ПОЛИТИКА

Новая «История КПСС»

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

О жестоких репрессиях против коммунистов-оппозиционеров говорит
воззвание «Интернациональной группы коммунистов», изданное в Берлине в 1924
г. и обращенное к «коммунистическому и сочувствующему пролетариату». В
воззвании в защиту Рабочей группы РКПб) сказано, что она состоит
«исключительно из коммунистов, работающих не как служащие в советах,
профсоюзах и в партии, а непосредственно на заводах и предприятиях». Однако,
— сказано дальше в воззвании, — «господствующий слой РКП(б) не хочет
допустить легальной деятельности рабочей группы» и преследует ее членов
террористическими методами. В воззвании было выставлено требование «свободы
слова и печати» для трудящихся и «привлечение рабочего класса к управлению
государством и промышленностью» посредством советов трудящихся.
Интернациональная группа коммунистов в своем воззвании к рабочим всего мира
заявляла: «Революционные рабочие в Советской России преследуются гораздо
жестче, чем в Западной Европе, так как теперь в России заключают в тюрьмы не
только самих революционно-коммунистических пролетариев, но держат под
арестом и их семьи». Как пример репрессии, приводится в воззвании судьба
члена рабочей группы Мясникова: «Товарищ Мясников (старый известный
большевик) за свою независимую коммунистическую линию вот уже несколько
последних лет переносит самые подлые и отвратительные преследования со
стороны правящих кругов новой России». В воззвании указывается еще, что в
1920 г. в Пермской тюрьме в арестованного Мясникова большевистские тюремщики
три раза стреляли с намерением его убить. Обращаясь к рабочим всего мира,
Интернациональная группа коммунистов заявляла: «Мы должны вырвать наших
братьев революционеров-рабочих из рук аристократических вождей советской
России, ослепленных манией величия» (из архива П. Феденко).
Упомянутый деятель Рабочей оппозиции в КПСС Мясников бежал за границу и
издал книгу о терроре в СССР (Очередной обман, Париж, 1931). Здесь он между
прочим писал: «Не только беспартийным рабочим и крестьянам нельзя
критиковать всевластвующую бюрократию, т. е. издавать газеты, журналы, книги
не бюрократического толка, не казенного направления, выступать на собраниях,
организовываться в группы, но и нельзя было выступать с критикой партийных
же товарищей, а как только они выступали, да пробовали отстаивать свою точку
зрения и бороться в партии за большинство, с ними расправлялись со
свирепостью и жестокостью, которой позавидовали бы даже твердолобые фашисты
Италии, расправлявшиеся с коммунистами в большинстве через гласный суд. А у
нас гласный суд существует для воров, убийц, растлителей, казнокрадов,
белобандитов, генералов, капиталистов и их наймитов, а с инакомыслящими
пролетариями, крестьянами и интеллигентами расправляются втихомолку в тиши
подвалов ГПУ».
Отмечая победу взгляда Ленина и его единомышленников на роль профсоюзов
как «школы коммунизма», как подсобной организации в политике диктаторской
партии, авторы Истории КПСС приводят путанную цитату из сочинений Ленина, из
которой явствует, что ему была чужда мысль о признании профсоюзов
организациями, независимыми от коммунистической партии. «Профсоюзы», —
пишут авторы Истории КПСС, — имеют задачей борьбу за повышение
производительности труда и укрепление трудовой дисциплины, подготовку и
выдвижение администраторов из рабочих и трудящихся масс вообще» (стр. 326).
Дальнейшая фраза партийного учебника о «широком развертывании рабочей
демократии» и о «борьбе с бюрократизмом и администрированием» является
только словесным приукрашиванием неприглядной роли профсоюзов, как
«приводного ремня от партии к массам».
Осуждая дискуссию внутри партии в 1921 г., авторы Истории КПСС еще
решительнее, чем авторы сталинского «Краткого курса», выступают за
«монолитность партии» и подкрепляют эту мысль словами Ленина, назвавшего
дискуссию «непозволительной роскошью».
Первый раздел Х главы Истории КПСС заканчивается фразой, несомненно
навеянной перипетиями позднейшей борьбы Хрущева за единовластие в партии. В
этой фразе, в ее части напечатанной курсивом, говорится, как о непременном и
решающем условии победы партии, о «единстве, монолитности партии, ее
идеологииеской выдержанности, железной дисциплине в ее рядах, нетерпимости к
оппортунистическим шатаниям и фракциям». Поэтому необходимо было
ликвидировать во что бы то ни стало фракции и группировки в партии. Это
сделали в свое время Ленин и Сталин, а Хрущев восстановил «монолитность
партии», устранив Маленкова, Молотова, Кагановича и других, с ним
несогласных.

* III. Х съезд РКП(б) и переход к нэпу *

Второй раздел Х главы Истории КПСС посвящен Х съезду партии и переходу
к новой экономической политике. Авторы нового учебника с утомительной
монотонностью повторяют пропагандные лозунги ленинской тактики по отношению
к крестьянству, которое не хотело мириться с его систематическим ограблением
большевистским государством. Так как трудящихся крестьян, по выражению
Ленина, «нельзя прогнать, их нельзя подавить», как это было сделано с
помещиками, то пришлось сделать крестьянству временные уступки в виде
допущения свободного рынка и продналога вместо грабительской продразверстки.
Авторы Истории КПСС объясняют, как понимал Ленин диктатуру пролетариата:
«Высший принцип диктатуры пролетариата — союз рабочего класса с
крестьянством» (стр. 328). По существу дела, это формула без содержания, так
как рабочие и крестьяне, поскольку они не принадлежат к партии, участия во
власти не принимают, будучи объектами политического угнетения и
экономической эксплуатации. В новом учебнике с одной стороны приводятся
слова Ленина, назвавшего свободную дискуссию в партии «непозволительной
роскошью», а с другой стороны цитируется резолюция Х съезда РКП(б), в
которой членам партии рекомендуются «методы широких обсуждений всех
важнейших вопросов, дискуссии по ним с полной свободой внутрипартийной
критики» (стр 334).
Авторы Истории КПСС пишут, что Х съезд РКП(б) имел
«всемирно-историческое значение», так как наметил пути перехода от
капитализма к социализму, причем необходимым звеном в этом процессе должен
был явиться нэп. Подобной оценки Х съезда в «Кратком курсе» нет. Объясняется
это, невидимому, тем, что «Краткий курс» был составлен еще перед второй
мировой войной, когда «опыт революции» существовал только в одной стране, в
СССР, и своего эксперимента «построения социализма»» через нэп вожди партии
не решались еще провозгласить образцовым для прочих стран мира. В 1959 г.
они могли об этом говорить смелее (стр. 331).

В «Кратком курсе» только мимоходом упомянут III Конгресс Коминтерна, в
связи с выступлением на этом Конгрессе Ленина, объяснившего иностранным
коммунистам значение нэпа. В новом учебнике истории КПСС излагается
содержание решений названного Конгресса (июнь—июль 1921 г.) и отдельно
отмечается также отношение коммунистов к социал-демократии:
«Социал-демократия, как главная социальная опора буржуазии, помогает
сохранению капитализма и господства буржуазии» (стр. 336). В «Кратком
курсе», утвержденном в 1938 г., накануне второй мировой войны, руководители
КПСС не считали целесообразным приводить содержание резолюций III конгресса
Коминтерна 1921 г., направленных против социал-демократов. Перед второй
мировой войной ВКП(б) искала соглашения с социал-демократическими партиями
западноевропейских стран («народный фронт») и не могла допустить, чтобы в
учебнике партийной истории, издаваемом на разных языках, называли
социал-демократов «главным врагом» коммунизма и «главной социальной опорой
буржуазии». В настоящее время заказчики и авторы Истории КПСС могут
позволить себе более пространное «разоблачение» партий демократического
социализма, так как вожди коммунистического движения потеряли всякую надежду
сговориться с социал-демократами свободных стран.

1. Нэп, XI съезд РКП(б) и создание СССР

В третьем разделе Х главы Истории КПСС говорится об успехах новой
экономической политики, о XI съезде РКП(б) и о создании Союза Советских
Социалистических Республик. На стр 338 нового учебника упоминается о голоде
1921—22 гг., который постиг области Поволжья и Украины. Здесь указывается,
что «партия и правительство приняли чрезвычайные меры по борьбе с голодом.
И, хотя с большими трудностями, но справились с этим величайшим бедствием».
Научная объективность требует отметить, что бескорыстную и действенную
помощь голодающим оказали страны свободного мира, в особенности Американская
Организация Помощи (American Relief Administration) под руководством
Герберта Гувера. Кроме того активную помощь голодающим оказывали организации
Красного Креста разных стран. Комитет Помощи под председательством Фритьофа
Нансена в Женеве также неутомимо действовал в этом отношении. Все
организации помощи «буржуазных» государств получили в свое время признание и
благодарность со стороны советского правительства. Однако авторы учебника
истории КПСС не сочли нужным упомянуть об этой бескорыстной помощи
«капиталистических» стран, которая спасла тысячи жизней в советском
государстве. Понятно, почему: упоминание о помощи свободных стран голодающим
советского государства разрушает коммунистическую легенду о бесчеловечности
«капиталистического мира», о его «ненависти к трудящимся» советской страны.
Следует отметить, что помощь, которая была оказана голодающим
свободными странами, не была справедливо и во время распределена по
областям, подчиненных советскому правительству. Особенной дискриминации со
стороны Кремля подверглась Украина. По этому поводу американский историк Г.
Г. Фишер в книге «The famine in Soviet Russia», Нью-Йорк 1927 г., писал:
«Политика коммунистической партии по отношению к голоду на Украине
представляет много любопытных сторон. Московское правительство не только не
уведомило Американскую Организацию Помощи (ARA) о положении на Украине, как
оно сделало о других гораздо более отдаленных областях, но оно активно
препятствовало всему, что могло привести американцев в соприкосновение с
Украиной … Перед тем как ARA начала свою деятельность (январь 1922 г.),
московское и так называемое харьковское правительство не приняли никаких
серьезных мер для помощи голодным людям на Украине» (стр 252). Иностранцы,
посетившие Украину во время голода в 1921—1922 гг., не могли понять причин
политики правительства большевиков, которое не допускало помощи Украине из
свободных стран и даже, наоборот, организовало вывоз продовольствия из
голодных областей Украины на север, в Россию. Можем с полной определенностью
назвать одну из главных причин: это было желание вождей РКП(б) подорвать
вооруженное сопротивление масс режиму, которое не прекращалось на Украине с
начала 1919 года. Это движение сопротивления авторы Истории КПСС называют
«политическим бандитизмом». Повстанческое движение на Украине шло под
знаменем национальной независимости. Кремль воспользовался засухой на юге
Украины, где повстанческое движение было особенно сильно, и своими мерами
усугубил катастрофу. Умирающие от голода не были способны сопротивляться
насилию, и таким образом «политический бандитизм» был ликвидирован.
Рассказывая о XI съезде РКЩб), который состоялся в апреле 1922 г ,
авторы Истории КПСС делают, сравнительно с «Кратким курсом», некоторые новые
сообщения о направлении «сменовеховства», проявившегося среди русской
эмиграции, которая была готова к сотрудничеству с большевистским
правительством, надеясь на его «перерождение» вследствие новой экономической
политики. Не отмечена, однако, одна сторона идеологии «сменовеховцев» — их
сочувствие завоевательной и централистической политике большевиков, которые
сумели распространить свою власть почти на все провинции бывшей царской
империи.
Сравнительно с «Кратким курсом», дополнением в новом учебнике истории
КПСС является изложение содержания статьи Ленина «О значении воинствующего
материализма» (1922 г.) Надо полагать, что авторы Истории КПСС хотели
подкрепить этой статьей ленинскую материалистическую ортодоксию в философии,
которая подвергается критике со стороны так называемых «ревизионистов»
разных стран.
Кроме того, на той же странице (341) находим выпад против демократии,
«в особенности Соединенных Штатов Америки». Критика демократии снабжена
соответственными цитатами из сочинений Ленина. В 20-х годах предметом
большевистской критики был демократический строй западноевропейских стран,
особенно Англии. Теперь, сообразно «духу времени», главной мишенью критики
демократического строя коммунистическая пропаганда сделала Америку.
«Анти-американизм» авторов Истории КПСС виден также в обвинении
правительства США, отказавшегося от предложения советского правительства
установить торговые сношения с Россией в 1921 г. В новом учебнике истории
КПСС утверждается, что правительство Соединенных Штатов не захотело
установить торговые отношения с Россией, «упорно оставаясь на
интервенционистских позициях» (стр. 342). Это голословное заявление ничем не
подтверждено. Известно, что правительство США, не признавая коммунистической
диктатуры в России, не сочувствовало, однако, планам интервенции против
большевистского режима и выступало против подобных планов. После
Версальского мира 1919 г. США оказались в периоде политической изоляции от
европейских событий и не вошли даже в Лигу Наций, созданную по идейному
замыслу президента Вильсона. Эти факты авторы оставляют без внимания и
приписывают правительству США «интервенционистские позиции».
Следует отметить два вопроса, которые рассматривает История КПСС и о
которых нет упоминания в «Кратком курсе». Это, во-первых, сообщение о
договоре в Рапалло в апреле 1922 г., заключенном во время международной
конференции в Генуе. «Партия и советское правительство использовали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *