ПОЛИТИКА

Избранные произведения

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Мао Цзе Дун: Избранные произведения

целью уничтожения его превосходства.

Последнее условие, которое обеспечивается отступлением, состоит в том, что
мы обнаруживаем промахи противника или вынуждаем его делать промахи. Нужно
помнить, что каким бы искусным ни было командование противника, оно не
может действовать совершенно безошибочно на протяжении более или менее
длительного периода. Возможности использования нами промахов противника
существуют всегда; противник может совершить ошибку точно так же, как мы
иногда ошибаемся и даем противнику возможность воспользоваться нашим
промахом. Мы можем вызывать промахи противника и искусственно, путем того,
что Сунь-цзы называл «созданием видимости» (создать видимость на востоке, а
удар нанести на западе, то есть применить так называемый ложный маневр).
Ввиду этого конечный пункт отступления нельзя ограничивать каким-нибудь
определенным районом. Иногда, отступив в намеченный район, мы все еще не
обнаруживаем промаха противника, которым могли бы воспользоваться, и нам
приходится еще несколько отступить, выжидая, пока такая возможность нам
представится.

Таковы в общих чертах те благоприятные условия, которые создает для нас
отступление. Однако это вовсе не означает, что нужно ждать, пока все
указанные выше условия будут налицо, и лишь тогда переходить в
контрнаступление. Одновременное наличие всех этих условий невозможно, да
оно и не обязательно. Однако армия, значительно уступающая противнику в
силе и ведущая военные действия на внутренних линиях, должна стремиться
обеспечить хотя бы некоторые из необходимых условий в зависимости от
состояния сил противника в данный момент. Возражать против этого было бы
неправильно.

При определении конечного пункта отступления необходимо исходить из
обстановки в целом. Неправильно было бы определять конечный пункт
отступления только исходя из того, что местная, частная обстановка
благоприятствует нашему переходу в контрнаступление, и не считаясь с тем,
что обстановка в целом делает для нас переход в контрнаступление в этот
момент невыгодным. Ведь начиная контрнаступление, необходимо учитывать и
изменения обстановки, которые могут произойти в дальнейшем, а наши общие
контрнаступления всегда начинаются с частных. Иногда конечный пункт
отступления следует выбирать на переднем крае базы, как это было, например,
во время второго и четвертого контрпоходов в Цзянси или третьего
контрпохода в Шэньси — Ганьсу; иногда надо выбирать его в центральной части
базы, как это было во время первого контрпохода в Цзянси; иногда — на
тыловой границе базы, как, например, во время третьего контрпохода в
Цзянси. Это определяется соотношением между частной и общей обстановкой. Во
время борьбы против пятого «похода» в Цзянси наша армия совершенно не
признавала отступления, так как она не считалась ни с частной, ни с общей
обстановкой, и это было величайшим головотяпством. Обстановка складывается
из целого ряда условий; при рассмотрении связи между частной и общей
обстановкой надо исходить из того, благоприятствуют ли в какой-либо степени
нашему переходу в контрнаступление в данный момент условия у обеих сторон,
образующие как частную, так и общую обстановку.

Конечные пункты отступления на территории баз делятся в основном на три
категории: пункты на переднем крае, в центральной части и на тыловой
границе базы. Однако значит ли это, что мы совершенно отвергаем ведение
военных действий в белых районах? Нет, не значит. Мы отвергаем ведение
военных действий в белых районах только в борьбе против крупных «походов»
противника. Только в условиях значительного неравенства сил мы, следуя
принципу сохранения живой силы армии и выжидания возможности для разгрома
противника, настаиваем на отступлении в базы, на заманивании противника в
глубь территории, ибо только таким путем можно создать или обнаружить
условия, благоприятствующие нашему контрнаступлению. Если же обстановка не
очень серьезна или, наоборот, настолько серьезна, что не дает Красной армии
возможности перейти в контрнаступление даже на территории базы или же не
благоприятствует переходу в контрнаступление и нужно возобновить
отступление, чтобы добиться перелома в обстановке, то следует считать
возможным выбор конечного пункта отступления п на территории белых
районов,- нужно признать ото, по крайней мере, теоретически, хотя в прошлом
у нас такого опыта было очень мало.

Конечные пункты отступления в белых районах также можно в общем разделить
на три категории: во-первых, впереди базы, во-вторых, на фланге базы и,
в-третьих, позади базы. Конечный пункт отступления впереди базы можно было
выбрать, например, во время первого контрпохода в Цзянси. Если бы в то
время в Красной армии не было внутренней розни, а в местных партийных
организациях не было раскола, то есть если бы не существовало двух таких
трудных проблем, как лилисаневская линия и «Союз эй-би» (33), то можно
представить себе, что контрнаступление начали бы силы, сосредоточенные в
районе Цзиань — Наньфын — Чжаншу, так как группировка противника,
продвигавшаяся в то время между реками Ганьцзяи и Фушуй (34), не слишком
значительно превосходила по силе Красную армию (100 тысяч против 40 тысяч).
Хотя в смысле поддержки со стороны населения условия здесь были хуже, чем
на территории базы, однако здесь у нас имелись выгодные позиции; к тому же
можно было воспользоваться тем, что противник продвигался отдельными
колоннами, и громить эти колонны поодиночке. Выбрать конечный пункт
отступления на фланге базы можно было, например, во время третьего
контрпохода в Цзянси. Если бы в то время наступление противника не получило
такого широкого размаха и численность той группировки противника, которая
двигалась из района Цзяньнин — Личуань — Тайнин, что на стыке провинций
Цзянси и Фуцзянь, позволяла нашей армии нанести ей удар, то можно
представить себе, что Красная армия, будучи сконцентрирована в белом районе
— в западной части провинции Фуцзянь,- разбила бы прежде всего именно эту
группировку, и тогда ей не пришлось бы делать огромный крюк, чтобы выйти к
Жуйцзиню и идти к Синго. Выбрать конечный пункт отступления в тылу базы
можно было во время того же третьего контрпохода в Цзянси. Если бы,
например, главные силы противника двигались не на запад, а на юг, мы,
возможно, были бы вынуждены отступить до района Хуэйчан — Сюньу — Аньюань
(на белой территории) и завлечь противника еще дальше на юг, после чего
Красная армия ударила бы с юга па север в глубь базы. В тот момент силы

противника на севере внутри опорной базы наверняка были невелики. Однако
все вышеизложенное — только гипотезы, которые не проверены на опыте и могут
рассматриваться лишь как исключительные случаи, а не как общее правило.
Когда противник предпринимает крупный «поход», общим правилом для нас
является заманивание его вглубь и отступление в базы для ведения военных
действий там, так как этот метод дает нам вернейшую гарантию разгрома
наступающих сил противника.

Люди, утверждавшие, что «обороняться от противника надо за воротами своего
государства», возражали против стратегического отступления, мотивируя это
тем, что наше отступление ведет к утрате территории, наносит ущерб
населению (так называемое «битье посуды в собственном доме») и вызывает
неблагоприятные отклики во внешнем мире. Во время борьбы против пятого
«похода» стали утверждать, что с каждым нашим шагом назад укрепления
противника продвигаются вперед, территория базы с каждым днем сокращается и
вернуть ее уже не удастся. Если, мол, в прошлом заманивание противника в
глубь территории приносило пользу, то в пятом «походе», когда противник
ведет «войну блокгаузов», оно бесполезно, и бороться против этого «похода»
можно лишь методом рассредоточенной обороны и коротких внезапных ударов.

Ответить на все эти утверждения очень легко: на них уже ответила наша
история. Что касается утраты территории, то сплошь и рядом бывает так, что,
только утратив ее, можно ее сохранить. Как говорится, «если хочешь взять,
то сначала дай». Если мы лишаемся территории, а получаем победу над врагом,
да потом еще восстанавливаем территорию и даже расширяем ее — это
прибыльная операция. В коммерческих сделках покупатель не может приобрести
товар, не затратив денег; продавец не может получить деньги, не лишившись
товара. Затратами революции является ломка, а приобретением — преобразующая
созидательная деятельность. На сон и отдых затрачивается время, но зато при
этом приобретается энергия для работы на следующий день. Если же
какой-нибудь глупец, не понимая этого, откажется от сна, то на следующий
день он совсем сдаст. Это уже убыточная операция! Убыточность пятого
«похода» для нас состояла именно в этом. Не пожелав отдать часть
территории, мы в итоге лишились всей. Абиссиния лишилась всей своей
государственной территории тоже вследствие того, что слишком негибко ее
защищала, хотя, конечно, поражение Абиссинии было обусловлено далеко не
одним этим.

Точно так же обстоит дело и с нанесением ущерба населению. Не пойти на
«битье посуды» на время и притом на одной лишь части территории — это
значит допустить «битье посуды» на долгие времена и притом на всей
территории. За боязнь вызвать неблагоприятные политические отклики на
короткое время приходится расплачиваться тем, что мы будем иметь
неблагоприятные отклики на долгое время. Если бы после Октябрьской
революции русские большевики, согласившись с точкой зрения «левых
коммунистов», отвергли мирный договор с Германией, то только что родившаяся
Советская власть могла бы погибнуть (35).

Эти внешне революционные левацкие взгляды проистекают из свойственной
мелкобуржуазной интеллигенции «архиреволюционности» и из консервативности
крестьян как мелких производителей. Подходя к какому-нибудь вопросу, они
видят только часть его и не в состоянии охватить его в целом, не желают
сочетать сегодняшние интересы с интересами завтрашнего дня, увязывать
частные интересы с интересами целого. Ухватившись за частное, временное,
они ни за что не хотят выпускать его из рук. Правда, все те частности,
которые в данной конкретной обстановке важны для целого и для всего данного
периода, и особенно то частное, то временное, что имеет решающее значение,
нельзя выпускать из рук, иначе мы превратимся в сторонников самотека и
невмешательства в ход событий. Именно поэтому отступление должно иметь
конечный пункт; но мы ни в коем случае не можем исходить из близоруких
взглядов, свойственных мелким производителям, а должны учиться
большевистской мудрости. Когда силы собственного зрения оказывается
недостаточно, надо прибегать к помощи бинокля и микроскопа. Марксистский
метод — это бинокль и микроскоп в политике и в военном деле.

Конечно, в стратегическом отступлении имеются и свои трудности. Выбор
момента для начала отступления, выбор конечного пункта отступления,
политико-разъяснительная работа среди кадров и населения с целью убедить их
в необходимости отступления — все это трудные задачи, но это задачи,
которые необходимо разрешать.

Вопрос о моменте начала отступления имеет очень важное значение. Если бы
во время первого контрпохода в Цзянси момент для начала отступления был
выбран пе так удачно, то есть если бы оно началось позже, это сказалось бы,
по меньшей мере, на масштаба нашей победы. Разумеется, как преждевременное,
так и запоздалое начало отступления приносит ущерб. Однако в общем
запоздание приносит более серьезный ущерб, чем преждевременное начало.
Своевременное отступление дает возможность полностью взять инициативу в
свои руки, а это, в свою очередь, в огромной степени облегчает приведение в
порядок своих рядов и переход в контрнаступление со свежими силами после
достижения конечного пункта отступления. Во время операций по разгрому
первого, второго и четвертого «походов» в Цзянси мы очень легко и свободно
справились с противником. И только во время третьего «похода», когда мы
совершенно не ожидали, что противник после тяжелого поражения во втором
«походе» сумеет так быстро организовать новый (мы закончили второй
контрпоход 29 мая 1931 года, а 1 июля Чан Кай-ши уже начал третий «поход»),
Красной армии пришлось сосредоточиваться в спешке, двигаясь кружными
путями, и в результате бойцы были крайне утомлены. Момент начала
отступления определяется исходя из общей обстановки у себя и у противника
на основании собранной нами необходимой информации, так же как это делается
при выборе момента для начала этапа подготовки, о котором мы говорили выше.

Пока наши кадры и население не имеют опыта, пока авторитет военного
руководства еще не достиг такой высоты, чтобы право решения вопроса о
стратегическом отступлении могло быть доверено самой немногочисленной
группе лиц или даже одному человеку,- огромную трудность при стратегическом
отступлении представляет дело убеждения наших кадров и населения в
необходимости отступать. Из-за того, что у наших кадров еще не было опыта,
что они не верили в стратегическое отступление, мы встречались в этом
вопросе с огромными трудностями на начальных этапах первого и четвертого
контрпоходов и на протяжении всего пятого «похода». В период первого
контрпохода под влиянием лилисаневской линии наши кадры настаивали на том,
что надо не отступать, а наступать,- пока, наконец, мы не сумели убедить их

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *