ПОЛИТИКА

Избранные произведения

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Мао Цзе Дун: Избранные произведения

Наша война началась осенью 1927 года. В то время у нас не было никакого
опыта. Восстания в Наньчане (30) и Кантоне (31) потерпели поражение.
Красная армия, действовавшая на стыке провинций Хунань, Хубэй и Цзянси во
время «Восстания осеннего урожая» (32), также потерпела ряд поражений и
перешла в район Цзинганшаня на стыке провинций Хунань и Цзянси. В мае
следующего года части, уцелевшие после поражения наньчанского восстания,
пройдя через южную часть Хунани, также пришли в Цзинганшань. Уже начиная с
мая 1928 года рождались простые, соответствовавшие обстановке того времени
основные принципы партизанской войны. Они выражены следующей формулой,
состоящей из шестнадцати слов: «Враг наступает — мы отступаем, враг
остановился — мы тревожим, враг утомился — мы бьем, враг отступает — мы
преследуем». До возникновения лилисаневской линии эти военные принципы
признавались Центральным Комитетом. Затем наши принципы ведения войны
получили дальнейшее развитие. К тому времени, когда на территории базы в
Цзянси мы начали свой первый контрпоход, был выдвинут и успешно применен
принцип «заманивания противника в глубь территории». К моменту, когда был
разгромлен третий «поход», у Красной армии уже полностью сложились свои
принципы ведения войны. Это был новый этап в развитии ее военных принципов;
они были значительно обогащены по содержанию и во многом изменены по форме,
а главное, они уже переросли рамки прежней примитивности. Однако основные
принципы попрежнему выражались в тех же шестнадцати словах, которые
формулировали важнейшие правила проведения контрпоходов, включая оба их
этапа — как стратегическую оборону, так и стратегическое наступление. На
этапе стратегической обороны они также охватывали обе ее фазы —
стратегическое отступление и стратегическое контрнаступление. Все
последующее являлось лишь дальнейшим развитием этих принципов.

Однако начиная с января 1932 года, после того как партийным организациям
была разослана содержавшая серьезные принципиальные ошибки резолюция о том,
что «после разгрома третьего «похода» следует завоевать победу сначала в
одной или в нескольких провинциях», — «левые» оппортунисты начали борьбу
против правильных принципов. В конце концов эти принципы были отброшены, и
их заменила целая серия противоречивших им так называемых «новых
принципов», или «принципов регулярности». С этого момента старые принципы
уже нельзя было больше считать правильными, они стали «партизанщиной»,
которую следовало отвергать. Атмосфера борьбы против «партизанщины»
господствовала целых три года. На первом этапе этой борьбы царил военный
авантюризм, на втором этапе он перешел в установку на сохранение территории
любой ценой и, наконец, на третьем этапе превратился в установку на
бегство. Только на расширенном совещании Политбюро Центрального Комитета
партии, состоявшемся в январе 1935 года в Цзуньи, 6 провинции Гуйчжоу, было
констатировано банкротство этой ошибочной линии и вновь признана
правильность прежней линии. Но какой дорогой ценой это досталось!

Товарищи, наиболее яро боровшиеся против «партизанщины», говорили:
завлекать противника в глубь территории неправильно — так мы оставляем
обширные территории. Правда, в прошлом мы таким путем и одерживали победы,
но ведь сейчас-то обстановка совершенно иная. К тому же разве не лучше
победить врага, не оставляя территории? Разве не лучше победить врага в его
же районах или на стыке между нашими и неприятельскими районами? В старых
принципах нет, мол, никакой «регулярности» — это методы действий
партизанских отрядов. У нас сейчас создано государство, наша Красная армия
стала регулярной. Наша война с Чан Кай-ши есть война между двумя
государствами, между двумя большими армиями. История не должна повторяться,
«партизанщину» нужно полностью отвергнуть. Новые принципы являются
«совершенно марксистскими», старые же родились в партизанских отрядах, в
горах, а в горах марксизма нет, и т. д. и т. п. Итак, новые принципы носили
совершенно противоположный характер: «одному стоять против десяти, десяти
стоять против сотни, действовать отважно и решительно, завершать победу
преследованием», «наносить удары по всему фронту», «захватывать центральные
города», «бить противника двумя кулаками». Что касается отражения
наступления противника, то новые принципы гласили: «оборона за воротами
своего государства», «побеждает тот, кто захватывает инициативу», «не
давать противнику бить посуду в нашем доме», «не терять ни пяди земли»,
«делить войска на шесть направлений», «решительная схватка между
революционным путем и путем колониальным», «короткие, внезапные удары,
фортификационная война, война на истощение», «затяжная война», концепция
глубокого тыла, полная централизация командования,- а закончилось все это,
как известно, грандиозным переездом на новую квартиру. Кто не признавал
этих новых принципов, с тем расправлялись, тому приклеивали ярлык
«оппортуниста» и т. д. и т. п.

Несомненно, вся эта теория и практика были ошибочными. Это был
субъективизм, это было проявление мелкобуржуазной ультрареволюционности,
революционного зуда в моменты благоприятной обстановки. Когда же положение
стало тяжелым, все это привело — по мере того как менялась обстановка —
сначала к тактике безрассудного риска, затем к установке на сохранение
территории любой ценой и, наконец, к установке на бегство. Это — теория и
практика людей бесшабашных и профанов, от которой марксизмом и не пахнет,
которая является антимарксистской.

Здесь речь идет только о стратегическом отступлении. В Цзянси оно
называлось «заманиванием противника в глубь территории», в Сычуани —
«сокращением линии фронта». Все военные теоретики и практики прошлого тоже
признавали, что это курс, к.которому обязательно должна прибегать слабая
армия в войне против мощного противника на начальном этапе военных
действий. Иностранные военные специалисты говорили следующее: «При
стратегической обороне, как правило, необходимо сначала уходить от
решительного сражения в неблагоприятных условиях и искать его лишь после
того, как будет создана благоприятная обстановка». Это совершенно
правильно, и к этим словам мы ничего не можем добавить.

Целью стратегического отступления является сохранение живой силы армии и
подготовка контрнаступления. Отступление потому и необходимо, что, не
отступив перед лицом наступающего мощного противника, неизбежно поставишь
под угрозу самое существование своей армии. Тем не менее в прошлом многие
решительно возражали против отступления, считая его «оппортунистической,

узко оборонческой линией». Наша история уже доказала, что эти возражения
были полностью ошибочны.

При подготовке контрнаступления необходимо выбрать и создать ряд
благоприятных для себя и невыгодных для противника условий, чтобы добиться
изменения в соотношении сил; после этого можно переходить в
контрнаступление.

Как показывает наш прежний опыт, переходить в контрнаступление в общем
можно тогда, когда в ходе отступления достигнуты по меньшей мере два или
более из следующих благоприятных для нас и невыгодных для противника
условий:

1) активная помощь населения Красной армии;

2) выгодные позиции для ведения военных действий;

3) полное сосредоточение главных сил Красной армии;

4) обнаружение слабых мест противника;

5) физическая и моральная измотанность противника;

6) промахи противника.

Такое условие, как активная помощь населения Красной армии, является самым
важным. Это условие имеется на территории баз. При наличии этого условия
легко создать или обнаружить четвертое, пятое и шестое условия. Поэтому,
когда противник развертывает крупное наступление против Красной армии,
последняя всегда отступает из белых районов на территорию баз, так как
население баз наиболее активно помогает ей бороться против белой армии.
Внутри самих баз существует разница между центральными районами и районами
приграничными: в деле сохранения тайны, разведки, перевозок, участия в
войне на население центральных районов можно положиться больше, чем на
население приграничных районов. Поэтому при определении конечного пункта
отступления в Цзянси во время борьбы против первого, второго и третьего
«походов» выбор всегда падал на районы, где с первым условием обстояло
хорошо или сравнительно хорошо. Благодаря этой особенности баз методы
боевых действий Красной армии здесь значительно изменяются в сравнении с
методами ведения военных действий вообще. Это и послужило основной причиной
того, что впоследствии противник вынужден был взять установку на «войну
блокгаузов».

То обстоятельство, что отступающая армия может выбрать выгодные для себя
позиции и навязать свою волю наступающей армии, является одним из
преимуществ действий на внутренних линиях. Слабая армия, стремящаяся
победить более сильного противника, не может не интересоваться таким
условием, как выбор позиций. Однако одного этого условия еще не достаточно,
оно должно сочетаться с другими условиями. Важнее всего отношение
населения. Далее требуется еще обнаружить такую часть противника, которую
легче бить. Например, противник изнурен, или совершил промах, или
какая-либо из его частей, продвигающаяся в определенном направлении,
сравнительно мало боеспособна. При отсутствии этих условий приходится
оставлять даже выгодные позиции и продолжать отступление, чтобы обеспечить
желаемые условия.

В белых районах также бывают выгодные позиции, но там нет такого
благоприятного условия, как помощь населения. Если и другие условия еще не
созданы или не обнаружены, то Красной армии приходится отступать на
территорию баз. То же самое в общем относится и к различию между
приграничными и центральными районами революционных баз.

Как правило, все ударные силы, за исключением местных отрядов и
сковывающих сил, необходимо сосредоточивать. Однако, когда Красная армия
ведет наступление на противника, перешедшего к стратегической обороне, она
обычно рассредоточивает свои силы. Когда же противник развертывает крупное
наступление, Красная армия начинает так называемое «центростремительное
отступление». Конечный пункт такого отступления обычно избирается в центре
базы, а иногда на ее передней или на тыловой границе, в зависимости от
обстановки. Такое «центростремительное отступление» дает возможность всем
главным силам Красной армии полностью сосредоточиться.

Еще одно необходимое условие при борьбе слабой армии против мощного врага
состоит в том, чтобы бить противника, выбирая его слабые части. Однако в
начале наступления противника нам зачастую неизвестно, какие части его
войск, продвигающихся с различных направлений, являются наиболее сильными,
какие уступают им по силе, какие являются наиболее слабыми, какие менее
слабы. Чтобы установить это, необходима разведка, на которую часто
требуется немало времени. Это еще один довод в пользу необходимости
стратегического отступления.

Если наступающий противник намного превосходит нашу армию по численности и
силе, то изменить соотношение сил можно только одним путем: выждать, пока
он углубится на территорию баз и сполна хлебнет лиха, которое сулят ему эти
районы. По этому поводу начальник штаба одной из бригад Чан Кай-ши ааявил
во время третьего «похода»: «Толстых затаскали до худобы, а худых затаскали
до смерти», а командующий гоминдановской армией западного направления Чэнь
Мин-шу сказал: «Национальная армия везде как в потемках, а для Красной
армии повсюду светло». Вот в таких условиях, даже если противник силен,
силы его резко падают, войска изматываются, их моральное состояние
понижается и многие его слабые места становятся очевидными. Красная же
армия, хоть она и слаба, в отличие от противника накапливает силы и
находится в прекрасном состоянии. В таких условиях часто создается
некоторое равновесие сил или же абсолютное превосходство противника
превращается в относительное превосходство, а наша абсолютная слабость — в
относительную слабость; бывает даже, что противник становится слабее нас, а
мы получаем над ним перевес. Во время борьбы против третьего «похода» в
Цзянси Красная армия отступила до предела (она сосредоточилась на тыловой
границе базы), но без этого она не могла бы победить противника, так как
наступавшая против нее армия превосходила ее по численности более чем в 10
раз. Сунь-цзы говорил: «Уклоняйся от боя, когда противник стремительно
рвется вперед, бей его, когда он, расслабленный, возвращается назад»;
говоря так, он имел в виду моральное и физическое истощение противника с

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *