ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Хозяин

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Теренс Хэнбери Уайт: Хозяин

— Но их-то загипнотизировали?
Китаец, порывшись в одном из длинных рукавов, в которых так
удобно скрывать пистолеты, извлек оттуда три хрупких чашечки
размером с подставку для яйца, но более грациозных, и что-то
вроде кувшинчика или бутылочки им под масть, — вся четверка из
суцумского фарфора. В кувшинчике уже плескалась вода. Он вручил
чашечки Никки, чтобы Никки их рассмотрел.
В тонком фарфоровом донышке каждой чашки имелся шарик или
линза, или глазок из простого стекла.
Китаец наклонил кувшинчик, наполняя чашки водой, и едва вод
потекла, кувшинчик запел, совершенно как соловей. Он
действительно пел, издавая мелодичные трели и влажные ноты,
присущие этой птице. Затем Китаец указал Никки на чашечки. В
каждом из глазков возникла старинная фотография гейши, похожая
больше на дагерротип, — девушки застенчиво поглядывали на Никки
из-за вееров.
Никки ошеломленно уставился на Китайца.
— Как вы это сделали?
— Попробуйте сами.
Он вылил из чашечек воду в вазу с пампасной травой и передал
чашечки Никки. В кувшинчике еще оставалась вода, и он
по-прежнему пел, даже у Никки в руках, и девушки, исчезнувшие,
когда опустели чашки, вернулись назад.
— !
— Это подарок для вашей сестры.
Ко времени, когда Никки проделал фокус еще два раза и
опустошил кувшинчик, Китаец исчез.

Тем временем Джуди тоже трудилась над разрешением их общей
проблемы. Пусть себе Никки сколько угодно глумится над ее идеей
насчет бутылки, но все же хотелось бы знать, чем уж она так
нелепа? Бутылку очень даже могут найти, а отправить ее ничего
не стоит. Раз существует возможность, почему бы ей не
воспользоваться? Знал там Никки или не знал, омывается ли
Роколл Гольфстримом, и куда этот Гольфстрим течет, но уже одно
то, что платить за такую доставку бутылки по адресу ничего не
придется, воодушевляло Джуди, в которой были сильно развиты
качества хорошей домохозяйки. А кроме того, ею овладело
упрямство. Мужчины могут транжирить время, обучая друг друга и
предоставив женщинам заниматься всякими пустяками или вообще
ничем не заниматься, но в характере Джуди имелось нечто от
суфражистки. Она никому не позволит ни пренебрегать ею, ни
относиться к ней, как к пустому месту. Почему бы кому-нибудь и
не найти бутылку? К тому же брата нет, заняться нечем. И как
будет приятно, как роскошно она обставит Никки, если благодаря
ее усилиям, одиноким и презираемым, письмо все же достигнет
Англии!
Джуди отправилась на кухню, выпросила у Пинки бутылку и,
заглянув в опустевшую операционную, стянула несколько листков
из рецептурного блокнота, прихватив заодно и шариковую ручку.
Она написала:

Пожалуйста, отправьте это письмо по адресу:
генерал-майору герцогу
Ланкастерскому, Владельцу псовой охоты, Конный Двор, Гонтс-
Годстоун, Сомерсет, — и пусть миссис Хендерсон доставит его
туда, когда
понесет молоко, пожалуйста.

Теперь. Если она напишет, что какие-то международные
заговорщики похитили их и прячут внутри выдолбленного
скалистого островка, поверит ли кто-нибудь такому письму или,
напротив, сочтет его надувательством? С другой стороны, просто
написать, что они находятся здесь, тоже нельзя, потому что
команда яхты наверняка обыскивала остров. Джуди решилась на
компромисс и продолжила так:

Пожалуйста приезжайте и заберите нас отсюда так как мы
все еще на
Роколле так как нас затащили внутрь и вы увидите квадратное
вроде
как окно на уровне воды и это прядка моих волосв
доказательство, Джу.

Она с немалым трудом выдрала из головы не так чтобы очень
много волос, — ножниц-то у нее не было, — но затем вспомнила
про больничные ножницы и отрезала ими порядочный локон. Ей
пришлось расправить уже сложенное письмо, чтобы добавить «С
сердечным приветом», потом она как могла плотнее заткнула
бутылку и отправилась на выступ перед дверьми ангара. Бутылка,
еле слышно плеснув, нырнула, но тут же снова выпрыгнула из
воды, потому что внутри у нее был воздух. Затем она лениво
поплыла вдоль обрыва, не предпринимая никаких усилий, чтобы
отправиться в Англию.
Залитые ярким солнцем Джуди и Шутька огляделись по сторонам.
Огромный горизонт был пуст. Скрытно и вкрадчиво двигалась
антенна радара, напоминая голову какого-то доисторического
монстра. Чашечки анемометра гнались одна за другой по
нескончаемому кругу, и стрелка, указывающая вертолету
направление ветра, смотрела на югозапад.

Когда Никки принес ей волшебный подарок Китайца, Джуди
пришла в восторг.
— Дорог не подарок, — чопорно сообщила она, — дорого
отношение.
Но и подарок сам по себе был редкостный. Весь вечер они
провозились с водой, а Шутька в совершенном экстазе слушала

соловья. Она стояла, склонив голову набок, свесив отдаленное
подобие уха на отдаленное подобие глаза, ждала, когда вылетит
птичка и облизывалась. Время от времени она тявкала, напоминая
птичке, что ее ждут, а порою делала вид, что вот-вот укусит
бутылочку, — совсем как боксер, притворяющийся, что ударит, и
нарочно промахивающийся.
Никки сказал:
— Тут что-то вроде этого, как его, — ну вот когда суешь в
воду палку и кажется, что она согнулась. В пустых чашках
девушек не разглядеть, потому что свет изгибается и мешает
этому, а вода как бы подправляет стекло, и тогда их становится
видно. Но вот почему кувшинчик поет?
Узкое горлышко кувшинчика не позволяло им заглянуть
вовнутрь. Они так и не открыли его секрета.

Глава четырнадцатая. Дневники

— Никки.
— М-м?
— Откуда берутся твои книги?
— То есть?
— В будуаре всего одна полка.
— Наверное, где-то должна быть библиотека.
— Надо бы нам выяснить, что там такое, на его личной
стороне.
— Зачем?
— Ну как же, там ведь должны быть какие-то помещения.
Вопервых, где они спят? Китаец живет вместе с Хозяином, значит,
хотя бы две спальни должны у них быть. Вероятно, и та штука,
которую они делают, тоже там.
— Когда они за мной посылают, я не в состоянии что-либо
выяснять. Меня запихивают в кресло рядом с фонографом и
кто-нибудь все время болтается туда-сюда.
— А как по-твоему, не можем мы пробраться к ним ночью, пока
они спят?
— Что-то тебя вдруг на приключения потянуло.
— Интересно, ванная комната у них тоже есть? — задумчиво
произнесла Джуди. В ней опять проснулась домохозяйка. Ей
хотелось узнать, что у них там — настоящие краны с горячей и
холодной водой или газовая колонка.
Никки в эту минуту тоже волновал хозяйственный вопрос.
— Джуди, если нам возвратят наши штаны, ты сумеешь зашить их
по шву?
— Еще бы!
— Ну тогда ладно.
— И мы, наконец-то, сможем перестать визжать и гнусить вдоль
улиц Рима!
— ?
— Цитата из «Юлия Цезаря», а это вот наши тоги.
И приподняв подол впавшей ныне в немилость ночной рубашки,
Джуди прошлась в пируэте по пустому ангару, мерзко кривляясь в
подражание римским призракам, упомянутым бардом.
— Если забраться туда ночью, — сказал Никки, — можно будет
прочитать дневники.
Настал ее черед изображать знак вопроса.
— Полка в будуаре вся заставлена дневниками.
— Почему ты так думаешь?
— У них на корешках золотом оттиснуты даты.
— Это могут быть календари или еще что-нибудь.
— Могут.
— А какие даты?
— Самая первая — тысяча восемьсот сорок девятый.
— Как же он мог вести дневник в восемьсот сорок девятом
году?
Джуди посчитала на пальцах, — по одному на каждое
десятилетие, — подбираясь к 1949-му, после чего ей пришлось бы
тайком прибегнуть к пальцам на ногах, чтобы пересчитать года. К
несчастью, добравшись до десятого пальца, она вдруг вспомнила,
что нулевой год был приписан к первому веку, и сбилась со
счета.
— Я предполагал, что они могут быть какими-нибудь там
таблицами приливов, — сказал Никки, — но и тогда непонятно,
зачем ему таблицы за тысяча восемьсот сорок девятый год. Может
быть, там чтонибудь астрономическое.
— Некоторые пользуются мылом, чтобы изготовить ключи.
— Постарайся думать о чем-нибудь другом, дорогая.
— Пользуются, пользуются. Свистнут ключ, вдавят его в кусок
мыла, и получается оттиск, и они…
— Ой, да знаю я все это, дурища, но сам-то ключ из мыла не
сделаешь. С оттиском и останешься.
— Можно попросить Пинки, он сделает.
Никки запнулся.
— Не знаю, это может оказаться опасным.
— Если они отрезали ему язык, чтобы он не мог разговаривать
с нами, значит, и с ними разговаривать он тоже не может.
— Ты думаешь, это они?
— Правда, может, у него и вообще никогда языка не было.
Она прибавила:
— Никки, как это возможно? Я хочу сказать, если Китаец такой
добрый, подарки такие замечательные делает, как же они могли
отрезать ему язык?
— Как бы там ни было, они это сделали уже давно.
— Да какая разница — когда, все равно это ужасно.
— А вдруг он его откусил, — с надеждой сказала Джуди, —
просто такой несчастный случай.
— Так или иначе, а я, прежде всего, понятия не имею, удастся
ли мне стянуть ключ.
— А он вообще существует?
— Не знаю.
— В следующий раз, как пойдешь, осмотри дверь.
— Дверь открывается сама собой, ты разве не помнишь?
— Ой, а верно!
— У них там какие-нибудь чертовы невидимые лучи или еще что.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *