ПОЛИТИКА

Новая «История КПСС»

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

изобразить как борьбу за утверждение демократии против «происков
контрреволюции». Эта тенденция проявляется в рассказе о разгоне большевиками
Учредительного Собрания в январе 1918 г. «Краткий курс» лаконично отмечал,
что правительству Ленина «нужно было … распустить буржуазное Учредительное
Собрание» (стр. 204, издание 1952 г.). Составители нового учебника истории
КПСС захотели более пространно оправдать разгон Учредительного Собрания
вооруженной силой большевистского правительства. Они пытаются убедить
читателя, будто бы волю народа выражали большевики, захватившие власть
посредством восстания 7 ноября (нового стиля) 1917 г., а не Учредительное
Собрание, избранное совершенно свободно в конце ноября 1917 г. (Большевики
тогда еще не создали своего террористического аппарата). Победу
демократических социалистов в выборах в Учредительное Собрание авторы
Истории КПСС объясняют тем, что «значительная часть народа не успела еще
осмыслить значения социалистической революции» (стр. 252). Учредительное
Собрание здесь названо «контрреволюционными силами», которые
противопоставили себя «советской власти и воле большинства народа». Каким
образом могла быть высказана эта «воля большинства народа» в пользу
правительства Ленина, авторы Истории КПСС не сообщают. Они только упоминают,
что Учредительное Собрание 6 января 1918 г. было распущено декретом ВЦИК и
что «народ одобрил роспуск буржуазного Учредительного Собрания». Когда и
каким образом этот декрет ВЦИК был «одобрен народом», авторы Истории КПСС
тоже не указывают и не приводят никаких доказательств того, что
Учредительное Собрание по составу своему было «буржуазным». Как известно,
огромное большинство в Учредительном Собрании составляли
социалисты-революционеры. Аргумент большевиков, что Учредительное Собрание,
как «буржуазное», необходимо было распустить, так как оно будто бы не
выражало воли народа, был пущен в ход в декабре 1917 г.
Известная деятельница польской и германской социал-демократии Роза
Люксембург в своей брошюре «Русская революция», написанной в 1918 г.,
отвергла этот софизм. Она считала, что большевистское правительство,
распустив Учредительное Собрание, должно было устроить новые выборы. Она
предсказала, что власть иначе сосредоточится в руках дюжины революционеров,
которые будут действовать совершенно бесконтрольно (Die Russische
Revolution, Berlin 1922). Несмотря на то, что Р. Люксембург, после
насильственной смерти в Берлине в январе 1919 г., была причислена
большевиками к своему синклиту, ее замечательная критика системы партийной
диктатуры, созданной Лениным, до сих пор не была в России опубликована.
Пока в России существовало Временное Правительство, партия большевиков
вела в 1917 г. демагогическую пропаганду, будто бы это правительство
стремилось «сорвать» созыв Учредительного Собрания. Когда, однако, Временное
Правительство назначило выборы в Учредительное Собрание, на 12 ноября
(старого стиля) 1917 г., Центральный Комитет большевистской партии обратился
с воззванием к народу, заявляя, что «Учредительное Собрание может быть
созвано только вопреки нынешнему коалиционному правительству, которое делает
и сделает все, чтобы сорвать его». В том же духе была составлена декларация
фракции большевиков во Временном Совете Республики (Предпарламент), которую
огласил Л. Троцкий на заседании 7(20) октября 1917 г., покидая
Предпарламент: «Буржуазные классы, направляющие политику Временного
Правительства, поставили себе целью сорвать Учредительное Собрание» (Архив
революции 1917 года. Факты и документы. Петербург 1918, стр. 148).
В воззвании большевистской партии, составленном Лениным перед захватом
власти, необходимость переворота доказывалась тем, что советская власть
«обеспечит своевременный созыв Учредительного Собрания» (В. И. Ленин,
Сочинения, изд. 4, т. 26, стр. 215).
26 октября 1917 г., после свержения Временного Правительства, газета
большевиков «Правда» писала: «Товарищи! Вы своей кровью обеспечили созыв в
срок хозяина земли русской — Всероссийского Учредительного Собрания». Ленин
в своей речи на II съезде Советов 26 октября 1917 г., кроме того, заявил:
«Как демократическое правительство, мы не можем обойти постановление
народных низов, хотя бы с ними были несогласны … И если даже крестьяне
пойдут и дальше за социалистами-революционерами, и если они даже этой партии
дадут в Учредительном Собрании большинство, то и тут мы скажем, — пусть
так!» (В. И. Ленин, Сочинения, изд. 4, т. 26, стр. 226).
В постановлении II съезда Советов о создании советского правительства
оно названо «Временным рабочим и крестьянским правительством» и при этом
сказано, что оно образовано «для управления страной впредь до созыва
Учредительного Собрания». Это постановление составил Ленин (там же, стр.
230). Лицемерие Ленина в отношении Учредительного Собрания раскрылось в
полной мере только после его смерти. В 1929 г. были опубликованы «Протоколы
Центрального Комитета РСДРП (большевиков)», охватывающие период с августа
1917 г. до февраля 1918 г. В протоколе от 10 октября 1917 г. записаны
следующие слова Ленина: «Ждать до Учредительного Собрания, которе явно будет
не с нами, бессмысленно, ибо это значит усложнять нашу задачу». Это
подтвердил и Л. Троцкий в «Правде» от 20 апреля 1924 г.: «В первые же дни,
если не часы, после переворота, Ленин поставил вопрос об Учредительном
Собрании. Надо отсрочить, предложил он, отсрочить выборы … Ему возражали:
неудобно отсрочивать. Это будет понято как ликвидация Учредительного
Собрания, тем более, что мы сами обвиняли Временное Правительство в
оттягивании Учредительного Собрания. Ленин со своей позицией оказался
одиноким. Он недовольно поматывал головой и повторял: ошибка, явная ошибка,
которая может нам дорого обойтись. Как бы эта ошибка не стоила революции
головы … Выяснилось тем временем, что мы будем в меньшинстве даже с левыми
эсерами … «Надо, конечно, разогнать Учредительное Собрание», говорил
Ленин…»
Насильственный роспуск Учредительного Собрания правительством Ленина в
январе 1918 г. имел свои кровавые последствия, о которых авторы Истории КПСС
предпочли умолчать. Свидетелем упомянутых последствий явился М. Горький,
находившийся в то время в оппозиции к политике Ленина. После расстрела
мирной демонстрации сторонников Учредительного Собрания в Петрограде 5
января 1918 г. большевистской полицией М. Горький писал в своей газете
«Новая жизнь» (9 января 1918 г.): «5-го января 1917 года безоружная
петербургская демократия — рабочие, служащие — мирно манифестировали в
честь Учредительного Собрания … «Правда» лжет, когда она пишет, что
манифестация 5 января была организована буржуями, банкирами и т. д., и что к
Таврическому дворцу шли именно «буржуи» и «калединцы». «Правда» лжет, — она
прекрасно знает, что «буржуям» нечему радоваться по поводу открытия
Учредительного Собрания, им нечего делать в среде 246 социалистов одной

партии и 140 — большевиков. «Правда» знает, что в манифестации принимали
участие рабочие Обуховского, Патронного и других заводов, что под красными
знаменами российской социал-демократической партии к Таврическому дворцу шли
рабочие Василеостровского, Выборгского и других районов. Именно этих рабочих
и расстреливали, и сколько бы ни лгала «Правда», она не скроет позорного
факта … Итак, 5 января расстреливали рабочих Петрограда безоружных.
Расстреливали без предупреждения о том, что будут стрелять, расстреливали из
засад, сквозь щели заборов, трусливо, как настоящие убийцы».

12. Объявление России Советской республикой и сепаратный мир с Германией

На стр. 253 Истории КПСС упоминается декларация 2 Всероссийского съезда
Советов об объявлении России Советской республикой «на основе добровольного
союза свободных наций, как федерации советских национальных республик». Эту
«добровольную федерацию» большевистское правительство учреждало, не
спрашивая, желают ли национальные республики, созданные в разных провинциях
бывшей Российской империи, подчиниться правительству Ленина. Против
строптивых народов Ленин послал из России свою «красную гвардию», чтобы
силой оружия принудить национальные республики (например, Украину) к
«добровольной федерации». Входить в подробности завоевательной политики
советского правительства по отношению к национальным республикам авторы
Истории КПСС не сочли нужным.
Во втором разделе VIII главы Истории КПСС излагаются события, приведшие
правительство Ленина к сепаратному миру с Германией в Бресте в 1918 г., и
комментируется дискуссия на VII съезде Российской Коммунистической партии. В
условиях того времени, когда армия окончательно разложилась и тыл был
совершенно расстроен, сепаратный мир был необходимостью. В понимании этого
положения Ленин превосходил своих противников из других партий, а также и в
своей собственной партии. Авторы Истории КПСС обвиняют партии, выступавшие
против заключения сепаратного мира с Германией, в том, что их позиция
объяснялась будто бы желанием поражения России, «чтобы задушить революцию».
Это обвинение нелепо. Противники большевиков могли бы сохранить власть в
своих руках после революции 1917 г., если бы решились заключить сепаратный
мир. Временное Правительство от этого шага отказалось в силу патриотических
чувств и верности союзу с государствами Антанты.
В отличие от «Краткого курса», новый учебник истории КПСС менее
пристрастно осуждает позицию Троцкого, Бухарина и других во время
переговоров о мире с Германией в Бресте. Правда, авторы называют
«предательским» заявление Троцкого, главы советской делегации в Бресте, 10
февраля 1918 г., что Советское правительство не принимает условий мира,
поставленных Германией, демобилизует армию и прекращает войну. Однако в
Истории КПСС выпущено обвинение по адресу противников подписания мира с
Германией — Троцкого, Бухарина и др., которые якобы хотели сорвать
Брестский мир, арестовать Ленина и Сталина, «убить их и сформировать новое
правительство из бухаринцев, троцкистов и левых эсеров» (стр. 203).
Сталинский «Краткий курс» ссылается на показания обвиняемых в судебном
процессе «право-троцкистского блока» в 1938 г. После тайной речи Хрущева на
XX съезде КПСС в 1956 г., в которой он изобличил методы расправы Сталина с
его противниками, упоминание о процессе «право-троцкистского блока» и о
мнимых «заговорах» против Ленина в 1913 г. авторы новой Истории КПСС не
сочли возможным повторять. Это один из примеров «десталинизации» в новом
учебнике.

13. План строительства социалистической экономики

Излагая «план строительства основ социалистической экономики» в третьем
разделе VIII главы, авторы новой Истории КПСС трактуют систему хозяйства
государственного капитализма, наступившего в России после ликвидации частных
капиталистических предприятий. Прежде всего авторы замечают: «При переходе к
социализму В. И. Ленин придавал важное значение государственному
капитализму» (стр. 265). Более пространно, чем в «Кратком курсе», авторы
Истории КПСС объясняют причины введения государственного капитализма в
России в 1918 г. и приводят его характерные черты. Они пишут, в частности,
что «интересы социализма требуют беспрекословного повиновения масс единой
воле руководителей трудового процесса» (стр. 266). Под ярлыком «социализма»
приводятся дальше средства, рекомендованные Лениным для повышения
продуктивности труда рабочих: трудовая дисциплина под руководством
назначенных правительством директоров государственных предприятий,
привилегии для «буржуазных специалистов», работающих на предприятиях,
«внедрение сдельной оплаты труда, ликвидация уравниловки, организация
соревнования, общественное воздействие на лодырей и рвачей» (стр. 267). В
«Кратком курсе» «общественное воздействие» очерчено более определенно, там
говорится «о методах принуждения» (стр. 211, издание 1945 г.). Против
казарменной дисциплины, давшей возможность правительству Ленина ввести
усиленную эксплуатацию рабочих на государственных предприятиях, протестовал
Н. Бухарин со своими единомышленниками. Взгляды этих «левых коммунистов»
изложены в новой Истории КПСС в еще более карикатурном виде, чем это было в
«Кратком курсе». Авторы нового учебника истории КПСС утверждают, что Бухарин
и его сторонники будто бы «оказались защитниками мелкобуржуазной стихии и
анархической разнузданности, поощряли кулаков, спекулянтов и лодырей» (стр.
267).
В новой Истории КПСС неоднократно повторяются слова о «диктатуре
пролетариата». Как выглядела эта «диктатура пролетариата» в России с самого
начала Октябрьской революции в 1918 г., авторы говорят достаточно
откровенно. «В систему диктатуры пролетариата входила партия, советы,
профсоюзы и другие массовые организации трудящихся … Партия вырабатывала
такие формы взаимоотношений, которые давали полный простор самодеятельности
Советов, как органов государственной власти, и в то же время обеспечивали
ведущую роль партии в системе диктатуры пролетариата. Партия выступала как
руководящая и направляющая сила советского государства. Она определяла всю
политику, объединяла усилия всех общественных организаций трудящихся в их
борьбе за учреждение советского строя и переустройство общества на
социалистических началах. Через коммунистические фракции партия оказывала
политическое воздействие на советы и профсоюзы и проводила в жизнь свои
директивы». Эти слова достаточно ясно характеризуют тоталитарную систему
партийной диктатуры, завуалированную формулой «диктатура пролетариата»,
которую коммунисты создали в России под водительством Ленина уже в 1918 г. В
«Кратком курсе» эта мысль высказана в более смягченном виде, в главе XII,
где излагаются основы Сталинской Конституции 1937 года (стр. 330, издание
1945 года). Итак, как сообщается в Истории КПСС, отношение рабочего класса к
диктаторской партии было построено уже в 1918 г. на основе беспрекословного
повиновения.
Авторы нового учебника истории КПСС сочли также нужным представить на

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *