ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Ким

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Редьярд Киплинг: Ким

окунуть в нее кусочек ваты и мазнуть себя по руке, но Ханифа по
слуху догадалась об этом.
— Нет, нет,— вскричала она,— так не годится, нужны
надлежащие обряды. Окраска — последнее дело. Я дам тебе полную
защиту для Дороги.
— Джаду (колдовство)?—проговорил Ким, поднимаясь. Ему не
нравились эти белые, незрячие глаза.
Рука Махбуба, лежащая на его шее, пригнула его к полу, и
нос Кима очутился на расстоянии дюйма от досок.
— Лежи смирно. Никакого вреда тебе не будет, сын мой. Я
— твоя жертва!
Ким не мог видеть, что делала женщина, но долго слышал
позвякиванье ее драгоценностей. В темноте вспыхнула зажженная
спичка, он услышал хорошо знакомое потрескиванье и шипенье
зерен ладана. Потом комната наполнилась дымом — густым,
ароматным и удушливым. Сквозь все сильнее одолевавшую его
дремоту он слышал имена дьяволов: Залбазана, сына Иблиса,
который обитает на базарах и парао и порождает внезапно
вспыхивающий разврат на придорожных стоянках; Далхана, который
невидимо присутствует в мечетях, обитает среди туфель верующих
и мешает народу молиться; Мазбута, владыки лжи и панического
ужаса. Ханифа, то шепча ему что-то на ухо, то говоря словно на
огромном расстоянии, трогала его неприятными мягкими пальцами,
но Махбуб не отнимал руки от его шеи, пока ослабевший юноша,
вздохнув, не лишился чувств.
— Аллах! Как он боролся! Нам не удалось бы добиться этого
без снадобий. Я считаю, что это благодаря его белой крови,— с
раздражением сказал Махбуб.— Продолжай дават (заклинания). Дай
ему полную защиту.
— О, слушающий! Ты, который слушает ушами, будь здесь.
Слушай, о, слушающий!— Ханифа стонала, и мертвые глаза ее были
обращены на запад. Темная комната огласилась стенами и
пыхтеньем.
На наружном балконе показалась тучная фигура какого-то
человека. Он поднял голову, круглую, как пуля, и нервно
кашлянул.
— Не прерывайте этого чревовещательного колдовства, друг
мой,— сказал человек по-английски.— Я предполагаю, что вам
она очень неприятна, но просвещенный наблюдатель неспособен
по-настоящему испугаться.
— …Я придумала заговор, чтобы уничтожить их! О, пророк,
будь терпелив к неверующим! Оставь их на время в покое!— Лицо
Ханифы, обращенное на север, исказилось ужасными гримасами, и
казалось, что с потолка ей отвечают какие-то голоса.
Хари-бабу снова принялся писать в своей записной книжке,
балансируя на подоконнике, но рука его дрожала. Ханифа, сидя
скрестив ноги у недвижной головы Кима, в каком-то наркотическом
экстазе дергалась всем телом и одного за другим призывала
дьяволов, согласно принятому в древнем ритуале порядку, убеждая
их не вставать на пути юноши.
— У него ключи от тайн! Никто не знает о них, кроме него
самого! Он знает все на суше и на море!— И снова послышались
свистящие ответы из нездешнего мира.
— Я… я опасаюсь, не вредна ли эта процедура?—
проговорил бабу, глядя, как дергались и дрожали мускулы на шее
Ханифы, когда она говорила разными голосами.— А не убила ли
она мальчика? В таком случае я отказываюсь быть свидетелем на
суде… Как она назвала последнего из этих несуществующих
дьяволов?
— Бабуджи,— промолвил Махбуб на местном языке.— Я не
уважаю демонов Хинда, но сыны Иблиса — дело другое и, будь они
джамали (доброжелательные) или джалали (страшные), они
одинаково не любят кафиров.
— Так вы полагаете, мне лучше уйти?— сказал Хари-бабу,
приподнимаясь.— Само собой разумеется, они просто
дематериализованные феномены! Спенсер говорит…
Кризис Ханифы прошел и, как это всегда бывает в таких
случаях, заключился пароксизмом воя. На губах ее показалась
пена. Недвижная, она в изнеможении лежала рядом с Кимом, а
безумные голоса умолкли.
— Да. Дело кончено. Да послужит это на пользу мальчику!
Ханифа — настоящая мастерица давата. Помоги оттащить ее в
сторону, бабу. Не бойся.
— Как могу я бояться того, что не существует?— сказал
Хари-бабу по-английски, чтобы подбодрить себя. Можно ли бояться
колдовства, которое с презрением исследуешь, и собирать для
Королевского Общества фольклор, не теряя веры во все силы тьмы.
Махбуб тихо засмеялся. Он и раньше встречался с Хари на
Дороге.
— Кончим окраску,— промолвил он.— Мальчик теперь хорошо
защищен, если… если у Владык Воздуха имеются уши, чтобы
слышать. Я суфи (свободомыслящий). Но если знаешь слабые
стороны женщины, жеребца или демона, зачем приближаться к ним и
подставлять себя под удар? Выведи его на Дорогу, бабу, и
последи за тем, чтобы старый красношапочник не увел его туда,
где нам его не достать. Я должен вернуться к своим лошадям.
— Хорошо,— сказал Хари-бабу,— в настоящее время он
представляет любопытное зрелище.
Перед третьими петухами Ким проснулся после сна, который,
казалось, длился тысячи лет. Ханифа тяжело храпела в углу,
Махбуб ушел.
— Надеюсь, вы не испугались,— послышался у Кима под
боком медоточивый голос.— Я наблюдал за всей процедурой,
которая оказалась чрезвычайно интересной с этнологической точки
зрения. Это был первоклассный дават.
— Ха!— произнес Ким, узнавая Хари-бабу, который
вкрадчиво улыбался.

— Я также имел честь привезти сюда от Ларгана ваш
настоящий костюм. Официально я не обязан возить подобные наряды
подчиненным, но,— он захихикал,— ваш случай записан в книгах
как исключительный. Надеюсь, мистер Ларган оценит мои действия.
Ким зевнул и потянулся. Приятно было опять поворачиваться
и сгибаться в свободном платье.
— Что это такое?— Он с любопытством смотрел на тяжелую
шерстяную ткань, от которой веяло всеми запахами дальнего
Севера.
— О-хо! Это не привлекающий ничьего внимания костюм
че-лы, служащего ламе. Полный костюм, подлинный до последних
мелочей,— сказал Хари-бабу, выкатываясь на балкон, чтобы
почистить себе зубы.— Я держусь того ме-нения, что единоверцы
вашего старика носят не совсем такую одежду; эта скорее
свойственна исповедующим один из вариантов его религии. На эти
темы я посылал в «Азиатское Поквартальное Обозрение» заметки,
возвращенные мне ненапечатанными. Однако любопытно, что сам
старик абсолютно лишен религиозности. Он ни на йоту не
щепетилен.
— А вы знакомы с ним?
Хари-бабу поднял руку, давая понять, что он занят
совершением того ритуала, который в среде бенгальцев из
хорошего общества сопровождает чистку зубов и тому подобные
действия. Потом он прочел по-английски молитву теистического
характера, принятую в обществе А р ия-Самад ж, и набил себе рот
паном и бетелем.
— О, да. Я несколько раз встречался с ним в Бенаресе, а
также в Будх-Гае, чтобы расспросить его о некоторых религиозных
событиях и культе демонов. Он — подлинный агностик,
точь-в-точь как я сам.
Ханифа шевельнулась во сне, и Хари-бабу в испуге отпрыгнул
к медной курильнице, казавшейся темной и бесцветной при
утреннем свете, и, вымазав палец в накопившейся саже, провел им
черту поперек лица.
— Кто умер в твоем доме?— спросил Ким на местном языке.
— Никто. Но, может быть, у нее дурной глаз, у этой колдуньи,—
ответил бабу. — А что ты теперь будешь делать?
— Я отправлю тебя в Бенарес, если ты туда едешь, и
расскажу тебе все, что ты должен знать о Нас.
— Я еду. В котором часу отходит поезд?— Ким встал на
ноги, окинул взглядом голую комнату и желтое восковое лицо
Ханифы, в то время как низкое солнце ползло по полу.— Не нужно
ли дать денег этой ведьме?
— Нет. Она заколдовала тебя против всех демонов и всех
опасностей… во имя своих демонов. Этого пожелал Махбуб.—
Затем он продолжал по-английски:— Я думаю, что он в высшей
степени старозаветен, если поддается такому суеверию. Ведь это
же все чревовещание—разговор животом, э?
Ким машинально щелкнул пальцами, чтобы отвратить беду,
которую действия Ханифы могли навлечь на него, хотя он знал,
что Махбуб не желал ему зла, и Хари снова захихикал.
Но, пересекая комнату, он тщательно избегал наступать на
пеструю короткую тень Ханифы на досках. Ведьмы, когда на них
находит, могут схватить душу человека за пятки, если он не
поостережется.
— Теперь вы должны слушать внимательно,— сказал бабу,
когда они вышли на свежий воздух.— Некоторая часть церемоний,
свидетелями которых мы были, предназначена к тому, чтобы
служащие нашего ведомства получили надежный амулет. Пощупайте
вашу шею, и вы обнаружите маленький серебряный амулет, оч-чень
дешевый. Это наш. Понимаете?
— О-а, да это хава-дили (придающий мужество),— сказал
Ким, ощупывая себе шею.
— Ханифа делает их за две рупии двенадцать ан со… со
всякими заклинаниями. Они совсем обыкновенные, если не считать
того, что частично покрыты черной эмалью и внутри каждого из
них лежит бумажка с именами местных святых и тому подобное. Это
дело Ханифы, понимаете? Ханифа мастерит их то-олько для нас, но
на случай, если она дает их другим, мы, прежде чем передать их
своему человеку, вкладываем в них маленькую бирюзу. Камни мы
получаем от мистера Ларгана и больше ни от кого, а выдумал все
это я. Конечно, все это строго неофициа-ально, но удобно для
подчиненных. Полковник Крейтон не знает об этом. Он европеец.
Бирюза завернута в бумагу… Да, эта дорога ведет к вокзалу…
Теперь предположим, что вы идете с ламой, или со мной, как
пойдете когда-нибудь, надеюсь, или с Махбубом. Предположим, что
мы попадаем в чертовски трудное положение. Я пугливый
человек… чрезвычайно пугливый, но могу вас уверить, что
попадал в чертовски трудные ситуации чаще, чем растут волосы у
меня на голове. Тогда вы скажете: «Я Сын Талисмана». Оч-чень
хорошо.
— Я не совсем понимаю. Не надо допускать, чтобы здесь
слышали, как мы говорим по-английски.
— Все в порядке. Я просто бабу, который хочет показать
вам, что он умеет говорить по-английски. Все мы, бабу, говорим
поанглийски, чтобы порисоваться,— сказал Хари, игриво
помахивая плащом.— Как я только что собирался сказать, слова
«Сын Талисмана» означают, что вы член Сат Бхаи,— Семи Братьев,
а это имеет отношение к хинди и тантризму. Обычно считают, что
общество это ликвидировано, но я написал заметки, где
доказываю, что оно все еще существует. Все это, видите ли, мое
собственное изобретение. Оч-чень хорошо. В состав Сат Бхаи
входит много членов, и прежде чем перерезать вам горло, они,
быть может, предоставят вам один шанс для спасения. Как бы то
ни было, это полезно. Кроме того, эти полоумные туземцы, если
они не слишком возбуждены, всегда подумают, прежде чем убить
человека, который заявляет о своей принадлежности к какой-либо
специа-альной организации. Понимаете? Итак. когда вы попадаете
в узкое место, вы говорите: «Я Сын Талисмана» и получаете
возможность, быть может… э… выкарабкаться. Так надо
поступать только в исключительных случаях или чтобы войти в
сношение с незнакомцем. Вы улавливаете? Оч-чень хорошо. Но
предположим теперь, что я или кто-то другой из числа служащих

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *