ПОЛИТИКА

Новая «История КПСС»

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

на некоторых исследователей, которые поверили в нее и повторяют измышления
большевистской пропаганды. Исаак Дойчер (Deutscher), один из исследователей
СССР, стал жертвой такого доверия. В своей книге о Троцком «Prophet Armed»
(«Вооруженный пророк», Лондон 1954 г.) Дойчер повторяет измышление о
«разгуле контрреволюции» после июльского восстания большевиков в Петрограде
в 1917 г.

6. VI съезд партии большевиков

В четвертом разделе VII главы Истории КПСС говорится о VI съезде
большевистской партии, который состоялся между 26 июля и 3 августа 1917 г.
Новый учебник истории КПСС устраняет «культ личности» Сталина, который был
навязан составителям «Краткого курса». Скрывшийся в подполье Ленин не имел
возможности присутствовать на съезде. Поэтому в «Кратком курсе» руководство
работой съезда приписано Сталину. В Истории КПСС воздается должное Ленину:
«В. И. Ленин не мог присутствовать на съезде, но он руководил его работой»
(стр. 220). Сталин упоминается только как докладчик по политическому отчету
Центрального Комитета Партии и по вопросу о политическом положении, причем
отмечено: «в основу докладов были положены установки В. И. Ленина». Отмена
VI съездом лозунга «Вся власть советам» связана также с именем фактического
инициатора этого предложения — Ленина. В «Кратком курсе» это предложение
приписано Сталину (стр. 188). Для подтверждения действительного положения,
приведена соответствующая цитата из 25 тома Сочинений Ленина (стр. 220). Эта
цитата характерна для взглядов Ленина на «советскую власть». Вождь
большевиков признавал «власть советов» только в том случае, если она
подчинялась воле его партии. Советы, в которых большинство принадлежало
меньшевикам и эсерам, Ленин считал вредными, «контрреволюционными».
В этом же разделе упоминается о слиянии группы социал-демократов —
«межрайонцев», во главе с Троцким, с партией большевиков. Казалось бы, что о
вражде, которую Сталин питал к своему наиболее выдающемуся сопернику —
Троцкому, нашедшей свое отражение в «Кратком курсе», можно было бы и не
упоминать в новом учебнике истории КПСС, — однако здесь, отрицательное
отношение нынешнего руководства КПСС к Троцкому сформулировано тоже в стиле
«Краткого курса». В Сталинском учебнике истории ВКП(б) Троцкому приписано
намерение при вступлении в большевистскую партию в 1917 г. «расшатать ее и
взорвать изнутри», а в новой Истории КПСС сказано, что Троцкий «вошел в
партию, чтобы, находясь в ней, бороться против ленинизма и навязать ей свою
оппортунистическую антисоциалистическую политику» (стр. 222).

7. Подготовка к октябрьскому перевороту 1917 г.

В пятом разделе VII главы Истории КПСС описывается подготовка
большевиков к Октябрьскому перевороту 1917 г. и их победа над Временным
Правительством.
Попытка государственного переворота, предпринятая генералом Корниловым
в августе 1917 г., изложена в Истории КПСС более сжато, чем в «Кратком
курсе». Это легкомысленное предприятие дало повод для нового наступления
большевистской партии против Временного Правительства. История КПСС отмечает
рост влияния большевиков во многих Советах рабочих и солдатских депутатов
после Корниловского восстания. При этом упоминается также о победе
большевиков в Петроградском Совете. Но об избрании Троцкого председателем
Петроградского Совета так же, как и в «Кратком курсе», нет ни слова и в
новом учебнике истории КПСС. Авторы новой Истории сообщают только о
благоприятной для большевистской партии резолюции Петроградского Совета,
которая была принята 31 августа 1917 г. О выборах же нового президиума
Совета, состоявшихся 5 сентября, новая История КПСС умалчивает, хотя об этом
событии говорилось даже в «Кратком курсе» истории ВКП(б). В отличие от
последнего, в новой Истории более подробно излагаются причины успеха
большевистского переворота. Из этого изложения обнаруживается с полной
ясностью, что решающим элементом в Октябрьском перевороте была армия, не
желавшая воевать. «Солдаты на фронтах убедились, что их намереваются
заставить четвертую зиму провести в окопах, что правительство буржуазии и
помещиков затянет кровавую войну» (стр. 225). И далее: «Недовольство солдат
грозило превратиться в восстание. На ближайших к Петрограду и Москве фронтах
— северном и западном — большая часть солдат шла за большевиками. А только
на этих двух фронтах имелось свыше 1 700 тысяч вооруженных солдат. Все
запасные полки, а их было более 100, поддерживали большевиков. Гарнизоны по
всей стране в подавляющей части стояли за большевиков … В запасных и
тыловых частях насчитывалось без малого 4 миллиона солдат … Моряки
Балтийского флота полностью поддерживали партию большевиков» (стр. 226).
На эти массы солдат, утомленных войной, мог расчитывать Ленин в
пропаганде за немедленное прекращение войны. Тем не менее авторы Истории
КПСС пытаются изобразить противников большевизма в России как «изменников
родины», приписывая им намерение заключить сепаратный мир с Германией:
«Русская контрреволюция соглашалась заключить сепаратный мир с Германией,
чтобы развязать себе руки внутри страны». Для этого утверждения в Истории
КПСС не приводится никаких доказательств, читатель должен принять его на
веру. Исходя из этой ложной предпосылки, авторы делают произвольный вывод,
будто Октябрьское восстание большевиков против Временного Правительства было
необходимо для защиты России от порабощения иностранными государствами:
«Истинными патриотами выступали большевики, спасавшие Россию от разгрома ее
немецким империализмом, от порабощения иностранными государствами. Сорвать
предательский план буржуазии можно было только свержением правительства
измены» (стр. 227) Эта патриотическая фраза является новинкой в сравнении с
«Кратким курсом». В ней выражается стремление нынешнего руководства КПСС
свалить вину за развал русской армии в 1917 г., вызванный безответственной
агитацией большевиков, на Временное Правительство и на те партии, которые
прилагали все усилия к тому, чтобы сохранить боевую силу армии и не
допустить, чтобы революционная Россия стала жертвой германского милитаризма.
Повидимому, авантюристическая тактика Ленина, стремившегося придти к
власти на волне недовольства солдатских масс войною, обещая им немедленный
мир с Германией, стала теперь в Кремле «не ко двору». Поэтому вожди КПСС
пытаются монополизировать патриотизм для своей партии, обвиняя своих
противников в «измене». Авторы новой Истории приписывают «английским и
французским империалистам» попытки «сговориться с германскими империалистами
о мире для совместной борьбы с революцией». Доказательств для этого
обвинения не приводится, да и было бы напрасным трудом их искать. Ситуация

того времени была такова, что правительства центральных держав, добившись
сепаратного мира с Россией, надеялись выиграть войну на Западе. С другой
стороны, вступление Америки в войну с центральными державами в 1917 г.
усилило уверенность Антанты в конечной победе над центральными державами.
Слова авторов Истории КПСС об угрозе «нараставшего революционного движения»
в тылу английских и французских армий, якобы принудившего правительства
государств Антанты к сговору с Германией, основаны на измышлении, которое не
находит подтверждения в фактах. Известны вспышки недовольства среди солдат
французской армии, вызванные утомлением окопной войной, но это не было
революционным движением.

8. Захват большевиками власти в Петрограде

Пассивность масс дала возможность сравнительно небольшой кучке матросов
и солдат, под предводительством большевистской партии, произвести переворот
и захватить власть в Петрограде. Об этом писал Л. Троцкий в своей «Истории
русской революции»: «Где восстание? Картины восстания нет. Нет действий
больших масс. Нет драматических столкновений с войсками» (Том II, ч. I, стр.
253).
В новой Истории КПСС приведены некоторые выдержки из книги Ленина
«Государство и революция» и комментарии к этой работе, написанной во время
пребывания Ленина в добровольном «подпольи». Авторы новой Истории опускают
из этой работы Ленина все, что касается «отмирания государства», все, что
связано с экономическим равенством, которое в этой книге Ленин отстаивал.
Авторов Истории КПСС интересует только «диктатура пролетариата», и они
пишут, основываясь на взглядах Ленина, «что в осуществлении и проведении
диктатуры пролетариата руководящей и направляющей силой является партия
коммунистов» (стр. 229). Вопрос о том, как долго должна коммунистическая
партия быть «руководящей и направляющей силой» в обществе, в Истории КПСС
вообще не ставится.
В соответствии с курсом нового руководства КПСС на ограничение «культа
личности» Сталина, столь ярко проявившегося в «Кратком курсе» истории
ВКП(б), авторы Истории КПСС делают поправку к прежнему изложению подготовки
большевиков к восстанию против Временного Правительства в октябре 1917 г. В
«Кратком курсе» руководство восстанием приписывается Сталину: «16 октября
состоялось расширенное заседание ЦК партии. На нем был избран Партийный
Центр по руководству восстанием во главе с тов. Сталиным. Этот партийный
центр являлся руководящим ядром Военно-революционного Комитета при
Петроградском Совете и руководил практически всем восстанием» (стр. 197). В
Истории КПСС о роли Сталина не упоминается и говорится не о Партийном
Центре, а с «Военно-революционном Центре». Как известно, во главе восстания
в октябре 1917 г. стоял Военно-революционный Комитет при Петроградском
Совете. Об этом авторы Истории КПСС пишут: «Органом проведения в столице
восстания стал Военно-революционный Комитет (ВРК), созданный по предложению
ЦК партии при Петроградском Совете. «Военно-революционный Комитет работал
под непосредственным руководствам ЦК партии» (стр. 233). Исправляя заведомую
неправду «Краткого курса» о руководящей роли Сталина в Октябрьском
перевороте 1917 г., авторы нового учебника партийной истории
«обезглавливают», однако, Военно-революционный комитет, так как не называют
имени председателя этого комитета. Им был Троцкий. Еще и теперь, через 20
лет после убийства Троцкого в Мексике, имя его остается в СССР под запретом
даже и в тех случаях, когда факты свидетельствуют о его выдающейся роли в
революции. Сам Сталин в первую годовщину Октябрьского переворота писал в N
241 «Правды» от 6 ноября 1918 г. следующее о роли Троцкого в подготовке и
руководстве восстанием в ноябре 1917 г.: «Вся работа по практической
организации восстания происходила под непосредственным руководством
председателя Петроградского Совета Троцкого. Можно с уверенностью сказать,
что быстрым переходом гарнизона на сторону Совета и умелой постановкой
работы Военно-революционного Комитета партия обязана прежде всего и главным
образом т. Троцкому».
Имя Троцкого часто упоминается в Истории КПСС, когда руководству партии
желательно бросить обвинение по его адресу (независимо от его
обоснованности). Например, как в «Кратком курсе», так и в новой Истории КПСС
Троцкому брошен упрек в намерении приурочить восстание против Временного
Правительства ко дню созыва Всероссийского съезда Советов. Троцкий, как
председатель Петроградского Совета, будучи связан своей деятельностью с
массами, был уверен, что большинство участников съезда советов будет на
стороне большевиков. Ленин, однако, сомневался в этом и требовал захвата
власти перед началом съезда. Его целью было поставить съезд советов перед
совершившимся фактом — новым, большевистским правительством. Авторы Истории
КПСС приводят очень характерную цитату из письма Ленина членам ЦК партии от
24 октября 1917 г., с требованием «решать дело сегодня непременно вечером
или ночью». В этом письме Ленин, последователь Маркса, который считал, что
социалистический строй явится исторической необходимостью, всю надежду
возлагал, однако, на восстание. «История не простит промедления
революционерам, которые могли победить сегодня (и наверняка победят
сегодня), рискуя потерять много завтра, рискуя потерять все» (стр. 235). Эта
цитата ставит социалистическое переустройство в зависимость от успеха
восстания, фактически восстания крестьянских масс, одетых в солдатские
шинели, желавших свергнуть Временное Правительство, чтобы избавиться от
войны и военной службы.
Авторы Истории КПСС старательно затушевывают решающую роль солдатской
массы в Октябрьской «социалистической революции». Поэтому они утверждают,
будто бы «в октябре в Красной гвардии насчитывалось примерно 200 тысяч
передовых рабочих, готовых отдать жизнь за революцию и способных увлечь за
собой массы трудящихся» (стр. 234). В действительности участие рабочих в
Октябрьском перевороте было незначительным. Об этом писал, между прочим,
один из вождей русских социал-демократов меньшевиков Федор Дан, бывший в
Петрограде во время Октябрьского переворота: «Наименьшим было участие
рабочей массы в большевистском перевороте. Только сравнительно маленькие
группы рабочих, главным образом из рабочей молодежи, принимали активное
участие в создание «красной гвардии» (J. Martow — Th. Dan, op. cit., S.
304).
Троцкий приводит характерную деталь отношений, сложившихся в 1917 году
между Лениным и противниками партийной диктатуры в его собственной партии.
На заседании Петроградского Комитета большевиков 1(14) ноября 1917 г. Ленин
полемизировал с противниками однопартийной диктатуры (Каменевым, Зиновьевым
и др.). В протоколе этого заседания, случайно сохранившемся и опубликованном
Троцким, Ленин вполне определенно высказался о том, на кого он рассчитывал
как на опору своей власти. Он высказал предположение, что большинство в
партии большевиков будут иметь сторонники «соглашателей» — Каменева и
Зиновьева, и что из-за этого произойдет в партии раскол: «Если будет раскол
— пусть. Если будет их большинство — берите власть в Центральном

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *