ПОЛИТИКА

Новая «История КПСС»

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

где политическим комиссаром был Сталин, приказав перебросить эту армию на
северо-восток. «Краткий курс» приписывал Троцкому «вредительство» в войне с
Польшей. В новой Истории КПСС об этом ничего не говорится. Неудачи Красной
армии в войне против Польши объясняются теперь не «вредительством», а «в
значительной мере ошибками советского командования», так как «наступление
советских войск шло стремительным темпом» и не был организован подвоз
боеприпасов и пополнения. Здесь, на стр. 311, приведены слова Ленина о
причине неудачи похода Красной армии на Варшаву в 1920 г.: «Перевес наших
сил был переоценен нами». Новая История КПСС указывает также на политическую
причину поражения Красной армии под Варшавой: польские народные массы
приняли «освободительную борьбу Красной армии за иностранное нашествие» и
упорно защищали свою страну. О том, что в обозе Красной армии следовало
«советское правительство Польши», во главе с Феликсом Коном, Феликсом
Дзержинским и другими, в новой Истории КПСС не упоминается. Эти польские
коммунисты должны были принести в родную страну такое же «освобождение»,
какое принесли грузинские большевики — Сталин и Орджоникидзе — в Грузию в
1921 г.

20. Гражданская и межнациональные войны

Описывая гражданскую и межнациональные войны, авторы Истории КПСС
умалчивают о борьбе армии Украинской Народной Республики против Красной
армии в 1919—1920 гг. В этой армии действовали как части Восточной Украины,
бывшей провинции царской России, так и войска Западной Украины (Галиция и
Буковина), находившейся в составе Австрии до ноября 1918 г. Авторы Истории
КПСС ложно представляют все повстанческие движения против «белых» на
территории бывшей Российской империи в 1919—1920 гг. как «организованные и
руководимые коммунистической партией» (стр. 313). В действительности, массы,
восстававшие против реакционной политики «белых» генералов, относились с
недоверием и враждебно также и к «красным». В частности, партизанское
движение масс против «белых» и «красных» в нерусских областях имело целью
национальное освобождение. Большевики отличались от своих «белых»
противников более гибкой пропагандой среди нерусских народов, которых
«белые» лишили всяких национальных прав. Русские большевики провозглашали
для всех народов «самоопределение вплоть до отделения», хотя действительной
их целью было тоже воссоздание единого централизованного государства под
главенством Москвы. Утверждение авторов, будто бы «советская власть — это
единственная и прочная гарантия действительной свободы и национальной
независимости народов» (стр. 313), не находит подтверждения в
действительности.
Следует отметить, что в «Кратком курсе» о свободе и независимости
народов России нет упоминания, как нет и слов о советской «политике
равноправия больших и малых народов». Соответствующие заявления в новом
учебнике истории КПСС, очевидно, вызваны новыми политическими задачами
современного руководства КПСС, в частности целями пропаганды среди народов
Азии и Африки.
Перечисляя имена наиболее заслуженных деятелей КПСС, проявивших себя в
гражданской войне, новый учебник партийной истории присоединяет к списку
имен, приведенных в «Кратком курсе», также и некоторых, пострадавших от
репрессий во время единодержавия Сталина: А. Бубнова, С. Косиора, П.
Постышева. Имя Сталина поставлено рядом с именем М. Фрунзе, которого сам
Сталин принудил в свое время к ненужной хирургической операции, чтобы
избавиться от популярного в армии военного деятеля.
На стр. 316 новой Истории КПСС говорится о красном терроре, который
способствовал победе большевиков над их противниками. Авторы нового учебника
утверждают, будто в 1918—1920 гг. «применялись меры насилия только к
врагам, к пособникам интервенции и внутренней контрреволюции, к агентам и
сторонникам Колчака, Деникина и Врангеля». Факты противоречат этому.
Восстания рабочих и крестьян, стремившихся к свободе и в равной степени
враждебных и «белой», и «красной» диктатурам, не были «контрреволюцией».
Однако они подавлялись с неимоверной жестокостью органами большевистской
чрезвычайной комиссии (ЧЕКА). Назначенный Лениным в 1919 г. на пост
председателя коммунистического правительства Украины румынский коммунист
Христиан Раковский издавал приказы — сносить артиллерийским огнем
населенные места, оказавшие сопротивление режиму диктатуры и национального
угнетения. (X. Раковский, Борьба за освобождение деревни, Харьков 1920). От
красного террора пострадали главным образом рабочие и крестьяне, которым за
выражение свободного мнения легко было приписать «контрреволюцию» и без суда
казнить по решению ЧЕКА. Цитата из Ленина, приведенная на стр. 316 Истории
КПСС будто бы «рабочие и крестьяне в большинстве своем узнали, почувствовали
и увидели, что они отстаивают свою советскую власть трудящихся», и что это
была основная причина победы большевиков в гражданской войне, не является
убедительной. Большевики никогда не имели поддержки большинства населения
России, а их опора в нерусских областях была совсем незначительной.
Фактически самую большую помощь, не сознавая этого, большевикам оказало
«белое» движение, оттолкнувшее от себя народные массы своей реакционной
политикой, чем большевизм воспользовался.
Авторы Истории КПСС без всяких оснований утверждают, будто бы «эсеры и
меньшевики, анархисты и буржуазные националисты разоблачили себя не только
как пособники, но и как активные участники контрреволюции» (стр. 318).
Трагедия демократических элементов народов бывшей Российской империи
состояла в том, что они находились между двух огней — диктатурами «красных»
и «белых». Режим русских реакционных генералов имел поддержку со стороны
правительств Антанты (Англия и Франция). Результатом было усиление позиций
большевизма, который выступал с программой социальных реформ и «освобождения
народов», требуя за это признания своей партийной диктатуры.

21. Сосуществование с «капиталистическими» странами

IX глава Истории КПСС заканчивается словами о том, что в 1919—1920
годах «советская страна завоевала возможность мирного сосуществования с
капиталистическими странами и обеспечила условия для успешного
социалистического строительства» (стр. 318). Эта фраза является отражением
нынешней политики правительства СССР, продиктованной техническим прогрессом
(атомное оружие), который делает войну «нерентабельной». В 1920 г.
наступление Красной армии на Польшу настолько окрылило фантазию Ленина, что
ему мерещилось немедленное взятие Варшавы и Данцига и продвижение Красной

армии в Германию, где предполагалось помочь «коммунистической революции».
Ленин намеревался «прощупать Европу штыком Красной армии». Об этом, между
прочим, свидетельствуют заметки, найденные в архиве Троцкого и
опубликованные И. Дойчером в его книге «The Prophet Armed» (т. I, стр. 466).
О планах Ленина — принести «социалистическую революции» в другие
страны на штыках Красной армии — сообщает также бывший американский
коммунист Луи Корей. Он вспоминает о разговоре, который он вел с Лениным во
время наступления Красной армии на Варшаву летом 1920 г. Ленин говорил
своему американскому собеседнику, что «без насилия не может быть революции
против капиталистических эксплуататоров; а если вы применяете насилие против
ваших собственных капиталистов, почему же не воспользоваться военной силой
пролетарского государства против капиталистов, господствующих в других
странах, и сломить их господство?» («Социалистический Вестник» 5, Нью-Йорк,
1951.)
Идея мирного сосуществования с капиталистическими странами возникла у
большевистского руководства после 1920 г. вследствие невозможности
победоносно двинуть Красную армию на Запад. Это сосуществование совсем не
вытекало из большевистских идеологических предпосылок отмеченных Лениным в
его работах о пролетарской революции.

22. Восстановление народного хозяйства после гражданской войны

Глава Х Истории КПСС посвящена восстановлению народного хозяйства в
стране советов после окончания гражданской войны. Говоря об огромных потерях
народного хозяйства, о разорении промышленности, авторы не хотят признать,
что гражданскую войну с ее последствиями вызвали диктатура и террор
большевистского правительства. Без этой диктатуры и гражданской войны, как
последствия диктатуры, Россия могла бы сохранить свое народное хозяйство
нетронутым, и всякая попытка иностранной интервенции была бы исключена.
Политика диктатуры вызвала затяжную борьбу коммунистического правительства с
крестьянством. На стр. 321 упоминается об опасности, которая грозила
большевистской диктатуре со стороны «кулачества». Легенда о «кулачестве»
нужна была большевистскому правительству для оправдания экономической
эксплуатации крестьян и партийного террора против крестьянства. По существу,
все крестьянство, исключая сельские «подонки общества», имевшие выгоду от
ограбления трудовых крестьян по указаниям коммунистической власти, по
окончании гражданской войны было враждебно настроено по отношению к
диктатуре большевиков. Если не было бы этого недовольства и враждебного
отношения крестьян к коммунистической власти, трудно было бы объяснить
массовые крестьянские восстания, возникшие в «производящих губерниях» России
(например в Тамбовской области), во всех областях Украины, на Дону, в
Кубанской области и в Сибири в 1920—1921 гг. Авторы Истории КПСС сваливают
вину за эти восстания, которые на Украине, в Туркестане и на Кавказе имели
ярко выраженную национальную окраску, на «кадетов, эсеров, меньшевиков,
анархистов, буржуазных националистов» (стр. 321), которые якобы
«использовали» недовольство крестьян.
Также восстание матросов в Кронштадте в марте 1921 г. авторы Истории
КПСС приписывают влиянию «эсеров, меньшевиков, анархистов, белогвардейцев».
В действительности, лозунгом Кронштадского восстания было: — «свободные
советы», то есть демократия. Авторы утверждают, что свободные выборы в
советы привели бы к «диктатуре буржуазии». Однако надо помнить, что и
Кронштадтское восстание моряков, и восстания крестьян сопровождались левыми
лозунгами. То же самое было в украинских восстаниях против коммунистов,
которые шли под лозунгами социализма и даже анархизма (Махно).
Как в «Кратком курсе», так и в новом учебнике истории КПСС заслуга
победы над восставшими матросами в Кронштадте приписана Ворошилову, хотя
фактически наступлением на Кронштадт руководили Троцкий и Тухачевский.
В отличие от «Краткого курса», где восстания против большевистской
диктатуры объяснялись недовольством крестьян системой принудительного
обложения (продразверсткой), в новом учебнике истории КПСС указывается также
на недовольство рабочих политикой правительства. Для этого приведены слова
Ленина в 1921 г., сказанные после Кронштадтского восстания: «Мы наткнулись
на большой — я полагаю, на самый большой — внутренний политический кризис
Советской России, который привел к недовольству не только значительной части
крестьянства, но и рабочих» (стр. 322). Это недовольство рабочих своим
тяжелым положением под партийной диктатурой авторы Истории КПСС пытаются
объяснять влиянием «мелкобуржуазной стихии». Они видят «мелкобуржуазность» в
том, что в 1921 г. «на некоторых предприятиях дело доходило до забастовок»
(стр. 322). Следуя логике авторов Истории КПСС, настоящий «пролетариат»,
голодавший из-за безрассудной экономической политики коммунистического
правительства, должен был оставаться довольным своей судьбой и ни в чем не
проявлять своего возмущения. Абсурдность этого заявления становится особенно
ясной в связи со следующей фразой в Истории КПСС: «На почве голода …
рабочие выражали недовольство экономической политикой советской власти»
(стр. 322). Связанную с этим опасность для самого существования диктатуры
Ленин понял после восстания матросов в Кронштадте и предложил перейти к
новой экономической политике (нэп).

23. Дискуссия о профессиональных союзах

Прежде чем перейти к разъяснению этого политико-экономического маневра
коммунистической диктатуры, новый учебник истории КПСС рассматривает
дискуссию о профессинальных союзах, которая возникла в связи с подготовкой к
Х съезду РКП(б). Авторы новой Истории КПСС приписывают вину за дискуссию о
профсоюзах Троцкому, хотя называют также другие группы, требовавшие
свободной дискуссии в партии по этому вопросу. Выступления различных групп
внутри РКП(б), стремившихся посредством дискуссии повлиять на политику
партии, авторы объясняют «мелкобуржуазными колебаниями» (стр. 324). В разряд
«колеблющихся» попал и Троцкий, которому приписываются пораженческие мысли,
будто бы высказанные им во время Кронштадтского восстания: «Троцкий,
например, в связи с мятежом в Кронштадте заявил, что советской власти
наступил конец, что «кукушка уже прокуковала» (стр. 324). К сожалению,
авторы нового учебника партийной истории, приводящие точные цитаты из
сочинений Ленина и других признанных авторитетов большевизма, не указывают
(на стр. 324) источника указанной выше цитаты, приписанной Троцкому.
Читатель должен, повидимому, верить на слово авторам нового учебника и не
сомневаться в их научной объективности.
Перечисляя группы в рядах РКП(б), имевшие отличные от ленинских взгляды
на роль профсоюзов в советском государстве, авторы Истории КПСС произвольно
излагают взгляды оппонентов, представляя их в карикатурном виде. Не
упоминают составители новой партийной истории и о печальной судьбе членов
коммунистической группы рабочей оппозиции во главе с Шляпниковым, Мясниковым
и многими другими, пострадавшими в ссылках и тюрьмах.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *