ПОЛИТИКА

Избранные произведения

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Мао Цзе Дун: Избранные произведения

требует отказа от народной партизанской войны. Как ужо давно доказано,
лили-саневская линия, отвергавшая «малую» партизанскую войну и требовавшая,
чтобы «все, до последней винтовки, было сосредоточено в руках Красной
армии», была неверной. С точки зрения революционной войны в целом, народная
партизанская война, с одной стороны, и главные силы Красной армии — с
другой, являются как бы двумя руками одного человека. Использовать только
главные силы Красной армии и не развертывать народной партизанской войны —
значит воевать одной рукой. Население революционных баз, активно помогающее
Красной армии, — это, говоря конкретно, особенно с точки зрения ведения
войны, вооруженный народ. Главным образом поэтому противник и считает, что
в базы ему соваться опасно.

Располагать части Красной армии на второстепенных операционных
направлениях также необходимо; вовсе не следует сосредоточивать все и вся
на главном направлении. Сосредоточение сил, на котором настаиваем мы,
основано на необходимости обеспечить наше абсолютное или относительное
превосходство на поле боя. Против мощного противника или на ответственных
участках фронта надо воевать, имея абсолютный перевес сил. Например, 30
декабря 1930 года в первом сражении первого контрпохода против 9 тысяч
солдат Чжан Хуэй-цзаня было сосредоточено 40 тысяч наших бойцов. Для
действий против слабого противника или на менее отзетственпых участках
фронта достаточно обладать и относительным перевесом сил. Например, 29 мая
1931 года в последнем сражении второго контрпохода Красная армия, наступая
на Цзяньнин, имела лишь немногим более 10 тысяч бойцов против 7 тысяч
человек дивизии Лю Хэ-дина.

Это не значит также, что перевес сил необходимо иметь во всех случаях; в
определенных условиях можно выйта на поле боя и при относительном или
абсолютном превосходстве сил противника. Для первого случая, когда
противник обладает относительным перевесом сил, возьмем такой пример: в
каком-нибудь районе имеется только небольшой отряд Красной армии (речь
здесь не идет о случаях, когда силы имеются, но они не сосредоточены); при
наступлении превосходящих сил противника, если отношение населения, рельеф
местности и погода серьезно нам благоприятствуют, Красная армия, сковав
противника в центре и на одном фланге с помощью партизанских отрядов или
мелких воинских частей и сосредоточив все свои силы, наносит внезапный удар
по какому-нибудь участку другого фланга противника. Это, конечно, также
необходимо и может принести победу. Когда мы внезапно атакуем какой-нибудь
участок одного фланга, то, как и в ранее рассмотренных случаях, мы
действуем на основе принципа численного превосходства, победы большего
числа над меньшим. Для второго случая (абсолютное превосходство сил
противника) примером может служить внезапный налет партизанского отряда на
большой отряд белых войск. Партизаны атакуют лишь небольшую часть сил
противника, точно так же применяя сформулированный выше принцип.

К утверждению, что сосредоточение большой армии для боя на одном плацдарме
создает затруднения в отношении использования рельефа местности, дорог,
снабжения, размещения и т. д., следует также подходить дифференцированно, в
зависимости от обстоятельств. Эти затруднения различны по своей степени для
Красной армии и для белой армии, так как Красная армия способна переносить
большие тяготы, чем белая.

Малым числом мы побеждаем большое — так заявляем мы силам, господствующим
над всем Китаем. Вместе с тем большим числом мы побеждаем малое — так
заявляем мы отдельной части противника, с которой сталкиваемся на поле боя.
Теперь это уже не секрет, противник в общем уже знаком с нашим нравом. Но
он не может предотвратить нашу победу или избежать урона, который мы ему
наносим, так как не знает, когда и где мы будем бить его этим методом. Это
мы держим в секрете. Боевые действия Красной армии в общем носят форму
внезапных ударов.

7. МАНЕВРЕННОСТЬ В ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ

Война маневренная или война позиционная? На этот вопрос мы отвечаем:
маневренная. В условиях, когда мы не обладаем большими силами и источниками
снабжения боеприпасами, когда на каждую базу имеется лишь одна группа войск
Красной армии, перебрасываемая каждый раз туда, где нужно драться,
позиционная война для нас в основном непригодна. Методы позиционной войны,
как правило, неприменимы для нас не только в обороне, по и в наступлении.

Одной из наиболее ярких особенностей боевых действий Красной армии,
особенностей, вытекающих из того положения, что технически противник силен,
а Красная армия слаба, является отсутствие стабильной линии фронта.

Линия фронта Красной армии определяется ее операционными направлениями.
Отсутствие стабильных операционных направлений лишает стабильности и линию
фронта. Хотя общее направление в каждый данный отрезок времени остается
неизменным, отдельные частные направления, образующие в совокупности общее,
меняются постоянно: когда войска, действующие на одном из направлений,
оказываются скованными, следует переключаться на другое. Если по прошествии
определенного периода окажутся скованными и войска, действующие на общем
направлении, то следует изменить и это общее направление.

В период гражданской революционной войны линия фронта не может быть
стабильной; такое положение существовало даже в истории СССР. Положение
армии СССР отличалось в этом смысле от положения нашей армии лишь тем, что
там эта нестабильность никогда не доходила до такой степени, как у нас. Ни
в одной войне не может быть совершенно стабильных линий фронта; этому
препятствуют изменения, обусловленные победами и поражениями, наступлениями
и отступлениями. Однако относительно стабильные линии фронта в обычных
войнах встречаются часто. Исключения бывают только у тех армий, которые
борются при крайне неблагоприятном соотношении сил, как, например, у
китайской Красной армии на данном этапе.

Нестабильность линии фронта приводит и к нестабильности территории баз,
которые непрерывно увеличиваются и уменьшаются, сокращаются и расширяются.
Нередки также случаи, когда отдельные базы то возникают, то исчезают. Такая

изменчивость территории целиком обусловлена изменчивостью хода военных
действий.

Изменчивость хода военных действий и изменчивость территории придают такой
же изменчивый характер и всей созидательной работе в базах. При таком
положении вещей трудно представить себе планы этой работы на сколько-нибудь
длительный срок. Частое изменение планов стало для нас самым обыденным
явлением.

Признавать эту особенность нам весьма полезно. Определяя на ее основе свои
очередные задачи, мы не должны строить иллюзий насчет войны только
наступательной, войны без отступления, не должны пугаться временных
изменений территории и изменений нашего военного тыла, не должны пытаться
составлять конкретные планы на длительные периоды. Наши замыслы и работу
надо приноравливать к обстановке; мы должны быть готовы осесть па месте или
двинуться в путь, должны держать под рукой свой походный ранец. Только
ценою усилий, которые мы прилагаем в своей нынешней подвижной жизни, мы
можем добиться в будущем меньшей подвижности, а затем и полной стабильности.

При стратегическом курсе на так называемую «регулярную войну»,
господствовавшем во время пятого контрпохода, такая подвижность отрицалась,
против так называемой «партизанщины» боролись. Товарищи, выступавшие против
подвижности, изображали из себя правителей большого государства. А в
результате была приобретена совершенно необычайная подвижность — Великий
поход на 25 тысяч ли.

Наша рабоче-крестьянская демократическая республика представляет собой
государство, но сегодня она еще не государство в полном смысле этого слова.
Мы пока еще переживаем период стратегической обороны в гражданской войне, и
наша власть пока еще очень далека от того, чтобы принять законченную
государственную форму. Наша армия по своей численности и технике еще
значительно уступает противнику, наша территория еще очень мала. Противник
только и думает о том, как бы нас уничтожить. В этих условиях, определяя
свою политику, мы, как правило, должны не бороться огульно против
«партизанщины», а по-честному признать партизанский характер Красной армии.
Стыдиться здесь нечего. Наоборот, партизанский характер является нашей
особенностью, нашей сильной стороной, орудием нашей победы над врагом. Мы
должны готовиться к отказу от партизанского характера армии, однако сегодня
отказаться от него еще не можем. В будущем партизанский характер армии,
несомненно, станет чем-то зазорным, таким, от чего следует отказаться, но
сегодня это еще нечто ценное, ва что мы должны крепко держаться.

«Есть возможность выиграть — деремся, нет — уходим» — вот популярное
объяснение сущности нашей нынешней маневренной войны. В мире нет таких
военных специалистов, которые считали бы необходимым только драться и
отрицали бы необходимость уходить — но только уходить не так много, как
уходим мы. У нас обычно переходы занимают больше времени, чем боевые
действия. Если у нас бывает в среднем один крупный бой в месяц, это уже
хорошо. Но когда мы и «уходим», то делаем это всегда только для того, чтобы
драться. Все наши стратегические и оперативные установки основываются на
стремлении драться. Однако в ряде случаев драться бывает невыгодно:
во-первых, если противник обладает перевесом сил, то драться
нецелесообразно; во-вторых, если силы противника и невелики, но он очень
близко соприкасается со своими соседними частями, то иногда драться тоже
нецелесообразно; в-третьих, вообще говоря, нецелесообразно драться с какой
бы то ни было группировкой противника, если она не изолирована или занимает
очень прочные позиции; в-четвертых, когда мы уже ввязались в «драку», но
победить не можем, продолжать «драку» не следует. Во всех перечисленных
случаях мы должны быть готовы отходить. Такие отходы допустимы и
необходимы. Ведь наше признание необходимости отходить основывается прежде
всего на признании необходимости драться. Именно в этом состоит основная
особенность маневренной войны, которую ведет Красная армия.

Наша война является в основном маневренной, но «то не означает отказа от
методов позиционной войны, когда они необходимы и возможны. В период
стратегической обороны следует признать необходимость применения методов
позиционной войны при упорной защите некоторых опорных пунктов на
направлениях сковывающих действий, а в период стратегического наступления-
при наступлении на изолированного противника. У нас уже накопилось немало
опыта в использовании методов позиционной войны для достижения победы:
такими методами мы взяли немало городов, фортов, дзотов, прорывали довольно
сильно укрепленные полевые позиции противника. В дальнейшем наши усилия в
этом направлении следует увеличить, следует ликвидировать нашу слабость в
этом отношении. Мы должны безоговорочно стоять за наступление на
укрепленные позиции противника и за позиционную оборону в тех случаях,
когда обстановка этого требует и допускает. Мы возражаем лишь против того,
чтобы сегодня вообще переключиться на методы позиционной войны, и против
того, чтобы уравнять их в правах с методами войны маневренной; это было бы
недопустимо.

Оставались ли вполне постоянными партизанский характер действий Красной
армии, отсутствие стабильных линий фронта, изменчивость территории баз,
изменчивый характер планов созидательной деятельности в базах на протяжении
всех десяти лет войны?

Нет, изменения происходили. Между цзинганшань-ским периодом и началом
первого контрпохода был первый этап, на котором партизанский характер
действий Красной армии и изменчивость территории проявлялись весьма сильно.
Это был младенческий период существования Красной армии, а базы тогда были
еще партизанскими районами. Период между первым и третьим контрпоходами
представлял собой второй этап, на котором партизанский характер действий и
изменчивость территории значительно уменьшились, в Красной армии были
созданы фронты, уже существовали базы с несколькими миллионами населения.
Период между третьим и пятым контрпоходами — это третий этап: партизанский
характер действий и изменчивость территории уменьшились еще значительнее,
были созданы центральное правительство и Революционный военный совет.
Великий поход — четвертый этап: на этом этапе в результате ошибочного
отрицания частично партизанского характера действий Красной армии и
незначительной изменчивости территории баз получились сугубо партизанский
характер и сугубая изменчивость. В настоящее время мы переживаем пятый
этап: вследствие того, что пятый «поход» не был разгромлен и в результате
такой большой «подвижности» Красная армия и базы резко сократились. Однако
мы уже прочно обосновались на Северо-Западе; укреплена и расширена база в

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *