ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Ким

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Редьярд Киплинг: Ким

него знали его мысли лучше, чем он сам. Несколько часов лежал
он в оцепенении более глубоком, чем сон.
К вечеру, когда пыль, поднятая стадами, возвращавшимися с
пастбищ, окутала дымом весь горизонт, появились лама с
Мах-бубом Али: они шли пешком, осторожно ступая, ибо домашние
рассказали им, куда ушел юноша.
— Аллах! К чему разыгрывать такие штуки на открытом
месте?— пробормотал барышник.— Его могли сто раз
пристрелить… Впрочем, здесь не Граница.
— Никогда не было такого челы,— промолвил лама, повторяя
много раз сказанное,— сдержанный, добрый, мудрый, не
ворчливый, всегда веселый в дороге, ничего не забывающий,
ученый, правдивый, вежливый! Велика будет его награда! — Я
знаю мальчика, как я уже говорил. — Таким он был и раньше?
— Кое в чем да, но у меня пока нет амулета, которым
владеют красношапочники, чтобы сделать его вполне правдивым. За
ним, очевидно, был хороший уход.
— У сахибы золотое сердце,— серьезно сказал лама.— Она
смотрит на него как на родного сына.
— Хм! Мне кажется, половина Хинда смотрит так. Я только
хотел увериться, что мальчик не попал в беду и свободен в своих
поступках. Как тебе известно, мы с ним были старыми приятелями
еще в первые дни вашего совместного паломничества.
— В этом связь между мной и тобой,—лама опустился на
землю.— Мы теперь завершили паломничество.
— Не себя благодари, что неделю назад паломничеству
твоему помешали навсегда прекратиться. Я слышал, что сказала
тебе сахиба, когда мы принесли тебя на койке,— Махбуб
рассмеялся и дернул себя за бороду, выкрашенную заново.
— В то время я размышлял о других предметах. Хаким из
Дакхи прервал мои размышления.
— Не будь его,— Махбуб из приличия произнес эти слова на
языке пушту,— ты закончил бы свои размышления на знойном краю
ада,— ведь ты неверующий, идолопоклонник, хотя и прост как
младенец. А теперь, красношапочник, что нужно делать?
— В нынешнюю же ночь — торжественные слова текли
медленно, и голос ламы дрожал — в нынешнюю же ночь он, как и
я, будет свободен от всякой скверны греха… Он, как и я,
получит уверенность, что, покинув тело, освободится от Колеса
Всего Сущего. Мне дано знамение,— он положил руку на порванную
хартию, лежавшую у него на груди,— что срок мой близок, но его
я обезопасил на все грядущие годы. Запомни, как уже тебе
говорил, я достиг знания всего три ночи назад.
— Должно быть, правда, как сказал тирахский жрец, когда я
выкрал жену его двоюродного брата, что я суфи
(свободомыслящий), ибо я сижу здесь, слушая немыслимое
богохульство,— сказал себе Махбуб.— Я помню твой рассказ.
Так, значит, он этим путем попадет вджаннатулади (Сады Эдема) ?
Но каким образом? Убьешь ты его или утопишь в той чудесной
Реке, из которой тебя вытащил бабу?
— Меня не вытаскивали ни из какой реки,— простодушно
сказал лама.— Ты забыл, что произошло. Я нашел Реку через
Знание.
— О да! Верно,— буркнул Махбуб, в котором негодование
боролось с неудержимым весельем.— Я забыл, как это случилось.
Ты нашел ее сознательно.
— …И говорить, что я собираюсь отнять его жизнь… это
не грех, а просто безумие. Мой чела помог мне найти Реку. Он
вправе очиститься от греха вместе со мной.
— Да, он нуждается в очищении; ну, а дальше, старик, что
же дальше?
— Разве это важно под небесами? Н и б а н ему обеспечен,
когда он получит просветление, как и я.
— Хорошо сказано. Я боялся, как бы он не вскочил на коня
Магомета и не ускакал на нем. — Нет… Он должен идти дальше и
стать учителем. — Аха! Теперь понимаю. Самый подходящий аллюр
для такого жеребенка. Конечно, он должен идти дальше и стать
учителем. Так, например, государство срочно нуждается в его
услугах как писца.
— К этому он был подготовлен. Я приобрел заслугу, помогая
ему в учении. Доброе дело не пропадет. Он помог мне в моем
Искании. Я помог ему в его Искании. Справедливо Колесо, о
продавец коней, пришедший с Севера! Пусть он будет учителем,
пусть будет писцом — не все ли равно? В конце концов он
достигнет Освобождения. Все прочее — иллюзия.
— Все равно? А если мне нужно взять его с собой в Балх
через шесть месяцев? Я приезжаю сюда с десятком хромых коней и
тремя крепкими парнями,— все по милости этого цыпленка-бабу,—
чтобы силой вытащить больного мальчика из дома старой бабы. А
выходит, что я стою в сторонке, в то время как молодого сахиба
волокут в Аллах его знает какое языческое небо усилиями старого
красношапочника. А ведь я тоже, в некотором роде, считаюсь
участником Игры! Но этот сумасшедший любит мальчика, а я,
должно быть, тоже с ума сошел.
— Что это за молитва?— спросил лама, слыша, как резкие
звуки на языке пушту вырывались из красной бороды.
— Пустяки, но теперь, когда я понял, что мальчик,
которому обеспечен рай, все же может поступить на
государственную службу, на душе у меня полегчало. Мне нужно
пойти к своим лошадям. Темнеет. Не буди его! Я не хочу слышать,
как он называет тебя учителем.
— Но он мой ученик. Кто же он еще?
— Он говорил мне,— Махбуб стряхнул охватившую его печаль
и со смехом встал на ноги.— Моя вера не совсем похожа на твою,
красношапочник… если тебя интересуют такие пустяки. — Это
ничего,— сказал лама.
— А я думал иначе. Поэтому тебя не обрадует, если я тебя,

безгрешного, свежевымытого и на три четверти утонувшего, назову
хорошим человеком, очень хорошим человеком. Мы четыре или пять
вечеров проговорили с тобой, и хоть я и лошадник, я все же
умею, как говорится в пословице, видеть святость из-за
лошадиных ног. Да, и я также понимаю, почему наш Друг Всего
Мира вложил свою руку в твою с самого начала. Обращайся с ним
хорошо и позволь ему вернуться в мир учителем, когда ты…
омоешь ему ноги, если только это принесет пользу жеребенку.
— Почему бы тебе самому не вступить на Путь, чтобы
сопровождать мальчика?
Махбуб уставился на него, пораженный этой неслыханной
дерзостью, на которую за Границей он ответил бы не одним
ударом. Потом смешная сторона этого предложения открылась его
мирской душе.
— Постепенно… постепенно… сперва одной ногой, потом
другой, как прыгал через препятствия хромой мерин в Амбале.
Быть-может, я попаду в рай позже… меня сильно тянет на этот
путь… так и манит. И я обязан этим твоему простодушию. Ты
никогда не лгал?
— К чему?
— О Аллах, послушай его только! К чему лгать в этом мире?
И ты ни разу не поранил человека?
— Раз… пеналом… до того, как я достиг мудрости.
— Вот как? Ты возвысился в моем мнении. Учение твое
доброе. Ты совратил одного моего знакомого с тропы борьбы,— он
громко расхохотался.— Он приехал сюда, намереваясь совершить
дакайти (ограбление дома с применением насилия). Да, резать,
грабить, убивать и увезти то, чего он желал.
— Великое неразумие!
— О! А также великий позор. Так решил он, после того как
увидел тебя… и некоторых других людей — мужчин и женщин.
Поэтому он оставил свое намерение, а теперь отправляется
колотить большого толстого бабу.
— Не понимаю.
— Слава Аллаху, что ты не понял! Некоторые люди сильны
знанием, красношапочник. Твоя сила еще сильнее. Сохраннее…
Думаю, что сохранишь. Если мальчишка будет плохо тебе служить,
дери его за уши.
Махнув концом широкого бухарского кушака, патхан исчез в
сумерках, а лама настолько спустился со своих облаков, что даже
взглянул на его широкую спину.
— Этому человеку недостает учтивости, и он обманут тенью
явлений. Но он хорошо отзывался о моем челе, который нынче
обретет награду. Надо помолиться… Проснись, о счастливейший
из всех рожденных женщиной! Проснись! Она найдена!
Ким очнулся от глубокого сна, а лама смотрел, с каким
наслаждением он зевает, и добросовестно щелкал пальцами, чтобы
отогнать злых духов.
— Я спал сто лет. Где?.. Святой человек, ты долго тут
сидел? Я заснул по дороге. Теперь я здоров. Ты ел? Давай пойдем
домой. Много дней прошло с тех пор, как я перестал служить
тебе. А сахиба хорошо тебя кормила? Кто мыл тебе ноги? Как твои
недуги — живот и ше и шум в ушах? — Прошли, все прошли. Разве
ты не знаешь? — Я ничего не знаю; знаю только, что
давным-давно тебя не видел. А что я должен знать?
— Странно, что знание не коснулось тебя, когда все
помыслы мои тянулись к тебе.
— Я не вижу твоего лица, но голос твой звучит как гонг.
Или сахиба своей стряпней вернула тебе молодость?
Он смотрел на фигуру, сидящую скрестив ноги, вычерченную
черным силуэтом на лимонном фоне вечерней зари. Так сидит
каменный Бодисатва, глядя на автоматические турникеты
Лахор-ского музея.
Лама безмолвствовал. Их окутала мягкая, дымная тишина
индийского вечера, нарушаемая лишь щелканьем четок да едва
слышным звуком удаляющихся шагов Махбуба.
— Слушай меня! Я принес весть.
— Но давай же…
Длинная желтая рука взмахнула, призывая к молчанию. Ким
послушно спрятал ноги под подол халата.
— Слушай меня! Я принес весть! Искание завершено. Теперь
приходит Награда… Итак. Когда мы были в Горах, я жил твоей
силой, пока молодая ветвь не погнулась и едва не сломалась.
Когда мы спустились с Гор, я тревожился о тебе и о других вещах
и у меня было неспокойно на сердце. Ладья моей души потеряла
направление. Я не мог увидеть Причину Всего Сущего. Поэтому я
оставил тебя на попечении добродетельной женщины. Я не принимал
пищи. Я не пил воды. И все же я не видел Пути. Меня уговаривали
есть и кричали у моей запертой двери. Тогда я удалился в
ложбину, под дерево. Я не принимал пищи. Я не пил воды. Я
сидел, погруженный в созерцание, два дня и две ночи, отвлекая
мой ум, вдыхая и выдыхая, как предписано… На вторую ночь —
так велика была моя награда — мудрая душа отделилась от
неразумного тела и освободилась. Подобного я еще никогда не
достигал, хотя и стоял на пороге этого. Поразмысли, ибо это
чудо!
— Поистине чудо! Два дня и две ночи без пищи! Куда же
девалась сахиба?— сказал Ким едва слышно.
— Да. Душа моя освободилась и, взлетев, как орел,
увидела, что нет ни Тешу-ламы, ни вообще какой-либо иной души.
Как капля падает в воду, так душа моя приблизилась к Великой
Душе, которая вне Всего Сущего. Тут, возвышенный созерцанием, я
увидел весь Хинд, от Цейлона среди морей и до Гор, вплоть до
моих раскрашенных скал у Сач-Зена, я увидел все, до последнего
лагеря и последней деревни, где мы когда-либо отдыхали. Я
увидел их одновременно и в одном месте, ибо все они были
внутри, в душе. Так я узнал, что душа перешла за пределы
иллюзии времени и пространства и вещей. Так я узнал, что
освободился. Я увидел тебя, лежащего на кровати, и увидел тебя,
падающего с горы вместе с язычником,— одновременно, в одном
месте, в моей душе, которая, как я говорил, коснулась Великой
Души. Я видел также неразумное тело Тешу-ламы, лежащее на
земле, и хакима из Дак-хи, склонившегося над ним и кричащего

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *