ПОЛИТИКА

Избранные произведения

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Мао Цзе Дун: Избранные произведения

Пограничном районе Шэньси — Ганьсу — Нинся; три фронта главных сил Красной
армии уже находятся под единым командованием, чего не было раньше.

С точки зрения характера нашей стратегии можно сказать, что период от
Цзинганшаня до четвертого контрпохода был первым этапом, пятый контрпоход —
вторым этапом, а период от начала Великого похода по настоящее время
является третьим этапом. Во время пятого коптрпохода прежняя правильная
стратегическая линия была ошибочно отвергнута; сейчас мы вновь правильно
отвергаем ошибочную ли-вию, проводившуюся во время пятого контрпохода, и
воскрешаем прежнюю правильную линию. Однако мы отвергаем не все то, что
существовало во время пятого контрпохода, и воскрешаем не все то, что
существовало до него. Мы воскрешаем только лучшее из того, что было прежде,
и отвергаем только то, что было ошибочным во время пятого контрпохода.

«Партизанщина» имеет две стороны.

Одна сторона состоит в отсутствии регулярности, то есть в отсутствии
централизации, в отсутствии единства, в недостаточно строгой дисциплине, в
упрощенных методах работы и т. д. Все это было принесено самой Красной
армией из младенческого периода ее существования, а кое-что было в то время
просто необходимо. Однако на более высоких ступенях развития Красной армии
следует постепенно и сознательно избавляться от этого, делать Красную армию
более централизованной, более единой, более дисциплинированной, вводить в
ней более совершенные методы работы, то есть придавать ей более регулярный
характер. В области оперативного руководства также следует постепенно и
сознательно ослаблять ненужный на более высокой ступени развития
партизанский характер армии. Не идти вперед в этом отношении, упорно
цепляться за пройденный этап недопустимо, невыгодно и вредно при ведении
военных действий крупного масштаба.

Другая сторона «партизанщины» состоит в установке на маневренные методы
ведения войны, то есть подвижные партизанские методы, которые сейчас все
еще необходимы для ведения военных действий как стратегического, так и
оперативного масштаба, в изменчивости территории баз, которой мы пока еще
не можем воспрепятствовать; в гибкости планов созидательной деятельности в
базах; в отказе от преждевременного стремления к строительству Красной
армии на основе полной регулярности. В этом вопросе отвергать исторические
факты, возражать против сохранения того, что полезно, неосмотрительно
отрываться от современного этапа, слепо гнаться за пока еще недостижимым,
еще не имеющим сегодня реального смысла так называемым «новым этапом» — все
это в равной мере недопустимо, вредно и невыгодно для ведения военных
действий в настоящее время.

Сейчас мы находимся накануне нового этапа в развитии техники и организации
Красной армии и должны готовиться к переходу в этот новый этап. Не
готовиться к этому было бы неправильно, было бы невыгодно для дальнейшего
ведения войны. В будущем, когда технические и организационные условия в
Красной армии изменятся и Красная армия вступит в новый этап своего
строительства, операционные направления и линии фронта Красной армии
относительно стабилизируются, возрастет роль методов позиционной войны, —
подвижный характер войны и изменчивость территории и планов строительства
резко уменьшатся и наконец будут полностью ликвидированы. Тогда нас не
сможет ограничивать все то, что нас ограничивает сейчас, как, например,
численное превосходство противника или защищаемые им укрепленные позиции.

Сейчас мы боремся, с одной стороны, против ошибочных методов,
применявшихся в период господства «левого» оппортунизма, и, с другой
стороны, против возрождения целого ряда тех черт нерегулярности, которые
были присущи Красной армии в младенческий период ее существования и которые
теперь уже не нужны. Но мы решительно возрождаем те многочисленные ценные
принципы строительства армии, стратегические и тактические принципы,
применяя которые Красная армия неизменно одерживала победы. Мы должны
обобщить все то ценное, что у нас было в прошлом, и превратить это в
систематизированную, еще более развитую и обогащенную военную линию, чтобы
побеждать врага сегодня и подготовиться к вступлению в новый этап в будущем.

Область маневренной войны охватывает очень много вопросов. Сюда входят,
например, разведка, оценка обстановки, принятие решения, группировка войск
для боя, управление боем, маскировка, сосредоточение сил, марш,
развертывание, атака, преследование, внезапный удар, штурм позиций, оборона
позиций, встречный бой, отступление, ночной бой, бой в особых условиях,
уклонение от столкновений с сильным противником и удар по слабому, осада
городов и истребление идущих к ним подкреплений, ложная атака,
противовоздушная оборона, пребывание между несколькими группами противника,
бой с целью выхода из окружения, серия боев, ведение боевых действий при
отсутствии тыла, необходимость отдыха и накопления сил и т. д. и т. п. В
истории Красной армии все эти виды действий характеризовались
многочисленными особенностями и должны быть систематически изложены,
обобщены и подытожены в курсе оперативного искусства. Здесь я их касаться
не буду.

8. СТРЕМИТЕЛЬНОСТЬ В ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ

«Затяжная война» в стратегии и стремительность в действиях оперативного и
тактического масштаба — это две стороны одного и того же дела, два
параллельных и равнозначных принципа ведения гражданской войны; эти же
принципы могут быть применены и в войне против империализма.

Затяжной характер войны обусловлен тем, что силы реакции могущественны, а
силы революции нарастают постепенно. Здесь горячность может принести вред,
здесь провозглашать «стремительность» было бы неправильно. То, что мы уже
десять лет ведем революционную войну, быть может, другим государствам
кажется поразительным, но для нас это только «Подход к теме», «Экспозиция
темы» и «Основные положения сочинения» в классическом восьмичленном
сочинении (37), еа которыми последует еще много увлекательных глав. Под
влиянием всех внутренних и внешних условий развитие, несомненно, может идти
в дальнейшем значительно быстрее, чем шло в прошлом. Так как в

международной и внутренней обстановке уже произошли изменения, а в будущем
предстоят еще большие изменения, можно сказать, что мы уже оставили позади
прежние условия, когда развитие шло медленно и мы сражались в одиночестве.
Однако мы не должны рассчитывать, что сможем одержать успех уже завтра.
«Сначала разобьем врага, а позавтракать успеем» — такие настроения сами по
себе похвальны, но основывать на таких настроениях конкретные планы
действий нельзя. Вследствие того, что силы реакции в Китае пользуются
поддержкой многих империалистических государств, до тех пор, пока китайская
революция не накопила сил, способных прорвать основные позиции внутренних и
внешних врагов, до тех пор, пока силы международной революции не разгромили
и не сковали большую часть сил международной реакции, наша революционная
война попрежнему будет оставаться затяжной. Поэтому одним из основных
принципов нашего стратегического руководства является стратегическая
установка на длительную войну.

Принцип же, применяемый в действиях оперативного и тактического масштаба,
прямо противоположен: не затягивание, а скоротечность. Борьба за
скоротечность в действиях оперативного и тактического значения присуща в
равной мере всем временам и всем народам. В ведении войны люди всегда и
везде добивались скоротечности; излишнее затягивание войны всегда считалось
невыгодным. Только в Китае приходится проявлять в войне величайшее
терпение, приходится прибегать к затяжной войне. В период господства
ли-лисаневской линии некоторые смеялись над нашей «тактикой кулачного боя»
(то есть тактикой захвата крупного города лишь после целого ряда наскоков
на него), смеялись по поводу того, что мы можем увидеть победу революции
толыго уже совсем седыми. Это было проявлением ультрареволюционности,
которая, как уже давно доказано, является несостоятельной. Однако, если эти
критические замечания отнести не к стратегии, а к оперативному и
тактическому руководству, они становятся чрезвычайно верными.

Дело в том, что, во-первых, Красная армия не имеет источников пополнения
оружием и в особенности боеприпасами; во-вторых, у белых имеется много
армий, а Красная армия только одна, — чтобы разбить очередной «поход», ей
нужно быть готовой к стремительному проведению целого ряда операций;
в-третьих, хотя белые армии продвигаются раздельно, но в большинстве
случаев интервалы между наступающими колоннами сравнительно невелики, и
если, атакуя одну из них, мы не завершим боя очень быстро, то ей на выручку
подоспеют остальные. В силу всего этого мы не можем не действовать
стремительно. Для нас завершение сражения в течение нескольких часов,
одного или двух дней — дело обычное. И только при установке на «осаду
города и истребление подкреплений», когда наша цель состоит не в том, чтобы
уничтожить окруженного противника, а в том, чтобы уничтожать идущие к нему
подкрепления, мы проводим относительно затяжные операции против окруженного
противника, но попрежнему проявляем стремительность в действиях против
идущих к нему подкреплений. При упорной обороне опорных пунктов на
направлениях сковывающих действий на этапе стратегической обороны, при
ударах по изолированному и не получающему поддержки противнику на этапе
стратегического наступления и при уничтожении опорных пунктов белых на
территории революционных баз мы часто также берем курс на затяжную операцию
или бой. Однако эти затяжные операции только помогают, а отнюдь не мешают
стремительным действиям главных сил Красной армии.

Для обеспечения скоротечности операции нужно не только субъективное
желание; для этого требуется еще целый ряд конкретных условий, из которых
главными являются: хорошо подготовиться, не упустить момент, сосредоточить
превосходящие силы, использовать тактику окружений и обходов, выбрать
хорошую позицию, бить противника на марше или в момент, когда он
остановился, но закрепиться на позиции еще не успел. Не создав этих
условий, невозможно добиться быстрой победы в операции или в бою.

Разгром «похода» — это крупная операция, и в ней применяется принцип
скоротечности, а не затягивания, так как условия баз — их людские резервы,
материальные ресурсы и военные силы — не допускают затяжных действий.

Однако, придерживаясь в общем принципа стремительности, необходимо
бороться против ненужной спешки; совершенно необходимо, чтобы высшие
военные и политические руководящие органы революционной базы, учитывая
отмеченные выше условия этой базы и обстановку у противника, не пугались
натиска противника, не падали духом перед трудностями, которые еще можно
переносить, не отчаивались перед лицом некоторых неудач, проявляли
необходимое терпение и выдержку. В Цзянси на разгром первого «похода» — от
первых боев до его конца — потребовалась только одна педеля, на разгром
второго «похода» — полмесяца, разгром третьего «похода» потребовал уже трех
месяцев, четвертого — трех недель, а борьба против пятого «похода»
продолжалась целый год. Однако пятый «поход» не был разгромлен, причем,
когда мы были вынуждены прорывать окружение, была проявлена ненужная
спешка. В тогдашней обстановке можно было продержаться еще два-три месяца и
использовать это время для того, чтобы дать нашим войскам отдохнуть и
привести себя в порядок. Если бы это было сделано и если бы после прорыва
окружения руководство осуществлялось поумнее, то и в дальнейшем обстановка
сложилась бы в значительной мере иначе.

Несмотря на это, принцип стремления к максимальному сокращению срока
операций, о котором мы говорим, остается в силе. В наших оперативных и
тактических планах, конечно, нужно всемерно стремиться к сосредоточению
сил, маневренности действий и т. д. в расчете на уничтожение живой силы
противника на внутренних линиях, то есть на территории базы, и на быстрый
разгром «похода»; однако наряду с этим в тех случаях, когда уже ясно, что
разгромить «поход» на внутренних линиях невозможно, следует бросать главные
силы Красной армии на прорыв окружения и выходить на наши внешние линии, то
есть на внутренние линии противника, чтобы уже там добиваться решения.
Сегодня, когда концепция «войны блокгаузов» получила такое широкое
распространение, это станет обычным способом ведения военных действий.
Через два месяца после начала борьбы против пятого «похода», когда возникли
события в провинции Фу-пзянь, главным силам Красной армии, несомненно,
следовало пробиться в район провинций Цзянсу — Чжэцзян — Аньхуай — Цзянси,
с центром в провинции Чжэцзян, развернуть активные действия между Ханчжоу,
Сучжоу, Нанкином, Уху, Наньчаном и Фучжоу, перейти от стратегической
обороны к стратегическому наступлению, создать угрозу основным территориям
противника и искать боя на широких, не укрепленных противником просторах.
Таким путем можно было вынудить противника, наступавшего на районы южной
части Цзянси и западной части фу-цзяни, вернуться для защиты своих основных
территорий и тем самым сорвать его наступление, направленное против базы в

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *