начале 1923 г. заявил в письме к Сталину, что порывает с ним личные
отношения. Одновременно Ленин предлагал партии снять Сталина с должности
генерального секретаря ВКП(б).
Излагая дискуссию на XII съезде ВКП(б) по национальному вопросу, авторы
Истории КПСС ограничились несколькими фразами, отведя этому вопросу меньше
места, чем это сделано в «Кратком курсе». Между тем дискуссия по
национальному вопросу взволновала весь XII съезд. В дискуссиях по докладу
Сталина, защищавшего строгую централизацию СССР, выступили коммунисты из
«национальных республик», которые требовали прав для местных правительств в
области финансов и хозяйства. В «Кратком курсе» приведены имена критиков
сталинского централизма на XII съезде: Троцкий, Радек, Бухарин, Скрыпник,
Раковский. В новом учебнике истории КПСС они обойдены молчанием. Требования
противников крайне централистического курса высказали между прочим Раковский
и Скрыпник. Раковский сказал в своей речи по национальному вопросу: «На
Украине нам удалось только с трудом принудить наши организации, ведущие свою
работу в условиях национальной борьбы, понять национальный вопрос. Вся наша
политика в международных отношениях рассматривается большинством
коммунистической партии на Украине (украинцы в партии были тогда в ничтожном
меньшинстве. — П. Ф.) и здесь в России даже больше, как род стратегии,
дипломатической игры». Раковский утверждал. что после создания Советского
Союза Москва увеличила в десять и двадцать раз свою власть над
«национальными республиками». Он требовал передачи девяти десятых
компетенции, присвоенных Москвой, правительствам национальных республик
(Протоколы XII съезда РКП(б)). Однако протесты Раковского, Скрыпника,
кавказских коммунистов и других против централизма Москвы остались «гласом
вопиющего в пустыне».
Рассказ о смерти и похоронах Ленина в Истории КПСС отличается от
«Краткого курса» тем, что в новом учебнике не напечатана надгробная речь
Сталина, приведенная в «Кратком курсе». Это можно объяснить желанием
заказчиков новой Истории КПСС несколько отмежеваться от Сталина, от культа
его личности.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *