ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Ким

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Редьярд Киплинг: Ким

хорошо накормили, когда он проснется. Он очень святой человек.
Один из уриев опять сказал что-то презрительным тоном. — Он не
факир. Он не деревенский нищий,— строго продолжал Ким,
обращаясь к звездам.— Он святейший из святых людей. Он выше
всех каст. Я его чела.
— Поди сюда!— послышался ровный тонкий голос, и Ким
подошел, зная, что невидимые ему глаза впились в него.
Костлявый коричневый палец, отягченный перстнями, лежал на краю
повозки, и вот какой произошел разговор.
— Что это за человек?
— Величайший святой. Он идет издалека. Он идет из Тибета.
— Из какого именно места в Тибете?
— Из-за снегов… из очень отдаленного места. Он знает
звезды, он составляет гороскопы, предсказывает судьбу. Но он
делает это не для денег. Он делает это по доброте и великому
милосердию. Я его ученик. Меня зовут Другом Звезд.
— Ты не горец.
— Спроси его. Он расскажет тебе, что я был послан
звездами указать ему путь к цели его паломничества.
— Хмф! Слушай, щенок, я старая женщина и не совсем дура!
Лам я знаю и почитаю, но ты такой же истинный чела, как этот
мой палец — дышло от этой повозки. Ты индус без касты, дерзкий
и наглый нищий и, наверное, только из корысти присоседился к
этому святому человеку.
— А разве мы не из корысти делаем всякую работу?—Ким
быстро переменил тон в соответствии с изменившимся тоном
старухи.— Я слышал,— эту тетиву он натянул наудачу,— я
слышал…
— Что ты слышал?— подхватила она, стуча пальцем по
дереву.
— Я не совсем твердо помню это… просто базарные
сплетни, наверное вранье, но что даже раджи… мелкие горные
раджи…
— Но у них, тем не менее, хорошая раджпутская кровь.
— Несомненно, они хорошей крови. Но даже они продают
самых красивых своих женщин из корысти. Они продают их на юг,
аудхским заминдарам и тому подобным людям.
Ничто так упорно не отрицают мелкие горные раджи, как
именно это обвинение, но именно этому беспрекословно верит
базарная толпа, толкуя о тайной торговле рабами в Индии.
Сдержанным негодующим шепотом почтенная дама разъяснила Киму,
какой он лукавый лжец. Намекни об этом Ким в те дни, когда она
была девушкой, и в тот же вечер ее слон затоптал бы его до
смерти. Это было истинной правдой.
— Ахай! Я всего только нищий парнишка, как изволила
сказать Око Красоты,— завопил он в притворном ужасе.
— Око Красоты, скажешь тоже! Кто я такая, что ты смеешь
приставать ко мне с нищенской лестью? И все же давно позабытое
обращение заставило ее рассмеяться.— Так можно было сказать
сорок лет назад, и не без основания. Даже тридцать лет назад.
Но вот что выходит, когда шляешься по всему Хинду! Вдова
владетельного князя обречена встречаться с подонками и терпеть
насмешки нищих.
— Великая владельная княгиня,— быстро подхватил Ким,
заметив, что она дрожит от возмущения.— Я именно тот, каким
считает меня великая владетельная княгиня, но, тем не менее,
мой учитель святой. Он еще не слыхал приказа великой
владетельной княгини.
— Приказа? Мне приказывать святому человеку, учителю
Закона… прийти и говорить с женщиной? Никогда!
— Смилуйся над моей глупостью. Я думал, что было отдано
приказание.
— Нет, не приказание. То была просьба. Ясно тебе
теперь?Серебряная монета звякнула о край повозки. Ким взял ее и
низко поклонился. Старуха понимала, что его нужно умаслить,
ведь он был глазами и ушами ламы.
— Я только ученик святого человека. Быть может, он придет
после того. как поест.
— О скверный и бесстыдный мошенник!— унизанный
драгоценными камнями палец неодобрительно погрозил ему, но он
слышал, что старуха тихо смеялась.
— А в чем дело?— сказал он, переходя на свои самый
ласковый и доверительный тон; перед этим тоном — Ким знал это
-могли устоять лишь немногие.— Или… или твоей семье не
хватает сына? Говори откровенно, ибо мы, жрецы…— эти слова
он полностью заимствовал у одного факира Таксалийских ворот.
— Мы, жрецы! Ты еще не дорос до того, чтобы…— она
оборвала шутку новым взрывом смеха.— Ведь мы, о жрец, мы
женщины, не всегда думаем только о сыновьях. Кроме того, дочь
моя уже родила мальчика.
— Две стрелы в колчане лучше, чем одна, а три еще лучше,—
Ким, проговорив пословицу, задумчиво кашлянул и скромно потупил
глаза долу.
— Истинно, истинно так. Но, может быть, это еще придет.
Конечно, эти южные брахманы никуда не годятся. Я посылала им
подарки, и деньги, и опять подарки, а они пророчествовали.
— А!— протянул Ким с невыразимым презрением,— они
пророчествовали! Даже настоящий жрец не сумел бы столь
выразительно произнести эти слова.
— Но не раньше, чем я вспомнила о своих родных богах,
были услышаны мои молитвы. Я выбрала благоприятный час и…
быть может, твой святой слышал о настоятеле монастыря Ланг-Чо.
Я обратилась к нему с этим делом и, представь себе, через
должный срок все вышло так, как я того желала. Тогда брахман,
живущий в доме отца сына моей дочери, сказал, что это случилось
по его молитвам, но он немного ошибается и я разъясню ему это,
когда мы достигнем цели нашего путешествия. Поэтому я потом

отправлюсь в Будх-Гаю, чтобы совершить шраддху за отца моих
детей.
— Туда же идем и мы.
— Вдвойне приятно,— защебетала старая дама.— Родится
второй сын!
— О Друг Всего Мира!—Лама проснулся и беспомощно, как
ребенок, испуганный тем, что очутился не на своей постели,
позвал Кима.
— Иду! Иду, святой человек!— Ким бросился к костру, где
застал ламу, уже окруженного блюдами с пищей. Горцы явно
преклонялись перед ним, а южане выглядели уныло.
— Ступайте прочь! Убирайтесь!— крикнул Ким.— Неужели
нам придется есть на людях, как собакам?— Они в молчании
поели, слегка отвернувшись друг от друга, и Ким закончил ужин
сигареткой туземного изготовления.
— Не повторял ли я сто раз, что юг — хорошая страна?—
Тут остановилась одна женщина — добродетельная и
высокорожденная вдова горного раджи. По ее словам, она
совершает паломничество в БудхГаю. Она послала нам эти блюда и
просит тебя поговорить с ней, когда ты как следует отдохнешь.
— А это тоже твоя работа?— Лама глубоко погрузил пальцы
в табакерку.
— Кто кроме меня оберегал тебя с тех самых пор, как
началось наше чудесное путешествие?— глаза у Кима так и
бегали; он выпустил скверный дым через ноздри и вытянулся на
пыльной земле.— Или я не заботился о твоих удобствах, святой
человек?
— Вот тебе мое благословение,— лама торжественно
наклонил голову.— Много я знал людей за свою столь долгую
жизнь и немало учеников. Но ни к кому из людей, если только ты
рожден женщиной, так не тянулось мое сердце, как к тебе,—
заботливому, умному и учтивому, хотя, порой, маленькому
дьяволенку.
— А я никогда не видел такого жреца, как ты,— Ким
внимательно рассматривал доброе желтое лицо — морщинку за
морщинкой.— Мы меньше трех дней назад вместе отправились в
путь, но как будто сто лет прошло.
— Быть может, в одной из прежних жизней мне было
позволено оказать тебе какую-нибудь услугу. Быть может,— он
улыбнулся,— я выпустил тебя из ловушки или, поймав тебя на
удочку, в дни, когда сам еще не обрел просветления, выбросил
обратно в реку.
— Возможно,— спокойно согласился Ким. Он много раз
слышал такие рассуждения от людей, которых англичане сочли бы
не одаренными сильным воображением.— Теперь, что касается
женщины в повозке, я думаю, что ей требуется второй сын для ее
дочери.
— Это не имеет отношения к Пути,— вздохнул лама,— но
ведь она родом с Гор. О Горы и горные снега!
Он встал и направился к повозке. Ким дал бы уши себе
отрезать, лишь бы пойти вместе с ним, но лама не пригласил его,
а те несколько слов, которые ему удалось уловить, были
произнесены на незнакомом ему языке, ибо разговор шел на
каком-то горном наречии. Женщина, видимо, задавала вопросы, над
которыми лама думал, прежде чем ответить. Время от времени
слышались певучие модуляции китайских наречий. Странную картину
наблюдал Ким из-под полуопущенных век. Лама стоял выпрямившись
во весь рост, причем в свете костров, горевших на парао, желтая
одежда его казалась изрезанной черными полосами глубоких
складок, подобно тому как узловатый древесный ствол на закате
кажется изрезанным тенями, и обращался с речью к расшитому
мишурой и лакированному ратху, пылающему в этом неверном свете,
как многоцветное драгоценное украшение. Узоры на вышитых
золотом занавесках текли вверх и вниз, расплывались и
изменялись по мере того, как ткани качались и трепетали на
ночном ветру, и когда беседа приняла более серьезный характер,
унизанный драгоценностями указательный палец рассыпал искорки
света между вышивками. За повозкой стояла стена смутного мрака,
испещренная огоньками и кишевшая неясными очертаниями, лицами и
тенями. Голоса раннего вечера слились в один мягкий гул, и
самым низким звуком его было неторопливое чавканье быков,
жующих резаную солому, самым высоким — треньканье ситара
какой-то бенгальской танцовщицы. Большинство мужчин уже
поужинало и усердно потягивало свои булькающие, хрюкающие
хукки, которые, когда они разгорятся, издают звуки, похожие на
кваканье лягушки-быка.
Лама. наконец, вернулся. За ним шел горец с одеялом из
бумажной ткани, подбитым ватой, которое он заботливо разостлал
у костра.
— Она заслуживает десяти тысяч внуков,— подумал Ким.—
Тем не менее, не будь меня, ему не удалось бы получить такие
подарки.
— Добродетельная женщина… и мудрая,—лама стал
укладываться, и все члены его, сустав за суставом, становились
вялыми, как у утомленного верблюда.— Мир полон милосердия к
тем, кто следует по Пути.— Он накинул большую часть одеяла на
Кима.
— А что она сказала?— Ким завернулся в свою часть
одеяла. — Она задала мне множество вопросов и предложила
решить множество задач; большей частью это — пустые сказки,
которые она слышала от монахов, поклоняющихся дьяволам, но
лживо заявляющих, что они идут по Пути. На иное я ответил, иное
назвал пустяками. Многие носят Одеяние, но немногие следуют по
Пути.
— Истинно. Это истинно,— Ким сказал это участливым
примирительным тоном человека, который хочет вызвать
собеседника на откровенность.
— Но сама она рассуждает в высшей степени здраво. Она
очень хочет, чтобы мы вместе с ней отправились в Будх-Гаю; как
я понял, нам с ней по пути, ибо нам в течение многих дней
придется идти на юг той же дорогой.
— И что?
— Потерпи немного. На это я сказал, что мое Искание

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *