ПОЛИТИКА

Новая «История КПСС»

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

(Лениным), Коллонтай и Козловским с одной стороны и Фюрстенбергом и
Гельфандом (Парвусом) с другой существовала постоянная обширная переписка.
Хотя переписка эта имеет указания на коммерческие сделки, тем не менее
представляется достаточно оснований заключить, что переписка прикрывает
собою сношения шпионского характера. По имеющимся в деле данным, видно, что
некоторые русские банки получили от скандинавских банков крупные суммы,
выплачиваемые разным лицам, причем в течение только полугода Суменсон со
своего текущего счета сняла 750 000 рублей, внесенных на ее счет разными
лицами, и на ее счету в настоящее время числится остаток в 180 000 рублей».
Сообщение Петроградской Судебной Палаты было составлено в спешном
порядке, и в нем содержатся утверждения, которые Ленину легко было
опровергнуть, например, будто бы «Ленин посещал лагери, в которых находились
пленные украинцы (в Германии. — П. Ф.), где вел пропаганду об отделении
Украины от России». Очевидно, составители сообщения Петроградской Судебной
Палаты приняли всерьез лозунги Ленина о «самоопределении народов вплоть до
отделения» и хотели усугубить вину Ленина как якобы сторонника «расчленения
России». Однако существо обвинения осталось незыблемым, а именно, что Ленин
и его ближайшие сотрудники на средства, полученные из Германии,
«организовали пропаганду среди населения и войск с призывом к немедленному
отказу от военных против неприятеля действий».
Повидимому, эти обвинения, основанные на фактах, принудили Ленина
оставаться на нелегальном положении после июльского восстания. Ленин не
явился на вызов судебных властей, и большевики мотивировали это решение тем,
что их вождю угрожала расправа без судебного разбирательства. Это объяснение
не имело оснований: в то время бессудные расправы не имели места в России.
Сообщники Ленина, сторонники свержения Временного Правительства, хотя и были
арестованы, но остались целы и невредимы. Троцкий даже бравировал своим
сочувствием восстанию и в открытом письме Временному Правительству предложил
сам, чтобы его арестовали за участие в подготовке июльского выступления
большевиков. Ленин имел основания бояться, что на суде докажут его связь с
Германией, и не хотел попасть в тюрьму из-за такой «случайности». Поэтому он
скрылся и остался на нелегальном положении вплоть до Октябрьского
переворота. Конечно, нельзя согласиться с мнением, будто Ленин, вступив в
сношения с Парвусом-Гельфандом, стал агентом германского правительства.
Фанатик мировой революции, Ленин умел реально оценить соотношение мировых
политических сил. Он понимал, что в борьбе за власть в России его партия
найдет сочувствие и поддержку со стороны германского правительства,
заинтересованного в выгодном для него мире с Россией. Для достижения
«диктатуры пролетариата» Ленин, думается, был готов войти в союз с любой
«агентурой». Власть в России и мир с Германией нужны были Ленину для
осуществления его идеи — социалистической революции в мировом масштабе.
Пусть эта революция закончилась бы даже неудачей, однако она, по мнению
Ленина, дала бы поучительный пример для будущих поколений. Цели вождя
большевизма и цели германского правительства сошлись в одном пункте в
желании вывести Россию из войны. Этим объясняется помощь партии большевиков
со стороны Германии Но в дальнейшем ограниченные задачи германского
правительства разошлись с целями Ленина, стремившегося вызвать всеобщую
революцию и в первую очередь в самой Германии.
Политическая игра Ленина была чрезвычайно опасна и могла бы закончится
ликвидацией большевистской диктатуры в России германскими силами уже в 1918
г. «Историческое счастье» Ленина состояло в том, что русским партнером
Германии Вильгельма II было только правительство большевиков. В 1918 г не
было ни одной партии в России, которая согласилась бы признать условия
Брестского мира. Поэтому Германии «до зарезу» было необходимо сотрудничество
с правительством Ленина, пока на Западе продолжалась тяжелая война,
истощавшая силы немецких армий. На это Ленин расчитывал. И все же, хотя
Ленину эксперимент сотрудничества с агентурой германского правительства
удался, авторы Истории КПСС не сочли подходящим упомянуть даже о переезде
вождя большевизма в Россию через Германию в 1917 г.
На стр. 206 Истории КПСС есть утверждение, что «после Февральской
революции большевики перестали быть пораженцами, ибо самодержавие было
свергнуто, в России созданы советы, представлявшие рабочих и крестьян, не
заинтересованных в войне». Эти слова находятся в противоречии с последующей
фразой: «Партия не стала и на позиции оборончества, ибо это означало бы
поддержку империалистической войны, оборону буржуазно-помещичьей власти».
Путем к демократическому миру История КПСС считает «братание солдат на
фронте, ибо оно революционизировало солдатские массы воюющих стран».
Фактически «братание» на фронте использовало командование центральных держав
для разложения русского фронта. Позиция большевиков после Февральской
революции — против поражения России в войне, но и против оборончества —
вела практически только к одному исходу: сепаратному миру с центральными
державами. Поскольку Ленин не верил в способность буржуазных правительств
заключить «демократический мир», ему не оставалось ничего иного, как
стремиться к захвату власти в России и заключить мир с центральными
державами, чтобы иметь свободу действий для «социалистической революции» в
России.
На стр. 207 Истории КПСС авторы высказывают свое возмущение по поводу
«чудовищной клеветы, будто В. И. Ленин связан с германским генеральным
штабом». Из приведенных выше материалов о сношениях Ленина и его ближайших
сотрудников с германской агентурой и о финансовой поддержке, полученной
большевиками из Германии, явствует, что возмущение авторов Истории КПСС
против «чудовищной клеветы» не имеет оснований.

3. Апрельская конференция большевиков

На стр. 209 авторы Истории КПСС касаются темы сепаратного мира, при
изложении хода Конференции партии большевиков в апреле 1917 г.:
«Конференция протестовала против клеветы, распространяемой
капиталистами, будто бы большевики сочувствуют сепаратному миру с
Германией». Повидимому большинство членов Апрельской конференции совершенно
искренне протестовало против утверждений «капиталистов» о намерении
большевиков заключить сепаратный мир с центральными державами. Тайна
сношений Ленина с немецкой агентурой через Гельфанда-Парвуса была известна
только весьма ограниченному кругу людей, стоявших наиболее близко к вождю
большевистской партии.
На Апрельской конференции большевиков обсуждался национальный вопрос. В
«Кратком курсе» роль Сталина на этой конференции представлена более выпукло,

чем в Истории КПСС. Там сказано, что «Ленин и Сталин еще до революции,
накануне империалистической войны, разработали основы политики партии
большевиков по национальному вопросу» (стр. 182). В Истории КПСС Сталин уже
не стоит на одном уровне с Лениным. О Сталине здесь, соответственно истине,
говорится только, что на Апрельской конференции он «изложил национальную
политику партии, основанную на ленинских принципах» (стр. 210). В «Кратком
курсе» приведена резолюция Апрельской конференции, причем читатель может
подумать, что автором резолюции был Сталин. Авторы Истории КПСС устранили
эту неясность. «Конференция приняла резолюцию (по национальному вопросу. —
П. Ф.), написанную В. И. Лениным» (стр. 210).
Не преувеличивая роли Сталина на Апрельской конференции, авторы Истории
КПСС подвергают его противников, как это было и раньше, в период его
возвышения после Ленина, суровому осуждению. Политика Троцкого названа
«авантюристической, гибельной». Подобными же словами охарактеризована
«оппортунистическая линия» Каменева, Пятакова, Зиновьева и других выдающихся
участников Апрельской конференции, которые были ликвидированы как «враги
народа» в эпоху Сталинских чисток. Однако, в отличие от «Краткого курса», в
Истории КПСС имя Бухарина не упоминается в числе оппонентов Ленина на
Апрельской конференции.

4. Борьба большевиков за влияние на массы

В пятом разделе главы VII Истории КПСС говорится о борьбе большевиков
за влияние на массы в период, включающий также восстание против Временного
Правительства в июле 1917 г. Новым в этом разделе, сравнительно с «Кратким
курсом», является попытка авторов приписать противникам большевизма
намерение вызвать гражданскую войну в России: «21 апреля ЦК большевиков
принял резолюцию, в которой решительно опроверг клевету буржуазных и
эсеро-меньшевистских газет, будто бы большевики грозят гражданской войной»
(стр 214). Это утверждение решительно противоречит известному тезису Ленина
о превращении мировой войны между государствами в войну гражданскую, внутри
каждой страны. Повидимому, приводя эту цитату из резолюции ЦК большевистской
партии, авторы Истории КПСС рассчитывают на полную неосведомленность или на
забывчивость своих читателей касательно теоретических установок и тактики
большевиков в 1917 г. Говоря о событиях, предшествовавших июльскому
выступлению большевиков против Временного Правительства, авторы Истории КПСС
отрицают факт, что инициатива выступления принадлежала большевистской
партии. Дело представлено таким образом, будто бы это выступление было
спонтанным и «сдержать массы оказалось уже невозможным» (стр. 218). Это
объяснение преследует цель большевиков приписать вину за возникновение
гражданской войны противникам большевизма.

5. Уход Ленина в подполье после июльского восстания 1917 г.

История КПСС оправдывает решение Ленина, который скрылся из Петрограда
после неудачи июльского восстания. Однако по этому поводу в 1917 г. и среди
большевиков возникли значительные разногласия. Бегство Ленина после июльских
событий 1917 г. удивило и смутило многих его сторонников. Так, например, Н.
Суханов, близко стоявший к большевикам, отмечает в своих «Записках о
революции»: «Каждый другой смертный потребовал бы следствия и суда, даже в
более неблагоприятных условиях. Каждый другой смертный сделал бы лично и
явно все возможное для своей реабилитации. Однако Ленин предполагал, что
другие, его противники, должны это сделать, в то время как он искал
безопасности в бегстве … Во всем мире только он мог поступать подобным
образом». Суханов не разделял убеждения Ленина, будто в 1917 г. нельзя было
полагаться на беспристрастное судебное разбирательство дела по обвинению
Ленина в сношениях с германскими агентами. Поэтому Суханов искал объяснения
бегства в «сверхчеловеческих» качествах характера Ленина. В действительности
дело обстояло гораздо проще. Органы Временного Правительства напали на
правильный след сношений большевистского руководства с людьми, которые
передавали большевикам деньги, субсидированные немецкими властями. Опасаясь,
что органы Временного Правительства имеют еще больше улик против него, чем
упоминалось в сообщении Петроградской судебной палаты, Ленин, человек очень
осторожный, счел за благо уклониться от суда бегством в подполье.
В Истории КПСС говорится, что «партия укрыла своего вождя в подполье»
(стр. 219). Фактически, Ленин и Зиновьев скрылись по личному решению. Если
могли оставаться в Петрограде другие вожди большевистской партии, некоторые
под непродолжительным арестом, другие на свободе, и все остались целы и
невредимы, то и Ленину и Зиновьеву не грозила большая опасность. Правда, на
VI съезде партии большевиков, который состоялся в Петрограде в августе 1917
г., была принята резолюция о солидарности съезда с решением Ленина и
Зиновьева, отказавшихся явиться на суд в связи с возбужденным против них
делом. (Шестой съезд РСДРП (большевиков), Протоколы, стр. 270, Москва 1958).
До этого в большевистской газете «Пролетарское Дело» от 28 июля 1917 г.
(нового стиля) было напечатано письмо Ленина и Зиновьева, обращенное ко всем
членам партии: «Товарищи! Мы переменили свое намерение подчиниться указу
Временного Правительства о нашем аресте»… (В. И. Ленин, Сочинения, изд. 3,
т. 21, стр. 31). Следовательно, Ленин и Зиновьев не обращались к партийным
инстанциям ни перед своим бегством в подполье, ни после, но решали вопрос
сами. Авторы Истории КПСС утверждают, будто бы «командующий войсками
Петроградского военного округа генерал Половцев приказал командиру отряда,
специально созданного для поисков В. И. Ленина, расстрелять его на месте»
(стр. 219). В «Кратком курсе» об этом нет ни слова. Это утверждение
приведено в новой Истории КПСС для дополнительной мотивировки бегства Ленина
из Петрограда после июльского восстания.
История КПСС пытается представить власть Временного Правительства после
июльского восстания большевиков как «разгул контрреволюции». Остается,
однако, непонятным, как при таком «разгуле контрреволюции» Л. Троцкий мог
обратиться к Временному Правительству с письмом, в котором просил, чтобы его
арестовали, так как он вполне разделяет взгляды Ленина и других
большевистских вождей. В своем письме от 10 июля, опубликованном в газете
«Новая Жизнь» от 13 июля 1917 г., Троцкий между прочим писал: «…У вас не
может быть никаких логических оснований в пользу изъятия меня из-под
действия декрета, силою которого подлежат аресту т. т. Ленин, Зиновьев и
Каменев. Что же касается политической стороны дела, то у вас не может быть
оснований сомневаться в том, что я являюсь столь же непримиримым противником
общей политики Временного Правительства, как и названные товарищи. Изъятие в
мою пользу только ярче подчеркивает, таким образом, контрреволюционный
произвол в отношении Ленина, Зиновьева и Каменева.» (Л. Троцкий, Сочинения,
т. III, 1917, Москва 1924, стр. 166). При «разгуле контрреволюции», о
котором повествуется в Истории КПСС, трудно себе представить, чтобы кто-либо
сам мог призывать власть к своему аресту. Письмо Троцкого опровергает
выдумку авторов нового «Курса». Легенда о «разгуле контрреволюции» повлияла

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *