ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Ким

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Редьярд Киплинг: Ким

английском языке! — Смотрите! Он приобретает форму!— шептал
Ларган-сахиб. — Кувшин разбился… да-а… разбился… не
называть этого потуземному, ни в коем случае, но разбился… на
пятьдесят кусков, а дважды три шесть, а трижды три девять, а
четырежды три двенадцать.— Ким отчаянно цеплялся за это
повторение. Он протер глаза, и неясное очертание рассеялось как
туман.— Вот разбитые черепки; вот пролитая вода, высыхающая на
солнце, а внизу сквозь щели в полу веранды виднеется белая,
изборожденная трещинами, стена дома… а трижды двенадцать
тридцать шесть!
— Смотрите! Приобретает он форму?— спросил
Ларган-сахиб.
— Но ведь он разбит… разбит…— задыхаясь, проговорил
Ким.
Ларган-сахиб с полминуты тихо бормотал что-то. Ким
отдернул голову.
— Декхо (смотрите)! Он такой же разбитый, как и был.
— Такой же разбитый, как и был,— повторил Ларган-сахиб,
внимательно следя глазами за Кимом, который растирал себе
шею.— Но из многих вы первый, видевший все это именно так.—
Он отер широкий лоб.
— Это тоже было колдовство?— подозрительно спросил Ким.
Он перестал ощущать покалывание в венах и чувствовал себя
необычайно бодрым.
— Нет, это не было колдовство. Это было сделано для того
лишь, чтобы узнать, нет ли… в драгоценном камне трещины.
Иногда очень хорошие камни разлетаются на куски, если человек,
понимающий в этом деле, сожмет их в руке. Вот почему надо очень
тщательно их рассмотреть, прежде чем вставлять в оправу.
Скажите, вы видели очертание кувшина?
— Недолго. Он стал расти из пола, как цветок из земли.
— И что вы тогда сделали? Я хочу сказать, как именно вы
думали тогда?
— О-а! Я знал, что он разбит и, должно быть, об этом
думал… Ведь он действительно был разбит!
— Хм! А что, кто-нибудь прежде так колдовал с вами?
— Если бы это хоть раз случилось со мной,— сказал Ким,—
неужели вы думаете, я допустил бы повторение? Я убежал бы.
— А теперь вам не страшно, а?
— Теперь нет.
Ларган-сахиб наблюдал за ним все внимательнее. — Я спрошу
Махбуба Али… Не теперь, когда-нибудь потом,— пробормотал
он.— Я доволен вами… и недоволен. Вы первый из всех сумели
спасти себя. Хотел бы я знать, каким образом… Но вы правы.
Вам не следует говорить об этом… даже мне.
Он ушел в сумрачную мглу лавки и, мягко потирая руки, сел
за стол. Тихое глухое всхлипывание послышалось из-за кипы
ковров. Это плакал мальчик-индус, послушно стоявший лицом к
стене; худенькие его плечи вздрагивали от обиды.
— А! Он ревнует; так ревнует! Пожалуй, он опять
попытается отравить мой завтрак и вторично заставит меня
стряпать.
—К а б х и… кабхи нахин (Никогда… никогда!),—
послышался прерывающийся ответ.
—А другого мальчика он убьет?
— Кабхи… кабхи нахин!
— А как вы думаете, что он сделает?— внезапно обратился
Ларган к Киму.
— О-а! Не знаю. Отпустите его. пожалуй. Почему он хотел
отравить вас?
— Потому что он любит меня. Вообразите, что вы
кого-нибудь любите, а потом явится кто-то другой, и человеку,
которого вы любите, он понравится больше, чем вы; как бы вы
тогда поступили?
Ким задумался. Ларган медленно повторил фразу на местном
языке.
— Я не отравил бы этого человека,— задумчиво проговорил
Ким,— но я избил бы того мальчика, если бы тот мальчик любил
человека, которого люблю я. Но сначала я спросил бы у мальчика,
правда ли это.
— А! Он думает, что меня все любят.
— Тогда он, по-моему, дурак.
— Слышишь?— обратился Ларган-сахиб к дрожавшим плечам.—
Сын сахиба считает тебя дураком. Выходи, и когда в следующий
раз твое сердце встревожится, не возись так открыто с белым
мышьяком. Надо думать, что демон Дасим был сегодня владыкой
нашей скатерти! Я мог бы заболеть, дитя, и тогда чужой человек
пришел бы хранить драгоценности. Иди сюда!
Мальчик с припухшими от обильных слез глазами вылез из-за
тюка и страстно бросился к ногам Ларгана-сахиба, так горячо
предаваясь раскаянию, что это произвело впечатление даже на
Кима.
— Я буду смотреть в чернильные лужи… Я преданно буду
сторожить драгоценности! О, отец мой и мать моя, отошли его
прочь!— Он указал на Кима, лягнув его голой пяткой.
— Не сейчас… не сейчас. Скоро он уйдет. Но теперь он в
школе, в новой Мадрасе… а ты будешь его учителем. Поиграй с
ним в Игру Драгоценностей. Я буду судьей.
Мальчик сейчас же осушил слезы и кинулся в глубину лавки,
откуда вернулс с медным подносом.
— Дай мне!— сказал он Ларгану-сахибу.— Положи их своей
рукой, не то он скажет, что я видел их раньше.
— Потише… потише…— ответил Ларган и, вынув из ящика
стола полгорсти звякающих камешков, бросил их на поднос.
— Ну,— сказал мальчик, размахивая старой газетой,—
смотри на них сколько хочешь, незнакомец. Считай, а если нужно,
так и пощупай. С меня хватит и одного взгляда,— он гордо

повернулся спиной. — Но в чем состоит игра?
— Когда ты пересчитаешь их, пощупаешь и убедишься в том,
что запомнил все, я накрою их этой бумагой, а ты должен будешь
описать их Ларгану-сахибу. Свое описание я сделаю письменно.
— О-а!—В груди Кима пробудился инстинкт соревнования. Он
нагнулся над подносом. На нем было только пятнадцать камней.—
Это легко,— промолвил он через минуту.
Мальчик закрыл бумагой мерцающие драгоценные камни и начал
чтото царапать в туземной счетной книге.
— Под бумагой пять синих камней… один большой, один
поменьше и три маленьких,— торопливо говорил Ким.— Четыре
зеленых камня, один с дырочкой; один желтый камень, прозрачный,
и один похожий на трубочный чубук. Два красных камня и… и…
я насчитал пятнадцать, но два позабыл. Нет! Подождите. Один был
из слоновой кости, маленький и коричневатый; и… и…
сейчас…
— Раз… два…— Ларган-сахиб сосчитал до десяти. Ким
покачал головой.
— Слушай теперь, что я разглядел!— воскликнул мальчик,
трясясь от смеха.— Во-первых, там два сапфира с изъяном, один
в две р атии один в четыре, насколько я могу судить. Сапфир в
две рати обколот с краю. Одна туркестанская бирюза, простая, с
черными жилками, и две с надписями — на одной имя бога
золотом, а другая треснула поперек, потому что она вынута из
старого перстня и надпись на ней я прочесть не могу. Значит,
всего у нас пять синих камней. Четыре поврежденных изумруда,
причем один просверлен в двух местах, а один слегка покрыт
резьбой…
— Их вес?— бесстрастно спросил Ларган-сахиб.
— Три, пять, пять и четыре рати, насколько я могу судить.
Кусок старого зеленоватого янтаря для трубок и граненый топаз
— Да, когда безумие кончается, обязательно следует
рубин с пороком в две рати. Кусок слоновой кости, выточенный в
виде крысы, сосущей яйцо, китайской работы и, наконец… а-ха!
хрустальный шарик величиной с боб, прикрепленный к золотому
листику.
Он кончил и захлопал в ладоши.
— Он — твой учитель,— промолвил Ларган-сахиб с улыбкой.
— Ха! Он знал, как называются камни,— сказал Ким
краснея.— Попробуем снова! На обыкновенных вещах, которые мы
оба знаем.
Они опять завалили поднос всякой всячиной, собранной в
лавке и даже в кухне, и мальчик всякий раз выигрывал к немалому
удивлению Кима.
— Завяжи мне глаза… дай мне только разок пощупать вещи
пальцами, и даже в этом случае я обыграю тебя, хотя глаза твои
будут открыты,— вызывал его мальчик на бой. Мальчик оказался
прав, и Ким в досаде топнул ногой.
— Будь это люди… или лошади…— промолвил он,— я мог
бы себя показать. Но эта возня со щипчиками, ножами и ножницами
слишком ничтожна.
— Сначала выучись, потом учи,— сказал Ларган-сахиб.— Ну
что, учитель он твой или нет?
— Да. Но как этого добиться?
— Надо много раз проделывать эту работу, пока не
научишься выполнять ее превосходно… ибо этому стоит
научиться.
Мальчик-индус в полном восторге от своего превосходства
даже похлопал Кима по спине.
— Не отчаивайся,— сказал он.— Я сам буду учить тебя.
— Я послежу за тем, чтобы тебя хорошо учили,— сказал
Ларгансахиб все еще на местном языке,— ибо, если не считать
моего мальчика,— он глупо сделал, что купил так много белого
мышьяка, когда мог бы попросить его у меня, и я дал бы,— если
не считать моего мальчика, я давно уже не встречал человека,
которого стоило бы обучать. Осталось десять дней до того срока,
когда ты сможешь вернуться в Лакхнау, где ничему не учат… в
сущности. Мне кажется, мы будем друзьями.
Эти десять дней доставили Киму столько радости, что он и
не заметил, какими они были безумными. По утрам мальчики
занимались Игрой в Драгоценности,— иногда для нее служили
действительно драгоценные камни, иногда груды мячей и кинжалов,
иногда фотографические карточки туземцев. В послеполуденные
часы Ким с мальчиком-индусом безотлучно сидели в лавке, молча,
за тюком с коврами или ширмой и наблюдали за многочисленными и
странными посетителями мистера Ларгана. Мелкие раджи,
окруженные кашляющей на веранде свитой, приезжали сюда покупать
всякие редкости вроде фонографов и механических игрушек.
Приходили дамы, которые искали ожерелья, и мужчины, которые,
как казалось Киму,— впрочем, возможно, что воображение его
было испорчено рано приобретенным опытом,— искали дам; туземцы
из независимых и вассальных княжеских дворов заходили под
предлогом починки сломанных ожерелий — сияющих рек, разлитых
по столу,— но в действительности пытались занять денег для
сердитых махарани и молодых раджей. Приходили бабу, с которыми
Ларган-сахиб беседовал сурово и авторитетно, но, закончив
беседу, всякий раз давал им деньги серебром и бумажками. Иногда
в лавке собирались туземцы в длинных сюртуках и с театральными
манерами, рассуждавшие на метафизические темы на английском и
бенгали, к великому удовольствию мистера Ларгана. Он всегда
интересовался религиями. К концу дня Киму и мальчику-индусу,
чье имя менялось по прихоти Ларгана, приходилось давать
подробный отчет обо всем, что они видели и слышали, высказывать
догадки об истинной цели прихода каждого человека и свое мнение
о характере посетителя, насколько можно было судить об этом по
его лицу, речи и поведению. После обеда фантазия Ларган-сахиба
была направлена на то, что можно назвать переодеванием, и к
этой игре он проявлял такой интерес, что здесь было чему
поучиться. Он великолепно умел гримировать и, мазнув кисточкой
в одном месте или проведя черточку в другом, менял лица
мальчиков до неузнаваемости.
Лавка была набита самыми разнообразными костюмами и
чалмами, и Ким наряжался то юным мусульманином из хорошей

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *