ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Хозяин

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Теренс Хэнбери Уайт: Хозяин

Фринтон.
— Да.
— Все это — для их же блага.
— Да.
— Повторите.
— Все это — для их же блага.
— Вы убеждены в том, что лучше меня никто не сумеет
обеспечить благополучие человечества.
— Я убежден.
— В таком случае, давайте разрешим ситуацию за минимальное
число ходов. «Пусть вора ловит вор.»
— Да, сэр.
— Вы по собственной воле вызываетесь стать тюремщиком при
этом опасном молодом человеке, чья свобода угрожает нашим
приготовлениям. Вы отведете его вместе с сестрой в больничную
палату и останетесь там при них в качестве сторожа — вплоть до
дальнейших распоряжений. Палату никому не покидать.
— Вызываюсь.
— Спасибо, мистер Фринтон. Можете идти.
Безмолвная процессия злоумышленников уже выходила в
отворенную дверь, когда он окликнул их.
— По пути загляните к негру и скажите, чтобы он приносил вам
еду. Да верните ему химикаты.
И глядя, как майор авиации подбирает с полу пузырек с
цианистым калием, Хозяин повторил тоном, который можно было бы
счесть ироническим:
— Не потратишься, не спохватишься.
Они вышли, закрыв за собою дверь.
Хозяин повернулся к мистеру Бленкинсопу.
В опустевшей теперь комнате, где слышалось лишь тиканье
часов, под голой лампочкой молча стояли двое мужчин.
Странно, но перед тем, как они покинули комнату, мистер
Бленкинсоп снял халат и аккуратно повесил его на один из
колышков, рядом с дождевиком мистера Фринтона. Ему не хотелось,
чтобы такая красивая вышивка тоже погибла.

Глава тридцатая. Операция «Новый Хозяин»

Когда закончилась сборка последнего из вибраторов, их
установили, направив во внешний мир, и включили все разом, — и
одним из первых результатов этого оказалась гибель чудесных
птиц Роколла. Олуши плавали в море, раскинув крылья и спрятав
головы под воду, — дюжины белых крестов с зачерненными концами
крыльев, мягко взлетающих и спадающих вместе с волной. Всплыла
на поверхность, брюхом кверху, и рыба, покрыв там и сям воду
серебристым волнующимся ковром.
Авиалайнер, летевший в Гандер по большому кругу и примерно в
тридцати милях от острова застигнутый ударом вибраторов, описав
великолепную дугу, рухнул в море с высоты в двадцать тысяч
футов и, выбросив в небо фонтан, ушел на дно, окруженный
мертвыми китами, будто айсберг, исчезнувший вдали. Хвостовая
часть, благодаря запертому в ней воздуху, снова потом всплыла и
еще долгое время качалась на волнах в обществе прочих чудищ.
Вышли из строя суда рыболовных флотилий, ходивших между
Ирландией, Фарерами, Гебридами и Малин-Хед. Суда дрейфовали,
команды их страшно мучились. В том же районе океана в разной
степени — в зависимости от близости их к Роколлу — пострадали
еще восемь кораблей. С греческого судна попрыгали за борт все
пассажиры, но как это ни удивительно, всех их, бьющихся в
истерике, втащили обратно на борт и никто не расстался с
жизнью.
По трансатлантическому кабелю перестали проходить сообщения,
— Все, что говорит или делает Хозяин, каждый поступок
отстоящем от острова Манчестере полностью провалились
международные состязания почтовых голубей, причем потерялись
все до единой птицы.
Люди, оказавшиеся в круге, проходившем (говоря довольно
условно) через Рейкьявик, Эдинбург и Дублин, жаловались на
сильные головные боли, перебои в сердце, ларингиты и воспаления
уха, горла и носа. Тех, что жили в портах западного побережья
Шотландии и Ирландии, а с ними и жителей Исландии, терзала
звенящая нота, которая, как им казалось, изгибалась дугою по
небу и приходила со всех направлений сразу. Одни описывали ее
как подобие колокольного звона, другие — как вой воздушной
сирены. Они никак не могли согласиться в том, является ли она
переливистой или пронзительной, высокой или низкой, или скорее
похожа на звук, рождающийся, когда проводишь пальцем по ободу
тонкого стакана. На самом деле, то была смесь многих тонов,
набиравшая, пронизывая пространство, мощь и на низких, и на
высоких частотах, и то, что человек слышал, зависело от того,
как он слушает. Многие из этих частот были вообще недоступны
для уха.
Вскоре начали сдавать и средства массовой информации.
Репортеры, оказавшиеся достаточно близко, чтобы услышать
упомянутый звон, не могли передать его описание по телефону,
поскольку телефоны вышли из строя, а общий распад механизмов и
тошнотное состояние тех, кто их обслуживал, привели к тому, что
перестали выходить и газеты.
Металл, казалось, страдал сильнее, чем плоть.
Твердые материалы портились быстрее упругих, так что живому
существу приходилось не так тяжко, как куску дерева, а кусок
дерева справлялся с бедой лучше куска железа.
Совсем как во время смога, возрос уровень смертности среди
людей очень старых, очень юных и тех, кто уже был болен.
Отмечались и разного рода мелкие странности. Молоко, как
водится, скисло, а весьма распространенный сорт мебельного лака
внезапно окрасил всю мебель в зеленые тона. Те, у кого в зубах

стояли металлические пломбы, мучились зубной болью, поступило
также несколько сообщений о людях, во рту которых зазвучали
вдруг передачи дальних радиостанций. Басы в передаваемых по
радио операх запели альтами. Принялись роиться пчелы. Оживились
змеи и летучие мыши. Раньше времени зацвели поздние хризантемы.
Воздействие вибраторов на людей, страдающих разного рода
болезнями, не обязательно было дурным. Обладатели невритов,
туберкулеза и расстройств печени почувствовали себя гораздо
лучше. Заключенные в тюрьмах и безумцы в сумасшедших домах
обнаружили склонность к налетающему всплесками насилию, — но те
из сумасшедших, что разгуливали на свободе, как, скажем ораторы
Гайд-парка, обрели сдержанность и прекратили свои выступления
перед публикой.
Бостон расположен от Роколла на 800 миль дальше, чем Москва.
Круговой зоне объявленного Хозяином ультиматума, каковую он
собирался расширять каждый день на две сотни миль, предстояло,
прежде чем она достигнет Чикаго, отхватить изрядный кусок
России. Тем временем, еще до того, как эта зона коснется двух
величайших держав мира, большая часть Европы — от Нарвика до
Неаполя и Гибралтара — окажется, в виде назидания и угрозы,
парализованной, и от Глазго до Корка погибнет немало людей.
Вибраторы стояли на вершине утеса, и сектора их воздействия
перекрывались далеко в море.

Глава тридцать первая. Одурманенные

— Но как же вы можете вдруг вывернуть все наизнанку и
утверждать то, что вы отрицали? — сказал Никки.
Внешне мистер Фринтон и Джуди относились к нему с той же
доброжелательностью, что и прежде, оставаясь, насколько можно
было судить, нормальными, рассудительными людьми. Но в том, что
касалось их убеждений, они превратились в собственные
противоположности. Тупость Никки причиняла им страдания, они
делали все, чтобы просветить и наставить его.
— Никки, посмотри на это, как следует взрослому человеку. Мы
живем в мире, который сбился с пути, нами правит целая куча
дуроломов, одержимых манией убийства и способных в любую минуту
разнести весь белый свет в мелкие дребезги. Не разумнее ли,
чтобы все, что творится в мире, контролировал один умный
человек, — вместо всех этих большевитских шаек и сенаторов
Маккарти? Прежде всего, это позволит покончить с войнами,
неужели ты этого не понимаешь? Невозможно же воевать, если не
существует страны, с которой воюешь. Весь мир будет состоять
вроде как из графств. Ведь не воюет же Сассекс с Кентом.
— Я знаю. Однако…
— Конечно, это может означать, что поначалу придется убить
небольшое число людей. Мысль неприятная, но такова печальная
необходимость. То же самое и в Природе. Если садовнику нужны
цветы и фрукты, ему приходится уничтожать улиток и насекомых,
каким бы добрым человеком он ни был. Тут уж ничего не попишешь.
Думай о том, сколько добра из этого выйдет, не думай об одном
только зле.
— А может из зла выйти добро?
— Конечно может, да оно и в Природе так.
Никки жалостно произнес:
— Лучше бы мне тогда и не рождаться в такой Природе.
— Ну, что тут поделаешь, — уже родился.
Они сидели на железных кроватях, стараясь не упускать из
виду Шутьку.
Последняя, казалось, слегка спятила, не снеся невзгод
островной жизни. Ей то и дело мерещились призраки мух там, где
никаких мух не было и в помине, она застывала перед местами их
воображаемых приземлений, делая стойку, совершенно как сеттер.
Узникам, будто детям, коротающим в унылой детской дождливый
день, выдали для развлечения карандаши и бумагу. С их помощью
они играли в слова или в крестики-нолики, — мистер Фринтон
обозначил и то, и другое как «Полный финиш». Все остальное
время они спорили.
— Скорее всего, он примет на себя власть над уже
существующими структурами и будет их направлять. Это
удивительно, к каким большим сдвигам приводят малые изменения.
Люди называют себя Южными саксами и Народом Кента, и целые
королевства поднимаются и воюют. А стоит им назваться Сассексом
и Кентом — графствами, как война прекращается. Но сами-то места
от этого не меняются, они какими были, такими и остаются. Так
что, сам понимаешь, Никки, менять весь мир ему не придется. Он
будет почти что прежним, только станет лучше.
— Я не разбираюсь в политике.
— Значит, ты осуждаешь его, основываясь на личной неприязни,
а это неправильно.
— Почему?
— Потому что Истина выше Человека. И любое действие является
либо правильным, либо неправильным.
— Это кто же сказал?
Вопрос выбил почву из-под ног мистера Фринтона, да иначе и
быть не могло, ибо это был вопрос ценою в шестьдесят четыре
тысячи долларов.
— Я хотел сказать, что…
— Мистер Фринтон всегда говорил нам, что верит в
необходимость этого… объединения мира, — сказала Джуди.
— Он еще и про эволюцию кое-что говорил. О муравьях и о
прочем. Я только не могу сейчас точно вспомнить, что именно.
И мистер Фринтон тоже не мог. Мысли этого рода из его разума
были стерты.
— Джуди, милая, ну послушай. За десять секунд до того, как
ты привела Хозяина, ты хотела его убить. Через десять секунд
после этого он у тебя превратился в Белую Надежду христианского
мира. Неужели ты не понимаешь, что в промежутке должно было
что-то случиться?
— Просто мы были неправы, — в унисон заявили оба.
— Разве это правильно — держать меня здесь, как в тюрьме?
Твоего родного брата?
— Конечно, правильно, пока ты такой глупый. Ты же можешь

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *