ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Потерпевшие кораблекрушение

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Роберт Луис Стивенсон: Потерпевшие кораблекрушение

она могла на него так подействовать, и снова погрузился в водоворот са-
мых невероятных предположений.
Очнувшись от своих мыслей, я услышал, как Пинкертон спрашивает хозяй-
ку:
— А каков он был с виду, сударыня?
— Такой бритый, — ответила она.
И больше ничего от нее нельзя было добиться.
— Остановитесь у ближайшей аптеки, — оказал Пинкертон извозчику.
Из аптеки он позвонил в контору Тихоокеанского пароходства и спросил:
— Какой пароход, идущий в Китай, должен в ближайшее время зайти в Го-
нолулу?
— «Город Пекин». Он отплыл сегодня в половине второго, — ответили
ему.
— Все яснее ясного, — сказал Джим. — Он сбежал, или моя фамилия не
Пинкертон. Он решил добраться до острова Мидуэй раньше нас.
Однако я не разделял его мнения — ведь Пинкертон знал не все, а я хо-
рошо помнил страх, отражавшийся на лице капитана Трента, и уверенность,
что именно я спугнул мистера Диксона, не оставляла меня, хотя я и пони-
мал, что, возможно, строю свои домыслы на песке.
— Не посмотреть ли нам список пассажиров? — спросил я.
— Диксон — фамилия слишком распространенная, — возразил Джим. — А
кроме того, он, наверное, записался под вымышленным именем.
И тут меня словно озарило. Перед моими глазами возникла улица, на ко-
торой жил Бэллерс, — когда мы шли туда, я был слишком занят другими мыс-
лями, чтобы обращать внимание на окружающее. Но теперь я как будто снова
увидел грязную мостовую, тяжело (Нагруженные подводы, путаницу телеграф-
ных проводов, китайчонка с корзиной на голове и у самого угла — бакалей-
ную лавку, на вывеске которой огромными золотыми буквами сияла фамилия
«ДИКСОН».
— Ты прав, — сказал я, — он так и поступит. Да и вообще это не его
фамилия. Я убежден, что он заимствовал ее с вывески бакалейщика напротив
конторы Бэллерса.
— Возможно, — рассеянно ответил Джим и продолжал стоять, хмуря брови.
— Ну, что будем делать дальше? — спросил я.
— С одной стороны, надо бы поторопить подготовку нашей шхуны, — отве-
тил он, — но не знаю, удастся ли это. Я уже звонил капитану, чтобы он не
терял времени даром, и, судя по его ответу, у него работа кипит вовсю.
Знаешь что, Лауден? Попробуем взяться за Трента. Он в этом как-то заме-
шан. Да и не как-то, а больше всех. Даже если он не может перекупить у
нас бриг, он может объяснить нам, в чем дело.
— Согласен, — сказал я. — Как нам его разыскать?
— Через английское консульство, конечно, — ответил Джим. — И это еще
одна причина, почему следует начать с него. Шхуной мы можем заняться и
вечером, но консульство тогда будет закрыто.
В консульстве мы узнали, что капитан Трент поселился в гостинице «Ве-
селье». Мы немедленно отправились в это большое, но отнюдь не фешене-
бельное заведение и обратились за справкой к портье, который жевал
большую зубочистку и глядел мимо нас в одну точку.
— Капитан Джейкобс Трент здесь проживает?
— Выбыл, — ответил портье.
— Куда? — спросил Пинкертон.
— Не могу сказать, — ответил портье.
— Когда он уехал? — спросил я.
— Не знаю, — ответил портье и с бесцеремонностью коронованной особы
повернулся к нам спиной.
Боюсь и подумать о том, что могло бы случиться дальше, ибо возбужде-
ние Пинкертона уже достигло предела, но, к счастью, от возможного скан-
дала нас спасло появление второго портье.
— Да это, никак, мистер Додд! — воскликнул он, подбегая к нам. — Рад
вас видеть, сэр! Чем могу служить?
Добродетель всегда вознаграждается. В свое время я усладил слух этого
молодого человека нежными звуками «Перед самой битвой, мама…» на одном
из наших пикников, а теперь, в эту критическую минуту, он явился, чтобы
помочь мне.
— Капитан Трент? Ну, конечно, мистер Додд. Он уехал около двенадцати,
вместе с одним из своих матросов, А гаваец уехал раньше на «Городе Пеки-
не». Я это знаю, потому что отослал в порт его сундучок. Багаж капитана
Трента? Я сейчас наведу справки, мистер Додд. Да, они все проживали
здесь. Вот их имена в книге. Поглядите, пока я схожу узнаю про багаж.
Я пододвинул к себе книгу и стал рассматривать четыре фамилии, напи-
санные одним и тем же размашистым и довольно скверным почерком: «Трент,
Браун, Харди и (вместо А. Синга) Джозеф Амалу».
— Пинкертон, — сказал я вдруг, — у тебя с собой этот номер «Оксиден-
тела»?
— Конечно, — ответил Пинкертон, доставая газету.
Я скользнул глазами по отчету о кораблекрушении.
— Здесь есть еще одна фамилия, — сказал я. —
«Элиас Годдедааль, помощник». Почему мы больше ничего не слышали об
Элиасе Годдедаале?
— Правильно, — сказал Джим. — Его ведь не было с остальными, когда ты
видел их в кафе?
— По-моему, нет, — ответил я. — Их было только четверо, и никто из
них не был похож на помощника.
В эту минуту вернулся мой портье.
— Капитан сам нанял какой-то фургон, — сообщил он, — и вместе с одним
из матросов погрузил на него три сундучка и большой саквояж. Наш швейцар
помогал им, но фургоном они правили сами. Швейцар думает, что они поеха-
ли в приморский район. Это была около часу дня.
— Они могли еще успеть на «Город Пекин», — заметил Джим.
— Сколько их у вас останавливалось? — спросил я.
— Трое, сэр, и еще гаваец, — ответил портье. — Второй матрос тоже уе-
хал, но я не знаю, когда и как.
— А мистер Годдедааль, помощник, здесь не проживал? — спросил я.
— Нет, мистер Додд, только эти четверо, — ответил портье.
— И вы о нем ничего не слышали?
— Нет. А почему вы их разыскиваете, мистер Додд? — осведомился
портье.

— Мы с моим другом купили их корабль, — объяснил я, — и хотели выяс-
нить кое-какие подробности. Крайне неприятно, что мы никого не нашли.
К этому времени вокруг нас собралось несколько любопытных — сенсаци-
онный аукцион еще не был забыт. И тут один из зевак, дюжий матрос, нео-
жиданно сказал:
— А помощник, наверное, еще в городе. Он ведь совсем больной. Гово-
рят, на «Буре» он не выходил из лазарета.
Джим дернул меня за рукав.
— Вернемся-ка в консульство, — сказал он.
Но даже в консульстве о мистере Годдедаале ничего не было известно.
Судовой доктор с «Бури» выдал справку, что он находится в тяжелом состо-
янии, сам помощник в консульстве не появлялся, а только прислал свои до-
кументы.
— У вас есть телефонная связь с «Бурей»? — спросил Пинкертон.
— Есть, — ответил клерк.
— Так, может, вы позвоните туда или позволите мне позвонить? Нам со-
вершенно необходимо увидеться с мистером Годдедаалем.
— Хорошо, — ответил клерк и взял телефонную трубку. Поговорив нес-
колько минут, он обернулся к нам.
— Мне очень жаль, — сказал он, — но мистер Годдедааль уехал с кораб-
ля, и никто не знает куда.
— Скажите, вы оплачиваете проезд потерпевших кораблекрушение на роди-
ну? — спросил я, когда мне в голову пришла неожиданная мысль.
— Если они просят об этом, — ответил клерк, — что бывает не всегда.
Сегодня утром мы оплатили проезд гавайца до Гонолулу, и, насколько я по-
нял из слов капитана Трента, остальные собираются вернуться на родину
вместе.
— Так, значит, вы еще не выдавали им деньги? — спросил я.
— Пока еще нет, — ответил клерк.
— А вы очень удивитесь, узнав, что они уже уехали? — спросил я.
— Этого не может быть, вы ошибаетесь, — сказал он.
— Однако так оно и есть, — настаивал я.
— Нет, нет, вы ошибаетесь, — повторил он.
— Разрешите воспользоваться вашим телефоном? — спросил Пинкертон и
после утвердительного ответа позвонил в типографию, которая обычно печа-
тала наши объявления.
Я не слушал этого разговора, потому что вспомнил вдруг размашистый
скверный почерк в книге гостиницы «Веселье» и осведомился у клерка, нет
ли у него образчика почерка капитана Трента. Тут я узнал, что капитан не
может писать, так как поранил правую руку незадолго до катастрофы, и что
даже корабельный журнал в последние дни вел за него мистер Годдедааль, а
сам Трент даже расписывался левой рукой. К тому времени, когда я получил
все эти сведения, Пинкертон уже повесил трубку.
— Ну, с этим все. А теперь займемся шхуной, — сказал он. — И, если
завтра к вечеру я не разыщу этого Годдедааля, мое имя не Пинкертон.
— Каким образом? — поинтересовался я.
— Увидишь вечером, — ответил Пинкертон. — А теперь после всей этой
канители с консульством, портье и сморчком Бэллерсом приятно будет пос-
мотреть на шхуну. Там, наверное, работа идет полным ходом.
Однако на пристани царила полная тишина и спокойствие. И, если не
считать дымка, поднимавшегося над камбузом, на «Норе Крейн» не было за-
метно никаких признаков жизни. Пинкертон побледнел и, стиснув зубы,
прыгнул на борт шхуны.
— Где капитан этой… — Он не докончил фразы, потому что не нашел
слова, достаточно сильного, чтобы выразить свои чувства.
Вопрос его, казалось, был обращен в пустоту. Однако из дверей камбуза
высунулась чья-то голова — очевидно, кока.
— Закусывает у себя в каюте, — ответил этот субъект, что-то пережевы-
вая.
— Шхуна разгружена?
— Нет, сэр.
— И разгрузка даже не начиналась?
— Да нет, начиналась. Завтра мы возьмемся за дело поживей.
— Ну, кому-то это даром не пройдет, — сказал Пинкертон и решительным
шагом направился к каюте.
Там за накрытым столом сидел смуглый толстяк и увлеченно расправлялся
с жарким. При нашем появлении он оторвался от еды и смерил взглядом Пин-
кертона, который, скрестив руки на груди, смотрел на него в упор, сурово
сжав губы. На добродушном лице капитана появилось удивление, смешанное с
досадой.
— Так вот что вы называете спешкой? — сказал наконец Джим.
— А вы кто такой? — воскликнул капитан.
— Кто я такой? Я Пинкертон, — ответил Джим, как будто это слово было
магическим талисманом.
— Вы не очень-то вежливы, — возразил капитан, но это имя, по-видимо-
му, произвело на него впечатление, потому что он все-таки встал и пос-
пешно добавил: — Когда-нибудь надо же и пообедать, мистер Пинкертон.
— Где ваш помощник? — рявкнул Джим.
— Где-то в городе.
— Ах, где-то в городе! — язвительно повторил Пинкертон. — А теперь я
вам скажу, что я о вас думаю: вы мошенник, и, если бы только я не боялся
запачкать свой башмак, я бы пинком вышвырнул вас вместе с вашим обедом
на пристань.
— Я вам тоже кое-что скажу, — ответил капитан багровея. — Для такого,
как вы, я корабль не поведу, даже если бы вы меня на коленях умоляли. Я
привык иметь дело с людьми порядочными.
— Я могу вам назвать имена кое-каких порядочных людей, с которыми вам
больше не придется иметь дело! — отрезал Джим. — Это вся компания Лонг-
херста. Уж об этом я позабочусь! Собирайте свои вещи, да побыстрей, и
забирайте с собой свою паршивую команду. Я сегодня же вечером найду себе
настоящего капитана и настоящих матросов.
— Я уйду, когда мне будет удобно, а удобно мне будет завтра утром! —
крикнул нам вслед капитан.
— Сегодня весь мир словно перевернулся, — пожаловался Пинкертон, ког-
да мы вышли на пристань. — Сначала Бэллерс, потом портье с зубочисткой,
а теперь этот мошенник. А где мне искать капитана, Лауден? Ведь Лонг-
херст час назад ушел домой, да и остальных никого не найти.
— Я знаю, где, — ответил я. — Садись скорей. — И, когда мы сели в
пролетку, добавил, обращаясь к извозчику: — Гони к трактиру Черного То-
ма.
Добравшись до этого заведения, мы пересекли большой зал и, как я и
надеялся, нашли в задней комнате Джонсона и весь его клуб. Стол был
сдвинут к стене. Один из торговцев копрой играл в углу на губной гармо-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *